January 24th, 2011

van

Обзор литературных новинок

Посоветуйте, пожалуйста, хороший сайт, где можно прочитать о качественной современной литературе, о новинках. Можно англоязычный. Хочется найти действительно достойный ресурс. Не о бульварных романах или любителях, в общем.
kentavr

эссе Оскара Уайльда 1891 г.


Часто левые теоретики в искусстве обвиняют движение l’art pour l’art в том, что оно аполитично, асоциально. А значит протофашизоидно, потому что не выражает интересы социальных масс, но просто их одурманивает.

 Один из деятелей этого движения Оскар Уайльд написал в 1891 г. эссе «Душа человека при социализме». Щеголь денди заговорил о социальных проблемах и о радикальных политических изменениях, но также и об искусстве, которому посвящена вторая часть этого эссе. Политические социалисты всегда ратовали за поддержку бедноты, увеличения социальных обязательств государства. В принципе с расширением welfare state это и произошло. Сегодня в Европе или Америке есть базовое пособие, никто там с голоду не пухнет. Но ушло ли неравенство? Нет, не ушло.  У тебя вроде бы есть и телек, и дом, и машина даже, а ты на самом деле нищ. Потому что главный ресурс человека, не то, что он имеет, а то, что он есть.

Значит, те политические социалисты были как раз консерваторами, потому что не боролись с истиным источником неравенства частной собственностью. Такой радикализм удивил, наверное, тогда многих.

Оскар Уайльд пишет, что частная собственность закрепощает человека. И только при социализме можно будет полноценно развить свой индивидуализм. Здесь Уайльд интересно сравнивает 2 социализма: индустриальное самовластие и социализм, который развивает индивидуализм.  Уайльд против всякого контроля со стороны кого бы то ни было. Поэтому я думаю, Ленина, который говорил о диктатуре пролетариата, он бы тоже не поддержал. «Кто стремится к деньгам сильнее, чем богатые?-задается вопросом Уайльд,- только бедные». Это не поняли интеллигенты, которые делали русскую революцию 1917 г., желая всех облагодетельствовать.

 

Collapse )

 


  • olelik

Книги советского периода для 16-летней девушки

Друзья, набросайте идей, пожалуйста!
Какие книги советского времени понравятся 16-летней любительнице чтения? Прочитаны "Два капитана", "Золотой теленок", практически весь Булгаков. Что б еще ей посоветовать?
Заранее спасибо!
сила в книгах

"Тайная жизнь великих писателей", Роберт Шнакенберг

Тайная жизнь великих писателей рецензия Если бы существовал книжный аналог передачи "Снимите это немедленно", то именно такой возглас я произнес в адрес книги Роберта Шнакенберга "Тайная жизнь великих писателей". Больше того, не особо церемонясь с томиком, я предложил бы его освежевать, содрав мерзкую обложку. Пойдет на пользу. Вместе с обложкой закончатся мои гневные эпитеты, потому что книга их не стоит. Она не плохая, ни хорошая. Она - никакая. Автор откровенно гонит порожняк.Collapse )

Я бы подметил еще несколько недостатков книги, но мне стало просто скучно.
P.S. Истинный провал постигает книгу в статьях о Воннегуте (подбор героев, на самом деле, тоже вызывает вопросы), о котором ничего особенного не сказано; и в разделе "самые странные работы". Работу Билли Новика, лидера группы Billy's Band, в качестве детского патологоанатома можно было бы в схожем ключе подать, как "странную", но говорить о странности клерков (а из куцего списка раздела практически все "белые воротнички") - странно.
P.P.S. В книге, все же, можно отыскать что-то занятное, благодаря тому, что все знать невозможно. Так я был заинтересован историей о том, что Кафку наградили золотой медалью "Американского общества техники безопасности" за то, что он ввел в обязательное использование на стройплощадках каски.
Мартин Гал

