April 19th, 2012

В стиле "унесенных призраками"

Что бы почитать в стиле Миядзаковсих "унесенных призраками"? Какой нибудь красивый и живой сказочный мир? Летающие острова, несущиеся по морской глади поезда? "Замок Хаула" читала, и продолжение тоже. Водный красивый мир понравился так же у Дьяченков в "Варане".

«Тутта Карлссон первая и единственная, Людвиг Четырнадцатый и другие» Яна Экхольма

Тутта Карлссон первая и единственная – самый прекрасный цыпленок из всех, встреченных мною на книжных просторах.Это совершенно потрясающая, легкая и радостная, трогательная и смешная сказочная повесть о верности и дружбе цыпленка и лисенка, знакомая многим родителям с детства.
Но эта книга не только веселит. Малышей она учит доброте, отзывчивости, ответственности, а родителям лишний раз напоминает, что нужно понимать и принимать своих детей такими, какие они есть. (Даже если они не хотят читать Линдгрен запоем, не умиляются при виде билетов в кукольный театр, и не признают купленную вами шапку эталоном моды).
Книга чудесная, поэтому не стоит удивляться, если ребенок попросит начать читать ее снова сразу после того, как Вы перевернете последнюю страницу. Вообще, это первая книга, которую я стала перечитывать, узнав, что беременна, книга, без которой я не мыслю детства, классика, необходимая в каждой домашней библиотеке в любом издании.
После прочтения советую также посмотреть с детьми мультик «Как лисы с курами подружились» (1980) и фильм «Рыжий, честный, влюблённый» (1984).
back
  • goidel

Таинство любви сквозь призму истории

Эта книга об отношениях между мужчиной и женщиной отлична от работа типа «Как выжить в мире мужчин», «Как загнать его под каблук», «Почему все бабы дуры» и т.д. В этой работе Барбары Картленд нет идеи унижения одного пола другим, она написала книгу, в котором отслеживает значимость любовных отношений от «Библейских времен до наших дней».
Возможно, для кого-то, автор любовных романов – посредственная свистушка, но в случае Картленд нельзя отрицать нескольких фактов – она умна, иронична и остра на язык.

«Понятие «безнравственность» имело лишь один смысл. Церковникам, по их собственному признанию, нравились новеллы про убийства и грабежи, но они требовали запретить рассказы о безусловно менее гнусном преступлении: внебрачной любви.
Легче всех прочих прощались грехи отравителям. Воровство, мошенничество, предательство, ревность, шантаж могли быть признаны либо преступлением, либо прегрешением. Они не заслуживали громких проклятий, неизбежных при сексуальной измене».

В книге приведено много исторических фактов, стихотворений и выдержек из документов, хроник и книг. Автор довольно смело прокатилась по церкви (речь не о самой религии) и современным нравам, по феминисткам и женоненавистникам.
На одном из форумов читательница фыркнула в комментариях к книге: «Ну, ничего особенного. Ожидала большего». И она права, ведь в этой книге не будет грязного белья, перед вами не выставят голых людей и не будут в подробностях расписывать сам любовный акт, потому что Картленд осталась верна главной идее книги – любви, обычному явлению, которое превратилось в коммерческий проект.

ищу пьесу/роман

уважаемые сообщники!

когда-то в нежном возрасте читал заметку о пьесе, с которой кто-то там из-за бугра (вроде) приехал в москву.

сюжет -- том сойер и гек фин встречаются уже в зрелом возрасте. гек стал таким себе состоятельным человеком, а у том как был "ветер в голове", так и остался. инверсия персонажей, т.ск. встреча, типа, начинается почти слезливым ностальгированием, а заканчивается тем, что один убивает другого (по-моему, гек тома).

больше об этой пьесе никогда не слышал. дело было давнее, при живом еще брежневе, по моему, так что мог что и наврать. может пьеса -- инсценировка романа/повести?

