February 14th, 2012

Ищу литературу по истории Англии до Плантагенетов.

Здравствуйте! Посоветуйте, пожалуйста, художественную литературу по истории Англии и королевских династий Англии и Шотландии с начала Уэссекской династии до Плантагенетов. Если можно, именно художественную (учебники уже есть), но с достаточной степенью исторической достоверности. Заранее спасибо!

книги про уход в мир фантазий

Здравствуйте!

Меня очень интересует тема ухода от реальности в фантазии. Подскажите, пожалуйста, какие книги вы читали, где героиня (именно женщина) уходила бы от реальности в фантазии. Подходят любые варианты фантазий (любовные, приключенческие и т.д.) и любые причины ухода в мир фантазий, хотя, конечно, особо трагических не хотелось бы.
Это для личных целей. Большое вам спасибо заранее!

Александр Бенуа. Дневники. 1908 -- 1916



Собранные в этой книге дневниковые записи Александра Бенуа прежде никогда не публиковались; долгое время они хранились в частном собрании -- у наследников друга Бенуа, искусствоведа С.П.Яремича. "Воспоминания о русском балете", которые тоже входят в эту книгу, также публикуются впервые ("...увы, кроме как в английском переводе, моя книга о балете не существует. Помешала война 1939 года... Рукопись продолжает томиться у меня в заветной корзине. А следовало бы ее издать.")

Чрезвычайно увлекательное чтение. Тут и неторопливые размышления об искусстве, и язвительные характеристики героев, и подробное, но не скучное описание каждодневной жизни. Череда очень ярких образов: во всей красе предстают не только современники автора, но и сам он - мы видим его силуэт буквально за каждой строчкой.
Вот несколько цитат.

      
собственно цитатыCollapse )

Чарльз Буковски "Фактотум"

«Писатель отнюдь не стремится увидеть, как лев кушает травку.
Он понимает, что и волка, и агнца создал один и тот же Господь,
а потом улыбнулся „и увидел, что это хорошо“».
Андре Жид.

Чарльз Буковски производит на меня жуткий эффект: одновременно отталкивает и привлекает. Он как водка — абсолютно отвратительный на вкус, но пьешь, и пьешь, и пьешь... Лирический герой романа «Фактотум» Генри Чинански предстает как человек с полным отсутствием «хребта». Он плывет по течению и живет за то, что подкинет ему случай. Чинански –бродяга, но не такой, как Сал Пэрадайз из «В дороге» Керуака, а скорее как Френсис Фелон из «Чертополоха» Уильяма Кеннеди. С той лишь разницей, что Фелон пал на дно убитый горем, а Чинански потому, что ему там больше нравилось.

Литературное альтер-эго Буковски бесцельно шатается по городам и селам Америки 40-х и занимается только тем, что пьет, играет на скачках и заглядывает под каждую юбку... не специально. Они, юбки, как будто сами перед ним задираются.

Деньги на все эти удовольствия герой получает, выполняя черную работу на самых разнообразных предприятиях фабричного типа. Собственно, именно этот аспект его существования и отображен в названии второго романа Чарльза Буковски — Factotum, если верить Вики (от латинского fac totum, «делай всё») — доверенное лицо, выполняющее различные поручения. Разнорабочий, упаковщик, уборщик, водитель, грузчик и так далее. На все эти работы Генри Чинански с легкостью устраивается на протяжении всего романа и с такой же легкостью их бросает.

В мире горьких пьяниц, никчемных, брошенных и всеми позабытых людей, он чувствует себя как рыба в воде. Все, что нужно молодому писателю Чинански — это лишь изредка подняться на поверхность, глотнуть воздуха и, поняв, что он рыба глубоководная, вновь опуститься поглубже или на дно. Однако представленный писателем мир низшего класса алкоголиков и проституток практически не пересекается с миром «нормальных», как бы существующим в параллельной реальности. А сам Буковски преподносит его как закрытую касту, войти в которую может далеко не каждый.


Кажется, что сам Чинански не видит ущербности окружающего его мира. Сквозь призму алкоголя он будто видит то, что другие люди в силу разных причин разглядеть не могут. Генри отрицает суету и мелочность «нормальной» жизни. Он созидает. Исследует. Познает. Наслаждается. Это можно назвать философией или эстетическим учением, в котором алкоголь – способ или даже катализатор постижения своего творческого «я».

Чарльз Буковски, несмотря на тяжелый характер и алкогольный трип длинною в жизнь — эскапист, также как и его литературный герой. Его религия — это искусство. Он компенсирует личностные проблемы созданным им миром иллюзий, который, как ни странно, проще построить именно там, глубоко на дне. Там, где вечно голодные и насквозь промерзшие заблудшие души только и живут иллюзиями, такими как скачки, например, дающие возможность в одночасье поправить все дела. Только эти иллюзии и позволяют держаться им на плаву.

Книги с 2 до 3 лет

Помогите, пожалуйста, составить библиотеку на возраст от 2 до 3 лет.
Сейчас так много книг, я совершенно растерялась.
Что читала сама в этом возрасте, по понятным причинам, уже не помню.