"Письма" Ван Гога

Живопись Ван Гога очаровала меня давно. Его полотна, насыщенные красками до предела помогают мне в жизни с тех пор, как я впервые их увидел. Для многих людей уже не новость, что Ван Гог – гений живописи, ибо его успех как художника неоспорим. Но если бы кто-то вдруг сказал: Ван Гог – гениальный писатель, человек владеющий словом в совершенстве, поэт высокого уровня, Вы бы, наверное, улыбнулись.
До знакомства с «Письмами» Ван Гога я сделал бы то же самое. Раньше я читал «письма великих» (Достоевского, Пушкина, Толстого) и эти письма всегда уступали качеству их художественных текстов, а иногда поражали своей банальностью в описаниях мелких бытовых проблем.
Прочитав «Письма» Ван Гога я изменил свое отношение к эпистолярному жанру вообще и к самой литературе в особенности. Раньше, мне казалось, что литература – это определенные жанры и строго обусловленные формы. После прочтения «Писем» Ван Гога я иначе смотрю на любой прочитанный мною текст. Я знаю, что эти «Письма» – великая литература, несмотря на то, что Ван Гог писал не художественный текст, а обычное письмо «с листа», без черновиков.
Восхищение от прочтения «Писем» Ван Гога не прошло у меня до сих пор. Чтобы выразить его в полной мере нужно забыть сам текст, забыть впечатления. Слишком свежи мои воспоминания, слишком остры восторги…
Чтобы как-то заинтересовать Вас, приведу выбранный наугад кусок текста из Письма Ван Гога написанного им в ноябре 1883 года:
«Черная, плоская, нескончаемая земля, чистое, нежно-лиловато-белое небо. Из земли пробивается молодая пшеница, и земля под ней выглядит так, словно покрыта плесенью…
Когда часами бродишь по такой вот местности, начинаешь чувствовать, что вокруг нет ничего, кроме этой нескончаемой земли, зеленой плесени пшеницы или вереска и нескончаемого неба. Лошади и люди кажутся маленькими, как блохи. Даже крупные сами по себе предметы не привлекают твоего внимания и, тебе чудится, что в мире есть только земля да небо…
В маленьком придорожном трактирчике я нарисовал старушку за прялкой, темный маленький силуэт из сказки, темный силуэт на фоне светлого окна, сквозь которое виднелось светлое небо, узкая тропинка через нежную зелень и несколько гусей, щипавших траву.
День прошел, как сон; я был так поглощен его упоительной музыкой, что с самого утра буквально не вспоминал ни о еде, ни о питье, получив в том трактирчике, где нарисовал пряху, только ломоть деревенского хлеба да чашку кофе. День прошел, а я совсем забыл о себе, внимая этой симфонии, длившейся с рассвета до сумерек, или, вернее, от ночи до ночи».

"Пип!" Й. ван Леувен

Когда я была маленькой, мы жили рядом с лесом. Понятное дело, я из этого леса тащила что ни попадя - ягоды, грибы, как-то даже ежа. Родители к подобной находке отнеслись философски - пусть ребёнок сам поймёт, что к чему. Когда ёж стал бешено шуршать и топать по ночам, я действительно всё поняла. Ежа вернули по месту жительства, любовь недолгая была, разлука вышла без печали.
Эту историю я вспоминала, читая "Пип!" Там главный герой тоже приносит домой странную находку - полудевочку, полуптицу. А девочка - это не ёж, просто так в лес не воротишь. Девочку нужно кормить, заботиться о ней, учить уму-разуму. Объяснять знакомым откуда она взялась. Прикрывать её крылья - кабы кто чего не подумал. И жить в страхе, что когда-то она улетит. Она же в некотором роде птица.
Эта удивительная современная сказка насквозь метафорична. Можно прочитать её, как историю о взрослении: все мы рано или поздно вырастаем и покидаем родительский дом. И никуда от этого не деться. Можно сказать, что эта история о том, что жизнь дарит удивительные возможности. Живёшь себе, живёшь, и вдруг - бах! - выясняется что чудеса всё-таки случаются. Пусть редко, пусть даже единственный раз в жизни, но случаются.
В любом случае эта книжка из тех, которые я очень люблю: детские книги для взрослых. Племянница моя, например, заявила, что лучше уж тогда и не находить никого, если приходится расставаться. И мы долго-долго разговаривали...

