February 22nd, 2012

Мэри Стюарт. Полые холмы.

Мэри Стюарт. Полые холмы.  
Как-то синхронно со всех сторон накрыла меня тема Мерлина, Артура, английских пейзажей, Уэльса и Корнуолла.   Как не включишь компьютер, или телевизор, или журнал купишь, везде – Мерлин, Артур, Уэльс …Не буду гадать, к чему бы это, лучше расскажу про книгу.
    История Мерлина – «серого кардинала» при Артуре, создавшего Артура, возведшего его на трон и отошедшего в сторону.
    Поразительная история мага, целителя, врача, музыканта, инженера, дипломата, просто очень умного и одаренного человека. История, в которой многие «чудеса» Мерлина получают вполне реалистичное, научное объяснение.
     История любви и предательства, интриг и благородства.
     А ещё это история человека, который знал своё Предназначение, принял его, никогда не ропща, что ему мало, никогда не покушаясь на чужое (Мерлин в этой истории – тоже сын короля, очень много раз отвергал и власть, и богатства ради того, что считал своим долгом – создания короля Артура). И получившего в награду за это… Читайте книжку.
       В книге достаточно описаний английской природы, после которых я несколько сменила свои представления об Англии (дожди, туманы, сырость, холод) и прибавила ещё пунктов, в списке мест, где хочу побывать.

Терри Пратчетт "Кот без прикрас"



Роман Терри Пратчетта «возможно, самого смешного писателя в мире» (как сказано на обложке) вышел в серии «Интеллектуальный бестселлер». Но больше книга напоминает обширное эссе: 159 страниц небольшого формата с иллюстрациями Грея Джоллиффа почти на каждой странице.
Прочитав книгу, у вас не останется сомнений в том, что:
- это вам только кажется, что вы приручаете кота, на самом деле это кот давно уже приручил вас;


«Люди в кошачьей картине мира – всего лишь удобные приспособления, созданные природой для того, чтобы открывать консервы и холодильники»

Read more...Collapse )

Дмитрий Седов "42"

Повесть «42» Дмитрия Седова – книга-очищение. Очищение от всего суетного, мелочного, незначительного, присутствующего в современной жизни. Повествование ненавязчивое, но и не отпускающее внимание от первой до последней страницы. Судьба героини, вплетенная в трагическое время второй мировой войны, словами молитвы, сопровождавшими её рождение – потрясает. Задаешься вопросом: что хранит нас в периоды испытаний и страданий? Что есть такого особенного в человеческой природе, позволяющей выжить в невозможном, и остаться на высоте духа? Автору удивительно тонко удалось передать атмосферу семьи и быта, озорства мальчишеской компании, первого движения юной девичьей души. Драматизм военных событий выражен лаконично и сухо, что делает переживание прочитанного наиболее реалистичным, и приближенным к нашему времени. Как напоминание о ценности жизни!

Лора Томпсон "Агата Кристи:английская тайна"

