November 12th, 2011

The Sense of an Ending, Julian Barnes

Образы наших хороших друзей, знакомых и даже врагов, которые по той или иной причине перестали быть частью нашей жизни, остаются в нашей памяти. Остаются такими, какими мы их знали когда-то, и более того продолжают жить вместе с нами, питая наши чувства, буть то прекрасные моменты дружбы или любви или перенесенные, но не прощенные обиды, унижения и разочарования. Но вдруг время совершает причудливую петлю и догоняет тебя, спустя сорок лет, после того, как та твоя история, казалось бы закончилась. Герой Барнса прикоснулся к тайне и трагедии - и течение его времени, некогда спокойное и плавное, оказалось нарушенным.
Текст увлекает и тянет за собой, перевернув последнюю страницу, возвращаешься назад к письмам и отрывкам, хочется спорить с главным героем, с самим автором. Это ли не знак хорошей книги?

Во многих рецензиях и отзывах пишут, что у книги открытый конец. Забавно, но лично мне ответов оказалось достаточно. Ценно то, что книга заставляет пересмотреть собственное отношение к воспоминаниям, элементарно задуматься, являются ли они верным отражением того, что было на самом деле? Кто-то когда-то обязательно обидел нас, мы тоже, даже не желая того, обижали кого-то, возможно, говорили при этом ненужные, неправильные слова. Нужно ли позволять чужим словам влиять на нашу жизнь? Может ли в свою очередь наше слово, сказанное в запале, изменить чью-то жизнь? И какова наша ответственность в этом случае?

Ну и последнее, хочется отметить прекрасный английский язык, некоторые герои просто оживают в диалогах, особенно в первой части книги - воспоминаниях о школьных годах. И собственно, ничего удивительного, что Барнс наконец-то получил своего Букера.

Помогите вспомнить книгу

Добрый день
Помогите, пожалуйста, вспомнить детскую книгу. Точнее, повесть для подростков. Если еще точнее - это был сборник повестей примерно начала 90-х.
Воспоминания скудные, повести о школьниках, но с социальным уклоном.
Что точно помню - две подружки, Попова и Стрижова. Один мальчик их называл ПОпова и СтрижОпова (прошу прощения, но в тексте именно так)
Спасибо заранее

Цирк

Добый день стало интересно кто нибудь сталкивался с книгами о цирке, точнее о жизни за кулисами и тд.
Я видел только одну книгу Обезьяний папа. Может кто еще что посоветует?

Мал
  • johaan

Игорь Симонов "Уровень опасности", Москва, АСТ, 2011,

Жесткая и неполиткорректная вещь. По стилю этот роман – стопроцентный саспенс, по смыслу  - реакционный литературный фугас, по происхождению – прапрапраправнук «Бесов» Достоевского. Алексей, главный герой «Уровня опасности» (кстати, тоже реинкарнация Раскольникова), готовится стать террористом-смертником. Цель «акции», которую он готовит вместе с чеченскими террористами уровня международного розыска – убийство президента России.  Решение стать «иудой» вызвано желанием отомстить за своего арестованного отца-бизнесмена и абсолютная беспросветность  дальнейшего  существование. Алексею – 25 лет. Но выход из положения, в которое он попал – смерть. Ведь, безвыходных положений не бывает! Но все не так просто. Он не знает, что его жизнь – всего лишь фигура на шахматной доске циничных игр политиков и силовиков с одной стороны и международных террористов с другой, где каждый ход – обман и преступление. Он не догадывается, что «заказчик» и  «жертва» за его спиной ведут  свою игру.  Выигрывает, естественно, тот, кто ближе к верхушки власти, а проигрывает – тот, кто смотрит на мир прямо. Кажется, что автор открыто заявляет: мы живем в эпоху ренессанса 90-х. Только бандиты теперь ходят не в спортивных штанах с лампасами, а в погонах.   Генеральная власть, присвоив главный газово-нефтяной бизнес, дала «добро» своим вассалам на присвоение среднего и малого бизнеса, который не трогали, вроде как с девяностых.  Положительных героев в книге – нет. Все – предатели. За исключением родителей главного героя. Прочитав эту книгу, создается впечатление, что сегодня в России две национальные идеи – подстава и откат.  Даже мурашки бегут. Есть ли выход? Автор отвечает на этот вопрос громогласным молчанием.

Брайтон Бич

Доброго времени суток!
Интересует тема Брайтон Бич. Абсолютно все - художественная литература, публицистическая, документальная.
Спасибо заранее.

