June 14th, 2011

  • e_mhom

Роман Масленников, «Ты – СуперЛичность, остальных – к черту»

В своей книге автор  берется учить читателей самораскрутке. Эдакие методы эффектного внедрения самого себя в этот большой жестокий мир. А особое внимание уделяется сетевому большому и жестокому миру. Не «Как стать тысячником в ЖЖ для “чайников”», конечно, но что-то рядом.

Оформление книги: К каждой главе прилагается цитата, тематический совет, парадокс, а также небольшая табличка, в которой приводятся блюдо, картина, фильм, книга и трек, соответствующие этой главе. Иногда встречаются иллюстрированные примеры результатов выполнения советов автора. То есть: если автор советует уделить внимание собственной фотографии, внести свою «фишку» и создать себе нужный образ, то – вот, пожалуйста, держите пример тех, кто это уже сделал, и чем это для них обернулось. Ближе к концу идут информативные интервью по соответствующему вопросу (а соответствующий вопрос тут – PR), профессиональные бизнес-анекдоты и даже стихи.

А теперь снова к сути: в принципе, Роман ничего нового не советует, он лишь удобно компонует известные (хотя, может, кому-то и не очень известные) истины и правила, обильно снабжая их собственными советами и указыванием на мелочи, о которых все так часто забывают на первых порах.

Раскрутка самого себя, вещь довольно опасная. Ведь это нам кажется, что мы все такие индивидуальные и неповторимые, а вот у общественности может сложиться полностью противоположное мнение, поэтому самопиаром нужно заниматься с осторожностью.

А вот самый главный момент: откуда брать время? Видимо, автор очень верит в своих читателей, раз пытается взвалить на их плечи довольно ощутимый груз. Ведь он не обращается к каким-то определенным социальным слоям, а раскрывает свои секреты для каждого. Сможет ли каждый со всем этим совладать? Посмотрим.
Helm
  • aklyon

Самоучитель французского языка

Порекомендуйте, пожалуйста, самый лучший, на ваш взгляд, самоучитель французского языка. Желательно такой, который можно было бы закачать на Киндл, например (если такое вообще возможно). Заранее спасибо!

Советский писатель Ю.Слепухин

Доброго времени суток!
Зачитываюсь тетралогией Юрия Слепухина о войне "Перекресток", "Тьма в полдень", "Сладостно и почетно", "Ничего, кроме надежды".
Затянуло ужасно. Недочеты, конечно, есть, но в целом книги очень и очень хорошие, к тому же их тематика на разные темы разветвляется. Могу с удовольствием посоветовать любителям книг о Великой Отечественной. Наверняка понравится.
Сам я таким уж любителем не являюсь, навскидку всего пару названий могу припомнить из произведений "военной" тематики, зацепивших меня. Это "Прокляты и убиты" Астафьева, "Живые и мертвые" Симонова, а также воспоминания работника Эрмитажа Никулина. К сожалению, точного названия не скажу, но это больше личное, т.к. автор воевал в тех местах, где погиб мой дед.
Собственно, на этом и основывается мой первый вопрос. Что из подобных произведений можете посоветовать? И сам прочту, и сыну скоро пора будет уже такие вещи читать, возьму на заметку. Хотелось бы не особенно заезженные вещи, конечно, т.к. читал я много чего, Бондарева, Ардаматского, но все как-то мимо.
Вот сейчас К.Воробьев на очереди лежит. Ремарк весь прочитан, но мне хотелось кого-нибудь из отечественных авторов.
А вопрос два касается Юрия Слепухина. Может, у кого-то есть или кто-то знает, где лежит его дилогия "У черты заката" в электронном виде?
Заранее спасибо за советы.
мир с книгой

Роджер Желязны, "Ночь в тоскливом октябре"

Роджер Желязный ночь в тоскливом октябреКогда я читал роман Желязны «Ночь в тоскливом октябре», то очень сильно желал увидеть его экранизированным. Лучше всего, если за эту работу взялся бы «Дисней», памятуя о классической анимации, либо студия «Гибли». Ибо, как кажется мне, им лучше всего убалось бы показать привычным рисунком тот потрясающий контарст истории, в которой есть место и для милых собачек, кошечек белочек и для кровавого мессива.