Добротная биография, с необходимым минимумом исторического контекста, частыми цитатами из книг самой Кристи, попытками провести психологический анализ, написанная спокойным ровным стилем... а мне не понравилось.
В биографии Экзюпери встретила такой интересный факт: его любимая женщина смогла написать биографию Антуана практически беспристрастно, "не считая вполне естественной симпатии к своему персонажу". То есть автор биографии дает двойное подтвержение тому, что писатель обычно симпатизирует тому человеку, за жизнеописание которого он берется. Или начинает симпатизировать в ходе работы.
И я не думаю, что нужно убирать эту "капельку личного" - иначе книга превратится в справочник.
Конечно, авторы люди разные, и эта "капелька" у каждого своя. У Джона Диксона Карра это был искреннний пиетет перед Конан Дойлем, У Чертанова к нему же - более спокойное уважение, у Олдингтона к Стивенсону - усталый интерес и доля горечи, у Лайона Спрэга де Кампа к Лавкрафту - сочувствие и понимание.
Возвращаясь к леди Агате - у меня сложилось такое ощущение, что Томпсон намеренно отстранилась от своей героини, и углубилась в психологию не ради понимания, а ради препарирования. Книги сейчас под рукой нет, приведу пару цитат по памяти.
"Она становилась старше и резче, грубей и самодовольней, но в сущности, больше не менялась"
"Книгу она посвятила супругам Вули... Впрочем, Агата могла быть великодушной, если хотела этого".
Томпсон много и слегка снисходительно говорит о "писательской интуиции" Кристи, о том, что она была "талантливая самоучка". По-моему, это определение подходит к большинству писателей всех времен и народов. Булгаков, Дойль, Толкин, Льюис Кэрролл...
А особенно мне не понравилась глава про "одиннадцать дней", знаменитое исчезновение Агаты Кристи. Я не знаю, сознательно ли она выстроила все так, чтобы ее мужа заподозрили в ее убийстве, действительно ли стала жертвой амнезии, и ничего не имею против предложенной Томпсон версии - наполовину сомнамбулического состояния Кристи, которая хотела, что ее искал всего лишь муж, а не вся полиция Англии. Но стиль этой главы чрезмерно эмоциональный, пафосный и намеренно отрывистый;временами он без обиняков переходит во внутрений монолог самой Агаты. Такая попытка изложить события от ее лица мне показалась фальшивой. Я думаю, что о чувствах и мыслях женщины, которая переживает измену мужа, смерть матери и крах своей семьи, надо судить со всей возможной деликатностью, и не в коем случае не позволять себе говорить ее устами. Не сопереживание, а какое-то литературное упражение.
Иногда у меня создавалось впечатление, что Томпсон не пишет биографию, а спорит с автобиографией Кристи. Конечно, любая автобиография -это как выход в свет с прической и макияжем, в элегантно скроенном по фигуре платье. Но желание выглядеть как можно лучше не исключает, что вам скажут правду. Кристи в своей книге - между строк - выглядит куда более симпатичной и цельной личностью, чем на портрете Лоры Томпсон.
  • Current Music: Abney Park – False Prophecy

Джон Вуд Кэмпбелл, "Кто идет?"

джон вуд кто идет нечтоВопрос, вынесенный в заглавие, такой актуальный даже в повседневной жизни, волею случая, становится для героев рассказа критическим. И если обычно в ситуации "свой - чужой" разобраться бывает нетрудно, то фантастическое допущение об инопланетной твари, умеющей идеально мимикровать под любой живой организм, сбивает привычные методы и парадигмы идентификации напрочь. Не верить глазам своим становится основным принципом выживания персонажей рассказа Джона Вуда Кэмпбелла. "Глаза" - самое часто встречающееся слово в тексте, можно сказать символ всей истории. Но не горящие адской ненавистью три кроваво-красных глаза пришельца, но такие о которых говорится:

"– По-моему, я начинаю понимать, что именно Коннант имел в виду, когда говорил, что нам бы стоило увидеть собственные глаза!.. – Коппер задумчиво уставился в пространство. – Каждый из нас хотя бы однажды думал, нет ли рядом с ним монстров. Между прочим, я не исключаю и себя".

Думаю, полностью история рассказа "Кто идет?" не секрет. По крайней мере, трудно встретить человека, который бы не смотрел замечательный фильм ужасов Джона Карпентера "Нечто". Чуть ниже представляю вашему вниманию милейший ролик, в котором удачно соединены приквел "Нечто" 2011 года с карпенторовским фильмом.

Персонажи "Нечто" смотрят приквел.



О чем бы я хотел сказать дополнительно, так это о персонажах, которые вызвали мое живое сопереживание и искреннюю симпатию. Кэмпбелл рисует их портреты широкими мазками - сильные, крупные, бородатые полярники. Настоящие мужики. И в то же время умело вводит легкий юмор для описания жития-бытия мужицкой компании в замкнутом пространстве. И, конечно, отзывается светлой грустью альтруистический настрой, следуя которому герои Кэмпбелла изначально соглашаются принести себя в жертву. Что, лично для меня, выгодно отличает этот рассказ от людоедских и циничных настроений, царящих в современной культуре.

Читать рассказа Джона Кэмпбелла Вуда
"Кто идет?" ("Кто ты?")