July 18th, 2011

"1Q84" Мураками, тут и выдумать название не нужно

Не нашла этой темы, странно, неужели никто еще не читал новую историю Мураками? Кажется, одна из самых громких новинок.... Тогда делюсь своими впечатлениями. Но предупреждаю сразу, я не страдаю мурками-манией, читала из интереса и потому что друзья посоветовали.

Collapse )
face

Ольга Дан, "Составь свою родословную"

Давно читаю сообщество, и вот решилась на первую рецензию. Я увлекаюсь практической генеалогией: составляю свое родословное древо и веду городскую практическую мастерскую для взрослых и детей. А еще, как вы понимаете, коллекционирую бумажную литературу по практической генеалогии.

Недавно моя коллекция пополнилась практическим руководством Ольги Дан «Составь свою родословную». Эта книга выпущена издательством «Питер» в 2011 году, насчитывает 128 страниц и снабжена CD с программой построения фамильного дерева «Piter Family Tree Builder», программист И. Рудаковский.



Collapse )
P.S. К сожалению, тэга «генеалогия» нет. Ставлю «история», ведь генеалогия - вспомогательная историческая дисциплина.
Как есть

Кристофер Прист. "Престиж"


В очередной раз зарекаюсь не засиживаться больше допоздна, чтобы дочитать книгу. "Престиж " как сетью меня опутал и не отпустил, пока не дочитала, постепенно, незаметно нагнетая жутковатую атмосферу. А я человек впечатлительный.
Никогда не думала, что мне понравится эта книга. После того невероятного фильма, который по ней снят. После романа "Гламур", когда я сходу разочаровалась в Присте как в чрезмерно хваленом авторе. Я была не права, не права. Не права!
Начать с того, что в фильме я многое угадала. Благодаря рефреном звучащей фразе "Ты внимательно смотришь?", действительно очень внимательно смотрела. Фильм мне понравился, но разгадка фокуса не стала шокирующим открытием.
А в книге все куда более завуалировано.
Роман "Престиж" - как изощренно хитроумный трюк. Ты знаешь, что разгадка проста, что она рядом. Но перепутанные нити повествования будут разматываться долго и с очевидным трудом. Как внимательно ни смотри.
Это я уже не столько про героев книги, сколько про автора. Вот кто здесь главный иллюзионист.
Вообще мастерство Кристофера Приста удивительно. Он жонглирует фактами, перетасовывает времена действия, создает красочную атмосферу обмана - и все это предельно лаконичными средствами. В его стиле не найти ничего избыточного, слова просты, по большему счету, нейтральны. И в этом как раз главный фокус - как можно таким письмом создать столь правдоподобную атмосферу старины, театральности, иллюзий? Это сделать невозможно - но эта книга написана.
И фильм... Фильм гениален, но очень поверхностен в сравнении с романом. (Иначе и быть не может). А книга, эта страшная сказка - не каждый поймет, до чего она глубока.
"От двойников, близнецов и дубликатов шагу некуда ступить" - написано на задней обложке.
Это так. Но на самом деле, эта книга об одиночестве. О том неизбывном одиночестве, которое, будучи разделено надвое, натрое и так далее, становится только еще более полным.
рама

Соломон Волков. История русской культуры в царствование Романовых: 1613-1917



Новая книга русско-американского культуролога Соломона Волкова (Нью-Йорк) повествует о сложных, захватывающе интересных, часто драматических взаимоотношениях монархов династии Романовых (1613–1917) с их подданными, ведущими деятелями русской культуры. Романовы традиционно поддерживали отечественную культуру и ценили ее творцов: Екатерина II советовалась с Державиным, Александр I – с Карамзиным, а Николай I объявил Пушкина «умнейшим человеком в России». Поэт Жуковский воспитал будущего императора Александра II, а Александр III не на шутку увлекался романами Достоевского и музыкой Чайковского.
Соломон Волков известен своими исследованиями взаимодействия культуры и власти («История культуры Санкт-Петербурга», «Шостакович и Сталин», «История русской культуры ХХ века от Льва Толстого до Александра Солженицына»). В своей новой работе Волков рисует живые, яркие портреты монархов и «их» писателей, поэтов, композиторов, художников – протопопа Аввакума, Ломоносова, Глинки, Лермонтова, Гоголя, Александра Иванова, Тютчева и многих других.
_____________________________