Пес Нюх обходит дом. В его ведении пугать тварей в зеркале, тварь в шкафу и тварь в паропроводе. Кроме того он рассчетчик – важный участник таинственной «игры» на кону которой новый мировой порядок. Время от времени «игроки», деляющиеся на «открывающих» и «закрывающих» собираются осенью, чтобы принять участие в ритуале, по которому в наш мир могут проникнуть Древние лавкрафтианские боги.

</div>
Желязны будто пишет фанфик, набирая армию своих персонажей из популярных масс-культурных страшилищ. Дракула, верфольф, Джек-Потрошитель, доктор Франкенштейн, Распутин… Каждому из них он дает милого напарника – пса Нюха, кошку Серую Дымку, змея Шипучку или крысу Бубона, или еще кого и заставляет взаимодействовать в рамках межсюжетной реальности.</p>

Мне трудно воспринимать это произведение больше, чем развлечение, но развлечение это, прошу верить, отличного качества. Если вы любите истории о страшном и таинственном, если вы поклонник и сверхъестественного ужаса в литературе, и обаятельных ужастиков с Винсентем Прайсом или Бела Лугоши. Если ночью, в переплетении ветвей за окном, вы читаете мрачную, пугающую, но привлекательную историю – то «Октябрь» точно для вас.


Как только я дочитал эту книгу, тоскливая пора началась в Санкт-Петербурге, где я сейчас и нахожусь. Морось дождя, облачное небо и, кажется, по вечерам в тусклом свете фонарей можно заметить фигуру Джека-Потрошителя, который участвует в таинственной игре.


Читать роман Роджера Желязны

«Ночь в тоскливом октябре»

череп

Питер Коннолли "Греция и Рим. Эволюция военного искусства на протяжении 12 веков"

Хочу порекомендовать всем любителям и специалистам военной истории книгу британского исследователя Питера Коннолли "Греция и Рим. Эволюция военного искусства на протяжении 12 веков" (Эксмо, 2009 г.). И именно что "любителям и специалистам". В аннотациях часто пишут, мол "книга предназначена для самого широкого круга читателей".
Так вот: это не тот случай! И это ее достоинство.  Объясню почему (за описанием содержания отсылаю к любому книжному интернет-магазину).

Collapse )

Итак, очень рекомендую данную книгу, а заодно задаю вопрос "юным любителям военой истории":
что почитать из аналогичного?
Я знакомился с другими книгами Эксмо из "военной" серии, в частности, с "Войнами и сражениями Японии и Китая" и "Войнами сражениями эпохи Наполеона". Эти книги, к сожалению, отличаются очень поверхностным, кратким и иногда и пристрастным описанием, не хватает детализации и глубокого анализа, не говоря уже о качестве обще оформления.
Если, знаете какие-либо работы уровня Коннолли, прошу порекомендовать, в том числе и на английском языке.

Чтиво для 3х летки в отпуске.

Привет.
Чтоб почитать девочке 3х летнего возраста?
Уже читали Чуковского, Маршака и Барто... так же она немного знает  и сказки (Колобок, Репка, 3 поросенка).
Думаю, нужно уже что-то более "серьезное". или может быть развивалки какие-то.
Очень жду советов!)

Спасиб!
Summer

(no subject)

Посоветуйте, пожалуйста, литературу о захватах стран Англией и Испанией в 16-19 века.
Что-то подобное было у Конан Дойля, про пиратов, но хотелось бы более документальную.
Спасибо!
P.S. Как пример, могу привести книгу - "Индуизм" Людмилы Ивановой, совсем не о колонизации. Но стиль изложения очень приятный.

