March 23rd, 2012

лосев

Путешествие в мир любимых книг

Сейчас я дочитываю роман Клавелла "Тай-Пэн" про Гонконг и Китай, про британскую экспансию, про нравы и обычаи того времени...

Года полтора назад я зачитывался "Сёгуном" и восхищался Японией, а теперь вот Гонконг. Очень интересно, безумно необычно, красиво, познавательно!
Сейчас читал в интернете про Гонконг и Макао, и испытывал такое приятное чувство, как будто герои романа ожили... потому что вот их гавань, вот город Виктория, который они только собираются основать, вот Кантон, где обосновался филиал Британской Ост-Индской компании...

Я не любитель путешествовать, но всегда мечтаю побывать там, про что я читал романы или повести. А вы бы хотели посетить страну (или, может, эпоху?) той книги, которую вы читаете или которая является вашей любимой?
Говорун
  • mg_13

Книга, ради которой объединились писатели, объединить которых невозможно.

«Книга, ради которой объединились писатели, объединить которых невозможно», стала книгой,  которая изменила мое отношение ко многим авторам, изменить которое мне казалось невозможным. Во-первых участие в такого рода благотворительных акциях всегда добавляет рейтинг к карме действующих персонажей. Во-вторых, идея создать книжку, средства от которой пойдут в помощь хосписам может быть и не нова, но прекрасно осуществлена стараниями Веры Миллионщиковой и Нюты Федермессер (низкий поклон им за их дело, ибо самопожертвование удел сильных личностей). И в-третьих, исключительно тексты интеллектуалов разных областей (литература, кино, музыка) были собраны под единой обложкой, которая радует глаз своим цветовым решением и интересным дизайном.

Теперь о самой книге. Это действительно удивительный микс авторов, суждений, литературных стилей, который мне еще встречать не доводилось. Внутренняя структура книги подчиняется лишь алфавитному порядку, поэтому начинает ее Борис Акунин, а заканчивает Леонид Юзефович. В остальном же это просто сборник замечательных очерков, отрывков романов и небольших эссе. 

Книга на все 100% оправдывает свое название. Писателей в ней собранных, невозможно объединить ни по какому признаку. Здесь и Владимир Сорокин после прочтения рассказа («Черная лошадь с белым глазом») которого, еще несколько дней перед глазами красная дата 22 июня, которую заливает кровь. Здесь и гуру Виктор Пелевин с "Онтологией детства", и Захар Прилепин, и Татьяна Никитична Толстая и много других представителей отечественной литературы. А также люди, которые известны в других областях творчества. Например, замечательный сценарист и режиссер Авдотья Андреевна Смирнова с ее жизнеутверждающим «По-любому», написанному со свойственной Дуне Смирновой иронией. Или Борис Борисович Гребенщиков, который рассказывает про попытку устроить самодеятельный театр на корабле пиратского судна.

В общем книга, как обложкой, так и содержанием напоминает пачку конфет M&M’s, где все конфеты разноцветные, но одинаково вкусные.

Иори Фудзивара "Зонтик для террориста"

"Неужели ты не меняешься, даже когда убиваешь?
Скажи террорист
Голубой летний зонтик
Беспечно вращаешь в руке..."


Недавно, мой выбор пал на книгу японского автора  Иори  Фудзивара (1948–2007) "Зонтик для террориста".

Если вы помните, в старое советское время издавались качественные переводные  детективы, среди которых были и японские.  И мне вдруг захотелось найти что-то подобное, поскольку я устала от количества «мыла» в виде женских и мужских «детективов» ни о чем.

Роман Иори Фудзивара входил в сборник The Best (2007), молодого издательства Азбука.

Он оказался качественным по всем параметрам: язык, стилистика, сюжет,  и детективная составляющая.

Роман получил  премию Эдогавы Рампо «За лучшее произведение в жанре детектива» и премию «Сандзюки Наоки» «Наиболее популярный роман года» (1995гг.)

Об авторе известно немного:

Иори Фудзивара родился в Осаке, Япония в 1948 году. В 1973г. Закончил Токийский университет по специальности «французская литература». Работал обычным клерком в рекламной компании Dentsu. Начал писать романы уже  будучи на пенсии. Умер  в 2007 году на 59 году своей жизни от рака.

В Японии  издано 11  его  работ, а России – 3.
Зонтик для террориста (1995г.)
Праздник подсолнухов (1997г.)
Тьма на  ладони (1999г.)

Иори  Фудзивара был профессиональным мастером танка (танка - это 31-слоговая пятистрочная японская стихотворная форма). И это отложило определенный отпечаток на его работы. Есть в них что-то такое, поэтически-грустное.  

Главный герой романа «Зонтик  для террориста» - в прошлом подающий надежды боксер, участник студенческого движения 60-х годов, в настоящем – владелец дешевого бара, в котором из закусок подают только хот-доги, по совместительству - хронический алкаш.