ЛЕС МЕРТВЕЦОВ. ГРАНЖЕ



Когда-то, в ранние перестроечные времена, изрядная часть семейного бюджета у нас уходила на приобретение книг. Изголодавшись по возможности их свободной покупки, не «на макулатуру» и не «с нагрузкой» мы скупали многое из того, что издавалось, особо уделяя внимание неидеологическим жанрам, таким как детективы (томов двадцать Агаты Кристи) или триллеры (в фаворитах, конечно, Чейз). И каково же было мое разочарование, когда я поняла, что мне доступна лишь радость обретения и первого прочтения таких вещей. А дальше – беда, я могу не помнить, как и почему совершено преступление, но я всегда помню финал. И поэтому радости перечитывать что-либо из детективной или триллерной классики, как это делает на пенсии моя мама, я начисто лишена. И только один автор в этом смысле «мой», это Collapse )
journ

Подруги геев

Дорогие чточитатели,

а подскажите, пожалуйста, в каких произведениях вы встречали подруг геев?

У меня пока в списке Марк Леви "Те слова, что мы не сказали друг другу" и Дорис Дерри "Синее платье".

Спасибо!

помогите вспомнить: повесть по мотивам "Чужих"

Когда-то прочитала довольно неплохую фантастическую повесть (роман?). Так случилось, что файл с текстом потерялся, не помню ни названия, ни автора. Помню только, что вроде бы российский автор. Там о девушке, другом которой был инопланетный разумный монстр - по всем параметрам как из фильмов Ридли Скотта. У героини был паралич лицевых мышц, который она потом вылечила. Были космические перелеты, погони и пр. Много рассказывалось о жизни этих монстров - на виду ужасных, добрых внутри. Может, кто вспомнит автора и название? Помогите, плиз!
blue
  • _gr0m

Книга, автор

Напомните, пожалуйста, название книги и автора, сюжет: астролётчик потерял зрение при аварии в полёте и научился каким-то чутьём определять направление в космосе, что дало начало новой эре в астронавтике.
АПД: Боб Шоу, "Ночная прогулка".
tilda

Адамович - Одиночество и свобода

"Не нужно ни малейшей смелости, чтобы в искусстве примкнуть к лагерю разрушителей. Это - линия наименьшего сопротивления" Г.А

Русская литература потеряла свое всемирное значение в начале 20-го века и стала, мягко говоря, провинциальной. Практически все, что было написано за последние 100 лет несет налет ограниченности, местечковости или приписывается "загадочным особенностям славянской души". Может быть именно поэтому практически все, что мне нравится из современного - иностранное.

Время сыграло злую шутку над поколением конца 19-го - начала 20 веков. Создается ощущение, что именно в этот период Создатель решил наводнить мир русскими талантами, а его антипод подсуетился, сделав все для того, чтобы максимально усложнить им задачу, так как в эмиграции, как и в могиле, творить довольно сложно. Но вполне возможно, что именно это скупо отпущенное время и позволило "вырасти" многим из них...

Находясь в постоянных творческих pro&contra, поэты и прозаики быстро сгорали, оставляя после себя субъективное "как", не особо заморачиваясь вопросом "почему?". Бросить хотя бы мало-мальски объективный взгляд на время, сожравшее их с потрохами, было недосуг, тем более, что для этого человек должен был обладать достаточным талантом, чтобы
вращаться в их среде, но не настолько достаточным, чтобы просыпаться с пером в руке. При этом быть оптимистом по поводу продолжительности жизни и успевать интересоваться кем-то, кроме себя.

Как по мне главным талантом Георгия Адамовича была именно его беспристрастность и "трезвость". И если Ирина Одоевцева, тоже обладающая этим редким даром, внесла свой неоценимый вклад как "бытописатель", то Адамович интересен прежде всего в роли литературного критика. Сила его таланта - умение в двух-трех строках (иногда словах) выразить суть того или иного автора.

Метафизик Мережковский, всю жизнь читавший Евангелие, по словам Адамовича, "ни на день не оставил Отца, не отправился посмотреть, что там за его полями и рощами, не узнал радости возвращения и прощения". И действительно в этом весь Д.М - печальный, религиозный, но какой-то лощеный и отстраненный. Или о Тэффи: "всякие отвлеченные идеи вроде прогресса, прав государства для нее мертвые слова. Но если где хнычет никому не нужная старая дева, тут уж она взовьется" Ну разве не это главное в ней, смеющейся сквозь слезы?

