August 21st, 2012

Возник вопрос...

Уважаемые сообщники, очень интересуют книги-свидетельства, близкие по тематике и по духу к "Истории болезни" Ирины Ясиной ("Знамя", №5'2011). Кроме "Благодати и стойкости" Кена Уилбера, а также Виктора Зорза, больше ничего в голову не приходит...
Желательно, чтобы это был текст, написанный нашим более или менее современником, о своей тяжелой болезни (о болезни родственника) и о борьбе с ней. Спасибо за советы.

Айзек Марион. "Тепло наших тел". Читал и плакал!

"Тепло наших тел". Только вслушайтесь в это название! Звучит, как любовный роман, полный пикантных сцен. Но на самом деле, это книга блогера, обнаруженная жадными до свежих историй агентами, изданная и уже ставшая основой для сценария голливудского фильма. Фильма, который, по заверению авторов, журналистов и целой армии поклонников порвет "Сумерки", ведь такого сюжета еще не было!
О сюжете я расскажу чуть ниже, он удивителен! Видите ли, я люблю иногда почитать про страшные эпидемии, нашествие зомби и прочее. Обычно, я так разбавляю возвышенный настрой после Достоевского и кормлю ту гадость, что поселилась во мне еще в юности после прочтения целой полки Стивена Кинга. Так вот, я плевался от книг серий "метро" и "сталкер", хлопал в ладоши от "Мировой войны Z" Макса Брукса и даже прочел книги Андрея Круза, где описаний характеристик оружия и его приминения чуть-ли не больше, чем зомби на улицах. Про постапокалипсис я прочел все, что не вызывает рвотного рефлекса с первых двух страниц, а потому "Тепло наших тел" с такими восторженными отзывами от западной прессы меня крайне заинтересовала!
Теперь про сюжет, держитесь! Книга про любовь. Девушки и зомби. Все, дальше уже не читаете и крутите у виска? Я тоже так делал, но пересилил себя и открыл книгу. По сюжету, у зомби есть какие-то остатки сознания, есть станные "кости", что подчиняют зомби себе и стадион, на котором укрылось большинство выживших людей, живущих в постоянном напряжении и страхе. Периодически у зомби возникает мысль перекусить и они, движимые особым чутьем, отлавливают живых, забравшихся в город. Тут надо поблагодарить автора, все описано очень живо, динамично и интересно, а самое забавное, что его зомби, в лучших традициях кино 1940-х годов едят мозги! Ну как тут закроешь книгу! Естественно, возникает ситуация, когда, вкусивший свежего мозга, зомби вдруг испытывает дикое желание не есть девушку, попавшую со своими друзьями мертвякам на обед. Мозги-то были ее парня! Тут сюжет закручивается и в дальнейшем уже невозможно оторваться. Кстати, с чувством юмора у автора тоже все в порядке, много отличных шуток, да и сама тема воспринимается не всерьез.
Конечно, захлопывая книгу невозможно не воскликнуть "Брехня!", но история на самом деле очень трогательная и, как мне кажется, рвет эти сопливые подростковые "Сумерки" на раз-два. Любовь между вампирами, людьми и оборотнями - кто мог вообще придумать такой бред?!

P.S. На кадрах из фильма, что уже выложены в интернет, главный герой в молодежной одежде. Это ужасно! Он должен быть в деловом костюме и не такой смазливый. Читайте книгу!

Оазис Сива

Анита Амирезвани. "Кровь цветов".

