July 10th, 2011

Интересует российский общепит 18-19 века.

Подскажите, пожалуйста, книги, где бы вкусно или наоборот - невкусно, описывалась бы общепитовская жизнь в Росийской Империи 18-19 веков. Недавно закончила читать "Трактиры и рестораны Петербурга" - там много всего было интересного. Но надо еще. :) Буду благодарна за подсказки. :) 

посоветуйте :)

все. сдаюсь :) сердце победило мозг, настроение победило трудовые будни :)
дорогие участники, посоветуйте почитать что-то особенное, весенне-летне-романтичное, про самое светлое и сердцебиениеубыстряющее :)

то ли влюбиться пора, то ли блонд краска проникла в черепную коробку :)
простите меня, Берджесс и Киз, простите, Кизи и Николай Васильевич, простите, но хочу чего-то легкого о романтичных случайных знакомствах и счастье :) можно про все это и в путешествиях - буду в аэропортах оглядываться :)

короче: романтика уонтед :)

спасибо!

Посоветуйте, что почитать из современной российской прозы

Совершенно не ориентируюсь в современной российской прозе, поэтому очень нужны советы, что читать
не люблю: чернуху, криминал, детективы, любовные романы, излишние философствования
фантастику иногда люблю (например, Пратчетт и Лукьяненко), но чаще всего не очень
люблю смешные книжки, мемуары, эссе, чиклит, романы воспитания, эпистолярные романы
Небеса
  • spz42

"Осень Патриарха"

Друзья, давно хотел почитать Г.Г. Маркеса "Осень Патриарха". Кто-то читал? Может поделиться впечатлениями? Сейчас слушаю в аудиоформате - очень нравится! Вообще, ощущение какой-то сказки-небылицы, подобно "100 лет одиночеству".
me

“Эхо истории” на “Эхо Москвы” – книга Н. Басовскй - отличный образец современного просветительства

С книгами по истории происходит интересная штука. Они слишком часто откликаются на “текущий момент”, оказываясь чересчур даже актуальными. Я бы сам счел это заявление дежурной фигурой речи, если бы не следил за разделом исторической литературы в книжных магазинах. Все так! Это на самом деле не очень хорошо, поскольку полемики в обществе сменяют одна другую, а жизнь книги, тем более по истории, определенно должна быть длиннее. Зачем держать на полке публицистику?

Чем хороша эта книга, так это тем, что история в ней показана через живых людей. Они ведь давно перестали быть для нас людьми, где-то в середине средней школы превратившись сразу в имена: Томас Мор, Торквемада, Леонардо да Винчи, Галилей, королева Виктория, Маркс и Энгельс. Вот лишь некоторые имена, которые вновь превращает для нас в живых людей Наталья Басовская, доктор исторических наук, профессор и замечательный рассказчик.

В истории человечества существуют закономерности. Однако и места личности в ней никто, как говорится, не отменял. Иногда один человеческий нюанс может стоить тысячи и даже миллионов жизней. До Сталина и Гитлера (коих авторы радиопередачи сразу вывели за скобки, дабы избежать влияния текущих ныне дискуссий) был, например, великий инквизитор Томас Торквемада. Что заставляло его отправлять толпы сограждан на костер? Не отказ ли юной красавицы на его ухаживания? А Фридрих Энгельс – умный человек, он увидел еще при жизни, как его сторонники превращаются в “попов марксистского прихода”, ужаснулся и попытался внести коррективы в коммунистические догмы.
И несмотря на то, что старалась не пропускать еженедельные передачи Басовской по радио, сейчас перечитываю - и не могу оторваться - чего и вам желаю!
  • smerdi

"Благодать и стойкость" Кена Уилбера



Эту книгу я прочитала благодаря комментарию, оставленному несколько лет назад в этом сообществе к вопросу о том, какую литературу можно прочитать про рак.
Кен Уилбер, известный американский философ, автор таких работ как "Краткая история всего", "Интегральное видение", "Никаких границ" и многих других (в период приблизительно от 23 до 33 лет он написал около десяти книг, а затем - еще и еще). Его жена - Трейя (Тэрри) Уилбер умерла от рака груди спустя 5 лет борьбы с ним. О том, что у нее рак, она узнала всего спустя 10 дней после свадьбы. В книге описывается борьба, которая закончилась смертью, но на самом деле - личностной, духовной победой Трейи. Эта книга очень меня изменила, натолкнула меня на понимание того, что достижение цели – это не самое важное, можно просто жить и испытывать счастье не потому что я чего-то добилась, а просто потому что я живу. Нужно "жить легко", писала Трейя Уилбер. Книга про поиск себя между "бытованием" и "деланием", про умение отпускать и не привязываться к "иллюзорному я". Это невероятная книга, поддерживающая, позитивная, наполненная мудростью, изменяющая человека.
А еще, она о сильной и красивой любви, которая бывает только в сказках)

Помогите вспомнить и посоветуйте почитать

Господа книгочеи,
может, кто-нибудь помнит напечатанный, если я не ошибаюсь, в "Науке и жизни" где-то между 1985 и 1990г. искусствоведческий детектив. Не помню ни автора, ни названия, помню сюжет примерно. Начинается с выставки молодого, трагически помершего от аллергического шока художника. Критика в восторге, а главгерой-искусствовед видит что-то не то. То есть нет, картины гениальны, но их автором должна быть женщина. И он по картинам вычисляет ее и находит - оказывается, это девочка 18 лет, полгода назад погибшая под колесами машины. И какая-то таинственная тетка перекупила у матери все ее наброски, все, что в доме оставалось. Т.е. герой в итоге понимает, что вдова псевдо-автора укокошила его любовницу, сдуру подарившую любимому почти все свои работы, потом траванула мужа продуктом, на который у него аллергия, а теперь снимает пенки.
И чтоб 2 раза не вставать - пожалуйста, посоветуйте любительнице детектива что-нибудь новое в жанре детективного рассказа или короткой повести. Такое, чтоб можно было перед сном для поднятия настроения.
НЕ люблю - бандитский жанр а-ля Полякова или тупой экшн. Люблю - классический детектив, особенно "застольный" типа некоторых рассказов про мисс Марпл или Гарри Кемельмана про профессора Ника Вельта, вроде "Девять миль под дождем". Шоб была игра мысли.

Приключения Льюиса Кэррола в России

Льюис Кэрролл, создатель Алисы, Снарка и Бармаглота, практически не выезжал за пределы Англии - ему достаточно было путешествий по выдуманным мирам. Единственное исключение описано Кэрроллом в «Дневнике путешествия в Россию, в 1867 году». Этот дневник был издан на русском языке в 2007 году.



Collapse )