December 26th, 2011

  • fz1581

(no subject)

Дорогие комрады,помогите разнообразить тяжелую службу в родных ВС.Хочется прочитать что-нибудь про подготовку бойцов в возможном будущем (или в другой реальности).В стиле "Звездных рейнджеров"-классики жанра.
ueeh

Булычев

Помогите вспомнить название книги, пожалуйста: булычевский цикл про Алису Селезневу, то ли рассказ, то ли повесть, где Алиса спускается под воду (озеро? море?), находит там какой-то объект, входит в него и обнаруживает (анабиозную?) ванну с лежащим в ней кем-то (пришелец? завоеватель мира?). Читала черт знает когда - чуть ли не 25 лет назад, проглядела кучу книг - ничего похожего не нахожу.
lebowski
  • gulaby

Ася Пекуровская про Довлатова

Вы знаете, я тут почитала Асю Пекуровскую. Вещь называется "Когда случилось петь С.Д. и мне". Книга о Довлатове - знаменитый писатель глазами первой жены. Которая, кстати говоря, обошлась с ним очень жестоко - бросила, ушла к более удачливому Василию Аксенову, много лет скрывала от него дочь. Как неоднократно упоминал сам Довлатов, - "поломала жизнь". Я так понимаю, мадам Пекуровская была чем-то вроде Лили Брик своей эпохи: вращалась в богемной среде, отличалась умом, красотой, острым языком, свободой нравов и стервозным характером. Неудивительно, что поэты и писатели штабелями валились к ее стопам. Довлатов был не первым и не последним.
Во многих его книгах возникает типаж взбалмошной, легкомысленной и жестокой женщины, прототипом которого была та самая Ася, первая его жена. Прежде всего, это Тася ("Филиал"), а также ряд мимолетных персонажей, упоминаемых вскользь. Все эти женщины развратны, нелепы и в общем-то малопривлекательны. "Когда случилось петь С.Д. и мне" - по-моему, это акт возмездия. Скорее всего, Пекуровская не хотела мстить, и ее текст гораздо правдивее довлатовских мистификаций. Но после всех его шпилек, продиктованных уязвленным самолюбием, Асина книга приобретает характер ответной пощечины. Она рассказывает, "как все было на самом деле", разоблачает Довлатова, уличает его в неискренности. Местами оправдывается. Пытается "апгрейдить" довлатовские шутки, доказать, что умеет шутить не хуже. Довлатов предстает перед читателем буквально в нижнем белье. Мы видим, какой он долговязый и какие у него маленькие руки. Мы узнаем, что он читает, с кем общается, какую музыку слушает, что кушает на обед. Если верить Асе, Довлатов - закомплексованный неудачник, саркастичный циник, враль, хвастун, старадающий манией величия, ханжа, пошляк, психопат и вообще редкостный засранец. Я, например, в это верю, но так как люблю его нежно, предпочитаю не говорить об этом вслух. 
При этом Асин язык прекрасен. Читается книга легко, как сплетня в каком-нибудь "Караване историй". Единственное, что портит общее впечатление от текста, - уж очень настойчиво она демонстрирует свою эрудицию, уж слишком кичится своей исключительностью. И оно, может быть, вполне бы сошло ей с рук, если бы не тот факт, что Довлатов - гений, а она в общем-то никто. Я догадываюсь, что целью Аси Пекуровской не было ни "обелить себя", ни досадить Довлатову (уже умершему к тому времени), ни открыть правду и уж конечно же ни рассказать дочери о ее отце, как было заявлено в самом начале. Так зачем тогда? Я, честно говоря, немного обескуражена и разочарована. Весь этот текст напоминает выяснение отношений, и все бы ничего, если не брать расчет, что один из участников конфликта давным-давно зарыт на американском кладбище. Недобрая книга, завистливая. И Ася довлатовская гораздо душевнее, интереснее, чем Ася настоящая.
Мартин Гал

Сегодня - 120 лет со дня рождения Генри Миллера

Героическая жизнь, маниакальная вера в свое призвание, фанатичная любовь к жизни, неистребимый оптимизм, сила дружеских рукопожатий, эротика вдохновений, неверие в смерть, счастье как кровь, тело как гимн, любовь как дыхание и скромное величие.
Таким я знаю Генри Миллера, таким я люблю его как человека.
Если бы Генри Миллеру суждено было бы стать Богом, то по его собственному утверждению - он бы отказался, ибо искренне считал что гораздо важнее - это быть человеком.
И я его понимаю, ибо Генри Миллер прожил яркую и удивительную жизнь творческого человека, для которого любовь к жизни стала творческим вдохновением.
Путь к мировому признанию был тернист, его книги запрещали, их возили контрабандисты, передавали из рук в руки как боеприпасы, а его самого обвиняли в распутстве и развращенности.
Время расставило всё на свои места: и теперь никто не сомневается, что Генри Миллер - великий писатель, автор самых искренних книг в мировой литературе 20 века.
hank

кризис мужчины среднего возраста

Уважаемые читатели, посоветуйте, какую-нибудь художественную книжку, которая бы помогла сломить затянувшуюся депрессию. Годы перевалили за тридцать, вроде все есть, но тоскливо и скучно... хочется получить разряд энтузиазма и пойти на второй штурм! =) Вообщем это, наверное, должна быть книга о переменах в жизни, а может быть и о развороте на 180 градусов, может быть об одержимости, которая тащит тебя под своими парусами вперед, не давая оглянуться. Заранее спасибо.
не легко

Хулио Кортасар "Модель для сборки".

