July 5th, 2011

Юрий Арабов. Орлеан

Шестой роман из финалистов премии «Большая книга», прочитанный мной. Он напечатан в журнале «Октябрь», номера 1 и 2 за 2011 год. Желающие могут прочитать его по ссылкам:

http://magazines.russ.ru/october/2011/1/ar2.html
http://magazines.russ.ru/october/2011/2/ar4.html

Collapse )

Дэниел Куинн, «Измаил» (Daniel Quinn, Ishmael)

Наверное, у каждого была в жизни такая книга, в которой говорились какие-то совершенно возмутительные вещи, которые при этом у вас самих долго ворочались в подкорке и не могли пробиться в сознание — красная пилюля, с которой начинаются приключения Нео в «Матрице». Вот для меня такой книгой стала прочитанная за одну ночь повесть (по формату это, наверное, роман, но по объему больше напоминает именно повесть) Дэниела Куинна «Измаил» (Ishmael). Сразу говорю, что в моей голове, по выражению классика, «все переворотилось и еще только укладывается», поэтому какой-то взвешенной критики и разбора положительных и отрицательных сторон от меня пока не ждите.

Сюжет книги довольно своеобразен (можно было бы отнести ее к жанру фантастики, но это определение как-то совсем к ней не лепится): главный герой — разочаровавшийся в современном обществе журналист — находит в газете объявление : «Учитель ищет ученика. Требуется искреннее желание спасти мир. Обращаться лично.» Придя по указанному в объявлении адресу, он находит... огромного старого самца-гориллу, который, как постепенно узнает герой, провел всю свою жизнь среди людей и в неволе научился не только мыслить, но также читать и даже передавать мысли с помощью телепатии.

 

Collapse )

Между учителем-гориллой и учеником-человеком завязывается совершенно невообразимая беседа о человеческой природе и истории нашего вида, уничтожившего бесчисленное количество других видов и подведшего к пропасти себя самого. Автору (чьи уши торчат из книги, конечно, без всякого стеснения), по-моему, превосходно удается очень сложная задача: посмотреть на современного человека глазами другого, родственного, но практически истребленного, вида — и этот взгляд, вопреки тому, что можно было бы ожидать, вовсе не является морализаторским или осуждающим. При этом горилла, подобно хитрому Сократу из платоновских «Диалогов», редко высказывается сама: все самое основное главный герой произносит за нее сам.

 

Collapse )

Надо сказать, что каждая отдельно взятая идея в этой книге не нова и не оригинальна, но автор очень искусно складывает все эти идеи в мозаику, увидев которую целиком, вы вряд ли сможете смотреть на все, что мы творим на планете, привычным взглядом. Конечно, те, кто считает, что в построенном нами мире все правильно, сочтут эту книгу брюзжанием какого-то помешанного на экологии постаревшего хиппи, спокойно пролистают книгу, навесят на нее какой-нибудь ярлык типа «анархо-привитимизм» и задвинут на дальнюю полку своего сознания. Но для тех, кто не обладает этим даром неколебимой уверенности в Единственно Правильном Пути Развития, просто отвернуться от зеркала, которое ставит перед нашей цивилизацией «Учитель» главного героя, уже не получится.

 

Collapse ) За этой книгой, вышедшей в США в 1992 г. и завоевавшей престижную Тёрнеровскую премию (Turner's Tomorrow Fellowship Award), последовали и другие, пока, насколько мне известно, не переведенные на русский язык. Среди других книг могу порекомендовать философское эссе «Beyond Civilization: Humanity's Next Great Adventure», в инете кое-где валяется (на Scribd, например).

Помогите найти

Решила попросить помощи у сообщества, т.к. самой найти не получается. Вдруг кто вспомнит?

Книга о подростке, который приехал к дедушке и бабушке в Одессу на лето. Их дом стоял на круче, откуда к морю нужно было спускаться по длиннющей лестнице. У мальчика есть друг Костик (или Коська?), они часто ходят на море купаться и ловить рыбу. Так же вспоминается глава "Я ловлю шпиона", в которой мальчишки, насмотревшись шпионских фильмов, пошли ночью на пляж и вроде даже кого-то поймали.
Книга советских времен, вроде как годов 60-70. Помогите с поиском, пожалуйста, уже полгода маюсь, пытаясь вспомнить. Заранее очень признательна.