кровь цветов (350x568, 101Kb)Друзья, наверняка, вы в своей жизни так или иначе видели, как делают ковры. Если ни в живую, то на фотографиях точно. А знаете, сколько времени нужно ковроделам, чтобы изготовить один ковер? От нескольких месяцев до года!
Книга Аниты Амирезвани "Кровь цветов" рассказывает о ковроткачестве в средневековом Иране - стране, чьи ковры всегда ценились чуть ли не на вес золота. Но эта книга не документальная, хотя автор и писала ее, опираясь на большой список востоковедческой литературы. Книга художественная. Главная героиня - юная девушка с большим талантом в ковроткачестве, которая после смерти отца была вынуждена вместе с мамой переехать из деревни в Исфахан - столицу Ирана к двоюродному дяде. Но Восток есть Восток. А средневековый тем более. И положение женщины в обществе было далеко не свободным. Так что, совсем не факт, что даже, если ковер, вытканный женскими руками, оценен очень высоко, за него можно просить большую цену. Не факт, что его вообще удастся продать, и что он не достанется мошенникам.
Впрочем, книга не только о ковроткачестве. Ее запросто можно назвать женской - без любви здесь, конечно, не обошлось. Правда, никаких розовых соплей тут нет, нагнетания особо тоже. Зато есть, например, сигэ - временный брак, который мужчина мог заключить с женщиной хоть на день, хоть на неделю, хоть на год, но не навсегда.
"Сигэ? - озадаченно сказала матушка. - Я слышала, что жители Кума могут заключать сигэ на час или на ночь. Но это делается лишь для развлечения. Вы хотите, чтобы моя дочь так вышла замуж?"
Кстати, автор пишет, что сигэ в Иране встречаются и сейчас. В течение оговоренного времени женщина считается законной женой, а после расторжения сигэ вновь становится свободной девушкой. Чем такой брак отличался от скрытой формы проституции - хороший вопрос, особенно учитывая, что за сигэ девушка и ее семья получала от "жениха" денежный выкуп.
Впрочем, роман, в целом, и не о сигэ, о нем он лишь частично. Эту книгу можно назвать и, своего рода, Камасутрой, в которой секс преподнесен не просто, как действие, а настолько красиво и по-восточному, как самое настоящее искусство, которое должны постичь оба...
Шелк и шерсть, восточные узоры ковров, яркие краски и рисунки хной на теле, ароматы иранских пряностей, финики, нуга, дым кальянов и лепестки роз, драгоценные изумруды и рубины, сказки, как в "Тысяче и одной ночи"... И пусть роман написан писательницей уже в наши годы и в его стиле все-таки нет-нет, да и прослеживается, если можно так выразиться, некая адаптация к современности, он захватывает и позволяет погрузиться в атмосферу Востока.
Рекомендую читать тем, кто любит Восток, кто хочет почувствовать его. Ханжам не надо.

Взрослая героиня

В прошлом году мы на журфаке заполняли анкету Марселя Пруста и у нас возникла дискуссия о литературной героине. Тогда мы пришли к выводу, что в литературе нет как таковой главной героини. Чтобы она не была тенью мужчины или подругой героя. Сейчас мне кажется, что это не так и хочется прочесть что-нибудь из художественной литературы, где была бы такая героиня. Жизнь ее должна заключаться не в мужчинах или мужчине и не в детях. Ей должно быть не 18 лет, о девицах на выданье читать не хочу. Есть ли такие книги? Что вы можете порекомендовать? Спасибо. 
leaves

ищу детскую книгу

Здравствуйте!

Помогите, пожалуйста, вспомнить автора и название одной советской детской книги: сюжет заключается в том, что маленький мальчик едет с мамой к бабушке отдыхать, кажется. Точно было путешествие на теплоходе; они ещё оказывались в Украине, где ездили на бахчу и в колхоз.

Спасибо заранее!