13.73 КБ Очень непростое произведение. Настолько, что мне хотелось бросить его, недочитав, что случается со мной довольно редко. Книга непонятная, зачастую, становится для меня книгой неинтересной, а этот роман Кортасара долго не поддавался моему пониманию. Однако, я не оставил попыток докопаться до истины, хотя мне это, похоже, так и не удалось. Ну, да ладно, на то она и «Модель для сборки». Только собрав воедино все кусочки этого литературного паззла, можно дойти до сути. Суть же эту Кортасару умело удалось скрыть за терниями потаенных смыслов и недомолвок.
Герои книги – представители интеллектуально-творческой богемы, обитают одновременно в реальном мире, образуя тесный круг общения, который она называют «зоной», и в виртуальном «городе» - месте их «невстреч». «Зона» начинается там, где собираются вместе Хуан, Телль, Марраст, Николь, Элен, Калак и Поланко. Там, где улитка Освальд выползает из своей коробочки, а Сухой Листик лепечет вечное: «Бисбис, бисбис». Конкретные географические места их проживания: Лондон, Париж, Вена скорее разъединяют героев, и они бегут оттуда в воображаемый фантастический «город».
Кортасар буквально погружает читателя в сюжет, перебрасывая повествование от одного героя к другому. На мой взгляд, эта манера, с одной стороны, усложняет восприятие, но с другой – позволяет заглянуть внутрь каждого персонажа, сохранить его персональные данные, идентифицировать его в перепутанном пространстве реальности и фантазии.Collapse )

"Маяковский без глянца" - воспоминания современников о поэте

Хотелось мне прочитать что-нибудь про Маяковского, для вдохновения, так сказать. Я люблю поэта за его любовную лирику - в первую очередь, она просто потрясающая. У меня часто бывает, что я стараюсь разделить творчество человека от его личных качеств: люди разные, некоторые очень неприятные, но писать/снимать им это не мешает. А вот с Маяковским наоборот: люблю его! Вот как человека, как поэта - как кого угодно. Долго не могла выбрать, что о нём почитать: художественную литературу? Нетрудно оказаться в плену мнения автора. И нашла другую книгу: "Маяковский без глянца". Честно говоря, введение самого Фокина меня как-то покоробило, какое-то оно и сухое, и стандартное - так что даже захотелось книгу закрыть. Хорошо, что я этого не сделала. Потому что с Фокиным, кем бы он ни был, мне особо общаться не пришлось: дальше о Маяковском говорят люди, которые знали его. Живого, высокого и верящего в свою правду мальчишку; весёлого и развязного мужчину; сурового, с низко-посаженными, придующими хмурость, бровями печального человека. Всякого знали.


Как любая творческая личность с непростой судьбой - Маяковский был многогранным, ярким и разным. Все женщины Маяковского наперебой говорят о своём любимом, все - от Марии Денисовой до Вероники Полонской. Везде, в каждой главе есть и "та проклятая", любимая Маяковского - надменная Лиля Брик. Странно читать её воспоминания о человеке, посвятившим ей всего себя: она будто насмехается над ним, а все "трогательные" письма сводятся к просьбах что-либо купить и бесконечным капризам. Но не о Лиле речь.

Collapse )

Энтони Бёрджесс

Доброе время суток всем сообщникам!:)

Нужна ваша помощь -существует ли грамотная критика, обзоры и тому подобное по Э.Бёрджессу? - интересует всё, кроме "The Clockwork Orange".
Особенно интересны "The Wanting Seed" и "Tremor of intent":)

Заранее благодарю.

Владислав Ходасевич - "Некрополь"

      Читаю "Некрополь" Владислава Фелициановича Ходасевича. Это небольшая книга воспоминаний, по словам самого автора, не претендующая на абсолютную документальность и объективность. Дух fin de siècle в ней необычайный. К рассказам о свободной любви, запоях, революции, самоубийствах, голоде, искусстве и поэзии Ходасевич прибавляет небольшие отрывки из биографий знаменитых поэтов и писателей Серебряного века. Брюсов - вспыльчивый, часто самовлюбленный и злопамятный человек. Любил "заседать". Гумилев - искренний, подвижный, увлекающийся ребенок. Блок - застывший сумрак, разочарованный и бледный. Есенин - style russe, друг Клюева, "телок-урожай", "Приснодева = земле = корове = Руси мужицкой". Дух эпохи передан полно и отчетливо: клубы сигаретного дыма, драные свитера и грубые валенки, насмешки и бесконечные поэтические кружки, званые обеды и разврат. Я абсолютно точно для себя поняла, что бесполезно и даже вредно читать стихотворения символистов или футуристов без дополнительной информации о специфике времени, о жизненных коллизиях и идеологических предпочтениях автора. С помощью этой книги многие поэты для меня из области чудаков перешли в область самобытных и непонятых гениев.