кто знает эту вещь и где ее взять?

UPD.

по наводкам выяснилось -- это пьеса Bernard Sabath: The Boys in Autumn (1974?). есть какая-то особо громкая постановка 1989. только я таки напутал: это вначале гек угрожает тому оружием, а потом все переходит в старческую ностальгию.

большая часть текста доступна на гуглбуксах (англ).

спасибо за помощь!

я наблюдаю мир

Макс Фрай "Большая телега"

"Большая телега" - это сборник рассказов, объединённых привязкой к карте Европы и одновременно к звёздам, из которых состоит созвездие Большой Медведицы. Как пишет сам автор, "мы перерисовали на кальку созвездие Большой Медведицы и наложили этот рисунок на карту Европы ... отметили на карте европейские города, с которыми совпали звёзды" а затем дело было за малым - объездить все отмеченные города и "записать там истории, которые они (города) пожелают рассказать".
И получилось двадцать три истории, одновременно туристические и мистические. На страницах книги реальность и фантазия причудливо переплетаются, реалистичные истории переходят в фантастические и наоборот. Читая эту книгу, можно почувствовать себя свитедетем волшебства, присутствующим при творении другого мира, местами жутковатого, но очень интересного. Мира, в который стоит окунуться.

Диана Сеттерфилд «Тринадцатая сказка» (аудиокнига)

Голос и интонации у чтицы достаточно своеобразные. Я видела отзыв, где ее назвали «строгой учительницей». Лично я в самом начале не могла избавиться от ощущения, что текст читает одна из наших фельдшеров, женщина с нелегким характером и соответствующими интонациями в голосе. Но, я, вскоре привыкла, а так, как вы этого фельдшера не знаете – у вас и подавно не должно возникнуть таких проблем. Хотя… Такой голос и интонации, наверное, у каждого с кем-нибудь да ассоциируются.

Книга легко воспринимается на слух и, не сомневаюсь, что так же легко читается. Автору удалось создать интригу так, что мне было интересно, хотя я совершенно равнодушна ко всякого рода литературным загадкам. И каждый герой по-своему одинок и у каждого – своя тайна. Трогает, но не больше, чем красивый, качественно сделанный фильм или сериал. Аристократы-извращенцы, странные девочки (да еще и близнецы), найденыш, подмена наследников… Где-то я это все уже видела, причем – неоднократно и во всевозможных вариациях. Может, поэтому книга так популярна.

В общем, не скажу, что книга мне не понравилась, но знакомство с творчеством автора продолжать вряд ли буду
coffeegirl

ищу книгу в жанре "альтернативная история"

Добрый день!
Помогите вспомнить и найти название и автора книги в жанре "альтернативная история". Сюжет построен на том, что Германия и союзники выиграли ІІ Мировую войну. Главный герой фантазирует на тему "а если бы войну Германия проиграла?": "...вошел японец. никто не шелохнулся: не встал, не поклонился, не уступил ему места..."
Спасибо заранее!
читабельница

презренный жанр

В канцелярском делопроизводстве (в советской традиции) автобиографией называется жизнеописание какого-либо лица, которое составлено им самим в виде документа, являющегося составной частью личного дела. Автобиография может использоваться при составлении психологической характеристики работника, изучении его жизненного пути и личностных качеств: стиль изложения, акценты на тех или иных сторонах жизни, помогают судить о различных психологических особенностях человека. Главным достоинством автобиографии являются основные факты трудовой и общественной деятельности, позволяющие представить и оценить жизненный путь человека. Поэтому автобиографию нередко используют в процессе отбора кадров

Быть такого не может, чтобы человек рассказал о себе правду или позволил этой правде дойти до читателя
/Марк Твен/