Ищу детскую книгу

Автор -женщина. По стилю похоже на С.Прокофьеву, но у той в библиографии я не нашла.
Книга такая нетолстая,в голубом переплете. Год издания-примерно 1973-75. Содержит три сказочных повести. Содержание одно-девочка попадает в город,где живут серые люди. Две остальных не помню,но тоже очень нравились:)
smile

художественная литература про походы

Помогите, пожалуйста, найти книги (неважно, русских или зарубежных авторов), у которых сюжет связан с туристическими походами.
Интересует именно художественная литература.
Заранее большое спасибо)
me

современная зарубежка, зима

Добрый вечер!
подскажите, пожалуйста, современную толстую книгу про зазимовать: например, как смотритель жил на маяке или что-то такое зимнее , скандинавское, чтобы зимой в свитер укутаться и почитать - интересует современная зарубежка
спасибо)
больше петуха

Бриджид Брофи, "Плоть"


Роман "Flesh" английской писательницы Бриджид Брофи можно назвать "осовремененным" мифом о Пигмалионе и Галатее. (Беру в кавычки "осовремененный": всё же действие в романе происходит 50 лет назад.) "Галатея" и "Пигмалион" Брофи – это молодые Нэнси и Маркус, меняющиеся ролями с мифическими прототипами: в "Плоти" Пигмалион не лепит статую-Галатею – скорее, наоборот.

Нэнси и Маркус, несмотря на почти одинаковый возраст (ей 29, ему 28) и общую принадлежность к определенному "классу" (оба из состоятельных еврейских семей, проживающих на северо-западе Лондона), очень разные люди. Маркус – закомплексованный, худой, неприкаянный и внешне непривлекательный ценитель дорогих красивых вещиц и женщин Питера Пауля Рубенса. У Маркуса нет особых талантов, если не считать умения превращать бумажную салфетку в силуэт кенгуру. А у Нэнси огромный багаж жизненного опыта: целый семестр учебы в колледже, частные уроки игры на скрипке, курс научного домоводства, шесть месяцев обитания во французской семье (причем, в семье не еврейской!)… При всем этом Маркус и в Нэнси не видит особых талантов, кроме лишь одного:

"Nancy did have a talent. It was for sexual intercourse." ©

Для нас (читателей 21-го века) это, пожалуй, звучит странно. Для Брофи, написавшей роман в 1962 году, такой оборот мог вполне звучать вызывающе. До встречи с Маркусом у Нэнси было аж целых четыре любовника. Маркус – безнадежный девственник, женщины вообще его не замечают практически, Нэнси берет его «в руки» как глину, из которой начинает лепить свою Галатею… эээ, т.е. Пигмалиона. Как многие талантливые творения, Галатея Пигмалион-Маркус очень скоро превосходит талант своего создателя.

В романе есть и другие персонажи: родители, представленные в нескольких остроумных штрихах, разведенная сестра Маркуса (возможно, лесбиянка), иностранные девушки au pair, с которыми Маркус не отказывает себе в удовольствиях…

Книга Брофи – маленькая (по объему), но очень тонкая работа, щедрая на отсылки к дядюшке Фрейду: прямые (где, например, Маркус называет "Зигмундой Фрейд" свою жену после того, как она напоминает ему о "проклятии еврейского народа" – "filial guilt") и скрытые (где мера их осознания зависит от степени моральной испорченности читателя ;)). Трансформация Маркуса, его медленное расползание вширь и превращение когда-то худой, неуклюжей и угловатой фигуры в "женщину Рубенса" весьма выразительны и убедительны.

Восхитителен последний абзац:

The hostile and perhaps dangerous, perverted, situation between them prompted in him images of completely abandoned experience. But he was – because it was so hot, because he was married and at home, because he was so fat – too lazy. He began to make love to Nancy in his expert indolent way. She delighted him: and she groaned under the irresistible pleasure he caused her – and also because it was pleasure, because it was irresistible, where she might have preferred pain.
Perhaps her body was too nice to be pained. Anyway, he was too nice, and too lazy, to pain her.


Бриджид Брофи посвятила роман известной английской писательнице Айрис Мердок, с которой состояла в любовных отношениях.

На русский язык этот роман, если не ошибаюсь, не переведен.
тюльпаны
  • juliana

Наталья Щерба. Часодеи-2. Часовое сердце


Мир часодеев еще в первой книге цикла заворожил своим продуманным до мелочей устройством и своей необычной идеей магии времени. Вместе с героиней Василисой мы впервые открыли для себя сказочную страну Эфлару и волшебство часодейства. Во второй книге – продолжение секретов времени, тайны рождения Василисы, уникальная магия, приключения и смертельные опасности, самая страшная из которых – проклятие Черного ключа, которым владеет Василиса. Что задумал отец Василисы, что скрывает приятель Фэш, чем так опасен дух Астрагор – ответы на эти вопросы складываются в затейливый и увлекательный сюжет «Часового сердца».

Оригинальная и необычная концепция магии времени, лежащая в основе цикла, погружает в настоящую сказку – непредсказуемую и ошеломляющую. Уникальные заклинания и волшебные артефакты, которым нет аналогов, завораживают своей новизной, над каждым замираешь в восхищении, а то и ломаешь голову, пытаясь проникнуть в его суть. Такие диковины – лишь малая часть бескрайней волшебной Вселенной, которую искусно, по штрихам, не выдавая всех тайн сразу, рисует Наталья Щерба.
Collapse )