October 14th, 2011

Жизнь викторианской Англии

Уважаемые участники сообщества! Недавно я прочитала книгу Т. Диттрич "Повседневная жизнь викторианской Англии". А позже нашла разгромную рецензию на эту книгу, так что читать это творение даже не берусь советовать, ляпов действительно много, причем очевидных даже мне, не историку и не филологу. Но тема меня очень заинтересовала. Подскажите, пожалуйста, какие книги можно найти по данной тематике? Можно и художественную литературу (Бронте и Остин прочитаны), какие-то исторические очерки, все, что вспомните. Книгу Джудит Флэндерс «Викторианский дом изнутри : портрет домашней жизни Англии», по которой Диттрич писала свое творение, я не нашла.
  • risers

Елена Эстрада Корреа. Дом с золотыми ставнями.

А помните, как впервые показали «Рабыню Изауру»? Какой это был год? 1987? 1989? Вся страна прилипла к экранам! Смотрели все! Независимо от возраста и пола, образования и уровня доходов. Популярность этого первого, для советских еще зрителей, классического телесериала была сравнима с 17 мгновениями весны. Пожалуй, это был первый и последний мыльный сериал (тогда слов то таких не знали!), который я посмотрел если не полностью, то большей частью.

С тех пор многое изменилось. Сериалы из редкого, чтобы не сказать недоступного, но такого сладкого плода превратились в один из основных телевизионных жанров – олицетворение примитивности, плохого вкуса и  вторичности. Спустя 20 (25?) лет, благодаря КуСи, мне попался на глаза «Дом с золотыми ставнями» Елены Эстрада Корреа  (Елены Николаевны Эстрада).

Разумеется, это мыльная опера/историческая мелодрама. Но на весьма высоком уровне, ничуть не уступающем «рабыне Изауре», а, пожалуй, и превосходящем оный. Очень стильно, очень атмосферно, очень колоритно. Уютно.
Collapse )

"Мир глазами Гарпа", Джон Ирвинг

Давненько уже я привыкла перед началом чтения книги просматривать отзывы о ней, ведь сейчас столько откровенной макулатуры, что не хочется тратить часы своей жизни на всякое барахло. Так вот, приступив к ознакомлению с отзывами на роман Джона Ирвинга «Мир глазами Гарпа», я столкнулась с тем, что все мнения написаны как будто на разные книги. Единой картины я увидеть не смогла, решила, что если книга спорная, однозначно нужно читать, и взялась за дело, не испугавшись даже огромной толщины книги.

19 глав – 19 крышесносящих абсурдных, как и сама жизнь, эпизодов. 4 вставки из рассказов и романов, которые создает в процессе повествования писатель Гарп. Некоторые эпизоды забавны, некоторые омерзительны, некоторые скучны, некоторые трогательны, некоторые возмутительны. Вам ничего не напоминает этот набор? Нашу жизнь, например?.. О «Мире глазами Гарпа» так же трудно составить единое четкое мнение, как и о судьбе какого-нибудь конкретного человека, ведь в ней есть все – и хорошее, и плохое, и абсурдное, и благородное.

Какой он – мир глазами Гарпа? Опасный, жестокий, глупый, неординарный. Мир, где 11-летнюю девочку могут изнасиловать и отрезать ей язык; мир, где мать заимела ребенка, совокупившись с умирающим полоумным солдатом; мир, где жена откусила член своему любовнику; мир, где дети постоянно подвергаются тысячам опасностей и только он, Гарп, может их защитить; мир, где это убеждение оказывается самой большой ошибкой в жизни; мир, где на похороны матери можно попасть, лишь переодевшись в женское платье.

Неуравновешенный и эксцентричный Гарп, как квочка трясущийся над своими детьми, собственными паническими мыслями в значительной степени провоцирует несчастья. «Сплюнь, беду накличешь», «Типун тебе на язык», - говорят в народе. Совершенно неслучайно с детьми Гарпа происходит то, чего он больше всего опасался. Наглядный урок всем нам.

Collapse )

"О чем я говорю, когда говорю о беге", Мураками

Продолжая тему приятных открытий, сообщаю, что у меня состоялось знакомство с творчеством Мураками.
Как-то все эти годы я старательно избегала его, поскольку огромное число отзывов, от прекрасных до ругательных, создавали впечатление немыслимого ажиотажа, а я не люблю толпу.
Collapse )
ящерица

Разве птицы могут быть страшными?

Могут. И еще как. Особенно, если это птицы Дафны дю Морье...
Рассказ, написанный в 1952 году. Драматическая история из жизни фермерского служащего и его семьи. Их городок внезапно атакует огромная стая агрессивных птиц. Нескольких он убивает, спасая своих детей. Нэт обращает внимание, что птицы очень выносливы. Он предупреждает соседей об опасности, но на него не обращают внимание. Через некоторое время оказывается, что птицы атакуют по всей Британии. Птицы бьются об окна, двери. Нападают на людей на улицах. Их много. Тысячи. Сотни тысяч. Всех не перебить...
После тяжелой ночи -борьбы, Нэт едет на  ферму. Но там никого, кроме уже безжизненных тел...
Радиовещание прекращено. Из Лондона нет вестей. Из заграницы тоже.
Остается надежда, что все же кто-то да поможет. И бесконечный ужас...


p.s.: удивительно красивая женщина, не правда ли?

