December 2nd, 2011

"Любимец женщин", Себастьен Жапризо

Этот роман французского детективщика Себастьена Жапризо, написанный в 1986 году, напоминает мне рассказ Аркадия Аверченко "Неизлечимые", герой которого писал в журнал рассказики порнографического содержания, особо специализируясь на таких оборотах: "Темная мрачная шахта поглотила их. При свете лампочки была видна полная, волнующая грудь Лидии и ее упругие бедра, на которые Гремин смотрел жадным взглядом. Не помня себя, он судорожно прижал ее к груди и все завертелось...".

Но однажды, принеся в редакцию очередной подобный опус, писатель услышал, что спрос на порнографическую литературу упал и публика начинает интересоваться сочинениями по истории и естествознанию. Обескураженный писатель ушел домой и через неделю принес редактору два новых рассказа. Один назывался "Боярская проруха": "В терем к боярышне Лидии вошел молодой князь Курбский. Затуманенным взором, молча, смотрел он на высокую волнующую грудь девушки и ее упругие бедра. "Ой ты гой еси!", - воскликнул князь, схватив боярышню в объятия, и все завертелось...".

Второй рассказ назывался "Мухи и их привычки (Очерк из жизни насекомых)": "Небольшая стройная муха Лидия с высокой грудью и упругими бедрами ползла по откосу запыленного окна. Из-за угла вылетела большая черная муха, села напротив первой и с еле сдерживаемым порывом страсти стала потирать над головой стройными мускулистыми лапками. Наконец она крепко прижала Лидию к своей груди и все завертелось...".

Collapse )
  • sibkron

Маргарет Этвуд. Год потопа

По силе ненамного уступает первому роману "Трилогии Беззумного Аддама". Этвуд убедительно и порой очень натуралистично рисует экологическую катастрофу мирового масштаба. Стараясь показать объективно события, она описывает теперь происходящее со стороны вертоградарей (Садовников Господних) и плебсвиллей. Здесь религия, испытание веры, любовь, библейские мотивы. В целом, роман заполняет ряд белых пятен предыдущего произведения и немного продвигает концовку. Логично было бы предположить в третьем романе описание событий со стороны ученых "Беззумного Аддама", чтобы картина была более выпуклой.

Роман напоминает людям об экологических и этических проблемах в отношениях с природой и
созданными существами. Всё описываемое в произведении вполне может произойти и сейчас (или уже происходит?).
аниме

(no subject)

Уважаемые Книгочеи!!!Прошу о помощи,что-то в последнее время,голодаю...Читаю,читаю,а не особо прет...Хочется откровения,удивления,пусть шока,пусть страшной сказки,пусть просто реализма...Но главное,чтобы зацепило,чтобы ходить и думать,снова и снова возвращаясь к тексту,хочу сложного,и не понятного,не известного,не знакомого...Сейчас дочитываю Гессе "Демиана",нравится,но знакомо...Вообще сейчас читаю в основном,научное и научно-популярное...Люблю Джоан Харрис,Урсулу ле Гуин,К.П.Эстес,Дяченко...Люблю психологизм,тонкий и глубокий...Люди,помогите выйти из кризиса...Увидеть жизнь с неожиданных сторон...Получилось сумбурно,но так всегда,когда не знаешь чего хочешь...
  • paraboz

Марина Влади. Владимир, или прерванный полет

Нашумевший фильм о Высоцком я еще не смотрела, судить о нем не могу. Но отзывы прочитала диаметрально противоположные: от полного восторга до полного неприятия. Интересно будет сравнить свои предощущения с ощущениями после просмотра, пока склоняюсь, что не понравится))
Но здесь я хочу сказать не о фильме,а о книге Марины Влади "Владимир, или прерванный полет". Я прочитала ее давно, когда она в одно мгновенье стала сенсацией, открытием-откровением любимой женщины Владимира Высоцкого, его Музы. Написана она, действительно, очень открыто и откровенно.Но не это поражает и раздражает одновременно, а то, что буквально на каждой странице звучит "Я" Марины Влади: "я спасла", "я помогла", "без меня он пропал бы/ не выжил/ умер гораздо раньше"...Книгу с уверенностью можно было бы переименовать в "Марина Влади, или успешный полет"))), т.к. уж очень много в ней самолюбования автора, слишком уж она превозносит свою роль в не только спасении здоровья Высоцкого, но и чуть ли не в развитии его таланта.Именно этими моментами Влади смазала впечатление о книге, в которой много фактов горькой правды, сложной судьбы талантливейшего человека. И еще: если сравнивать эту исповедь одной любимой женщины (Марины Влади) в судьбе Высоцкого с другой ( Татьяны Егоровой ) в жизни Андрея Миронова, то как бы ни ругали Егорову, но ее откровения - это "детский лепет" по сравнению с рассказом Влади. А как вы относитесь к такой "правде жизни"?
rain
  • melkore

Kristen Gallagher - We Are Here

We Are Here by Kristen Gallagher - книга причудливой стихопрозы, целиком состоящая из транскриптов обсуждения карт в муниципальных парках.

по словам автора, несколько лет назад её попросили написать эссе о красоте. не зная, как подойти к теме, она решила попробовать своеобразный process art - ходила с подругой на прогулки по крупным муниципальным паркам, захватив с собой диктофон и записывая всё происходящее вокруг. спустя некоторое время, прослушивая записи, она с удивлением обнаружила что добрая половина всех диалогов состояла из попыток разобраться, где именно они находятся и как добраться до нужной точки. несколько лет спустя образовалась выборка из 99 коротких транскриптов, ставшая данной книгой.

книга наполнена очень простой и будничной, но интересной и смешной речью. думаю, это лучший образец конкретной поэзии, который мне приходилось встречать.

Collapse )
парабергер

Жестокий роман (- с)?

Мой читательский опыт в «сентиментальном и романтическом жанре» невелик – старая добрая классика, да пара нашумевших новинок. Но в ходе творческих поисков возник  прикладной вопрос  к читателям и почитателям указанного жанра, а так же к редакторам, если таковые заглядывают в сообщество.
Где пролегает граница жестких и натуралистичных описаний в любовном романе?
Речь не только об элементах детектива: расчлененных трупаках и жутких призраках,  но о более прикладных вещах – например, героиня ухаживает за больными и немощными (в «13 сказке»  есть такие мерзоватые описания, а героиня Нины Васиной специализируется на устранении следов преступлений), живет в трущобах (как в классических викторианских романах), попадает в тюрьму,  на поле битвы («шотландское восстание» и фр.революция – любимые коллизии ИЛР) блуждает по лесам, втянута в драку или еще более жестокую распродажу и т.д..
Словом, существуют ли жанровые ограничения такого рода? Если да, то одобряете ли Вы их как читатель?  
 
 
bruce hat

книга в подарок для юной девушки

Меня попросили выступить Дедом Морозом для 17-летней девушки, которую я не знаю лично. Ей 17 лет, она учится в 9 классе в школе-интернате.  Она попросила у дедушки Мороза в подарок девчачьи штуки: духи и утюг для волос. А мне очень хочется добавить к этим подаркам какую-нибудь книгу – полезную, вдохновляющую, и в то же время интересную и хорошо изданную, чтобы у девочки руки сами потянулись её прочитать.

Очень нуждаюсь в вашем совете и заранее признательна!
 
лес

(no subject)

попросили помочь найти:

стихи кого-то из великих поэтов, который написал с иронией, что быть застигнутым в час любви очень неприятно.
проверены  "Евгений Онегин", "Граф Нулин",  "Собаке на сене".
не найдено. 

спасибо.