January 10th, 2011

_Cat.MeLove

"Обелиск" Василь Быков

«Сколько у нас героев? Скажешь, странный вопрос? Правильно, странный. Кто их считал. Но посмотри газеты: как они любят писать об одних и тех же. Особенно если этот герой войны и сегодня на видном месте. А если погиб? Ни биографии, ни фотографии. И сведения куцые, как заячий хвост. И не проверены. А то и путаные, противоречивые.»

Автор    У меня всегда было предвзятое отношение к фильмам и книгам о войне. Мне казалось, что они слишком.. просто слишком. Мой подростковый разум не хотел принимать тот факт, что бывает война - что она вот так может свалиться на людей, забрать множество жизней, а потом всё может снова пойти своим чередом. Зачем вообще воевать? Мне всегда было не понятно - какой толк с кем-то спорить, если можно попытаться найти компромисс, общее решение, а война - это по сути спор, только вместо слов - люди, которые аргументами разбиваются о нежелание слышать друг друга...

    А теперь, волей-неволей, мне пришлось открыть для себя книги о войне. Блин, да я ту же "Войну и мир" читала через строчку, когда дело касалось войны, - не укладывалась она у меня в голове. Зато теперь я воспринимаю истории о Великой Отечественной совершенно иначе - будь то рассказы моего дедушки о своём детстве, пришедшемся на те страшные годы, или литературные произведения. Видимо, такие вещи приходят со временем...

    В "Обелиске" Василь Быков рассказывает своим читателям об истории героев войны - о самом обычном школьном сельском учителе, пусть и с весьма необычными взглядами на образование и преподавание, и о его учениках - добрых и смелых парнях. На самом деле, героизм - это не когда в отчаянии идешь безоружный, выпятив грудь, на вражеский танк. Это - образ мысли, решимость и смелость, героизм - он в душе. И таких героев и патриотов у нас было много - каждый первый, я очень хочу в это верить. А подобные произведения только дают возможность в этом удостовериться.

    Что может обычный учитель? В маленькой сельской школе, которую так и назвать нельзя даже, в которую ходили дети всех возрастов, чтоб получить хоть какие-то знания. Учитель, который провожал своих учениц домой через тёмный лес, чтоб только те могли получить образование, который читал своим ученикам Толстого вслух, когда его приковала к кровати болезнь, который в школе приютил пару бездомных собак, слепую кошку и отставшего от своих сородичей скворца... Что мог этот простой, но мудрый человек? Только поделиться своим богатством с воспитанниками - и это получилось у него замечательно. Именно такие учителя должны быть в школах - которым важно, чтоб из детей выросли настоящие Люди, а не просто отличники-зубрилки. Увы, их мало, как и мало нынче настоящих Людей.
девушка с букетом
  • khe12

(no subject)

Доброго времени суток.

Пожалуйста, помогите вспомнить книгу. Книга детская, выходила в конце 80-х, большеформатная, в мягкой обложке, тонкая, с красивыми иллюстрациями в сиренево-лилово-розово -коричневых тонах. 

Рассказывалось там о девочке из какой-то южно- или латиноамериканской страны. Сначала ее семья жила в провинции, где разводили скот, потом отправилась на заработки на плантации сахарного тростника. Девочка работала на этих плантациях и тосковала о родине. На плантациях ходила легенда о надсмотрщике, который находит ленящихся рубщиков и задает им вопрос: "Какой рукой тебя ударить - шерстяной или свинцовой?" И в любом случае бьет свинцовой. Девочка очень боялось этой руки. 

Еще там очень красиво представлены ветра - в виде людей. Утренний ветер описывался как юная босоногая девушка. 

Автор, помнится мне, был испаноязычным. а называлась книга по имени девочки.

Заранее спасибо за помощь. 

UPD. Хосе Мурильо, "Брунита". Спасибо! 

Что-нибудь о старом Голливуде

Собственно, все в названии :) Что-нибудь наподобие "Долины кукол". Именно художественное, а не биографичное или документальное. Главное, чтобы хорошо была узнаваема, интересно описана эпоха, а это минимум - 20ые, максимум - 60ые года. Буду очень благодарна, если тот, кто читал или слышал, поделится)
Поцелуй

Биография

Хотелось бы прочитать отлично написанную биографию знаменитой женщины. Актрисы, певицы, королевы - неважно. Главное - хороший стиль биографии.  Желательно, конечно, посовременнее что-нибудь, о женщине, жившей в 20 веке. О Марии Стюарт уже надоело читать :)
Понимаю, что 1000 раз уже было, но времязатратно искать аналогичный запрос. 
Так что СПАСИБО :)))