А.Иванов. Сердце Пармы



Каждый читатель исторических романов должен осознавать, что имеет дело с произведением литературы, и где-то существует грань между реальными событиями (персонажами, датами) и авторской фантазией. А вот где эта грань, что выдумано, а что - нет, - пусть читатель ломает голову. Допускаю, что есть читатели, которые принимают всё написанное, - или, не дай бог, показанное в сериале - за чистую монету, считая, что именно так всё и происходило в действительности.
    В романе «Сердце Пармы» в повествование вплетены элементы фантастики (или, скорее, фэнтези), чтобы, как мне кажется, специально подчеркнуть наличие этой грани, оттенить некую художественную условность повествования. А действие происходит на окраине Руси в Великопермском княжестве в XV веке.
    На «Сердце Пармы» я вышел через список рекомендованных к прочтению книг в жанре фантастики (к сожалению, на каком сайте - не помню). Не согласен. Этот роман - исторический, действуют в нём некоторые действительно существовавшие персонажи в географической и исторической обстановке XV века. Но автор, как мне показалось, больше стремится не к реконструкции исторических событий, а к реконструкции мировоззрения средневекового человека. Это ещё одна причина появления в романе ведьм, колдунов и прочих потусторонних сил, ведь для людей XV века они были абсолютно реальны. Так что элементы фантастики и мистики следует воспринимать не только как современную фантастическую фишку, а ещё и наоборот, как обращение к средневековому восприятию мира, ведь человек без этого осмысливать окружающее тогда ещё не умел.
    Вообще, хочу сказать, что давно не читал такого хорошего, добротного исторического романа.
    В книге много всяких нерусских словечек и терминов (пермяцких? мансийских?). Смысл их не объясняется, можно только приблизительно догадываться по контексту. Таким способом автор нас, видимо, старается погрузить в мир средневековой Перми. Нет объяснения, кстати, и самому слову «парма». Ясно, что это лес. Но лес не всякий, - вот сиди и гадай какой, но на восприятии это не сильно сказывается.
    В общем, мне сразу захотельсь побывать в Чердыни - центре Пермского княжества. И почитать что-нибудь ещё у А.Иванова.

ёжик в тумане

Обер-полицмейстер Архаров и его архаровцы

Люди, посоветуйте, пожалуйста, книгу о Николае Архарове. А-то в сети информация общая, везде пишут, что он был гениальным следователем и о его методах расследования ходят легенды, но кроме примера с деньгами мясника, ни одной легенды не нашла. Писали вообще о нём?
jag

Джек Лондон. Мартин Иден. Рассказы.

Перечитал роман Джека Лондона «Мартин Иден» и два десятка рассказов. Первый раз «Мартина Идена» читал, когда мне было около 16 лет. Ещё раньше читал некоторые его рассказы.

Первая эмоция – как так получилось, что в советские времена советская критика высоко ценила Джека Лондона, он много раз переиздавался? Хотя, по размышлению, понятно: это очень сильная, в каких-то моментах точная, критика «буржуазии»: среднего и высшего слоёв американского общества. Но ведь критика отнюдь не с социалистических позиций, а с ницшеанских. Увлечение Мартина Идена и Джека Лондона Гербертом Спенсером не дают ключа к роману. У Спенсера две главных идеи – первая, что в эволюции человеческого общества действуют те же законы, что и в эволюции природы. То есть выживают сильнейшие, более приспособленные к жизни. Мартин Иден так же говорит о своих взглядах: «Я верю, что в беге побеждает быстрейший, а в борьбе сильнейший». А вторая (которая отсутствует у Мартина Идена) следует из первой: как в природе жизнь отдельной особи не имеет значения, а важно выживание вида, так же и в истории общества действуют массы, классы, нации, а отдельный человек ничего не значит и ни на что повлиять не может. Никаких героев, противостоящих толпе, у Спенсера нет. А вот у Ницше есть. Правда его сверхчеловек – это не герой, который ведёт за собой массы, не Наполеон. У Ницше толпа завидует всему яркому и талантливому, и будет завидовать сверхчеловеку.  Антигерои в «Мартине Идене» это политики, судьи, редакторы журналов, репортёры, преподаватели университетов, семья Руфи, мужья сестёр Мартина. Фактически – это весь высший и средний класс. Но и низший класс, а это друзья Мартина по попойкам и дракам, домовладелица Мария – на героев не тянут, хотя они для автора более привлекательны. Но есть в романе и «настоящие люди» – это подвижники духа, которые снимают несколько комнат в рабочем квартале, перебиваются случайными заработками, а вечерами за бутылкой портвейна спорят об идеалистическом монизме (в переводе с «джеклондоновского» это субъективный идеализм) и материалистическом монизме (а это почти что наш диалектический материализм). И если по воле автора к Мартину Идену пришла известность и деньги, то это не закономерно. Обитатели того дома, «настоящие люди» на признание не рассчитывают и к нему не стремятся.


Collapse )