September 2nd, 2011

honey you should see me in a crown

(no subject)

Здравствуйте.
Не так давно увлеклась книгами, где описаны миры и с магией, и с технологией - "Прогулки по крышам", "Городская магия". Эдакий симбиоз реальности и фантазии. До этого глотала де Линта в серии "Городские легенды".
Просьба посоветовать нечто подобное, желательно, не как в Гарри Поттере - маги отдельно, магглы отдельно, а чтобы обычные и магически одаренные люди/существа обитали вместе, зная о существовании друг друга. И не просто обитали, а еще и взаимодействовали.
В качестве примеров еще - "Игра в Ва-банк" Морозовой, "Плюс на минус" Громыко. Это все я уже зачитала, хочется чего-то нового, интересного.
Очень желательно, чтобы с юмором. Хотя бы с вкраплениями, потому что мрачное и серьезное, трагично пафосное сил нет читать.
med Jules

Давид Гроссман "С кем бы побегать"

В последний день лета дочитала, пожалуй, самую летнюю книгу из всех, с которыми успела познакомиться в этом году. Роман израильского писателя Давида Гроссмана под названием "С кем бы побегать". Ее выпустило издательство "Розовый жираф" в своей новой серии "Вот это книга!" с пометкой "От 15 до 18". С первым согласна абсолютно: книга показалась мне очень классной, - со вторым поспорю: мне 31, и я не могла оторваться от этого романа последние несколько дней.

Желание издателя обозначить возраст возможных читателей, скорее всего, связан с тем, что главные герои этой книги - подростки. По разным причинам Тамар и Асаф остаются на каникулы в Иерусалиме без своих родителей: девочка сознательно не едет ни в отпуск, ни на гастроли со школьным хором - она ставит на кон свою и карьеру, и жизнь ради гораздо более высокой цели, парень же просто не захотел лететь с семьей в Штаты и теперь подрабатывает в мэрии, чтобы не слоняться без дела по городу. Иерусалимская мэрия решает множество самых разных социальных вопросов, в частности, ищет хозяев подобранных на улицах собак. Одного из потерявшихся лабрадоров и препоручают заботам Асафа - он должен найти его владельцев и вручить им штраф за невнимательное отношение к питомцу. Расчет очень прост: собака, если разрешить ей идти, куда хочет, сама приведет чиновников к своему дому. Однако в случае с этим лабрадором все вышло иначе: сначала пес привел Асафа в пиццерию, потом в крошечный монастырь, а уж там парень узнал, что хозяйку лабрадора зовут Тамар и что эта Тамар пропала три недели назад... Ни один госслужащий, конечно, не бросился бы на поиски непонятной девушки, особенно при условии, что даже фамилия ее не известна, но пятнадцатилетний подросток мыслит совсем иными категориями. Он бегает с собакой по городу, постепенно получает все новые сведения о Тамар, и образ, который складывается из разрозненных осколков, интригует его все больше. Правда, об истинной и страшной причине исчезновения девушки даже такой проницательный человек, как он, догадаться вряд ли способен...

Динамичный, почти детективный сюжет заставляет неотрывно следить за развитием событий, однако подлинное очарование этой книги не только и не столько в лихо закрученной многослойной интриге: перед глазами так и встает многоголосый, многоликий Иерусалим - не "город трех религий", но бурлящей жизнью мегаполис, вечный и юный одновременно, до предела раскаленный солнцем днем и медленно отпускающим этот жар ночью. Лично мне также очень интересной показалась описанная автором модель семейных и, в частности, родительско-детских отношений - кажется, Израиль в этом плане шагнул далеко вперед.
  • staren

Людмила Гурченко | Мое взрослое детство (1982)

“дочурочка моя, клюковка” (с)

С удивлением обнаружила, что про эту книгу здесь никто не писал почему-то, хотя в комментариях к разным постам упоминали несколько раз. Хочу восполнить пробел.

Если коротко: это чудесная книжка! Я слушала аудиоверсию, и именно ее горячо рекомендую, она начитана самой Людмилой Марковной - начитана талантливо, трогательно, неповторимо. Наверное, в печатном виде она тоже интересна, как меня многие уверяли, но я даже думать не хочу о том, какую долю удовольствия я бы потеряла, если бы просто читала, а не слушала. Там столько эмоций, интонаций, музыки, специфического говора... “Да что там говорить!..” (с)

Хочу предостеречь от типичного предрассудка: "актриса (особенно советского кино) + мемуары = нудные и пошловатые актерские байки". Никаких "актерских баек" там нет, слава богу. Она рассказывает о своем детстве, о папе, маме, жизни до войны, об оккупированном Харькове, своем взрослении в этом голоде и холоде и о первых послевоенных годах. Мало того, что это просто интересно, несмотря на то, что ничего нового она, казалось бы, не говорит. Однако этот рассказ такой простой, искренний и трогательный, что я только за это ее полюбила и зауважала безмерно. И это при том, что к Гурченко как к актрисе я в принципе равнодушно отношусь. Но с такой нежностью, радостью и любовью о родных людях – провинциальных, смешных и нелепых – может говорить только очень хороший человек.

