June 6th, 2012

сорок

Лукьяненко. Дозоры здесь тихие

Прочитал «Новый дозор». Сергей Лукьяненко написал, а я прочитал. Потому что «если звезды зажигают значит...»
И я очень доволен. Мне нравится фантастика Сергея Лукьяненко. И он мне сам нравится. Веселый. То есть у писателя есть чувство юмора, он умеет писать книги, так чтоб их было интересно читать. И еще он любит детей. Это все очень хорошо по его книгам видно.
А вот! Нынче инет-критики сказали что Лукьяненко любит Родину. Правда поставили ему это в вину. Ну типа патриотизм прет и им это очень мешает воспринимать. Наверное этим критикам больше нравится когда про Россию в книжке говорят что-то типа «а была такая говяная страна с говяным народом, но потом сгинула». По мне пусть эти существа читают на другом языке.
Так что Сергей Лукьяненко умеет интересно писать, обладает чувством юмора, чувствует себя русским писателем и любит детей. Мне достаточно.
Я начал когда-то с «Лабиринта отражений». Это было погружением в глубину. Потом «детские» повести и романы – «Осенние визиты», «Мальчик и тьма», «Рыцари сорока островов». На продолжении автор понял что повзрослел и остановился.
Жалко?
Жалко. Но может из-за того что он остановился появились другие книги.
Были лучше были хуже. Были про то, были про это. Частенько получались дилогии. В первом томе действие во втором их осмысление («Звезды», «Берега»).
Каждый актер хочет сыграть Гамлета. Каждый писатель написать библию. «Берега» – попытка. Что-то удавалось, что-то нет. Но вот «Дозоры» у Лукьяненко, на мой взгляд, получаются всегда.

Потому что это его мир. Параллельный нашему. Семь слоев сумрака. Спектр.
У Хайнлайна в одном из поздних романов было о вселенных возникающих из под пера писателей. Если эти вселенные выписаны хорошо и с любовью, то они реализуются.
Мир дозоров уже существует. В него можно понемногу дописывать.
С новым романом у Сергея Лукьяненко получилось пятикнижие.
Но автор еще молод (даже моложе меня :-)), и я надеюсь, что история будет продолжена...
фото

Иван Бунин "Окаянные дни"

Дочитал этот замечательный дневник.



Иван Алексеевич, конечно, передаёт очень ярко и точно всю атмосферу революционного/послереволюционного времени и разрухи (как в головах, так и в быту). Много для себя интересного заметил и пометок сделал на страницах дневника великого русского писателя. И Булгаков, и Пастернак, и Бунин - они как-то для меня встали в один ряд в данной теме переломного времени, когда только и понимаешь действительность, цену жизни, цену слова и мгновения. "В какое время живем мы?" - этот вопрос почему-то всплывал во время чтения книги. Наверное, я воспринимал всё в контексте сегодняшнего дня больше, нежели чего-то канувшего в Лету. Мы не учимся у истории, даже собственный опыт зачастую не делает нас мудрее, поэтому история движется по спирали (и не всегда по восходящей). Маятник качается то в одну, то в другую сторону: в какую сторону он качнётся в ближайшее время?
Дневник - это ежедневное переживание чего-то сиюминутного, но в то же время это анализ каких-то важных вех, из которых соткано время, каких-то задевших глаз и ум впечатлений и мыслей. У Ивана Алексеевича много интересных размышлений, ассоциаций, живых и ярких ...
Вот, например, об анатомии революционеров (немного):
"Бог шельму метит. Еще в древности была всеобщая ненависть к рыжим и скуластым. Сократ видеть не мог бледных. А современная уголовная антропология установила: у огромного количества так называемых "прирождённых преступников" - бледные лица, большие скулы, грубая нижняя челюсть, глубоко сидящие глаза.
Как не вспомнить после этого Ленина и тысячи прочих? (Впрочем, уголовная антропология отмечает и среди прирождённых преступников и особенно преступниц и резко противоположный тип: кукольное, "ангельское" лицо, вроде того, что было, например, когда-то у Колонтай).
А сколько лиц бледных, скуластых, с разительно асимметрическими чертами среди этих красноармейцев и вообще среди русского простонародья, - сколько их, этих атавистических особей, круто замешанных на монгольском атавизме! Весь, Мурома, Чудь белоглазая... И как раз именно из них, из этих самых русичей, издревле славных своей антисоциальностью, давших столько "удалых разбойничков", столько бродяг, бегунов, а потом хитровцев, босяков, как раз из них и вербовали мы красу, гордость и надежду русской социальной революции. Что ж дивиться результатам?"