"Чешежопица", В. А. Майер

Хотелось бы рассказать вам об одной любопытной книжице, цитатами из которой очень любят оперировать тролли в сетевых дискуссиях на блатные темы. Я говорю о романе "Чешежопица" Вячеслава Андреевича Майера.

Сразу отмечу, что я не нашел ни одного упоминания о том, что эта книга была издана на бумаге, хотя Д. Пучков (Гоблин) утверждает, что: "Она два раза выходила в Сибири. Стала там бестселлером. Два раза выходила и за границей: в Венгрии и Японии. Теперь выходит в Москве" (цитата с опер.ру). Не знаю, может я плохо искал. В любом случае, текст легко найти в интернете. Первая ссылка по запросу "Чешежопица" ведет в блиотеку Мошкова.

И так, в предисловии к роману автор оговаривается, что эта книга не научный труд, а нечто «…странное. Необычайно увлекательное. Пугающее. Смешное. Мерзкое…». Все так. Несмотря на попытки классификации, которые в тексте встречаются, я бы не назвал книгу энциклопедией, это сборник "очерков тюремных нравов".

Основная идея "Чешежопицы" заключается в том, что мир тюрем, зон, поселений - это и есть советское государство. Не важно, на воле ты формально или нет, все равно ты за колючей проволокой, неволя - это основа советского бытия. Автор, как пишут о нем в аннотациях, диссидент и социолог, эмигрировавший из СССР, что, в принципе, и объясняет его точку зрения.

Описанные в книге события, явления, люди и факты напоминают чем-то фантастические и пугающие образы Андрея Платонова, либо мир киберпанка, или как это называется в аниме. В общем, отталкивающее чтиво, но ровно на столько же и привлекательное, ибо любая мерзость поначалу вызывает интерес, а уже потом отторжение, ну или принятие, кому как, мне вот, например, по нраву.

Резюме: прочтения достойно, спорная книга, но интересная.
тепло

Люси Мод Монтгомери. Авонлейские хроники



Мне грустно сообщать, что это последняя из книг про Аню из «Мезонинов». Перед вами сборник рассказов для любителей и ценителей истинно английской литературы в ее лучших традициях. В основу всех 23 романов канадской писательницы Люси Мод Монтгомери (1874-1942) легли впечатления ее детства. Внимание! Эта книжка хоть и относится к традиционно детской литературе - однозначно не для малышей, скорее, для наших с вами уже повзрослевших дочерей.

Авонлея... Цветущий уголок, ставший родным для тысяч девочек со всего света! Прогуляйтесь по ней: размеренность и суета живописно уживаются тут за каждым забором, выглядывают из-за каждой кружевной занавески. Не стесняйтесь, сверните в любую симпатичную калитку. Вас радушно встретят и за чашкой чая с домашним печеньем расскажут, о чем судачит, чем живет старая добрая Авонлея...

Collapse )
Н. Т.

Все люди, как книги, и мы их читаем...

10 лет назад в Дании, после того как на глазах группы подростков был убит их друг, возникло такое движение как «Живая библиотека». Говорят, что сегодня оно существует в 50 странах. Цель «Живой библиотеки» - преодолеть дискриминацию в обществе,изменить предвзятое отношение к людям, которые чем-то отличаются от нас самих.

Основные участники проекта «живые книги» - люди, готовые открыто рассказать подробности своей жизни «читателям». В роли книг обычно выступают те, кто по каким либо причинам является в обществе аутсайдером,чьи история отличается от большинства не в положительную сторону.

«Живая библиотека»,работает, как и любая другая библиотека:«читатели» приходят, заполняют библиотечную карточку и «читают» в течение определённого времени выбранную «книгу». То есть, просто напросто, «книга» и «читатель» общаются друг с другом.

Как вы думаете,приживется у нас? Станет популярно?

мир с книгой

Анна Ковалова, Лев Лурье, «Довлатов»

Довлатов Лурье Ковалова биография В 2007 году на питерском «Пятом канале» вышел документальный фильм о Довлатове. Сделали его, собственно, Лев Лурье и Анна Ковалова. Чуть позже собрав скрипты под обложкой, была выпущена книга «Довлатов».</p>

Лишним будет говорить, что прозу Довлатова я люблю, и отношусь с интересом и определенным трепетом к его биографиям и воспоминаниям тех, кто был Там… Однако, стоит отметить, что их, свидетельств, было выпущено столько, что добавить что-то, сообщить принципиально новое – не получается. Лучшим доказательством этого стала абсолютно нелепая жзловская книга о писателе. Те, кого действительно интересно было послушать – уже высказались. Те, кто высказываться продолжает – неинтересные.

Collapse )

М. и С. Дяченко. "Одержимая" мысли по поводу.