Эту книгу я бы рекомендовала в первую очередь президентам, мэрам, министрам и тем, кто собирается ими стать, как пособие по многовековому опыту общения власть имущих с деятелями культуры. Что примечательно, чтобы прочитать эту книгу, нет нужды заканчивать университеты: Соломон Волков пишет доступно, увлекательно и базис, который все-таки необходим для понимания о чем или о ком идет речь не сложен, достаточно нашего общего школьного советского образования, чтобы воспринимать повествование. А для тех школьников, которые возьмут в руки книгу и не поймут каких-то отдельных посылов – это хорошая возможность поинтересоваться биографиями великих людей искусства нашей страны.

Что же в ней есть такого … полезного?
Для Романовых культура была важным политическим инструментом, и как считает автор книги «чем более русский правитель или правительница контролировали культурный процесс, тем более устойчивым представлялся их режим». Несколько веков кто лучше, кто хуже монархи могли не в лоб, а через художников (их оперы, поэмы, романы, картины и т.д.) поддерживать заветную формулу «Православие. Самодержавие. Народность».
Сегодня, когда не существует никакой национальной идеи, облеченной в формулу, ни канувшей в лету самодержавной, ни ушедшей туда же советской, и не созданной новой, когда не ясно, что поддерживать, куда вести и чем управлять, в каком русле должна течь река, культура сама по себе, а власть вдалеке и сама по себе, а если и вмешивается, то это, как правило, никак не способствует творчеству.
Насколько культурный багаж последнего царя из рода Романовых и нового «царя» от большевиков - Ленина сказался на их политических судьбах? Об этом тоже рассуждает автор книги. Любопытные подробности из жизни Ломоносова, Кантемира, автора жанра порнографической поэзии Баркова, Карамзина и Жуковского, Пушкина и Достоевского, всех не перечислить, а главное их общение с императорами, членами королевской семьи и приближенными ко двору. А также главы, которые интригуют уже своими заголовками: женский вопрос и гомосексуализм в имперской России.
Как живая (простите за банальность) предстает перед нами в самом начале книги картинка их только что отреставрированного Большого Каменного театра на 2000 мест, в котором в ноябре 1836 года при аншлаге давали премьеру оперы Глинки «Жизнь за царя», инициированную самим царем. А вот Петр I установил в Летнем саду мраморную статую Венеры, бросив вызов православной церкви. Александр I назначает Жуковскому пенсион, а Николай I увеличит капитал, сделав его домашним наставником будущего императора. Перечислять тех кого одарила и приветила Екатерина II можно долго. А что установили, чему помогли родиться, кого из гениев поддержали современные правители?
Оставив современную политику в стороне, для тех кто ею не увлечен, эта книга и без переноса в современность – увлекательное чтение, полное маленьких и больших сюрпризов. Для меня во всяком случае.
marusya

Анна Гавальда "Утешительная партия игры в петанк"

Анна Гавальда всегда была эдаким облегченным французским вариантом Дины Рубиной: отпускное чтиво, перелистать страницы в режиме нон-стоп, пощекотать вкусовые рецепторы парой удачных метафор и забыть, о чем был сабж, сразу же после перелистывания последней страницы.

Но в "Утешительной партии игры в петанк" Гавальде даже уровня Рубиной достичь не удалось. Главный герой, 47-летний архитектор Шарль Баланда на протяжении 800 страниц сражается с тараканами у себя в голове, пытаясь разобраться с мертвыми и живыми, и вот в эту муторную тягость приходится погружаться читателю. Где-то к концу книги герою каким-то непостижимым образом удается разобраться со всеми проблемами, и, в лучших традициях викторианского романа, все положительные герои оказываются вознаграждены, получив вожделенного петушка на палочке (и даже мертвых переносят из устрашающих своей бесприютностью могил в урбанистическом пейзаже в уютные и пасторальные могилки), все отрицательные герои получают от автора щелчок по носу и заливаются слезами: кто, сидя в модной парижской парикмахерской, кто, играя на трубе во французской провинции, а сам герой спешит под венец. Звучат трубы и фанфары, поют ангелы и купидоны, все счастливы, ура!

