April 8th, 2012

Борис Виан

"история эта совершенно истинна, поскольку я ее выдумал от начала и до конца..."

Борис Виан, относится к той самой категории непонятных людей, сочетающих в себе противоположность полярностей, которые казалось бы просто не могут существовать в одном организме. Взять хотя бы его имя, совершенно не типичное для французов- Борис, данное ему его матерью в честь любимой оперы «Борис Годунов». Такие вещи просто не могут пройти бесследно.

Джазопомешанность и виртуозная игра на трубе, сочетание серьезных произведений и стебных порнороманов, исполнение собственных песен и съемки в кино, увлечение автомобилями и проведение умопомрачительных вечеринок с собственным ребенком подмышкой, авторские радиопередачи и суды, организации концертов и вечеров, публикации в коммунистических газетах и карикатурные публикации на них же.

И как главное насмехательство над самим собой- смерть на премьере фильма по своему собственному роману на десятой минуте просмотра.

пена дней и другие произведения



Селигер

Бах Ричард

Знакомство с этим автором начала с прослушивания Чайки по имени Джонатан Ливингстон, читает Вихров Владимир.
Начала слушать, поняла что не могу не написать... Книга небольшая, прослушалась на одном дыхании, даже можно сказать, на одном вдохе. Не книга, а какая-то очень красивая мелодия. Которую хочется слушать еще и еще. Исполнение мне очень понравилось, как-то всё на месте, и не переигрывает, и не занудно....и музыкальное сопровождение тоже хорошо подобрано. Может, можно было и лучше, но и это на своем месте.
Когда начала слушать так всё переполняло, что казалось и вот это надо написать, и вот это. А на самом деле надо слушать. И вот ведь какой вопрос возникает. Слушала подряд две книги: Дом, в котором и Чайку... Вроде в обоих книгах описываются очевидные вещи, которые всем известно, но в Доме, это не утомляло, но не вносило ни какой новизны, а главное не вызывало ни на эмоции, ни на размышления. А тут: и эмоции, тебя втягивает на место героев, и тут же заставляет размышлять... И как в маленькой книге он ухитрился маленькими штришками описать разные типажи так четко... Вот сравнить Флетчера и Джонотана, вроде оказываются в одной и той же ситуации, а как по разному себя ощущают, и описано это буквально несколькими фразами, несколькими мазками на картине... Начало вызвало раздвоение... Вроде понимаешь эмоции и стремления Джонотана (хочется писать Чайки по имени Джонотан, само это как-то звучит как музыка), и в тоже время понимаешь позицию стаи... и раздваиваешься и тот прав, и эти, и как быть??? После раздумий пришла к выводу что очень хотелось быть Чайкой по имени Джонотан, но всё-таки я не она, я принадлежу стае... Как ни горько это признавать.

Collapse )
  • cyok3

Что почитать о Германии

Дорогие сообщники,

Собираюсь в Германию примерно через месяц. Подскажите, что почитать об истории страны. Лучше всего какие-нибудь книги общего обзорного плана, но без занудства, хотя любые интересные предложения принимаются. Интересует, как собственно история, так и культура (древние мифы и предания, история литературы, архитектуры и т.д.) С музыкой более или менее знакома. Понакидайте, пожалуйста идей. Спасибо

Вопрос

Добрый день!
Я учусь на филфаке. Недавно разгорелся спор по поводу талантливости и гениальности современной русской литературы. Некоторые, кстати, считают, что оной вообще не существует.
Как вы думаете, есть ли по-настоящему стОящие авторы (или произведения) 21 века? Можно ли сравнивать их с 19 или 20? Или это кощунство?

Спасибо за высказанные мнения.
кур светл

Мишель Монтень. О том, что нельзя судить, счастлив ли кто-нибудь, пока он не умер

Был у меня тут диалог с одним неудачником. Неудачник всё ссылался на мысли Монтеня о том, что женщина - это всего лишь сосуд для похоти. Я ему ответил, что идея, конечно, хороша, но слава богу, несправедливая и неверная, и что у Монтеня и фамилия-то даже на русском языке звучит не очень прилично, чего, дескать ждать от такого человека.
А потом решил освежить в памяти, что это за философ такой. Первым попавшимся произведением оказалось "О том, что нельзя судить, счастлив ли кто-нибудь, пока он не умер", к сосудам и женщинам не имевшее, правда, никакого отношения. Но я и без этого нахожу против чего выступить.
На мой взгляд, Монтень произвёл серьёзную подмену понятий. Счастливый человек у него - это тот, кто веян посмертной славой. Грубо говоря - тот, кого перепечатывают и перепевают, перечитывают и переслушивают. Тот, о ком фанатеют. Но почему слава и счастье - одно и тоже он не объяснил. Видимо ему даже в голову не пришло, что если для него счастье - это неумирающая слава, то для других это необязательно так.
Среди вас, я так думаю, есть не олько сторонники и противники Довлатова, должны быть люди, любящие и ненавидящие Монтеня - не могли бы вы, о ти люди, поделиться своим мнением на этот счёт?
Девушки а вы не обижайтесь на Мищеля за сосуд. Ну подумаешь, француз с мнением. Он давно умер. Наверняка этот пост принёс ему толику счастья.
Подсолнухи

Бел Кауфман. Вверх по лестнице, ведущей вниз



У каждого из нас остаются свои впечатления о школе. Они сотканы из разных лоскутков, которые в конце концов оформляются в единую стройную картину, где одно от другого неотделимо: и классные руководители, и учителя, и одноклассники, и сам учебный процесс. Также и эта книга соткана из разных кусочков: она состоит из внутришкольной переписки между учителями, протоколов заседаний, где важные вопросы были отложены на следующее заседание ввиду нехватки времени, писем учеников учителям, потока канцелярщины из циркуляров от министерства, а также от директора, начальника администрации, секретарей и пр., писем главной героини своей лучше подруге. И все вместе создает цельный рассказ о школе и ее обитателях.

А обитают в этой школе директор Максуэлл Кларк, твердящий о воспитании учеников в лучших традициях демократии, начальник административного отдела и отдела снабжения Джеймс Дж. Макхаби (подписывающийся н.адм. и о.с. Макхаби), уверенный, что только силой и запугиваниями от детей можно чего-то добиться, медсестра Фрэнсис Игэн, которая не имеет права раздавать ученика лекарства и вынуждены "лечить" их чаем, Пол Барринджер, боящийся учеников и старающийся не выходить из класса во время перемены, Фред Лумис, ненавидящий детей и предлагающий в 15 лет их "выкидывать" из школы и стерилизовать девушек ("чтобы не производили себе подобных") и множество самых разных учеников: подхалимов, хулиганов, девушек, думающих только о замужестве, ребят, которые едва умеют читать, но вынуждены бросить школу, чтобы пойти работать. У каждого - своя судьба, свое будущее.

И в этой школе предстоит работать Сильвии Баррет, молодой, подающей надежды учительнице языка и литературы, защитившей диплом по Чосеру. Она хочет только одного: понять детей, привить любовь к языку и литературе (а ведь многие из них не читали ни одной книги). Ей предстоит работать, пробираясь сквозь шум и гвалт, стоящий в классе на уроках, преодолевая недоверие учеников, равнодушие родителей, двигаясь вверх по лестнице, ведущей вниз, ведя за собой учеников и пробираясь через потоки подобных циркуляров (которые лишь отбивают желание работать):

Collapse )