October 11th, 2011

Кодекс Серафинианус - где купить?

Подскажите, пожалуйста, где можно заказать-приобрести книгу "Кодекс Серафинианус" Серафини Луиджи  - выдуманную энциклопедию? Хочу купить ее в подарок. Прочитала, что на амазоне она стоит 1 000 у.е., это дорого для меня, но вроде бы официально последнее издание стоит 89 евро, может, кто знает, где можно приобрести книгу за такие деньги, или дешевле?


Читайте!

Дина Рубина. Двойная фамилия

История одной семьи

Хм… а я и не знаю ни одного человека с двойной фамилией… точнее лично не знакома. Правда была одна преподавательница в университете по какому-то-там-предмету, но это не в счет. А она точно была одним-единственным человеком с двойной фамилией на моем жизненном пути. Я еще тогда подумала: «Какой же класс эта двойная фамилия! И вот почему ж у меня-то не такая…». И даже поиграла со своей и маминой-бабушкиными, но ничего приличного не получилось, упорно не звучало, они все оказались какими-то совсем не сочетаемыми, порадовалась тогда своей обычной, родной и вполне себе звучной фамилии и благополучно обо всём забыла.

И что ж я такого классного тогда нашла в этой двойной фамилии? Да, загадка, тайна, необычность и та самая пресловутая у-ни-каль-ность, вот и всё. А между тем подоплека и появление этой двойной фамилии могут быть вовсе даже и не классными, как в повести Дины Рубиной.

Здесь двойная фамилия – это маленькая трагедия и большая душевная драма, оставившая свой след не на одном любящем сердце. Эта фамилия - тот еще рубец на ране, которая вроде уже и отболела, и затянулась, как следует за все многие годы, а тут глядь – и дала опять кровиночку, и побежало…

Сама история простая и отчасти даже избитая уже в кино и литературе, но от этого не менее трогательная и цепляющая те самые струнки где-то у нас внутри – сколько их таких в мире и сколько еще будет – муж, жена, ожидание, чужой дядя, ложь, ребенок, жалость, страдания, мучения, разлука. Тайна этой двойной фамилии раскрывается перед нами шаг за шагом, предстает во всей своей красе. И вот загадка разгадана, и совсем она даже не классная эта двойная фамилия.

И хорошо, что у меня и моих близких, как и у многих их из вас я надеюсь, фамилия одна, самая-самая и без всяких трагедий.


  • sibkron

Жан-Мари Гюстав Леклезио. Танец голода

Жан-Мари Гюстав Леклезио лауреат многих премий, в том числе и Нобелевской. Пишет поэтичную прозу с налетом романтизма и обличением буржуазного Запада. И роман «Танец голода» не исключение. Красивая история, хорошее чувство ритма, роман воспитания, на военную тему, написан лаконично. В самом названии уже кроется скрытая метафора. Если представить музыкальное произведение, слушая, которое представляешь ужасы войны, представления похожи будут на некий танец голода, боли, гнева. Несомненно роман хорош, поэтичен, но не стоит искать философской глубины Томаса Манна, или психологизма Гессе.
 
В целом, это история упадка семьи и старых устоев на фоне событий Второй мировой войны. Один из героев – Александр – напомнил безумных отпрысков Буэндиа, пускающихся во все тяжкие на
реализацию глупых проектов. Казалось бы, уже где-то было, но, рассказывая о жизни на острове Маврикии, вспоминается непримиримый конфликт англичан и французов, когда видим девушек в коротких юбчонках мило воркующих с американскими солдатами, вспоминается, что они же были и
с немцами, имена рабов, карта концлагерей. Леклезио из мелочей выстраивают свою историю гнева.

«Звучат последние такты «Болеро» — резкие, почти невыносимые. Звуки наполняют зал; публика вскочила с мест, все глаза устремлены на сцену: там вращаются, ускоряя движения, танцоры. Люди кричат, но их голоса перекрывает грохот там-тама. Ида Рубинштейн и остальные исполнители — марионетки, сметаемые безумием. Флейты, кларнеты, рожки, тромбоны, саксофоны, скрипки, барабаны, цимбалы, литавры — все сжимается, норовит взорваться, задохнуться, готовы лопнуть струны и голоса, — пускай, лишь бы только
нарушить эгоистичное молчание мира.