Отдельного пинка заслуживает стиль: рубленые фразы с огромным количеством однородных членов предложения, ощущение, что находишься в бакалейной лавке, где рачительный хозяин пересчитывает товар. Домик, собака, кошка, лама, печенье в виде домика, собаки, кошки, ламы, плита, посудомойка, стол, стул, тарелки, чашки, сапоги, газонокосилка, циркулярная пила... Слушателям курсов по бухучету посвящается.

Вердикт: более удручающего чтива читать давно не приходилось.

Книги про Россию

Друзья, я тут с удивлением для себя отметила, что не так много знаю о быте людей, которые жили в нашей стране в 17-18-19 веках. Все как-то обрывочно и из классических произведений школьной программы. Или просто вспомнить не могу сейчас. Подскажите что-нибудь такое, где описывался тупо быт: как жили, детей растили, работали и пр. Шмелева не советовать. Если это будет аудиокнига - вообще прекрасно.
лицо

Музей как личная судьба

Недавно мне повезло. На дне поминовения князя Андрея Боголюбского в Боголюбове сумел взять автограф на книге Алисы Ивановны Аксёновой "История. Судьба. Музей" (к обоюдному удовольствию - великая и обласканная властью А.И. засмущалась при этом как юная дева).
Теперь искренне рекомендую книгу всем, особенно тем, кто хоть раз бывал во Владимире или Суздале - имхо, очень важно знать какой ценой, какими хитростями и творческими полетами достается та лепота, которые мы там видим. Увы, так же можно узнать и о том, чего мы уже НЕ увидим (в основном благодаря радению об интересах РПЦ) - например, музея  "Часы и время" во Владимире или замечательного радостного (помню с детства) музея народного (сейчас бы сказали "наивного") искусства в Суздале
Конечно, книга очень "советская"", в том числе и по стилю изложения. Но радует так же и то, что А.И. никогда не стесняется называть имена, как в плюс, так и в минус, не жалея и живущих.
Будете во Владимире - не пропустите.
chilipepper

(no subject)


Добрый день, коллеги!
У меня к вам несколько...хм... неожиданный вопрос: не посоветует ли кто что-то интересное почитать (это заурядная часть вопроса; теперь неожиданная:) о боксе? Спецлитературу, безусловно, не имею в виду. А вот попадалось ли вам что-то интересное художественное, может быть? Например, Джек Лондон любил (к сожалению, совсем немного) написать рассказ-другой про боксеров, с дивными описаниями боев и характеров - с полным набором всего, за что мы так любим товарища Лондона:  стальные яйца нервы, воля к жизни, злоключения главных героев и др.

Должно же быть что-то почитать, кроме сцентариев фильмов Рокки 1-5? Многие боксеры же грамотные и интересные люди! Может, кто мемуары какие написал...

Вспоминается что-нибудь? Если вдруг натыкались на книги на европейских языках на эту тему - тоже буду признательна за названия.

Заранее спасибо и удачи! 

"Собачье сердце" наоборот, или новая книга П. Маара

Если бы наша собака превратилась в человека, я бы точно сошла с ума. Потому что то, так умиляет в собачьем варианте – бульдожья настойчивость, граничащая с бесцеремонностью, неуемный темперамент, детская непосредственность – в человеческом обличье, боюсь, мало выносимо. Забавным это выглядит только со стороны.
Но зато уж со стороны точно обхохочешься. Недаром тема превращения собаки в человека (от знаменитого булгаковского «Собачьего сердца» до французского фильма «Дидье» с Аленом Шаба) столь любима.
У прекрасного немецкого сказочника Пауля Маара, которого лично я обожаю еще со времен Субастика, его пес, господин Белло, гораздо ближе к симпатичному Дидье, чем к мерзкому Шарикову. Он милый, забавный, всегда готовый прийти на помощь хозяину, ну а то, что так и норовит облизать вашу физиономию языком, это и потерпеть можно, в конце концов, у всех свои слабости.
Вот хозяева, аптекарь и его маленький сын, и терпят. А заодно пытаются сделать из собаки человека не только чисто внешне, но и по существу. Занятие это не сказать чтобы легкое, зато увлекательное. Правда, папу постоянно что-нибудь отвлекает: то сердечная история, то проблемы с его другом-фермером, у которого животные тоже случайно превратились в людей. Так что основной удар юному Максу приходится взять на себя.