Автобиография ничем не обязана моде. В ней ищут одного: правды о человеке  
/Анатоль Франс/
Приглашаю вас, уважаемые Сообщники,  поделиться  друг с другом понравившимися  Автобиографиями. К этому же жанру, по-видимому, относится Исповедь (из недавно прочитанного "Исповедь Сверхчеловека"), Мемуары ( навскидку: Мемуары портного из польского города Замостье Моше Зальцмана "Меня реабилитировали"), Дневник (скажем, Дневник Юрия Нагибина и "1920" В. Шульгина.)
Жанр Автобиографии считается презренным и серьезные исследователи отыскали в  нем  более 7 смертных грехов:  гордыня, эгоизм, лень, лживость, непристойность, беспардонный индивидуализм, литературное шабашничество и т.п.!Короче, Автобиография - это то, что за пределами искусства, это - литературный эрзац. Но надеюсь, что специалисты высокого класса в данном случае отмолчатся и позволят порезвиться нам, простым читателям, с нашим не предвзятым восприятием.
 (Много сотен лет я мечтаю прочесть хвалебную оду "Исповеди" Руссо - ну кто-то же должен быть влюблен в его беззаконную искренность!)
А я же "беру  быка за рога" и делюсь с вами радостью прочтения  "Автобиографии" Агаты Кристи.
Знание самоё себя вещь уникальная и непередаваемая. Знать и передавать вещи вообще разные и зачастую несовместимые. К тому же,  само-ощущение, себя-видение публичного, известного челавека сталкивается в жесткой конкуренции с его общественным портретом. В любом случае, автору приходиться  пройти через "самовыдумывание". А читателю в любом случае приходится сталкнуться с такой вещью, как доверие к источнику. Так вот, моё доверие к Агате Кристе бесспорно! Достаточно сказать, что:
1. АА умудрилась не дать ни одной отрицателной характеристики,
2. от этого её удержала блистательное чувство пропорций, которое ещё именуется САМОИРОНИЕЙ,
3. знаменитый английский юмор - как же без него!
и
4. действительно событийно яркая жизнь.
Пересказывать такую книгу дело зряшное  но только  скажу, что во время чтения   испытывала удовольствие, как  от  приятного собеседования, а закрыла книгу с чувством живой благодарности: "До чего же я хотела бы дружить с этой мисс Агатой!"
книга.кофе.путешествие

Заводной апельсин - Энтони Бёрджесс

Некоторые книги с первых строк вызывают отвращение. Некоторые - затягивают и не отпускают до самой последней страницы. Никогда не думала, что эти два качества могут сочетаться в одном произведении, но ошиблась - "Заводной апельсин" как раз из этой серии.

Так вот навскидку я даже не могу припомнить ещё хотя бы несколько книг, где главный герой - это ярко выраженный антигерой, не просто плохой мальчик, а именно моральный урод и ничтожество. Пожалуй, такой был у Бенкса в "Осиной фабрике", но больше я даже не смогу никого назвать. У Бёрджесс персонаж получился очень яркий - его Алекс просто концентрация ненависти и ярости, это одновременно притягивает и отталкивает, на самом деле. Плохие мальчики всегда притягательны - но есть какая-то грань, после которой они становятся не плохишами, а ублюдками - и тут Алекс перешел не одну границу, а все существующие, наверно.

Но отвратительность книги заключена не только в главном герое, но и в мире, где он живёт - в нашем мире, по сути. Здесь описана одна из тех проблем, которая давно уже нуждается в решении, но никто не может придумать или осуществить что-то путное. Преступники, тюрьмы, наказание и искупление, перевоспитание и затаённая злоба, добродетели и подонки, доброта и злоба (заметьте, не добро и зло - нет!) - это всё то, задуматься о чем подталкивает Бёрджесс. Очень жестоко подталкивает, кстати.

Слабонервным не читать, а остальным, пожалуй, стоит. Впечатляет - не в хорошем или плохом смысле, а самом прямом - пожалуй, равнодушным остаться от этого произведения просто невозможно.