Амели Нотомб. Метафизика труб

Книга попала в руки случайно, сразу же после разговора с подругой о том, что мне не интересно читать воспоминания других людей о жизни где-либо. Беру свои слова назад. Воспоминания трехлетнего ребенка о жизни в Японии меня неожиданно увлекли и захватили.
У Амели Нотомб удивительный дар - она так искусно переплетает исторические справки, описание особенностей японской культуры, некую философию и собственное мировосприятие, что переворачивая очередную страницу с обещением "последняя", читаешь до двух утра, пока страница действительно не оказывается последней.
Я не знаю сколько в этой книге вымысла, а сколько правды - Амели дочь бельгийского дипломата и действительно родилась в Японии. Но, по ее утверждению, родилась она ребенком без каких-либо рефлексов, жила растением вплоть до двух лет, затем чудесным образом пробудилась к жизни, чтобы впоследствии несколько раз тонуть и чуть не вывалиться из окна. Но это не важно, важно то, что взрослой госпоже Нотомб удалось очень точно описать детский эгоизм и забавную уверенность в своей божественной сути. Неожиданно увлекли рассказы о Японии - описание года по месяцам, театра Но и карпов. Но самая удивительная часть - легкость и юмор, которыми пропитана книга. Редкое нынче легкое чтиво не лишенное смысла.  


не легко

В. Набоков "Приглашение на казнь"

17.73 КБ
Первое, что пришло в голову при прочтении «Приглашения на казнь» – некоторая вторичность набоковского абсурда. В уме всплывал Кафка, как ярчайший представитель эстетики этого направления. Оказалось, что меня не одного посещали подобные мысли. Сам же Набоков всеми средствами открещивался от параллелей между «Процессом» и «Приглашением на казнь». Леонид ПЕКАРОВСКИЙ пишет: «Когда в 1936 году на литературном вечере в Париже, где Набоков читал отрывки из романа «Приглашение на казнь» Григорий Адамович прямо спросил, знаком ли он с «Процессом» Кафки, тот ответил – «нет!» К тому же, Набоков всю жизнь упрямо отрицал свое владение немецким языком, и, следовательно, читать Кафку в оригинале не мог. Надо отметить, что на это повелись многие ведущие критики. Правда, они не знали некоторых тонкостей его биографии: в Тенишевском училище он 7 лет изучал немецкий, а перед эмиграцией переводил Гейне.
Collapse )
thinking

помогите вспомнить книгу

Помогите, пожалуйста, узнать название детской книги по следующим признакам. Жанр - повесть, главная героиня - девочка, приехавшая к бабушке погостить, пока родители-ученые где-то в экспедиции. В книге упоминается много полевых растений, и растения проходят как важная тема повести, в том  числе растение недотрога, подробностей сюжета не помню. Книгу брала когда-то в школьной библиотеке, кажется, именно это издание было в зеленой обложке.

Почему-то мне кажется, что автором книги была Нина Михайловна Павлова, автор рассказов о природе для детей ("Не видели - увидим") и биолог по образованию. Но о самой Нине Михайловне в сети мне удалось найти очень мало информации, и пока никаких упоминаний об этой книге. Возможно, я ошибаюсь, и автор не она. Заранее спасибо за помощь!
CPT'N

Мариам Петросян. «Дом, в котором…»

Фэнтези начинается с карты Мира. Мир в этой истории — Дом. Старый, не слишком ухоженный дом на окраине современного безымянного города, интернат для детей-инвалидов. А заодно и для умственно отсталых, неизлечимо больных, для неудобных детей с подозрением на паранормальные способности.

В Доме свои тайны, свои кланы и группировки, лидеры и лузеры, свой жаргон, свои страхи, свои сказки. История напоминает то повести Крапивина, то «детские» романы Кинга, а ещё Стругацких, Гальего, Агату Кристи, Павла Вежинова и ещё многих, о ком я даже не догадываюсь. При этом роман и описанные в нём миры — яркие, самостоятельные, не похожие ни на что и очень живые. Рассказчиков в романе несколько, и каждый видит эти миры по-своему. Каждый сам выбирает, есть ли чудо в дальнем конце коридора.

Под впечатлением. Рекомендую.
тутта

Помогите вспомнить.

Млжет быть кто-то вспомнит книгу?
Жанр научная фантастика, главный герой - молодой мужчина приезжает с инспекционной целью на планету-колонию Земли. Там планируется какая-то природная катастрофа и солнце планеты затухает, тоесть им всем грозит смерть. Между делом ГГ неровно дышит к местной девушке и не хочет улетать с планеты-колонии, хотя у него есть возможность сохранить себе жизнь. У него возникает идея - спасти колонию, путем запыления на орбиту какого-то металлизированного порошка, способного отражать тепло. Хэппи-энд.