Двадцать пять лет назад, став случайным участником трагического инцидента, в результате которого погиб полицейский, он  подается в бега. Так бы он и бегал всю свою жизнь, если бы в настоящем не стал свидетелем жуткого взрыва в Центральном парке Токио -  Тюо-дори. Взрыва, в результате которого погибло около 20 человек, включая его бывшую возлюбленную Юки Ендо и старого друга  Макото Кувано (ни того, ни другого он не видел с студенческих лет). Странное совпадение и череда неожиданных встреч наталкивают героя на мысль, что все это как-то связано с его прошлым. И он начинает свое расследование. К чему оно приведет? Станет ли наш герой счастливее? Найдет ли он убийцу, который  привел в действие спусковой механизм? Обретет ли мир?

Герой Иори Фудзивара - это положительный  изгой, проявляющий себя с неожиданно-положительной стороны. Мы следим за его приключениями не отрывая глаз. 
И, как водится, в детективном романе расследование сопряжено с большими деньгами, встречей с миром японской мафии (якудзы) и  любовью.

Мне понравилось. Чего и вам желаю.

Карлос Фуэнтес. Смерть Артемио Круса

«Ты будешь тем ребенком, который придет на эту землю, найдет эту землю, станет ее плотью и кровью, будет ее началом и встретит свою судьбу, сейчас, когда смерть уравнивает начало и судьбу, ибо, несмотря ни на что, начало свободно в выборе судьбы.»
Карлос Фуэнтес. Смерть Артемио Круса
Один из шедевров Фуэнтеса, ставший классикой мировой литературы.

Роман о вечных ценностях: о жизни, о смерти, о любви, о дружбе,  о власти, о Боге и нашем месте в жизни.

Роман – эпическое полотно, вмещающее жизнь одного человека от рождения и до смерти, на фоне исторических событий в Мексике:  революции междусобицы, борьба за власть, диктатура Порфирио Диаса, войны.
Collapse )
Однозначно, произведение must read, и лучше множество раз.

Книги великих

Добрый день !
Такой вопрос: с какой целью стоит читать книги Великих прошлого (Аристотель, Геродот, Цицерон, ....) и недалекого прошлого (Кант, Дарвин, Маркс .....).
Ведь многие взгляды благодаря науке изменились. Зачем старые знания ? Ради понимания эволюции знания ?

Как Вы считаете ?
Спасибо.

P.S.Вопрос навеян после прочтения книги М. Адлера "Руководство по чтению великих книг".

Юрий Трифонов. Дом на набережной

Опять не читала, а слушала аудиовариант, потому что поняла, что хотя книга и куплена, но руки, вернее, глаза,  до нее дойдут не скоро.

Трифонов мне нравится после его Городских повестей. Обычная жизнь обычных людей, о таких мелочах даже говорить как-то неудобно. А он вот говорил. Я не все его произведения читала, но из того, что знаю – его герои всегда находятся  в ситуации выбора, но выбора хитрого, когда не решаются вопросы жизни и смерти. От выбора того или иного варианта действия или бездействия, в общем-то, мир не перевернется в глобальном смысле, да и жизнь конкретного человека кардинально не изменится. Но это такой  микровыбор, сделав который,  почему-то хочется поскорее забыть об этом. Потому что, говорит  Трифонов, память похожа на сеть, и если в ней будут находиться слишком тяжелые воспоминания, то она порвется.

В «Доме на набережной» мне было жаль всех: мальчишек, которые доказывали себе и друг другу свою крутизну на высоте 8 этажа, профессора Ганчука, который пережил всю свою семью, его жену-немку, Соню, Глебова, который предал их всех, Шулепникова, который скатился на дно, потому что в начале жизни у него все было. Мне кажется, и время здесь не при чем. Кто спорит, времена страшные были. Но люди во все времена остаются людьми. Или не остаются.

Опять меня тронула тема самообмана. Может быть, она объективно присутствует в моей жизни, и поэтому я обращаю на нее такое внимание? Да, мне тяжело выбрать даже в мелочах, и я, как герой Трифонова, испытываю гигантское облегчение, когда обстоятельства складываются так, что выбирать не надо.  Какое счастье, что все само  собой разрешилось!  Но бывают случаи, когда бездействие наказуемо суровее, чем самое необдуманное действие.  И о том, что ты наказан, знаешь только ты. И ты ни у кого не можешь получить сочувствия, потому что никто не знает, что ты в нем нуждаешься.  Конечно, предательство сочувствия не заслуживает. Так нас учили. Учили ненавидеть, а не прощать. А от ненависти душа черствеет. Понимание не сродни прощению. Мне кажется, что я понимаю трифоновских героев, но это не значит, что мне нравится то, как они поступают.