Джулиан Барнс, «Пульс», сборник рассказов, 2011 год

Своих гостей на вечеринке писатель угостил десертом, приготовленным с добавлением коньяка. Пропорции составных частей он подбирал на свой вкус и, в результате, в конце встречи гости оказались скорее пьяны, чем сыты. Писателем был Джулиан Барнс, название той книги, которую он посвятил своим подвигам на кухне, я уже не помню, но автора пометил знаком плюс и включил в свой короткий список положительных. Умение прорисовывать незначительные эпизоды и способность удерживать внимание читателя (надеюсь, не только моё) при отсутствии активного действия нечасто встретишь среди писательской братии. Поэтому сборник рассказов «Пульс» просто вынудил меня к его приобретению.  Вкратце о содержании.

Не могу сказать, по какому принципу Барнс отбирал рассказы для сборника и был ли такой принцип вообще – не хочу приписывать автору свои выводы, поделюсь только своими впечатлениями. Бросилась в глаза одна интересная особенность, объединяющая достаточно разнородные рассказы сборника: повествование вращается вокруг чувств человека, они стали фундаментом, на котором выстраивается сюжет рассказов. Причём, это те чувства, которые называют основными и которые присущи даже кошке. Бродит в поисках работы глухонемой художник (слух), музицирует слепая девушка (зрение), потерял способность различать запахи пожилой человек (обоняние), а молодой - испытывает проблемы с ощущением мира через прикосновение (осязание). Только вот ярко выраженного примера с потерей последнего оставшегося из основных чувств (вкуса) припомнить не могу, разве что это сюжет с супружеской четой, занятых своим огородом и озабоченных показателями кислотности почвы до такой степени, что вкус урожая оказался делом второстепенным? А, может быть, автор и писал о потере вкуса, только потере вкуса жизни, а не только пищи? И что именно по его замыслу персонажи, которых он лишает чувства слуха, зрения, обоняния и осязания,  способны подняться над физиологией и над болотом чувств простейших? Здоровые же, с этой точки зрения, персонажи угасли и живут по инерции, проматывая энергию, выделенную им при рождении, а мотивирует их поведение, преимущественно, секс и голод. Даже интеллектуальные, на первый взгляд, разговоры (три рассказа на тему «У Фила и Джоанны») показывают скорее угасание культуры, отголоски которой ещё присутствуют в беседах, но эти длительные беседы - только отражение минувших достижений человеческого духа, а не поиски новых. Исчезло многообразие жизни, и если сходящие с жизненной сцены герои ещё ощущают в себе несколько жизненных пульсов, то у пришедших им на смену остался один и если на основании его измерения ставить диагноз обществу, то можно сказать – состояние больного неудовлетворительно. Возможно, Барнс имел в виду что-то совсем другое, но я предупреждал, что буду говорить о своих впечатлениях и они вот такие. Грустная книга, несмотря на  присутствие и тонкого юмора, и иронии. Отнесу это на счёт предполагаемого скептицизма Барнса.
           И, в заключение, хочу отметить работу переводчицы Елены Петровой. Непросто было передать игру слов, ассоциативные связи и различные намёки, очевидные в рамках английской культуры, но непонятные при дословном переводе. На мой взгляд, получилось. Спасибо Елене Петровой за это.

  • lesy_

Художественное образование

Дорогие сообщники, помогите советом, какой литературой восполнить брешь. Всю жизнь мечтала рисовать, а вот теперь свершилось. Пошла учиться в художественную школу. Посоветуйте хорошие учебники по рисунку, и вообще как самообразовываться в живописи. Мож что по истории искусства. Помогите советом ПЛИЗЗЗЗЗ.

Помогите вспомнить рассказ

Рассказ (или даже сборник рассказов) про мальчишек, которые пошли в лес, там был какой-то домик, они в печке этого домика развели огонь и пытались каким-то образом сделать деготь. Вроде потом был пожар и домик сгорел.

UPD Это повесть "Каникулы" Василия Белова.