Рассказывая мне о премьере «Болеро», мать описала свои ощущения, крики, возгласы «браво», свист, шум. В том же зале находился молодой человек, которого она никогда в жизни не встречала, Клод Леви-Стросс. Он тоже много лет спустя поведал мне, что эта музыка навсегда изменила его жизнь.

Сегодня я понимаю почему. Понимаю, что значит для его поколения эта многократно повторяющаяся музыкальная фраза с нарастающим ритмом и крещендо. «Болеро» не просто пьеса, не обычное музыкальное произведение. Это пророчество. Рассказ об истории гнева, о голоде. Когда звуки танца яростно обрываются, оглохшие и выжившие приходят в ужас от наступившей тишины.»
mystic
  • kukueva

(no subject)

понимаю, что заслуживаю немилосердного остракизма, но тем не менее.
Захотелось перечитать книгу Дж. Лондона про то, как он жил жизнью лондонских низов :снимал комнату, искал работу. Взяла в библиотеке книгу Железная пята - я была УВЕРЕНА, что это она и есть (читала давно).
Фиг там. Это оказалось нуднейшее повествование про всемирную революцию, признаюсь, не выдержала и двух страниц.

А как же называлась та, искомая?...

UPD
Люди бездны

спасибо)))))))

Немецкий язык

Решила подтянуть немецкий.

Подскажите, пожалуйста:
- современных авторов, пишущих на немецком языке. Желательно не адаптированные издания.
- хорошие учебники по немецкому, подойдут любые интересные и грамотные учебные пособия вне зависимости от уровня сложности
- самоучители.
- что-то еще, что не пришло мне в голову.

Заранее всем спасибо=)

Upd.: благодарю всех откликнувшихся за помощь, не ожидала что подскажут СТОЛЬКО всего интересного и увлекательного!!!

Посоветуйте книгу: инновации или новый год

Здравствуйте, уважаемые чточитатели!
Нужно подобрать книгу для последующего написания рецензии в корп.журнал. Это должна быть современная художественная литература, желательно а-ля бестселлер, но не обязательно (можно и русскую, и западную), лучше не фантастика, но фантэлементы допустимы. Варианта темы два:
1) что-то, затрагивающее тему инноваций, открытий, человека, который отличается от своего времени и делает открытия и т.д.;
2) что-то новогоднее или рождественское, уютное, но интересное по сюжету (так как номер будет предновогодний) - то, что вам было бы  радостно читать в ночь перед Рождеством :)

Темы не жесткие, это может быть какая-то близкая по настроению к ним литература - в общем, мне в любом случае будет интересно услышать советы, даже если не для журнала, но для самой себя почитать :)

Заранее всем спасибо.

Джейн Грин, "Джемайма"

Книга - гламурный журнал. Ухоженные, наманикюренные девушки в шмотках от кутюр сплетничают о мужиках - о размерах их кошельков и... не только; совершают продолжительный шоппинг, попивают кофе и пиво в ночных клубах; качают пресс в спортзалах, рассекают на роликах по Санта-Монике; ищут богатых и престижных женихов; очень-очень редко работают (но этой части их жизни автор внимания практически не уделяет). И так на протяжении всей книги.

Неудачный симбиоз "Дневника Бриджет Джонс" и "Секса в большом городе". От первого - толстая журналистка, сохнущая по своему красавцу-коллеге, которая стремительно худеет и превращается в неописуемую красавицу; от второго - постоянные разговоры о мужиках. Но в то же время "Джемайме" не хватает остроумия и комических ситуаций "Бриджет Джонс", и житейских историй "Секса", близких многим женщинам.

Джейн Грин не смогла наделить своих героев мало-мальски живыми образами. 100-килограммовая Джемайма у нее презирает тупость в других, но сама все вечера проводит, вырезая стройных моделей из глянцевых журналов; а главный герой Бен - неотразимый красавец и умница, перед которым падают ниц все женщины, оказывается застенчивым, тонким и душевным. Видели ли вы когда-нибудь неотразимого красавца, который "не замечает своей красоты"? Чистой воды бред.

