May 1st, 2011

  • almeru

Том Роб Смит. "Ребенок 44"


Вот несколько цитат, выловленных мною из сети :
-  "В 2008 году британский литературный рынок буквально взорвала дебютная книга выпускника Кембриджа Тома Роба Смита «Child 44» — криминальный триллер о России."  

-    "Дебютный триллер англичанина Тома Роба Смита сразу вызвал огромный интерес. На последней Лондонской книжной ярмарке права на книгу были проданы в 22 страны, несколько кинокомпаний сделали предложения автору, а в итоге решилось, что триллер будет экранизировать Ридли Скотт"   
 -   “Ребенок 44” – детективный роман, который мгновенно принес славу английскому писателю-дебютанту Тому Робу Смиту и стал бестселлером. Необычен не только успех романа, но и замысел Тома Роба Смита. Действие детектива происходит в сталинском Советском Союзе. Писатель перенес историю маньяка Андрея Чикатило в 1953 год "

Collapse )
Афган

Маразм крепчал

Купился. На эффектную обложку, "Гриф снят","Боевой опыт", брат-афганец, как-никак. Офицеры, разговаривающие цитататми из Салтыкова-Щедрина и называющие друг-друга по званиям и имени-отчеству. Леса в Кандагаре, моторы на самолёте заглохли, басмачи, спивающиеся офицеры-смертники на точках, афганские партийные деятели, строящие на деревне социалистическое хозяйство - что ни страница, то перлы.
i
Одна цитата:
"Внезапно на тропе, по которой я шёл, послышались выстрелы. Я остановился. Убрал автомат Калашникова с предохранителя, приготовился к любому повороту событий, всякое может случиться на войне. Навстречу мне не шли, а бежали трое с автоматами в руках, одетые в афганскую униформу солдаты. "Здесь происходит что-то неладное!" - подумал я и приготовился к стрельбе, чтобы при необходимости защитить себя.
Впереди бежал высокого роста человек с забинтованной головой и с наручниками в руках. Увидел меня, спросил по-русски:
-Здесь не пробегали двое арестантов?"
Абзац.
Люди, не покупайте и не читайте книгу полковника-ветерана военной разведки! Написанная агитпроповским языком, полная канцеляризмов, несуразностей и нелепостей, она позорит и армию в целом и ГРУ в частности.
ling
  • rhumb

Знаете, каким он парнем был...

Christopher Hilton. Ayrton Senna: The Whole Story. Haynes Group, 2004 (ISBN 1-84425-096-2)

Трудно быть богом в нищей Бразилии рубежа 80-х - 90-х: во время каждого визита на родину к знаменитому пилоту F1 выстраивались очереди страждущих - представители больниц, школ, общественных организаций да и просто жители фавел. От Айртона Сенны исходило сияние и, привлечённые запахом успеха, блеском золотых монет и исключительной харизмой гонщика, люди просили, просили, просили...
Допросились.
После катастрофы на повороте Тамбурелло 1994 года полмиллиарда бумаг с портретами американских президентов поступили в распоряжение именного фонда и регулярно направляются сейчас на нужды подростков из малообеспеченных семей.
Книга Кристофера Хилтона - не первая и не последняя дань Сенне, но как не вспомнить о ней сегодня, через 17 лет после гибели лучшего пилота в истории Формулы. А в том, что он был и остаётся лучшим, не усомнится ни один ( даже невменяемый ) болельщик или эксперт.
"Человек дождя", побеждавший в самых трудных "мокрых" гонках ( когда на первый план, в условиях видимости в 15-20 метров на скорости 300 км/ч, выходит мастерство человека, а не мощность мотора или свойства подвески ) вдохнул жизнь в застоявшийся мир F1, он раздражал коллег и боссов, его штрафовала и лишала лицензии федерация, а соперничество А.С. с "профессором" Аланом Простом ( подробно описанное в книге Хилтона ) вошло в историю спорта под слоганом "Уничтожить компаньона - вот атмосфера и суть битвы".
Collapse )

Ищу книгу

 Уважаемые Чточитатели,
с десяток лет назад в журнале "Если" была неплохая повесть о молодом парне, каким-то образом потерявшем зрение и получившем вместо него способность видеть то ли звук, то ли тепловое излучение от предметов. Видел он расходящиеся от предметов волны разного цвета. Так и ориентировался в пространстве: постучит по предмету - видит волны - определяет форму. Повесть вроде называлась "Спектр", но поиски дают только "Спектр" Лукьяненко, а это не то... Действие происходит в России, парень, кажется, Андрей, подружка у него Ирина...
Был там такой момент: герой, чтобы записать номер телефона, достает из холодильника картошку и вслепую выкладывает на полу кучки: первая цифра номера "пять" - первая кучка из 5 картошин, вторая - 3, и т.п.
 Может, кто вспомнит? Вот бы перечитать...