(запись от 11 июня, 1919 г. Одесса)


Collapse )
god yes

Райнер Мария Рильке, "Ворпсведе"

Здравствуйте!
Очень нужна электронная версия текста (НЕ аудиокнига, ее уже качаю) Рильке "Ворпсведе". Здесь - http://tsvetaeva.synnegoria.com/WIN/writer/rilke/vorpsved.html - только отрывки, нужно все произведение целиком (или, о крайней мере, глава про Модерзона).
Книга точно издавалась, но в сети найти не могу.
Заранее спасибо!
Оазис Сива

Стив Сем-Сандберг. "Отдайте мне ваших детей!"

отдайте (332x500, 62Kb)"Отдайте мне ваших детей!" - это роман, основанный на документальных событиях, написанный шведским писателем, критиком и переводчиком Стивом Сем-Сандбергом о еврейском гетто в польском городе Лодзи, которое существовало там в 1940-1944 годах. Роман довольно-таки длинный и, что в нем больше всего вызвало мое уважение, это то, что Сем-Сандберг писал его, максимально опираясь на найденные им документы тех лет. Это были оставшиеся после отступления гитлеровцев из Лодзи письменные свидетельства очевидцев (хотя много всего было сожжено), записи в тетрадях и дневниках, которые вели жители гетто, и которые сохранились в подпольном тайном архиве, наконец, "Хроники гетто", заметки из местной газеты, издаваемой здесь в первые годы. Конечно, надо делать поправку на то, что публикации в газете гетто предавались цензуре и большей частью отражали именно взгляд председателя Румковского. Но с другой стороны, аналитика аналитикой, а факты фактами, и их не мало.
Главное действующее лицо романа - Мордехай Хаим Румковский, председатель гетто, то есть, главное административное лицо со стороны евреев, человек, представляющий их интересы, находящийся в тесном контакте с немецкой администрацией. Такая "должность" не была исключением в Лодзинском гетто. Председатели существовали во всех гетто. Другое дело, какими были эти люди! И что касается Румковского, то до сих пор большинство относится к нему спорно.
Конечно, время было тяжелое. И кто-то считает, что, когда в августе 1942 года Румковский получил приказ о депортации из гетто всего неработающего населения (именно речь шла о 20 тысячах детей до десяти лет и стариков, к которым относили всех старше 65), он, согласившись на него, спас остальных жителей гетто от дальнейших репрессий - лодзинских евреев потом не трогали целых два года. Это именно тогда, 4 сентября 1942 года, он собрал всех жителей гетто на площади и толкнул речь, в которой прозвучала фраза: "Отдайте мне ваших детей!". При этом он прекрасно знал, что на 95% все эти дети отправятся в лагеря смерти. Так оно и случилось. Именно поэтому большинство других людей считает, что этим своим поступком он окончательно предал свой народ - ведь депортации подверглись как раз те, кто был наиболее уязвим и беззащитен.
В книге отлично переданы характеры Румковского и его окружения. Он считал себя царем, хозяином гетто, был искренне уверен, что немецкая администрация чуть ли "не ест у него с рук", и всегда будет так, как захочет именно он. Он пытался превратить гетто в город рабочих - и действительно, здесь выпускалось товаров на порядок больше, чем в любом другом гетто. Он старался обеспечить всех евреев работой, но при этом жестоко подавлял бунты, включая даже те, когда люди отказывались работать из-за жутчайшего голода. Он якобы защищал детей, даже в начале своей деятельности строил им приюты, называл их всех "своими детьми". На самом же деле, да что там на самом деле... Факт депортации в сентябре 1942-ого отлично говорит о том, что это была за защита... К тому же нередко председатель клал глаз на хорошеньких приютских девочек и есть документы, которые указывают на то, что случаи изнасилования им этих девочек были регулярны. Он вроде как спас от депортации и усыновил приютского мальчика. Но и дальнейшие отношения с этим мальчиком, как выясняется, были совсем не простыми, и если в романе четко сказано, что любовь к нему у председателя была отнюдь не отеческой, то и в документах дается на это недвусмысленный намек.
При всем при этом, как бы не считал Румковский себя властелином гетто, как бы не пытался строить себя в глазах других героем и спасителем, в романе отлично показано, что он был всего лишь немецкой марионеткой. В августе 1944-ого, когда советские войска уже во всю шли по Польше, немцы решили полностью перенести лодзенское гетто в другое место. Румковский до последнего был уверен, что они помогут ему спастись и оказаться в безопасности. Увы, последним эшелоном он был депортирован в Освенцим и вместе с другими членами своей семьи убит в первый же день приезда...
Книга интересная, написана простым языком, читается легко, хотя и документальная. В ней не описываются все ужасы в мельчайших подробностях, она ими не бьет сразу и наотмашь по нервам. Но при этом оставляет глубокий след, давая возможность представить жизнь гетто изнутри. Рекомендую всем, кому важна и интересна эта тема.
маленький принц