И все-таки в попытке узнать чужую правду, Адамович заходит далеко, но не настолько, чтобы страдать от домыслов или лезть в душу. О Бунине, Алданове, Набокове, Куприне и остальных он пишет ту правду, которую они открыли перед его проницательностью, не больше и не меньше. То есть "не всю".

Рекомендую прочитать эти эссе, всем, кто хочет глубже понять этот период, блеснуть в умной компании парой метких выражений или просто чтобы не быть, как та девочка из анекдота Одоевцевой - "я видела льва, но он непохож".
  • Current Mood
    blank blank
by <lj user="fluffy_kitten>
  • lainar

Книги в подарок

Дорогие, сообщники! Помогите решить головоломку))
Дано: нужны книги в подарок. Даме слегка за 60, последние 15 лет живет в Германии, но по-немецки не говорит и не читает. Привыкла читать на ночь, исключительно хорошую литературу. Дама музыкант, с блестящим образованием, умна, интеллигентна, начитана. Пару раз в год приезжает на Родину, соответственно, в курсе основных произведений последнего времени.
Нужно: несколько книг из достойных художественных произведений последнего времени, не обязательно, но желательно русских авторов. В принципе, зарубежные в хорошем переводе тоже подойдут) Отдельным (но весомым!) бонусом будет, если произведение выпущено в мягкой обложке - мне это на своем горбу через пол Европы в Германию тащить, а я хрупкая девушка))
Заранее спасибо!

"ГИПНОТИЗЕР" ЛАРСА КЕПЛЕРА: ДЕТЕКТИВ ИЗ IKEA




Мода на шведские детективы для нас не новость, и пошла она отнюдь не с пресловутого Стига Ларссона. Еще в конце семидесятых-начале восьмидесятых, благодаря самоотверженному труду и, видимо, изрядной изворотливости прибалтийских кинематографистов, широкая советская публика узнала и полюбила Пера Валё и его роман «Гибель 31ого отдела», а также ироничный и «остросоциальный» детектив «Полиция, полиция! Картофельно пюре!», написанный Вале в соавторстве с супругой Май Шевалль. Опубликованы романы Вале-Шевалль про сыщика Мартина Бека были, кажется, несколько позже, либо выходили в то же время в журнальных вариантах. И еще в советском 1982ом году вышел у нас сборник Collapse )
bauta

Уильям Голдинг. "Зримая тьма".


Подкинул старина Голдинг задачку... Что это? Психиатрические изыскания? Абсурд? Философская драма? Любовная история? Мистика? Трагикомедия? Политический триллер? Религиозная притча? Аллегория? Мрачный ужастик? Пророчество уставшего мизантропа?
Все вместе. Сливаясь, перетекая, перескакивая. Жонглирование жанрами. А еще, если поразмыслить абстрагированно, злая пародия на психологические романы.
И что-то другое. Развенчивание идеалов, препарирование идей и чувств до той степени, когда белое становится черным, черное светлеет до небесной голубизны и плюхается в бурую грязь, стираются понятия между хорошим-плохим, правильным-неправильным, истиной-ложью, фантазиями-реальностью.
Перепутанный моток судеб людей, каждый из которых по-своему прекрасен, уродлив, безумен и страшно одинок.
Роман необычен тем, что в нем нет главного героя. Каждый герой, даже случайный, оказывается главным и быстро тушуется во второстепенные.
Роман удивителен тем, что в нем нет ни одного положительного героя. Каждый находится на том или ином уровне распада личности.
Роман поразителен тем, какими яркими и сочными красками рисуется мрак, упадок, беспросветность и безысходность.
Роман незабываем, ибо после переворачивания последней страницы первый вопрос, который задаешь себе - что это было?
Это была зримая тьма. Начавшаяся и закончившаяся огнем. Рождающим, изменяющим, убивающим. Искры которого, тлея в искалеченных душах, давали пищу для стремления к мечте, а значит - к свету в вечной тьме.