"Windows on the World", Фредерик Бегбедер

"Windows on the World" - так назывался дорогой и престижный ресторан, расположенный на самом верху одной из башен-близнецов Всемирного торгового центра. Спустя год после теракта 11 сентября 2001 года Фредерик Бегбедер пишет одноименный роман, так сказать, по горячим следам, по больному. Американское "господство", террористы, страх от внезапности катастрофы, вопросы "а что же дальше" и "как с этим жить?" - Бегбедер передает это с точки зрения мужчины, оказавшегося с двумя маленькими сыновьями в "ловушке" на крыше плавящегося небоскреба.

Вторая часть книги отведена полностью под поток мысли самого Бегбедера. Небольшие главки от лица несчастливца-отца перемежаются с необузданными откровениями автора.

Первые 100 страниц - это очень сильно. Бегбедер заставляет с головой занырнуть в событие, которое до этого было лишь кричащими газетными заголовками и экстренными выпусками новостей. Волосы встают дыбом от того, как автору удалось передать атмосферу в небоскребе после того, как в него врезался самолет. Безысходность, ужас, отчаянная надежда на спасение, которая постепенно и неуклонно меркнет.

Но после сильных и жестких 100 страниц начинается извечная беда Бегбедера - он так погрязает в собственной личности, что забывает и своих героев, и тему, и сюжет. Начинаются его давно знакомые стоны, кочующие из книги в книгу: "Ах, я эгоист! От меня ушла любовь! Я недостоин своих детей! Жизнь дана для развлечений, так будем развлекаться".

То есть, три четверти книги Бегбедер, как обычно, занимается невнятным и неинтересным читателю потаканием собственному эго. Мой совет таков: прочтите начало, почувствуйте комок в горле, задумайтесь, закройте книгу и больше к ней не возвращайтесь.
_Cat.MeLove

"Добро пожаловать в мир, Малышка!" Фэнни Флегг

обложка     Одно из самых приятных ощущений - это когда открываешь книгу и с первых же страниц понимаешь, что не сможешь оторваться от чтения. Всё реже и реже получается получить неподдельное удовольствие от произведений, попадающих ко мне в лапы: то сюжет подкачал, то язык сух и неприятен, то герои не вызывают эмоционального отклика - увы. Но Фэнни Флегг превзошла все мои ожидания и подарила приятный вечер в компании с её "Добро пожаловать в мир, Малышка!".

     С одной стороны книга проста как пять копеек - в ней всё совершенно понятно, события развиваются плавно и захватывающе, героиня в меру интересна и вся атмосфера произведения - близка по духу, пусть действия развиваются и не в нашей стране, и не в наше время. Но всё происходящее настолько же просто, насколько и глубоко - и это вторая сторона книги. Во время чтения можно приостановиться и поразмыслить о том, куда катится мир и массмедия, что движет людьми и как научиться любить окружающих, а можно просто читать - автор совершенно не заставляет размышлять о вечном и высоком, хоть и даёт для этого благодатную почву.

     Сюжет закручен вокруг главной героини - Дены Нордсторм, рассказывая о её жизненном пути: о радостях и невзгодах, о любви и разочарованиях, о карьере и детстве. Вся книга - это сплошные отрывки из разных периодов её становления как личностью, так и популярной теледивой. С умеренной долей юмора, философствований и цинизма, ну и романтики, куда ж без неё. В конце концов читателю задается не один важный вопрос, на который можно по желанию ответить или согласиться с мнением одного из героев - и это делает произведение насыщенным не только событиями, но и смыслом... Легким и приятным, но запоминающимся.
muneca

Поиск книги

Дорогие что_читатели!
Обращаюсь  к коллективному разуму, который уже не раз доказал свое могущество))) 
Муж ищет советскую страшноватую сказку  про девочку, которая очень любила кукол. Она познакомилась с неприятной старушкой, которая дарила ей красивых, но пропахших нафталином кукол. Эти куклы очень дурно влияли на девочку. И еще там была муха Шишига, от укуса которой дети становились жадными и завистливыми.
Есть версии?

Пинчон и термодинамика.


 В термодинамике есть понятие энтропии. Энтропия - это сокращение доступной для дальнейшей работы энергии вещества в результате передачи энергии. Говоря очень утрированно, это мера неспособности элементов системы совершать работу, нивелирование температур, в результате чего преобразование теплоты в работу становится невозможным. В конечном счёте это ждёт нашу Вселенную.