Он вор или гений?

   Вообще-то, я очень хочу спросить. Но сначала, наверное, надо сказать о своем только что открывшемся полном литературном невежестве.

Итак, я решила открыть для себе доселе невиданное и нечитанное. Интернет рассказал мне о «Письмовнике» Михаила Шишкина.

Купила книгу, начала читать. День читаю – ооочень нравится, второй – ооочень, на третий день – между ооо и чень возникает странное,  навязчивое  ощущение: когда-то, где-то это уже было.

Сегодня, загрузив в Инете фамилию Шишкина, совершенно обалдевшая (невежество, че) погружаюсь в перипетии старого литературного скандала, связанного с предыдущими книгами автора: «Взятие Измаила» и «Венерин волос».

В результате выясняю, что в «Венерином волосе», кажется, Шишкин рассказывает якобы биографию якобы Изабеллы Юрьевой, но, используя при этом, текст из мемуаров Веры Пановой. То есть, он этот текст вообще не меняет – размещает кусками у себя без ссылок и кавычек, естественно. Потом там выяснилось, что сюжет книги тоже откуда-то списан и т.д.

Нахожу «оправдательное» письмо самого Шишкина, в котором тот говорит, что-то типа того, что он (Шишкин) пишет для идеального читателя и поэтому может присвоить себе любой текст, потому что этот текст уже не чужой, а его, значит, личный. Ну… в целом как-то так…

И вот я думаю… Не, я не думаю, я вообще запуталась…

Шишкин вроде как вор. Да? Но он получает первые места на самых известных премиях.

Или он не вор? Тем более, что «Письмовник» мне нравится, очень нравится.

Все же, кто он: талантливый писатель или кропотливый конструктор, который смешивает чужое и действительно получает свое?

В общем, вы что думаете обо всем этом?

luke

RIP Ray Bradbury

Сообщники! Сегодня скончался Рэй Брэдбери. На 92-м году жизни.
Признаться, я не знаю, что еще сказать. Как-то очень лично ощущается потеря...
Пусть земля ему будет пухом.

Posted via LiveJournal app for iPad.

мир с книгой

Нодар Думбадзе, “Я, бабушка, Илико и Илларион”

"А потом я поселю в моем доме всех — Илико, Иллариона, тетю Марту. Мы будем жить вместе. У меня будет много детей, внуков, правнуков. Нас будет много, очень много, целое село. А потом нас станет еще больше, и весь мир будем мы. Мы никогда не умрем, мы будем жить вечно…"

нодар думбадзе я бабушка илико илларионУже одно только название этой потрясающей (нет, не так ПОТРЯСАЮЩЕЙ!!!) книги хочется произносить с пафосом и очаровательным грузинским акцентом! Сначала название произнести, а потом и бокал поднять. За бабушку. За Зурико. За Илико. За Иллариона. Так, дальше будет чествовать пса Мурада. Так, а за дам? За Мери. За Циру. За тетю Марту.

В общем, вы все поняли, здесь всё праздник жизни, за всё и за всех хочется бокал поднять.