Цветы для Мартина Идена или Чарли Гордон у Лондона

Со мной стали происходить какие-то совершенно неожиданные неожиданности в последнее время, практически приключения! И опять же, я как-то сознавалась, что у меня уже давным-давно лежит стопочка книжец, которые я отложила во время капитальной уборки книжного стеллажа. И вот дошли руки у меня до Джека Лондона. Удивительность и приключенственность всего этого заключается в том, что книга издательства "Просвещение" 1986 года! Еще рано рукоплескать - нечему. Весь фикус в том, что эта книга пролежала на разных полках и подвергалась выпалесосиваниям и смахиванию с нее пыли десятки раз точно, но вот читать ее никто не читал! Я впервые за много лет взяла в руки книгу, страницы которой я разлепливала - они были склеены!!! Разрезала ножом! Одуреть, ведь правда? Как это рисует эпоху и мою семью в ней красочно: все что положено, стоит на полке и как бы читается. Ну вот и дождалась своего читателя книжечка. 25 лет ждала! И как воремя я ее взяла в руки. Я писала о том, какое сильное впечатление произвела на меня книга Дэниела Киза "Цветы для Элджернона". А Мартин Иден как будто бы ее старший брат (как в кино снимают сиквелы, вот будто бы сиквел). Но исключительно как будто бы.
Герой романа - моряк, матрос, он "спасает жизнь", а, может, и не фигурально, одному богатенькому парняге, который в знак "спасибо" приглашает Мартина к себе в дом, где тот встречает в натуре все то, что до этого было только в его воображении, образы брались из книг. И вот, мол, он понимает, что все реально! Книги пишут люди о том, что видят наяву. Знакомится он с чудесной барышней и решает во что бы то ни стало встать на одну ступеньку вместе с ней и с тем, что ей так дорого, красиво и вкусно. Это никчемное совсем дело - перессказывать сюжет книги, для того вагонами продаются всякие "краткие изложения для..." (или как там они зовутся) во всех, иногда даже совсем не книжных, магазинах. Как у меня отдыхало сознание и глаза на тексте! Как давно я такого не читала! Это песня для уха, если читать вслух, или если не вслух, то для внутреннего уха. Так уже не пишут, и все таки, к сожалению! Любители романов авторов конца 19 - начала 20 веков поймут меня. Это что-то такое, от чего в 12 лет я балдела, когда читала Маргарет Митчелл, Джейн Остин, потом Достоевского, Толстого, Голсуорси...
Буквально 50-70 страниц этой книги прочитав, я вспомнила о своем убеждении: все познается в сравнении. Как только Мартин Иден увидел, что бывает и по-другому, он не может не то чтобы улыбаться, но и смотреть в сторону дам, с которыми проводил пару часиков, на своих собратьев по несчастью, которые двух слов связать не могут, как и он раньше – он же теперь не только уйму книг прочел и еще читает, но и пишет, мечтает!
Книга о том, что все мы страшно убеждены в том, что окончательно и бесповоротно правы во всем что делаем, живем ровно так, как положено, думаем и понимаем лучше остальных, когда всего лишь навсего сидим в темной маленькой кладовой со швабрами в огроменном особняке, стоящем посреди здоровенного мегаполиса, и самое страшное, даже не пытаемся выйти из этого незапертого чуланчика.
Я думаю, у каждого, кто вырос в обыкновенной советской семье и кто таскает книги из родительской квартиры за собой, есть в библиотеке "Мартин Иден", прочитайте эту трагическую национальную историю успеха. Как много там всего настоящего и нужного.
Я не хочу оценивать. Книги, как и людей (я прочитала это у Лондона, убедившись в своих догадках) не нужно оценивать, их, если хочется, нужно читать и принимать, или не принимать. Но человеку же может что-то нравиться, а что-то нет! Все все мы всего лишь навсего люди. Мне понравилось, да это и очевидно.
Выбрала я такие кусочки:
"Став вьючной скотиной, никогда не достигнешь светлых высот: виски подсказало ему эту мысль, и он согласился с нею."
"...мир так устроен, что деньги необходимы: без них не бывает счастья..."
"Все в мире непрочно, кроме любви. Любовь не может сбиться с пути, если только это настоящая любовь, а не хилый уродец, спотыкающийся и падающий на каждом шагу."
"Радость поэта в самом творчестве, а не в достигнутом успехе."
:-)