Мони Нильсон-Брэнстрем, "Цацики идет в школу"

цацики идет в школуУже над первым предложением я начал хихикать: " - Не будь ты моей мамой, я бы решил, что ты ведьма, - сказал Цацики и подергал Мамашу за огненно-рыжую шевелюру". Мамаша вообще та еще оторва. Играет на басу в панк-группе и лучше всех умеет ходить на руках и шевелить пальцами ног (одновременно!).

К концу третьей главы, когда Цацики-Цацики Юхансон, ученик первого класса, вместо со своим школьным приятелем Пером Хаммаром решили, что их учительница человек-обезьяна с другой планеты, и что неплохо бы ее выдрессировать и продать в цирк, - я сполз на пол от смеха. Кстати, учительница мальчикам все же нравилась, и от продажи они отказались по простой причине, что иначе бы пришлось с фрёкен расстаться.

Я не устану повторять замечательную фразу одного знакомого: "Куда уходит детство, спросите вы вслед за известной песней. Ответ следует сам собой: в Скандинавию. Чтобы вернуться к нам хорошими детскими книжками". Кажется, он бесконечно прав. Скандинавская детская литература - это какая-то особенная традиция. Традиция очень добрых, светлых и жизнеутверждающих книг (причем свет этот настолько яркий, что не боится вторгаться, порой, и на темные, мрачные территории).

Так и здесь, в книге о Цацики, во главе стоит Любовь, которая освещает всю жизнь ребенка. (Как говорит сама Мамаша - любовь делает человека очень сильным. И хоть Цацики, уверовавшего в эту формулу, побьет хулиган на школьном дворе, он всё равно выйдет победителем!). По форме "Цацики идет в школу" не отличается от многих других детских книг - набор занятных курьезов, коротких глав-рассказов. Вот Цацики влюбился, вот он выбрил себе ирокез, вот отправился искать жену для ухажера Мамаши (понятное дело, чтобы избавиться от назойливого кавалера). Но все и вся в этой книге сводится к простому, но такому важному:
"- Ссори, - ответила Мамаша. - У меня тут дела поважнее.
- Какого черта! - сказал Шиповник. - Что может быть важнее нашей песни?
- Цацики, - сказала Мамаша
".

P.S. Кстати, о детстве (Мамаша Цацики обедает с сыном в школьной столовке): "На обед она съела две порции трески и холодной вареной картошки.
- Неужели тебе это нравится? - содрогнулся Цацики. Он взял малюсенький кусочек трески, а сверху навалил целую горку тертой моркови.
- Нет, но это напоминает мне детство
".

P.P.S. Главный недостаток книги - то, как быстро она прочитывается. Так, стоя в переполненном вагоне метро, я корил себя, что купил только первую книгу о Цацики, для пробы. Что ж, вот и подсел. Теперь - ломка.

динозавры и неадертальцы

Друзья, подскажите, пожалуйста, что это за книга с таким сюжетом - человеческий детеныш, возможно неандерталец, попадает в город разумных динозавров (или ящеров) и становится там своим. Кажется, потом люди и динозавры начинают войну. Хочется перечитать,а, может, и аудиокнига такая сейчас появилась?
  • Current Mood: good good

Самый серьезный новый атеист

Вот такую книгу я рекомендую прочитать, если вас давно не трясло и не сжималось сердце. Журналист религиозного отдела Los Angeles Times написал книгу о своих журналистских расследованиях, после которых он из искреннего верующего превратился в атеиста.

Кого-то из моих знакомых эта книга воодушевила, кого-то загнала в депрессию. От творений Докинза, Хитченса и Харриса ее отличает то, что автор - не внешний критик, а бывший верующий.

«Эту книгу называют проверкой на прочность для самой прочной веры, последним предупреждением церкви на ее пути к краху. Она посвящена религии, ее темной стороне, полной лицемерия, эгоизма и самых отвратительных грехов. Уильям Лобделл был искренним верующим и религиозным журналистом одного из ведущих мировых СМИ, но после серии собственных расследований его вера в Бога была убита шокирующей правдой: педофильские скандалы в церкви, тайная жизнь религиозных организаций, истинное лицо телепроповедников и целителей, нравы руководства христианских телеканалов. Впервые на русском языке самая откровенная и бесстрашная книга на тему, которую принято держать под замком - боль профессионала, столкнувшегося лицом к лицу с мерзостью и злом в лице тех, кто прикрывает свои деяния именем Бога».

(no subject)

Уважаемое сообщество!
Избавьте от мучений, а? Хотя непросто. Дано: рассказ, фантастика, автор - советский. Школа, один из школьников как будто принимал участие в эксперименте по перемещению/погружению в доисторическое прошлое. Помню смутно эпизод на уроке, когда он учителю говорит, что, мол, тот по книжкам знает, "а я помню".
Вот и все.
Вдруг кто знает, о чем речь?