Роман "Джемайма" - это как огромная тарелка с семечками - ешь так, что не оторваться, но ни капли не наедаешься. Написана книжка бойким языком с множеством диалогов, поэтому читается легко и быстро, но когда большая часть уже проглочена, думаешь: "Ну нафига я это читаю???".

"Сердце-зверь" Герты Мюллер

Не безнадега, но холод и дождь. Не одиночество, но серость и тишина. Не наивность, но странные представление о смерти. Не тоска, но постоянные мысли о последнем приюте и непременно в мешке. Мешки бывают разными: один из них может стать окном, может веревкой или самым настоящим мешком с камнями на дне реки и тобой.
"И еще, когда я думаю о смерти, мне кажется, что каждый умерший оставляет по себе целый мешок слов."

Не стихотворение, но поэзия. Не песня, но мелодично. Не картина, но сплошь образы.
"Смерть по дешевке что дырявый карман: сунешь руку - и будто целиком туда проваливаешься."

"Сердце-зверь". Оно есть жизнь, пока стучит. И смерть, когда зверек твоего сердца навсегда уснул.

Collapse )

Все сосредоточено на первой странице, а дальше по всей книге разбросаны эти самые формулировки и истории, их породившие. Книга не для чтения перед сном или в общественном транспорте, не для тех, кто читает, чтобы отдохнуть от разных мыслей и развлечься. Этот роман для литературных гурманов, для старательного, опытного и скрупулезного, искушенного читателя.
"Когда молчим, мы неприятны ... когда говорим - смешны."

Муа

"Элегантность ёжика", Мюриэль Барбери



"Тест-мирабель проходит у меня на кухне. Я кладу на покрытый пластиком стол сливину и книгу, а потом одновременно беру в рот мирабель и открываю первую страницу. Если две мощных волны ощущений не
разбивают друг друга: мирабель не портит впечатление от текста, а текст не отбивает вкус мирабели, я понимаю, что передо мной что-то значительное и даже исключительное, потому что произведений, которые
не померкли бы, не стали смешными и пресными рядом с сочным взрывом золотистого шарика, совсем не много"


Эта книга точно прошла бы у меня тест-мирабель. Преамбула многообещающая, но вот потом начинается много философско-социологической мути. Я еле домучала первый десяток глав и уж было решила бросить эту книгу, но "тут нахлынули события".


Эта книга о двух женщинах - 54-летней и 12-летней. Их объединяет две общих черты - обе шибко вумные и обе из-за этого страдают. Обеим кажется, что они живут какую-то чужую жизнь: "предтеча молодой элиты" в теле неопрятной деревенщины-плебейки-консьержки и рефлексирующая "принцесса в семье партийных деятелей" . Обе - ёжики, обе прячутся от мира, боясь что он их раскусит и незамедлительно растопчет.

Collapse )

Сильная вещь. Читать обязательно, кто еще не. Даже если в начале пойдет туго.
Мартин Гал

Могут ли писатели прекратить писать?

В "Горьких силлогизмах" Эмиля-Мишель Чорана я прочел такую мысль:
"Ни о чем нельзя сказать ничего. Вот почему числу книг никогда не будет конца".
И я подумал, неужели писатели никогда не прекратят писать?
Что они хотят доказать нам или себе?
Если в письме "ни о чем" сказать "ничего" нельзя, то к чему столько бессмысленных усилий?
Может быть подлинное мастерство Автора в отказе от Письма, а его шедевр - в утверждении ухода из Литературы?
Кто силен настолько, чтобы вынести себе приговор до обвинительного акта?
Когда Письмо вернется назад - к устной речи?
Может быть тогда по улицам снова начнет гулять Сократ или Иисус.
серсея

осознание

Посоветуйте книги после прочтения которых вы осознали свою никчемность и вам захотелось умереть.
ПС предвкушаю что сейчас понабегут умники моралисты, вобщем если нечего сказать по теме, проходим мимо не задерживаемся

Синтия Роджерсон "Я люблю тебя, прощай"