Наверное, правильнее было бы назвать роман не "Одержимая", а "Одержимый".
Самоубийца Олег после смерти стал призраком, демоном, который одержим только одной целью - не дать покончить с собой другим людям, потому что самоубийц ждет...
В романе прямо не говорится, что их ждет, но раз Олег никак не может успокоиться, то ясно, что их ждет что-то ужасное.
Поэтому демон Олег, вселившись в колдунью Ирину, пытается любой ценой спасти еще живых, но уже готовых совершить непоправимое.
Мне почему-то кажется, что, прочитав этот роман, мало кто захочет свести счеты с жизнью.
Потому что... Потому что ТАМ для самоубийцы - еще хуже.
Тем более Дяченки умеют писать очень убедительно. Эмоционально убедительно.
Так, что текст не просто берет - хватает.
Как-то Олди говорили, что нельзя писать так, как пишут Дяченки.
Не знаю, что имели в виду Олди - но ТАК писать действительно нельзя.
Потому что если не просто читать романы Дяченок, а погружаться в них - рискуешь утонуть и не выплыть.
Но даже если и выплывешь - ощущение будет как при ломке у наркомана. у которого отобрали наркотик.
Так и "Одержимая".
Очень хороший, но трудный роман.

А теперь - "по поводу".
Меня недавно спросил...  один человек  (который. возможно, читаетт меня... то есть мне хочется верить, что читает) - хочу ли я покончить с собой?
Нет. Не хочу. Даже если у меня жуткий депрессняк ( а такое бывает).
Видимо, я слишком боюсь смерти.
Но когда мне было 18 - хотел.
Мне тогда казалось, что жизнь уже не имеет смысла, что впереди - ничего хорошего. Та же смерть, в конце концов.
Возможно, я бы совершил некий шаг... Но в тот мартовский день мне пришло письмо - издалека, от одного человека... Это письмо вернуло меня к жизни.
Правда, это было последнее письмо... Но я не знал тогда, что оно последнее. Но оно помогло мне. С  тех пор прошло... очень много лет.
А осенью 2003 года (если мне память не изменяет) я разговаривал с одним человеком, (не буду называть его имя), с которым у меня были общие друзья.
Ему было 17 или 18,  и он отличался немного несовременными для парня его возраста воззрениями.
Так вот, он меня спросил: "Вот чего хорошего, когда тебе за тридцать?  Я бы не хотел, чтобы мне было тридцать. Мне кажется,  в этом возрасте жить неинтересно и скучно".
Я не знал, что ему ответить. Но он выразил и мои мысли - мысли меня-восемнадцатилетнего.
А потом этот парень исчез.
Никто не знал, что с ним.
Предполагали, что он покончил с собой. Причем так считали все, кто его знал лучше, чем я. Получается, что я был одним из последних, кто видел его живым.
Нет, у меня нет чувства вины, что я не смог его удержать.
Но мне хочется верить, что он не покончил с собой.
А просто куда-то уехал - очень далеко, чтобы начать жизнь сначала, с чистого листа.
Всё может быть...
Читайте!

Амели Нотомб. Токийская невеста

Братское объятие самураев

Совсем недавно у меня возникло непреодолимое желание прочесть книгу о Японии, принадлежащую перу автора-неяпонца. Почему-то это последнее обстоятельство было для меня чрезвычайно важным и определяющим. Как ни крути, а у японцев, да и в общем у азиатов, совершенно другой взгляд на свою страну и на свою культуру в целом. Проще говоря, хотелось чего-то легкого и более близкого для восприятия, более традиционного для европейцев что ли. И тут, словно по мановению волшебной палочки, возникла «Токийская невеста», подумалось, что это не самый лучший выбор конечно, но вполне подойдет, да и познакомиться с Амели Нотомб всё никак не выпадал шанс, тем более роман автобиографический.

«И дым отечества был сладок и приятен» Амели и в «Токийской невесте» она возвращается в Японию после 15-летней разлуки, страну, где родилась и прожила до 5 лет. Тут она начинает есть, молиться и любить.

Влюбляется наша подающая надежды писательница в молодого человека по имени Ринри – «японца до мозга костей». Правда здесь стоит оговориться, что она именно в него «влюбляется», а не «любит»: «Он был моим коибито – человеком, с которым я разделяла кои, мне пришлось по вкусу его общество». Так, мало-помалу, Амели становится самой настоящей токийской невестой в полном смысле этого слова. И нужно было с этим что-то делать, ибо на одной симпатии и «вкусе» далеко не уедешь…

Молится она на Фудзи, он беспредельно ею владеет и это уж совсем не пресловутое кои, а самая настоящая любовь, граничащая с легкой формой одержимости. Да и вообще, как оказывается впоследствии, Амели к горам испытывает особенную привязанность и, лазая по ним, даже воображает себя Заратустрой. Что собственно не всегда ее доводит до добра…

Ест она всевозможные японские вкусности, в больших количествах и с большой охотой. Правда, не все экзотические лакомства приходятся Амели по вкусу…

И всё было бы прекрасно – Япония, Амели, Амели, Япония. Токийская невеста, токийская жена. Но так уж повелось, что «самое лучшее блюдо несовершенно без капельки уксуса».

Только потом, спустя семь лет, они наконец-то нашли определение тем чувствам, что были между ними...