Понятие энтропии было перенесено американскими писателями 60-х годов (среди них Томас Рагглз Пинчон) на социум: «любое произнесенное слово, любая напечатанная строчка создают связи между собеседниками и нивелируют уровень, который ранее характеризовался различием в информации, а значит – большей организованностью» (французский антрополог Клод Леви-Стросс). Это – неизбежный с развитием Интернета процесс виртуализации культурного пространства, потери индивидуальности, коллективного творчества, компиляций, цитирований, комментариев к комментариям и т.п., которому, как модели всемирной культуры XXI века, присвоен термин постмодернизм.

Так вот энтропия, понимаемая как движение современной цивилизации к хаосу и гибели, - основная метафора в литературном мире Томаса Пинчона (амер. писатель -постмодернист втор. пол. ХХ в.)
Манера письма Пинчона – усложнённая, (пере)насыщенная культурными реалиями. В каждом имени, в каждом числе есть подтекст – мифологический, библейский, исторический, политический и т.д. Его дебют - роман «V» - принёс 26-летнему Пинчону Фолкнеровскую премию. Критики поставили этот роман в один ряд с «Моби Диком» Мелвилла и «Улиссом» Джойса.

Сам Пинчон относится к своей славе исключительно спокойно — он никогда не дает интервью, не показывается на публике, и никто толком не знает, как он выглядит. Его место жительства и образ жизни остаются в тайне с середины 1960-х годов. По словам известного музыканта с радикальными наклонностями Лори Андерсон, она в свое время направила писателю через его агента письмо с просьбой разрешить сделать из его " Радуги тяготения" оперу. Пинчон ответил, что даст такое разрешение при условии, что в опере будет использован только один инструмент — банджо. Вопрос был снят.

Далее – о двух его прочитанных мною произведениях: программном рассказе «Энтропия» и наиболее читабельной из всех его книг «Выкрикивается лот 49».

Collapse )

Почитатели Пинчона, скажите, есть в сети его "Радуга тяготения"?

ИЩУ Приключения в лесу Ёлки-на-Горке Турбьёрн Эгнер

Помогите пожалуйста,у мужа скоро день рождение и он с безумной тоской вспоминает о книге Приключения в лесу Ёлки-на-Горке Турбьёрн Эгнер. Бросилась по магазинам -нигде нет,типа раритете,в итоге сборник покупать смысла нет,у нас коллекционное издание скандинавских писателей есть.И картинки нужны цветные,поэтому с книг в fb2 особо не распечатаешь.
А хотела бы сброшюровать,чтобы как подарок :)
Плиз,помогите у кого есть или знает где взять.
Спасибо

Алессандро Барикко "Море-океан"

Почерк Барикко изящен, витиеват, многоцветен, эклектичен. Он струится лёгкой и, в то же время, замысловатой вязью по канве повествования, обращая её в искусное полотно.

В авторской позиции Барикко примечательно то, что ему совершенно всё равно, верит ему читатель или нет. Более того, он никоим образом не демонстрирует собственную веру (или её отсутствие) в то, что таится в придонных водах его повествования. Тем убедительнее его ипостась проводника истинной жизненной энергии. Именно таковым он и является - в этом не остаётся сомнений после прочтения первого же абзаца романа. Барикко заражает этой энергией читателя так же, как море заражает жаждой жизни героев произведения, которые устремляются к нему в отчаянии, как к последней панацее. Каждого из них выносит к морю собственная река. Но море у них одно на всех. И имя ему - Познание. Каждый персонаж черпает из него то, что способно, по его ощущениям, излечить именно его хворь.
"Здесь… сидит какая-то хворь...Бледные как мел картины этого художника, бесконечные изыскания профессора… И потом, эта дама, такая красивая, но такая несчастная и одинокая… Странно… Не говоря уже о том господине, который чего-то ждет. Он все время только ждет." (с)

 

Collapse )