Джон Фаулз "Волхв"




Этот автор покорил меня уже давно, еще со времен университета. Тогда то я впервые и прочитала "Волхв". Читала взахлеб. Все время не могла отделаться от чувства, что смотрю фильм, а не держу в руках книгу. Фаулз поистине удивительно кинематографичен. Кажется, что все звуки, запахи и атмосфера Греции проникают сквозь страницы и строки, и ты будто чувствуешь их...осязаешь.
Конечно, Фаулз гениален еще и тем, что нет ответов, которые ты так ждешь от автора...это как Чехов, все открыто и вынесено на суд читателя. И только от его фантазии зависит исходный финал.
На днях я-таки начала перечитывать это произведение, но теперь получаю еще большее удовольствие, потому что уже не гонюсь ни развязкой, ни за действием, а могу позволить себе смаковать каждую главу, наслаждаясь стилем писателя, ироничными, а подчас и саркастическими диалогами, а также бесподобными описаниями пейзажей Греции.
Да

Айрис Мёрдок. "Сон Бруно"

Айрис Мёрдок - гениальная и непостижимая писательница. Любая ее книга ко времени, почти каждая - полное попадание.
После каждой ее книги чувствую себя получившей в полной мере старое знание о том, что всего знать не может никто, что совершаемое людьми вокруг тебя может быть обусловлено сотнями причин, о которых ты даже не догадываешься со своим безапелляционным взглядом на события. Каждый раз получаешь по башке и сокрушаешься, потому что мнить себя центром вселенной - глупость великая. И стыдно, и грустно... И отодвигаешь Мердок подальше, а потом опять идешь и читаешь. И профилактически, и хирургически, и терапевтически.
Не перестаю удивляться таланту этой женщины. Не перестаю восхищаться и влюбляться.
Непрочитанными пока остались 2 романа: «Генри и Катон» и «Ученик философа».
Уже можно подводить итоги.
Не понравились откровенно: "Единорог", "Алое и зеленое".
Никак: "Итальянка", "Замок на песке".
С удовольствием прочитала: "Отрубленная голова", "Дикая роза", "Лучше не бывает", "Монахини и солдаты", "Дилемма Джексона", «Колокол», «Дитя слова», «Зеленый рыцарь»
Самыми-самыми оказались: "Под сетью", "Бегство от волшебника", "Время ангелов", "Честный проигрыш", "Черный принц", "Машина любви", "Море, море", "Школа добродетели", «Сон Бруно», «Человек случайностей».

Но вот "Сон Бруно" на сегодня, пожалуй, самое лучшее из всего прочитанного у Мердок.
Collapse )
Мартин Гал

А.С.Пушкин «О прозе»

Читая публицистику Пушкина, я был удивлен той точности формулировок, которыми он обозначил ошибки и заблуждения писателей, которые были его современниками, и в то же время, очень верно выразил сущность мастерства прозаика. Думаю, что мысли Пушкина не только не утеряли актуальности, но даже более важны для авторов пишущих в начале 21 века.
В черновом наброске статьи «О прозе» датированной 1822 годом мы можем прочесть:
«Что сказать об наших писателях, которые, почитая за низость изъяснить просто вещи самые обыкновенные, думают оживить детскую прозу дополнениями и вялыми метафорами? Эти люди никогда не скажут дружба, не прибавя: сие священное чувство, коего благородный пламень и пр. Должно бы сказать: рано поутру — а они пишут: едва первые лучи восходящего солнца озарили восточные края лазурного неба — ах, как это все ново и свежо, разве оно лучше потому только, что длиннее.
Читаю отчет какого-нибудь любителя театра: сия юная питомица Талии и Мельпомены, щедро одаренная Апол... боже мой, да поставь: эта молодая хорошая актриса — и продолжай — будь уверен, что никто не заметит твоих выражений, никто спасибо не скажет».
А ведь такое небрежное обращение с языком, осталось и у многих авторов пишущих сегодня. Пытаясь удивить нас, читателей, своим знанием языка – писатели используют массу прилагательных и глаголов для обозначения простых вещей, для которых достаточно и одного существительного.
Прошло почти 200 лет, а ничего не изменилось!
Но Пушкин дает совет писателям, который может быть полезен и для авторов сегодняшнего дня:
«Точность и краткость — вот первые достоинства прозы. Она требует мыслей и мыслей — без них блестящие выражения ни к чему не служат. Стихи дело другое (впрочем, в них не мешало бы нашим поэтам иметь сумму идей гораздо позначительнее, чем у них обыкновенно водится. С воспоминаниями о протекшей юности литература наша далеко вперед не подвинется).»
Лично я согласен с Пушкиным целиком.
А как думаете вы, уважаемые читатели?
Прав Пушкин или нет, а если он не прав, то почему?
trigon-grey