Риторический вопрос о «Докторе Живаго»

Интересно, Пастернак получил Нобелевскую премию за литературный талант, раскрытый в этом романе, или за описание – открытие для читателя – всех ужасных перипетий 1910-1920 гг.? Я к тому, что поначалу было непривычно сложно читать его – автор словно намеренно выбирает закрученные, тяжеловесные конструкции предложения. Диалоги персонажей больше напоминают обмен монологами. Кажется, что герои находятся не в теплушке поезда, идущего в Юрятин, или в доме в Варыкино, или в Москве, нет, они словно экзальтированные декламаторы на сцене, их речь – изысканна и одновременно безжизненна, неестественна. А для пущего контраста – речь «простолюдинов».

Что смешалось в доме Облонских?

М. Врубель Свидание Анны с сыном

У Набокова в "Лекциях" есть такое словечко перри. Им он называет персонаж, служащий для сведения вместе других персонажей, через которого происходит раскрытие их характеров. В качестве перри Набоков называет Стиву Облонского. И вот тут я подумал...

А ведь мы неправильно читаем это хрестоматийное "Все смешалось в доме Облонских"! Логическое ударение должно приходиться не на «все смешалось», а на «доме Облонских». Смысл замечания Толстого мне видится так: а начиналось все (читай: трагедия Анны) с происшествия у Облонских». А дом Облонских - эдакий шейкер, в котором смешиваются судьбы прочих ингредиентов романа.

При такой интонации и второе предложение про "счастливые семьи" звучит более стройно: "Всё" и "все" начинают гармонировать и развивать друг друга, не приходится прерывать дахыние между первым и вторым предложением.

А как (с)читаете вы?
Ищу знаний
  • roddy_b

Историческа литература в современном издании

Доброго всем времени суток.
Шарился по ОЗОНу - и обнаружил, что многие исторические серии забиты советскими авторами
Л. Раковский, С. Бородин, В. Шишков , В. Ян... etc.  Появилось несколько вопросов.
Почему так много советских авторов? Нет ничего качественного от современных российских писателей? Или просто свободное пользование авторским правом, а надо чем-то забивать тиражи ? 
Будет интересно узнать мнения.
  • profi30

Альберт Шпеер «Воспоминания»

Альберт Шпеер бывший министр вооружений и военной промышленности Третьего рейха, который за двадцать лет проведенных в тюрьме за военные преступления и преступления против человечности написал книгу мемуаров. Книга называется «Воспоминания», но воспринимается и, по сути, должна бы носить название «Оправдания». Хотя сам Шпеер пишет «… Вопрошавшие меня ожидают моих оправданий. Их нет и не может быть». Что еще остается писать человеку, чья вина для всех более чем очевидна. Сам стиль и слог изложения совсем не плох для нациста, архитектора и министра.

Стержнем повествования являются их взаимоотношения с Гитлером, все остальное лишь нанизанное на шампур мясо. Лично для меня самым вкусным было именно это мясо как взгляд на историю ВОВ глазами врага.

Смешно выглядят ужимки автора, когда он с одной стороны превозносит до небес свою значимость в окружении Гитлера, а с другой стороны не устает повторять, какой маленькой и ничего не решающей марионеткой он оставался в руках Гитлера. Неоднократно подчеркивая свой статус архитектора, он исподволь дистанцируется от своей министерской должности.

 

Collapse )
  • annson

пренатальная психология

Здравствуйте, уважаемые Читатели и Почитатели:)!

Обращаюсь к вам с просьбой: посоветуйте мне, пожалуйста, интересных книг про пренатальную и перинатальную психологию. А также мне будет интересно всё связанное с беременностью, про психологическую помощь беременным женщинам, их мужчинам, и неродившимся детям.

Буду вам очень признательна!
Зажигалка

"Русская Роза" Т.Егоровой - ищу...

Друзья, уже довольно давно и пока, увы, безуспешно ищу эту книгу в электронном виде. Пару лет назад она ещё была в какой-то из электронных библиотек. Но вот понадобилась - и нет нигде.

Если ВДРУГ у кого-то она окажется в любом формате - поделитесь пожалуйста! Заранее благодарю!