В.Сорокин "Сердца четырех"

Вообще об ЭТОМ нужно писать в сообщесте "Что не читать", но здесь читатели более активны и мне все-таки хотелось бы понять феномен ВСЕГО ЭТОГО???
КАК ЭТО МОЖНО Ч И Т А Т Ь?
Без приступов различных физиологических проявлений это делать невозможно.
Даже сейчас мне дурно от воспоминаний об этом чтении.
Автор больной на всю голову человек с извращенной, паталогической фантазией. Ему явно не дают спать спокойно лавры Маркиза Де Сада, Ф.Кафки и Джойса.
Иногда все же во время чтения прояснялось то, что хотел сказать автор о нашей российской истории и современной действительности. Но выбранный им шоковый путь для отражения нашей жизни, в котором буквально смятены все табу, мне представляется ошибочным. Вся эта детально описанная мерзость только увеличивают весь негатив, а не уменьшают его.
На обложке книги я бы написала - "СЖЕЧЬ!!! НЕ ЧИТАЯ!!!"

C. Довлатов. "Блеск и нищета русской литературы"







Волею случая, первой прочитанной в этом году книгой, стала «Блеск и нищета русской литературы» Сергея Довлатова. Купил случайно, клюнув на громкое имя (до этого Довлатова вообще не читал) и жанр филологической прозы (читал очень мало). Оказалось не зря.
Книга вышла в 2010-м в Издательской Группе «Азбука-Классика»; представляет собой сборник рецензий, лекций и выступлений разных лет. Довлатов пишет о Пушкине и Толстом, Уфлянде и Синявском, Кафке и Хэмингуэе, Маяковском, Катаеве, Ерофееве и др.
Филологическая проза Довлатова отличается не объективностью, а личным тоном, язвительностью, юмором – теми же свойствами, которые характерны для его обычной прозы. (Из анонса)
Лучше не скажешь. «Язва», но какая! Читать легко и интересно.
Правда, есть один момент, который меня смутил. Довлатов пишет: «Неутомимый обличитель режима Салтыков-Щедрин был, как известно, губернатором».
В Интернете я таких сведений о Салтыкове-Щедрине не нашёл. Вице-губернатором был, да, но был ли губернатором?..
Впрочем, это не так уж и важно.
Отличная книга. Рекомендую всем, кому интересна история русской литературы.

лето
  • svechin

Андрей Шляхов "Скорая помощь"


Книга Андрея Шляхова «Скорая помощь» относится к числу тех, авторы которых знают, о чём пишут. Мне понравились в ней две вещи. Во-первых, слог, стиль изложения, фабула удерживали моё внимание до конца; читать было просто интересно. Герой, доктор Данилов, не выпилен из фанеры, это живой человек с достоинствами и недостатками. У него, правда, есть характер (немало по нонешним временам, да и по любым другим тоже). Ещё у доктора есть профессия, в которой он состоялся; человек занят своим делом. Его распирают чувства гордости и довольства, когда удаётся спасти жизнь больного – и это описано без лишнего пафоса, лаконично, но убедительно. И подвиги такого рода случаются в жизни Данилова не каждый день. Однако – бывает. А так – человек как все мы: не дурак выпить со товарищи, в морду задвигает исключительно по делу и иногда играет на скрипке…
Второе, что понравилось в книге – это её жизненность. Сам я далёк от медицины; возможно, поэтому мне показалось, что большая часть «скоропомощных» эпизодов взята автором из собственной практики. Или из практики коллег. Тяжёлая и неблагодарная работа службы описана изнутри и, похоже, без прикрас. Как и везде, тут есть разные люди, в том числе и такие, которым не нужно заниматься врачебной деятельностью. И больные тоже разные. Жалобы, интриги, подставы; трудные вызовы чередуются с анекдотическими. Начальство тяжёлое, но так везде… Криминальная составляющая обозначена пунктиром; видимо, Шляхову не хочется углубляться в эту тему. Ну, и конечно есть любовь.
Кажется, Андрей Шляхов обдумывает продолжение книги про доктора Данилова. Не знаю, что мы увидим: районную поликлинику или элитный медицинский центр. Какая-то у него будет новая жизнь, он женился и поменял работу… Подождём, а потом почитаем.
Иголки

"Медитация - подлинная свобода". Ошо Раджниш

Эту небольшую книгу правильнее было бы назвать учебным пособием. В ней приводится описание различных техник медитации – десятки и десятки способов достижения состояния «не-ума», «когда мышление прекратилось, ни одна мысль не движется, ни одно желание не удерживается, вы полностью безмолвны, тогда такая тишина и есть медитация. И лишь в этом молчании познается истина».