"Два капитана"

Такой немного неожиданный вопрос.
Перечитывая "Два капитана" Каверина, задумался над интересовавшим с детства вопросом: упоминаемый там город Энск -- как он называется на самом деле?
Судя по детальности описаний, есть ощущение, что имелся в виду вполне конкретный город. Кто знает???

UPD:
всем большое спасибо. Похоже, что действительно Псков, только немного закамуфлированный. ("Энск" располагается у слияния рек Песчинки и Тихой; Псков -- Псковы и Великой, и т.д.)
читаем

Тициано Скарпа «Венеция – это рыба»

Ты идёшь по бескрайнему опрокинутому лесу, бредешь по невообразимой, перевёрнутой вверх дном чащобе. Всё это кажется выдумкой посредственного писателя-фантаста, однако же, это правда. Я расскажу, что происходит с твоим телом в Венеции.


Венеция успокаивает и возбуждает одновременно – это двойной эффект воды и красоты. Вода считается лучшим релаксантом. Вот почему у венецианцев нет проблем с сердцем. Оно у них не то чтобы каменное, а, скорее, пресыщенное лёгкой удачей и постоянным наблюдением красоты.
Какая Венеция может получиться у собственного коренного жителя? Как минимум необычная. Нетуристическая точно! Венеция с изнанки. Венеция изнутри… тебя. Но несмотря на отсутствие пиетета по отношению к Светлейшей, Венеция у Тициано Скарпа – любимая. Родная - как человек, с которым прожил долгие годы и знаешь не только его прекрасные стороны, но и те другие, обычные ужасные привычки, от которых передёргивает. Это та Венеция, которая прячется и говорит шёпотом, к которой многие не успевают или не хотят прислушиваться.
Никакого придыхания в описаниях, никаких превосходных степеней, разве только в отрицательных эпитетах, плюс ещё здоровый чёрный юмор и сарказм по вкусу - вот вам рецепт путеводителя, в котором самый внятный маршрут «наугад».

"Заводной апельсин" в оригинале

Совершенно потрясающее открытие! я читала "Заводной апельсин" в переводе, много лет назад, чей был перевод не помню. Но перевод был хороший судя по тому, что мои впечатления о книге совпадали с рецензиями и аналитическими статьями.
И вот моя дочка мне вручает оригинальный текст и говорит: А ты знаешь, что вся почти книга на русском?" Да, оказывается весь хулиганский сленг - русские слова, написанные в английской транскрипции. Напимер -golos, knopka, mesto.
Я не знала - а вы?

Карсон Маккалерс. «Сердце – одинокий охотник»

Роман о беспросветной нищете солнечного американского Юга середины двадцатого века, как жизнь уходит на то, чтобы на неё зарабатывать, а самые светлые мечты и планы так и остаются мечтами и планами, потому что помимо мечты у человека должна быть ещё и возможность её осуществить. Ощущение безысходности не проходит долго.

Но сюжет меня покорил:

Жили-были два глухонемых друга, а потом одного из них упекли в сумасшедший дом. Cкучая по другу, Сингер в одиночестве бродит по городу и случайно заводит новых друзей. Он читает по губам, что они говорят ему, улыбается и кивает в ответ. Все четверо считают его лучшим другом. Немой – молчит, и потому они наделяют его теми качествами, какие хотят видеть в друге.

Collapse )