Мне очень хочется так много написать об этой книге, так много сказать, но не получается, ведь сам Нодар Думбадзе замечательно охарактеризовал свою книгу. В той сцене, где Илико и Илларион обсуждают юношескую поэзию Зурикеллы:

"— И еще. Вот ты говоришь: бессонница у тебя, ветер, снег, ненастье, мир рушится. Чему же ты радуешься? От какого такого счастья у тебя слезы льются, болван?!
[...]
Я нежно обнял Мери, привлек к себе и зарылся лицом в ее распущенные волосы. Мери плакала, плакал и я. Снег валил хлопьями, и ветер был, и луна, и солнцe, и любовь, и слезы, и много, много снега. Спросить у Илико, так и радоваться было нечему — ветер, снег, мир рушится. А я радовался и этому ветру, и луне, и солнцу, и моей любви, и этим белым-белым хлопьям снега
".

Вот такова и вся эта великолепная лучистая книга. И смеешься, и плачешь. Раздуваешься от удовольствия, словно шар воздушный, а то пожинаешь черную бурю в самом сердце. "Я, бабушка, Илико и Илларион" не просто книга, это целая жизнь!

"Когда спустя несколько минут я снова вернулся к бабушке, она уже не дышала. Я наклонился к ней и долго, долго всматривался в ее милое, дорогое лицо. Кто-то вошел в комнату и стал за моей спиной. Я слышал чье-то дыхание и чувствовал, что это дыхание всегда будет со мной, всю жизнь. Я не оглядывался, но знал, что это Мери, моя Мери, озарившая темную комнату светом. Потом я все же оглянулся. Оглянулся, чтобы увидеть этот свет и в его лучах моего Илико, моего Иллариона и мою бабушку…"

Читать книгу Нодара Думбадзе
"Я, бабушка, Илико и Илларион"
Catan

Чувство предвидения у писателя, Хайнлайн и Крапивин.

Всегда поражает когда в книге угадывается наступающее.
В фантастике это особенно заметно.

Прочитал Хайнлайна "Дверь в лето." Можно сказать книга уже проверенна временем. Даже не странно, что 1970 год - это будущее. Странно, насколько описание будущего не имеет отношение к реальности. А 2000 - год, это вообще мрак. Везде роботы, и никакого упоминания о безработице. "Полдень XXI век" Стругацких и то ближе к реальному будущему....

И с другой стороны, начал читать Крапивина "Гуси, гуси, га-га-га". Не могу сказать за всю книгу, но описание "стабильности" в начале книги, и преимущества этой самой стабильности против беспорядка (так и хочется добавить девяностых)! Причём эта книга написана в 1988 году, когда 90-ые ещё не начинались а гарант этой самой стабильности Путин сидел в Германии.
А как актуально это описание читается в 2012 году! Откуда он мог это знать в 1988? Не знаю, но способность предвидеть - это очень впечатляет и делает книгу интереснее.

Вывод: Хайнлайна я читал впервые и не рекомендую (может только совсем любителям фантастики), а Крапивин (вывод и на прошлых книгах) - для не-совсем-детей - можно читать.


UPD: вывод про не из-за того, что они угадали или не угадали будущее. Просто "дверь в лето" книга ни о чём. Потерянное время. ИМХО, конечно.
принцессы

Кендис Бушелл "Секс в большом городе"


Я дочитала «Секс и Город» Кэндис Бушелл только потому, что до последнего надеялась найти хоть что-то похожее на юмор сериала. Все тщетно... Жаль...

Пока я читала этот бред, меня не покидала одна-единственная мысль - КАК МОЖНО БЫЛО СНЯТЬ ТАКОЙ ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ СЕРИАЛ ПО МОТИВАМ ТАКОЙ БЕЗДАРНОЙ КНИЖЕНЦИИ???!!!

Большинство почитателей сериала сильно разочаруются, когда поймут, что Саманты в книги самая малость, а любовь Керри Бредшоу и Мужчины ее мечты – вовсе не главная тема произведения.

Зато книга понравится девушкам, которые не прочь почитать мысли писательницы о женщинах и мужчинах, женщинах и женщинах, мужчинах и мужчинах…