Мишель Уэльбек - Возможность острова

Я настолько предвзята, что практически всегда первое впечатление не исчезает до самого конца и таким и остается. В одну из первых очередей это относится к книгам. Если я с самого начала уверена, что книга и автор потрясающи, то это таковым и останется, какую бы ахинею автор ни писал. Если по каким-то абсолютно неизвестным причинам мне показалось, что книга — говно, она ей и будет.

Вообще Уэльбек вроде как ставится на одну ступень с Бегбедером, с которым у нас сложилась нежная и теплая любовь, которую не разрушить, каких бы гадостей Бегбедер ни понаписал. Ну так все замечательно: раз Уэльбек настолько же гениален, я должна была бы уже, самое меньшее, писаться от восторга... ан нет. Сам автор где-то на середине книги выражается приблизительно так: "Обычно у нас не принято сокращать человеческие рассказы о жизни, какое бы отвращение и скуку ни внушало их содержание", а в начале повествования отлично иллюстрирует это самое высказывание. Итак, начало было нудным. А перемежалось оно обычно с рассказами о сексуальных похождениях автора, которые, кажется, должны были разбавлять повествование, а на деле просто раздражали и одновременно очень веселили студентов, сидящих на последней паре и пытающихся гадать по книге %). Потому что — опять-таки — если о подобном пишет Бегбедер, он выражается как-то более витиевато что ли, с изрядной долей скептицизма и цинизма, а у Уэльбека весь рассказ пропитан фееричным унынием.

Пожалуй, наиболее интересным элементом книги является не описание элохимитской церкви (новой веры, сотрясшей планету благодаря огромнейшей свободе, которую она даровала), не описание новых технических достижений (клонирование ДНК, которое позволяло человеку стать бессмертным путем переноса информации о его ДНК в новое тело), а пейзажи постапокалиптической жизни. Уэльбек дает довольно полное представление о том, что, по его мнению, могло бы быть спустя одну-две тысячи лет. Он описывает это от лица неочеловека, существа нового вида, который предпринял путешествие по материку. Довольно интересный эпизод, но я все равно считаю, что не стоило сочинять настолько большую и развернутую историю, чтобы подвести читателя к этой теме.

И да, если Бегбедера хочется цитировать на каждом шагу, то из Уэльбека я еле-еле вытянула несколько более менее глубокомысленных фраз:
"Кормите людей. Организуйте их"
"Художники делятся на две категории - революционеры и декораторы"
"В начале жизни свое счастье понимаешь лишь после того, как его потерял. Потом приходит зрелость, когда, обретая счастье, заранее знаешь, что рано или поздно потеряешь его. <...> Третий период жизни, возраст настоящей старости, когда сознание неизбежной утраты счастья вообще не позволяет быть счастливым"
"Мне подумалось, что, быть может, духовные верования человека — это отнюдь не массивный, цельный, несдвигаемый груз, каким их обычно представляют; что, быть может, они, наоборот, были в человеке самым легковесным, непрочным элементом, готовым умереть и родиться заново"

Не дотягивает до уровня Бегбедера, я считаю.

Евреи в России: самые богатые и влиятельные

Прекрасная книга для тех, кто хочет знать "кто есть кто в России с
деньгами" на протяжении всей нашей истории, и как они сколотили
состояние)) Самое интересное, что можно почерпнуть пару советов для
себя, если хотите быть олигархом)) В общем, если есть интерес к еврейскому вопросу, к деньгам, к евреям с деньгами, то рекомендую к прочтению настоятельно. Если просто любите любопытные факты из истории России, то на даче в гамаке самый раз почитать)) В книге есть отрывки из страх книг, положения о евреях, выдержки из документов и царских указов.

Воля и труд человека, дивные дивы творят.

 С одной стороны, в современном западном мире существует культ успеха. Считается, что если человек не достиг высокого социального положения, не заработал миллион, то он не состоялся. Массовая литература успешно это использует, превращая людей в машины успеха. Ею формализованы даже любовь, брак, семья. Человек обязан радоваться жизни. Это то, что "дают на обед" массовому читателю.