P.S. А вообще я очень люблю немецкие сказки – добрые, веселые, с хорошим чувством юмора, равно как и их противоположность - мрачные, загадочные, с замечательно созданной атмосферой. К авторам первых помимо Маара относятся Джеймс Крюс и Михаэль Энде, вторых - Отфрид Пройслер и Корнелия Функе.

ДОМИК

книги о блокаде ленинграда

друзья! как-то давно я уже спрашивала, но не сохранила что ли. Очень давно хотела почитать книгу о блокаде, может быть, чьи-то воспоминания, или сборник воспоминаний. Если кто читал - поделитесь

короткие рассказы

Подскажите какие-нибудь серии коротких рассказов, которые можно было бы слушать в машине и во время прогулки с собакой. Прослушала так всего Пуаро, то есть нужно что-то похожего объема, легкое и, желательно, не детектив, на английском или на русском, классика или современное не имеет значения. Мне в голову приходят только Бунин и Брэдбери, но это все уже прочитано не раз.

Если подскажете, где хороший выбор русских аудиокниг, тоже буду очень благодарна. Бесплатного не ищу, приоритет - удобный и проверенный сервис. Мне почему-то попадаются в основном сайты формата "пришлите смс и получите атаку на компьютер".

Спасибо заранее :)

Смешно и весело

Еще зимой прочел я чудесную книгу: Слава Сэ. "Сантехник, его кот, жена и другие подробности".

Присоветуйте плз что-нибудь вот такого же - чтобы читать ночью, давясь в подушку от хохота и боясь разбудить жену.

И, разумеется, с классикой жанра типа Джерома К. Джерома или Ильфа и Петрова знаком. Хотелось бы чего-нибудь современного.
Как есть

Александр Дюма. "Ожерелье королевы"

Теперь я знаю, что отвечать на вопрос, какая экранизация понравилась мне больше книги. "История с ожерельем" - один из самых запомнившихся фильмов, а перевоисточник, книга Дюма, совсем не то.
Фильм красив и увлекателен, книга бытописательна, нетороплива, категорична в расставлении черно-белых акцентов. Хотя кое в чем по-настоящему интересна: прежде всего, подробнейшими описаниями быта людей того времени. Читала ее зимой, помните, было много снега и сосульки не держались на крышах. И в книге как раз была описана очень холодная и снежная зима, узкие улицы, где с трудом хватало места для экипажей и совсем не хватало для людей. А как начинали топить гостиную за несколько дней, если ожидались гости! Восемнадцать градусов считалось очень комфортной температурой для жилых помещений. Это у принцев - и страшно подумать, сколько было у простых людей. В общем, после дореволюционных парижских будней современные коммунальные проблемы казались полной ерундой.
А еще книга привлекла, быть может, с непривычки, изысканной вежливостью. Всеми этими "потрудитесь передать", "удостойте простить меня", "угодно ли вам сказать мне", и тому подобному. Это я по памяти пытаюсь восстановить. Многие умеют повторить трехэтажный мат, а потрудитесь-ка воспроизвести трехэтажную вежливость!
В целом книга понравилась, и все же она основательно затянута.
Когда-то в детстве у меня был список из сотен произведений, приписываемых господину Дюма, и я собиралась прочитать их все.
Однако ж осилила не больше двадцати, и приниматься за что-то еще не очень хочется. Хотя хотела бы перечитать что-нибудь из детства. К примеру, мне ужасно нравился роман "Сильвандир" - интересно, понравится ли сейчас.