Хороший - и остроумный - роман о любви написать сложно. У Роджерсон это получилось. Всех четырех главных героев, живущих в небольшом городке в Шотландии, связывает она же, любовь: Аню, советника по вопросам семьи и брака и дочь польского эмигранта, уехавшего в Шотландию в 1944-м году, Розу, чей брак с Гарри стал одной сплошной головной болью после ее измены мужу с женатым другом; Сэма, сына Розы и Гарри; и Мацека, польского эмигранта, который на родине был преподавателем философии, а в Шотландии стал лишь продавцом в пиццерии. Все начинает усложняться, когда Мацек влюбляется в Аню, которая уже замужем, Сэм начинает работать на Мацека и влюбляется в польскую девушку, а Гарри и Роза начинают пользоваться услугами Ани, чтобы спасти свой брак.
Несмотря на наличие в книге польских эмигрантов, противостояния между коренными жителями и приезжими нет, городок в целом очень дружелюбный. Роджерсон старалась написать коммерческий роман, у которого будет финансовый успех, но поскольку она хороший писатель, она написала нечто большее. Книга украшена отменными диалогами, тонким юмором, богата на детали. Это роман, который написан о природе любви и о том, что она делает с людьми.
Человеческие отношения всегда сложны, и у писательницы очень хорошо получилось это передать.
bsm

«Спецоперации (Лубянка и Кремль. 1930-1950 годы)»

Павел Судоплатов

Автобиография мелитопольского сына булочника, который в 12 лет вступил в Красную Армию, в 14 – в ЧК, в 26 стал куратором украинского направления Иностранного отдела ОГПУ, в 29 стал нелегалом, который бродил по Европе под ручку с лидерами украинского подполья и лично взорвал одного из них, в 31 возглавил иностранную разведку, организовал убийство Троцкого, в конце 30-х создавал новую резидентуру, в начале 40-х – партизанское движение, диверсионные отряды и обманных шпионов, которых абвер считал своими, в конце 40-х организовывал скрадывание атомных секретов, в 1953 сел вслед за Берией, в 1968 вышел на свободу, с тех пор под псевдонимом писал книжки в серию «Пламенные революционеры» и добивался реабилитации. От советской власти реабилитации, как и скорого освоюождения, не удалось, несмотря на просьбы знаменитых и высокопоставленных друзей, от Абеля и Меркадера до Ибаррури и болгарского министра обороны. Реабилитировали Судоплатова и его товарищей только в 1991-м, после августовского путча. Через три года на английском и немецком вышла первая книга его мемуаров, в России изданная сильно позже. «Спецоперации» опубликованы посмертно, в 1997-м, через год после смерти Судоплатова. Ему было 89 лет.

Я долго не хотел читать «Спецоперации» - переел в свое время книг, неистово разоблачающих или возвеличивающих Сталина и его эпоху. А от Судоплатова я ничего другого не ждал – с такой-то биографией и с такой фамилией, живо напоминающей генерала Грубозабойщикова из книг про Джеймса Бонда. Но в итоге рискнул – и понял, какой был дурак.
«Спецоперации» беспрецедентны по фактуре, размаху и обилию деталей. Понятно, что Судоплатов рассказал не все и порой лукавил, зато он никогда не скрывал пристрастности оценок. Сталин у него бог, правда, недобрый и не всегда умный, Берия – гений, хоть и с вот такими тараканами, Абакумов – быдло и хам, но честный до тупости, а Хрущев и большинство прочих партийных руководителей – мелкая мстительная мразь. Убийства врагов были абсолютно оправданы, остальным убийствам нет прощения даже не потому, что это преступление, а потому, что это глупость. И все это не отменяет рефрена: Родину надо защищать, ее врагов карать, точка.
Это существенная, но, к счастью не главная сторона книги. Основной сюжет, особенно фантастический в связи с полной фактурной подтвержденностью, посвящен все-таки разведывательным делам. Чуду, в рамках которого деревенский парнишка за год-полтора превращается в опытного нелегала-вербовщика, пижон-бабник три года любит абвер во все полости, а несколько трепливых ребят на пустом месте, левой идее и еврейском происхождении ткут за полгода разведывательную сеть, охватившую всю планету.
Судоплатов умер в эпоху, когда казалось, что эти чудеса устарели навсегда. Нынешняя эпоха исходит из противоположного принципа – так что «Спецоперации» актуальны еще и поэтому. Или наоборот. Последние шесть лет Судоплатова не переиздают совсем, а букинисты просят за его книги десятки номиналов. То есть книга оказалась либо невостребованной широкой публикой, либо слишком востребованной публикой узкой.
Рекомендую востребовать.
bear

Терри Пратчетт. Делай деньги

Несмотря на то, что в печатном виде книга еще не вышла, "Делай деньги" доступна в эл.виде.