Кроме техник, сгруппированных в четырех главах – рекомендуемых для утра, дня, вечера и ночи, – дается общее понятие медитации, и полезные советы: например, «три важных момента»: Collapse )

Мне кажется, я еще не раз буду обращаться к этой радостной книжице. Если сформулировать в одной фразе, она дает инструментарий для доступа к ресурсам сознания, в которых скрывается много интересного.
snowly

Ролан Топор, "Жилец"

Француз польского происхождения Ролан Топор известен в узких кругах благодаря своим художественным работам. Широкую же известность он получил благодаря режиссеру Роману Полански, кстати говоря, тоже французу польского происхождения. В 1976 году Полански экранизовал новеллу Топора «Жилец».

В произведении сюрреалистический гротеск не сказать, что изящно завуалирован под бытовое повествование с некоторой долей сарказма и крупицей черного юмора.

Как только начался сам фильм, он снял руку с плеч Стеллы и опустил ее на талию девушки. Теперь он кончиками пальцев касался основания ее груди той самой груди, которую уже видел раньше, - там, в больнице, под тутой шерстью зеленого свитера. Девушка даже не попыталась оттолкнуть его. Тогда он осторожно подвел ладонь под ткань свитера и, медленно скользя вверх, дотянулся до бюстгальтера, после чего ухитрился просунуть пальцы между грудью и его тонкой нейлоновой оболочкой. Его указательный палец ощутил тугую упругость соска, и он принялся медленно поглаживать его, совершая ласкательные, словно массирующие движения.

У девушки на мгновение перехватило дыхание, после чего она резко заерзала на сиденье, одновременно полностью высвобождая грудь от сдерживающей ткани бюстгальтера. Он почувствовал мягкую, теплую плоть и принялся судорожно скользить ладонью по нежному полушарию. Но даже делая это, он вдруг снова подумал о Симоне Шуле.

"Возможно, в этот самый момент она умирает..." На самом же деле она умерла чуть позже - где-то перед заходом солнца.

Протагонист новеллы — месье Трелковский испытывает на себе параноидальное воздействие враждебных человеку сил, истинную природу которых Топор предлагает определить читателю самому. Вне зависимости от  происхождения, они могущественны на столько, что могут принудить тридцатилетнего офисного служащего стать молодой девушкой, покончившей с собой.

Экзистенциализм можно считать за философический каркас произведения. Страх, отчаяние и бессилие — вот три кита, на которых зиждиться эмоциональная составляющая новеллы. Вполне можно и наверное даже нужно употребить термин «саспенс», так как «Жилец» — это триллер школы Альфреда Хичкока: мрачный, броский и по-европейски пассивно-динамичный. Трелковскому, также как и многим героям Хичкока свойственно состояние пассивной агрессии, направленной не на окружающий мир, а на внутренний.
 

С.Спрингер, Г.Дейч. Левый мозг, правый мозг.




Как известно, у нас два полушария. Одно из них (как правило левое) доминантное. Согласно некоторым концепциям, именно левое полушарие и делает человека человеком. Ведь в нем расположены речевые центры. А правому полушарию - по остаточному принципу - досталась, например, специализация на пространстве, просто потому что в левом "уже не было места". Сегодня часто пишут о правом полушарии как о недооцененном и в разных научно- и просто популярных книгах даже предлагают практические советы "усиливать правополушарное мышление" и "тренировать правое полушарие". Я, например, читала книгу Мерили Зденек "Развитие правого полушария".
Спрингер и Дейч объясняют, почему правый мозг оценили значительно позднее. Дело в том, что нарушения в правом полушарии (а ведь исследования мозга строятся во многом на исследовании "нарушений") не вызывали таких серьезных дисфункций, как нарушения в левом полушарии. Но это потому, что в правом полушарии определенные процессы распределены более диффузно. Поэтому и нарушения в нем труднее поддавались анализу.
Collapse )
:-)

Помогите составить список книг must read

Уже некоторое время вынашиваю идею составить список книг, которые нужно обязательно прочитать. Для начала - список must read на начавшийся год.

Буду признателен, если посоветуете мне стоящие книги следующей тематики:

1) Художественная литература: современная российская, современная и классическая западная, что-нибудь дающее пищу для размышлений. Если российская - без социально-политической нагрузки.