Для элитарного читателя всё с точностью наоборот. Реакция на поп-культуру. Всё сводится к тому, что человек - лишь глупая песчинка в урагане жизни. От него ничего не зависит, он бессилен хоть что-то сделать, чего-то достичь. Он не может осмыслить не только то, что творится вокруг, но и у себя внутри. Все его поступки, чувства спонтанны. Любовь непонятна и пугающа. Семья - обязательное бремя. Счастья нет, и даже если на душе хорошо, гнетёт мысль, что это мимолётно.

В детстве очень любил Жюль Верна и Джека Лондона. Несомненно, это книги для подростков, про то, как преодолеть физические границы: человек против природы и против собственного тела. Но в современной литературе нет их аналогов: про то, как преодолеть границы духа. Что возможно стать лучше по своей воле, что возможно достичь счастья, что возможно достичь своей Цели, достичь успеха в деле своей жизни. Самому, пожелав этого, а не под влиянием обстоятельств. Нам либо дают гамбургеры про Джона Смита и его миллион (про Джоанну Смит и её прынца в женском варианте), или кашу про одинокого путника, завядшего во цвете лет чёрт-знает-от-чего.

А вы, уважаемые чточитатели, согласны с этим? А может вам встречались такие книги, какие я ищу?
eye

Ирина Муравьева "Веселые ребята"

В аннотации к роману сказано, что это история советских Дафниса и Хлои. Пожалуй, что соглашусь.
Москва, 1966 год. Молодой Орлов и Наташа Чернецкая - восьмиклассники-комсомольцы - неожиданно для всех и себя в том числе повзрослели. Обоих с головой накрыла любовь, и не платоническая, а вполне себе взрослая. И вместе с этой взрослой любовью обоих вынесло в океан взрослой же жизни со всеми ее водоворотами, тайнами и скрытыми течениями.
Да, любовь Орлова и Чернецкой - это лишь одна из сюжетных линий замечательного романа Ирины Муравьевой (в 2005 г. он вошел в шот-лист Букера), вокруг молодых людей вовсю кипят страсти - родительские, учительские, одноклассников...
Тут и запретная любовь, и мамы-школьницы, и родительские связи...
Вкусный слог, метафоричный язык, "прописанные" герои - невероятная книга. Оторваться невозможно.
Читать!
P.S. Да, спасибо всем тем, кто нас любит - музыка навеяла.
tea

Николай Рощин "Горнее солнце"

Сборник рассказов Николая Рощина «Горнее солнце» и его роман «Белая сирень» вышли в серии Белогвардейский роман. Но строго говоря, к белогвардейцам эти произведения по своему содержанию мало относятся.

Действие Белой сирени происходит в начале прошлого века и заканчивается Первой мировой. Герои роман – компания молодых людей традиционного провинциального российского городка. Живут, смеются, учаться, симпатизируют, любят. Потом война, которая всех разбрасывает и многих отправляет в могилы. И написано вроде неплохо, но в таком карамельном стиле России-которую-мы-потеряли, что местами становится ужасно приторно.

Рассказы, объединенные в цикл «Горнее солнце», посвящены в основном эмигрантской среде, личным переживаниям человека, его чувствам, временами очень экзальтированным, и тоже имеет мало отношения к Гражданской.

Резюмируя, скажу, что в принципе можно прочитать ради интереса знакомства с таким пластом эмигрантской литературы. Тем более, что говорят, Куприн весьма выделял Рощина из числа молодых авторов и признавал его талант.
Рыжая

Несколько прочитанных книг, возможно, кого-то заинтересует

Да, к счастью или к сожалению, но я из тех людей, которые, даже осознав, что прочитанные ими романы автора не шедевральны, продолжают упорно читать его последующие произведения в надежде на лучшее. Именно так произошло у меня с Сержем Брюссоло)

Серж Брюссоло "Дом шепотов"
Слегка чокнутый коллекционер нанимает Сару Кац, несколько лет назад едва не погибшую при пожаре, найти среди того, что осталось после землетрясения от дома знаменитой кинозвезды 30-х годов Рекса Фейниса, магнитофон, где должны быть записаны последние минуты его жизни. Сам Фейнис - личность необычная. Многие утверждали, что за личиной героя-любовника скрывается маньяк-убийца, а кое-кто заходил еще дальше, считая Рекса демоном.

Не так плохо и даже концовка вполне на уровне. Идея о целлулоидных призраках кинематографа весьма забавна.

Collapse )