Перевод достаточно приличный.
Безусловно это одно из сильных произведений автора. Достойное продолжение "Опочторения". Как всегда много юмора. При этом "на пальцах" объясняются некоторые финансовые азы, которые на мой взгляд очевидны не для всех.
Итого: юмор+финансовый ликбез = рекомендую

Ну и вполне себе серьезная мораль - политическая воля + толковый менеджмент способны кардинально изменить ситуацию, причем в кратчайшее время


joy of life

Книжка про молодую семью

Нашла описание в одном посте - и очень захотелось прочесть...

"это была восхитительная и очень полезная книжка! Не помню имени автора - увы! - журналистка, мать 4-х детей: Кати, Жени,Алеши и, кажется, Никитки... Живут в Дубне.
Такая была желтенькая в мягкой обложке... примерно 1990 г.и.
... эта книжка именно как помощь молодым родителям была написана, и очень интересно, надо сказать :)"

В частности, там была описана идея коробки, в которую складываются разные сокровища, которые самому не нужны, а выкинуть жалко. И когда в дом приходят гости - ну или вы сами собираетесь в гости - то в этой коробке всегда найдется что-то подходящее в подарок =)
bsm

«Тайна Зои Воскресенской»

Зоя Воскресенская, Эдуард Шарапов

Биография известной писательницы и видного творца ленинианы в наименее известной части – как сотрудника внешней разведки, ушедшего в отставку в звании полковника после 25 лет оперативной работы.

Книга, безусловно, гораздо слабей «Спецопераций». Она состоит из двух частей – мемуаров самой героини и биографической повести, написанной ее младшим товарищем. В обеих частях гораздо больше скверной литературщины (Судоплатов, зарабатывавший на жизнь пером в не лучшие с литературной точки зрения десятилетия, умудрился в этот грех не впасть), оба автора слишком часто говорят об одном и том же, и тут же принимаются недоговаривать – огромными кусками. Воскресенская-то, понятно, до самой смерти не была уверена, что имеет право рассказывать оперативные подробности, к тому же так и не решилась изложить историю убийства мужа. Шарапов сделал многое за нее – но еще больше не сделал, постоянно создавая умолчания вполне идиотического характера, типа: «По возвращении из города на дороге их подстерегали парни из их колонии с топорами и мешками, которые ошибочно считали, что они ездили в Смоленск в милицию жаловаться по поводу кражи». Естественно, о судьбе всех этих «их», а также мешков с топорами можно только догадываться.
Проблема в том, что Шарапов искренне очарован Воскресенской, а Воскресенская искренне очарована первым в мире женщиной-послом Коллонтай, под началом которой работала во время войны. Эта очарованность сковывает авторам руки, а Воскресенскую и вовсе заставляет близко к тексту пересказывать собственную детскую повесть «Девочка в бурном море», которая как раз про Коллонтай и советское посольство в нейтральной Швеции 40-х.
Тем не менее, интересных деталей в книге хватает – как ни странно, связанных не столько с оперативной работой, сколько с дикими нравами низовых спецслужбистов, заедаемых завистью и бытом. Отдельная жемчужина книги – кусочек про воркутинский лагерь, в который Воскресенская была сослана (сотрудницей, а не зечкой, к счастью) за излишнюю преданность Судоплатову и другим начальникам и коллегам.

Есть это у Саберхагена в каком то по счету Берсеркере

Есть это у Саберхагена в каком то по счету Берсеркере, что вот главные герои находят корабль в космосе на котором уже тысячу лет как плывут потомки космонавтов и их уже много расплодилось и получается что то цивилизации которая живет управляемая жрецами "в теме" и поклоняющимся космическому кораблю на протяжении веков жрецы ими манипулируют. и вот такой же сюжет частично воссоздан у Лукьяненко то ли у какого то Российского фантаста очень похоже что за книга это может быть???