2) История искусства, архитектуры. Интересно как в целом, так и отдельные течения, периоды, направления. Также интересует история русского балета.

3) Хорошие книги по истории европейских стран, интересна практически любая страна и любой период начиная со Средних веков. Особенно интересна история Италии - со времен упадка Рима и до эпохи Муссолини, и Северной Европы.

4) Биографии и автобиографии людей искусства, политиков и общественных деятелей.

Ну и если посоветуете что-то сверхзамечательное другой тематики - тоже буду благодарен.
Можно и на английском языке. Спасибо!

Э.М. Ремарк "Черный обелиск"

                                                  Эрих Мария Ремарк "Черный обелиск". Москва, Издательство АСТ, 2010

          Те, кто смотрели фильм Эмира Кустурицы «Черная кошка, белый кот», должны помнить одну из сцен, в которой женщина по имени Черный обелиск вытягивает пятой точкой гвозди из столбов. Мало кто знает, что Кустурица позаимствовал этот образ у одного из персонажей Эриха Мария Ремарка: фрау Бекман, которая, благодаря своей способности вырывать из стены задом железные гвозди средней величины, помогала своему другу Карлу Брилю выигрывать пари и заработать хоть какие-то деньги в трудные послевоенные 1920-е годы в Германии.

          «Черный обелиск» мне понравился с первых страниц, читал его увлеченно, вдумчиво, некоторые моменты требовали повторного обращения, и их приходилось перечитывать. Как всегда, особо приглянувшиеся цитаты взял себе на вооружение.

          Книга повествует о так называемом «потерянном поколении», зажатом между двумя мировыми войнами, поколении, потерявшем себя после проигранной мировой войны, тоскующем по былому величию своей империи и в большей своей массе молчаливо позволившем Гитлеру прийти к власти. По мнению автора, целью поколения двадцатых является «бесстыдная погоня за собственностью» и деньгами, жажда к которым, порожденная нуждой и желанием вернуть себе былую роскошь довоенной жизни, возводит их в ранг сакрального («Деньги – иллюзия; каждый это знает, но многие до сих пор не могут в это поверить»). Но гиперинфляция, не позволяющая накапливать сбережения, заставляет людей моментально их тратить, тем самым, порождая с новой силой пьянство, разгул и разврат, - единственно верное капиталовложение для поколения, желающего забыться. Нравственные и этические принципы отбрасываются, потому что они «приводят только к банкротству», а «терпимость звучит как слово на незнакомом языке». Жизнь заставляет людей становиться жесткими, решительными и грубыми. С поставленной перед собой задачей показать как, чем и ради чего живет «потерянное поколение» автор, бесспорно, справился великолепно.

          Главный герой Людвиг (прототип самого Ремарка) один из тех людей, которые видят пропасть, в которую катится немецкое общество, и до глубины души переживают за его судьбу. В сердцах он не готов мириться с действительным положением вещей, но он одинок, он в меньшинстве и ищет убежища. Таким убежищем для него служит больница для душевнобольных, в часовню которой Людвиг ходит играть на органе, где ведет за трапезой нескончаемый спор с викарием Бодендиком о Боге и о церкви (их интереснейшая дискуссия заслуживает более подробного анализа), проводит время в обществе больной шизофренией девушки Изабеллы, для которой он то Рольф, то Рудольф. Там он находит успокоение от будничной суеты, там он влюбляется, но эта любовь, как и вся книга Ремарка, оказывается трагичной.

          Ремарк не может закрывать глаза на зарождение фашизма в немецком обществе (эта тема одна из ключевых в книге), его появление он видит в экономическом кризисе, классовом расслоении, нищете одних и богатстве других, неудачном исходе войны и возникшей патриотической истерии по канувшей в небытие кайзеровской Германии. Его пугает «та меднолобая масса, которую можно вновь и вновь гнать на войну: ничто их не в состоянии вразумить, они родились «руки по швам» и гордятся, что так и умрут».

          Чему учит нас эта книга, по праву ставшая классикой литературы ХХ века? Наверно, тому же, чему и остальные произведения Ремарка: быть чуткими друг к другу, добрыми, не терять в себе человеческое несмотря ни на что, любить свободу, быть справедливым, ненавидеть фашизм в любых его проявлениях от улиц и до правительственных трибун, презирать капитализм – и все это для того, чтобы жить по-настоящему, быть Человеком. А, главное, просит автор «Черного обелиска», это научиться слышать голос своего поколения для того, чтобы услышать голос своей эпохи.