April 4th, 2011

cat-o-rabbit

Мишель Пейвер. "Сердце Волка". 2я книга серии "Хроники темных времен"

«СЕРДЦЕ ВОЛКА»
Вторая книга цикла «ХРОНИКИ ТЕМНЫХ ВРЕМЕН»
Автор: Мишель Пейвер

Вторая книга цикла. Тем, кто читал первую книгу сразу после выхода, пришлось целых три года ждать ее издания – 2008 год (далее книги выходят уже одна за другой).
Но их ожидание, уверена, вознаграждено!

     Продолжение ничуть не хуже начала: история Торака и его друзей Ренн и Волка развивается дальше – без натяжек, без «воды», логично вырастая из событий первой книги, но при этом не только не повторяясь, но и открывая совершенно новые стороны и секреты тайной магии, законов Леса и Моря, отдельных людей и целых племен, и даже самого Торака – его происхождения, семьи, и странных способностей.
     Люблю когда продолжение не только «придумывает» новые события, но и как бы «расширяет» понимание старых, открывая в них новые причины и последствия. Это как айсберг – в прошлой книге тебе казалось, что ты его уже полностью изучил и понял, и вдруг раз – он переворачивается в воде, и те же события предстают в большей полноте и даже меняют свое значение.
Пейвер это удается превосходно!

Collapse )
Так вот, возвращаясь к книге )).

    Наши герои стали на год старше. Торак теперь живет в племени Ворона, его подруга Ренн все также отказывается учится магии у колдуньи племени, а верный Волк… Верный Волк пропал в ущельях Священной горы, когда Торак боролся с медведем - демоном в первой книге. Тораку остается лишь надеется, что его брат жив и счастлив в какой-нибудь волчьей стае по ту сторону ущелья…
    Торак растет и учится жить – теперь его наставники целое племя, а не только сам Лес. Рядом уверенный и мудрый Фин-Кединн, вождь племени, - он, конечно, не отец, но к нему всегда можно обратится за советом… Кажется, что жизнь мальчика - сироты налаживается…
    И вдруг… Collapse )А закончить я бы хотела цитатой:

«Никто не знает, кем он станет в последствии. Зло есть во всех нас, Торак. Некоторые с ним борются. Некоторые его лелеют. Так было всегда».

Фен-Кединн, вождь племени Ворона, 6000 лет до нашей эры.

Новый Иерусалим Владимира Шарова

XVII век. На Руси правят Романовы, маленький Никита взрослеет, несмотря на тяжелую долю. Уже будучи взрослым он вынашивает идею о Новом Иерусалиме, строит монастыри в России, проводит реформу православия в России по западному образцу. В церковной жизни он зовется Никоном. Россия в предчувствии конца света, который по предсказаниям должен свершиться в 1666 году. Люди массово закупают гробы и спят в них. Никон верит, что может приблизить второе пришествие Христа, и пытается ускорить и перенести это знаменательное событие на русскую почву. Он затевает грандиозную постановку с участием непрофессиональных актеров. В этом ему помогает  некий малоизвестный французский драматург Сертан. Но постановка срывается из-за ссылки Никона. На этом историческая фабула заканчивается и начинается притча. Актеры при участии Сертана продолжают репетировать второе пришествие Христа, и их всех ссылают в Сибирь, где вскрываются разногласия во взглядах на религию и постановку.  И все бы ничего, роман эпический, барочный, тяготеющий больше к модернизму, чем постмодерну, но не дает покоя эта круговерть событий в Сибири. Все идет по кругу, евреи скитаются, апостолы не дожидаются пришествия Христа. И создается ощущение, что история движется по кругу. Даже путь бегущих евреев ведет не куда-нибудь, а к началу, откуда пытались бежать. А люди пытаются играть роли в грандиозном спектакле, навязанные теперь уже кем-то свыше. В итоге можно прийти к выводу, что история всего лишь фикция, а мы играем навязанные нам кем-то роли, а события и судьбы людей движутся по кругу. И почему бы тут не вспомнить роман «Сто лет одиночества» Маркеса, где Урсула делала подобные выводы.
Любовь к книгам

"Американские боги", Нил Гейман

Роман, являющий собой яркий пример жанрового смешения - и пример вполне удавшийся. Здесь и фантастика, и боевик, и натуралистические подробности, и истинная дружба, и перевёрнутая с ног на голову любовь. Интересные философские мысли, тонкий юмор, лёгкий и увлекательный язык - здесь всё к месту и всё по-своему хорошо. Когда я только начала читать, я не ожидала чего-то глубокого - обычный легковесный романчик, думала я. Он... легковесный, но не обычный!

Америка на каждой странице - не знаю ни одной книги, которая была бы настолько американской.

Американские боги - какие они в этой сплошь эмигрантской стране и что значат в современном мире, где поклоняются телевидению, Интернету, автомобилям? И какова роль человека в этом божественном противостоянии?

Ставлю 10 баллов из 10.
Кто читал - поделитесь, пожалуйста, мнениями.
глокта

Фэнтези или фантастика с необычными мирами

Посоветуйте, плиз, какие-нибудь масштабные фэнтези-книжки, где побольше необычных интересных миров, неповторимых локаций и видов.
Как примеры - "Хроники Амбера" и "Валет из страны теней" Желязны, "Многоярусный мир" Фармера, "Гиперион" Симмонса...
Заранее спасибо.
  • chuk76

Прошу совета. Рассказы. Повести

Посоветуйте пожалуйста Рассказы, повести, где бы пороходила тема "героя нашего времени". Можно сборники рассказов. Современные профессии, современные проблемы. Из моих любимых авторов-Мишель Уэльбек, Кафка и подобные
Спасибо
tilda

Ходасевич-Некрополь

"Душонки то у всех серенькие, каждая подрумяниться не прочь..."

По прочтении этих мемуаров сложилось какое-то странное впечатление, как от квартиры на Садовой 302-бис, в которой проходил воландовский бал. Непонятно в чем подвох, но содержания оказалось гораздо больше, чем можно судить по форме. После каждой главы останавливаешься "передохнуть" как после законченного полноразмерного произведения и объясняешь сие несоответствие тем, что "между строк спрятано больше, чем собственно написано". Иначе не объяснить.
Все честно: о друзьях хорошо, о врагах - плохо. Обычный дневник молоденькой гимназистки, только вместо нее поживший и многое повидавший "наблюдатель со стороны"..

Образы точные, простые до невозможности с изрядной долей иронии.
- Как устроились-то в Петербурге?
- Сыскал клетушку, много ли нам надо? Сижу, маракую немножко по-басурмански.
Клетушка была номером в "Отель де Франс" на которой "мужичок-травести" читал Гейне в подлиннике.

Брюсов - талантливый злодей, Петровская - роковая неудачница, Белый - золотой льстец, Гумилев - воинствующий мечтатель, Блок - возвышенный страдалец, Сологуб - реинкарнация эгоцентриста, Есенин - божественный заблужденец, Горький - благородный перестраховщик - так я увидела этих героев в исполнении В.Х. Причем, заметьте, один из двух эпитетов положительный, второй - отрицательный и это неслучайно.
Полностью положительные герои у него, люди как раз средненькие в плане лит-ры, фоновые так сказать. Но на удивление как раз их "душонки" в подрумянивании похоже не нуждаются.

Единственное, что смутило - "Некрополь". Назвал явно от балды, просто потому что "иных уж нет..", поскольку написано так живо, что куда там "Живым лицам" Гиппиус.
  • Current Mood
    intimidated intimidated