Collapse )
Ada

Жареные зеленые помидоры. Фэнни Флэгг.

Прочитал, были мло, зачем вот только? Вот как-то так можно отозваться о книге. Я начинаю понимать, отчего к женской прозе отношение у многих читателей немного пренебрежительное и снисходительное. Ну, как если бы ты хвалил рисунок пятилетнего ребенка. Вроде и от души, и для возраста этого нарисовано хорошо, но...
Книга, безусловно трогательна, да и написано старательно, отдадим должное. Старушка божий-одуванчик рассказывает о своей жизни потерявшей надежду 48-летней даме, страдающей обжорством и гормональными сбоями. Как по мановению волшебной палочки раскрывается перед нами ретроспектива от года 1920, до 80-х. И столько любви к прошлому у старушки, что через свой рассказ передает она толстухе Эвелин и ту любовь и дружбу и желание жить. Плакать хочется, да и только, когда по мановению той же волшебной палочки у Эвелин начинается новая жизнь!
Кого-то вдохновило?))
Из того, что понравилось - сама структура книги, которая придает чтению общую живость. Герои - все такие, как на ладони, всегда знаешь, чего от них ждать. Рецепты, вот, еще в конце - неплохи, в отличии от самой концовки.
Я, вообще, придерживаюсь того мнения, что хороший писатель умеет дать настоящий финал, от которого мурашки по коже и оргазм мозга. А тут, эх...

Александр Гриневский (Грин) "Алые паруса"



Не знаю как Вы, но я, а говорить я буду только про себя, с детства испытывал если не отвращение, то какое-то брезгливое чувство к этой книге. Помню, когда мне было лет 10, в нашем продмаге на Пяти углах, одна продавщица накричала на мать. Я тогда громко на весь магазин спросил: "Мам, а почему она визжит, она Ассоль?" Почему я тогда проассоциировал продавщицу с Ассолью, не знаю. Вероятно, что-то такое нашел. Но что нашел, не помню.

Этот случай был после того, как я первый раз прочел "Алые паруса". Потом несколько раз пытался их прочесть, но дальше половины осилить не получалось. Думал, так и не пойму, почему проассоциировал продавщицу с Ассолью. Но весной 2004 года я поехал к родственникам в Киев погостить на пару недель. В дорогу взял эти самые "Алые паруса". Я часто беру в дорогу такие книги, что читаю с трудом. В поезде делать особо нечего, скука, вот и пересиливаешь себя лишь бы скуку убить.
Collapse )
3

Юстейн Гордер "Дочь циркача"

или В романе «сын Викария» убийца- сын Викария.

Представьте себе, что Вы хороший знаток европейской или тайской кухни (в нашем случае литературной). Вы точно знаете, под каким соусом и какое блюдо стоит подавать. И тут вдруг, Вам говорят, что есть такой ресторан, в котором Вы еще не были и что там готовят блюда Вашей любимой кухни, которые Вы еще не пробовали. Вы уже ужинали сегодня, и есть Вам не хочется, но азарт, интерес, стремление доказать всем, что такого быть не может, заставляет Вас туда пойти и заказать его. Роман «Дочь циркача». Вы смотрите на блюдо и Вам кажется, что ничего необычного в нем нет. Стандартный набор продуктов, стандартный набор специй. А позже Вы еще откроете, что и называется он четко по основным ингредиентам. Все равно что, если бы Агата Кристи назвала роман «Сын Викария» роман, где убийцей действительно бы являлся Сын викария.Collapse )

кудряшки

вышел роман Леонида Подольского

РОМАН О ПОЛИТИКАХ: ВЫСОКИЙ ОБМАН И НИЗКАЯ ПРАВДА

“Эксперимент” Леонида Подольского - собственно, сама по себе книга-эксперимент. Рассказать о политических перипетиях в художественной форме так, чтобы читателю была предъявлена правда жизни в наиболее убедительном (и узнаваемом!) формате, и одновременно соблюсти законы романного жанра, где – герои, интересность повествования, выстроенность сюжета и композиции – задача не из легких.

Автору удалось справиться с ней.

В первую очередь “Эксперимент” ставит читателя лицом к лицу перед проблемой политической истины: что она такое – закулисье, сплетение всевозможных интриг или жестко, четко рассчитанное и выверенное действие, - да и существует ли эта истина вообще? Может быть, вся политика – один грандиозный обман, и, чем ты выше располагаешься на иерархической политической лестнице, тем удобнее тебе делать эксперимент – над отдельно взятым чиновником, отдельно взятым городом, и – шире – над несчастной страной, донельзя уставшей от вереницы исторических жестоких экспериментов?

Над губернатором провинциального русского города, Геннадием Михайловичем Садальским, повис дамоклов меч замысленного вышестоящим начальником политического опыта. В областном городе подначальной Садальскому губернии управленцы центра, заковавшие страну в железные цепи единовластия, задумали провести эксперимент хитрого “насаждения” демократии.

В Госдуме всё ещё спорили, всё оттачивали формулировки нового закона. Оппозиция сначала стояла насмерть против эксперимента. Прирученная, одомашенная, она предпочитала кормиться из рук, а не добывать пищу в жестокой конкурентной борьбе.

Collapse )