December 28th, 2010

kentavr

«Нана» 1880 Эмиль Золя


Эта книга об акуальном состоянии российского общества. Кто-то может не понять аналогий. Но я предлагаю задуматься, если Вы будете читать эту книгу не о предреволюционной Франции 1870 г., а о новогодней Москве 2010. Сам Эмиль Золя писал, что образ главной героини, проститутки Нана символичен. Это само воплощение пошлости, алчности и самодовольство, тех настроений, которые царили тогда в стране. Мне кажется, их очень можно легко найти и сегодня в России. Но давайте сначала несколькими масками опишем сюжет. Нана- удачная актриса, которой не надо играть в театре. Ей даже ничего не надо говорить, само ее белое, пышное тело привлекает к себе интерес. Безмолвный порок пронизывает все классы. Будуар Нана посещают и слабохарактерные нищие актеры и богатые аристократы и князья. И все они от соприкосновения с телом этой богини становятся еще слабее. Несмышленыш Жорж даже покончил жизнь самоубийством. Нана не разборчива в связях и готова спать с любым и с любой в свое удовольствие. Золя прекрасно изобразил ее отношения с Атласной, проституткой чуть пониже рангом, которая работает на улице. Нана ненавидит мужчин, но она не любит и женщин. Даже своего ребенка она забросила. Мы видим их взаимоотношения только 2 раза в романе, когда его привозит в замок и на ипподром на скачки.

Нана морально убога: она критикует брак, но делает все, чтобы семейные отношения между ее спонсором- князем Мюффа и его женой сохранились. Ей это выгодно, поэтому пускай другие будут делать вид, что все в порядке. Проститутка у Золя это совсем не та кокотка  Дюма в «Даме с камелиями». Нана властна, реальна, мощна, даже в теле она настолько крупная, что ее просто невозможно отрицать.

Наоборот у Дюма-сына Мари Дюплесси-это само воплощение невинности, хрупкая и болезненная, благородная, которая готова страдать ради своей любви. Нана вроде бы тоже соглашалась страдать, когда жила некоторое время в дали от всей богемы с садистом актером. Он бил ее каждый день, она становилась все красивее. В конце концов он ее просто выгнал из дома. Можно говорить, о разных причинах власти Нана, но она ни в коем случае не безвольна. Однако, ее желание очень наивно. Малообразованная женщина рвется к власти, к богатству, к дойстойному положению.

Такой же снобизм мы сегодня видим в нашей столице Москве и ее главных апологетах. Пока читал, если честно думал о Ксюше Собчак. Конечно, ни в коем случае никто не говорит, что она всем направо и налево отдается. Но я думал именно о психологии этой дамы. Ведь чем славна Собчак? Тем, что кичится своим якобы высоким положением. В передачах ее представляют «светской львицей». Собчак оправдывает сегодняшнее положение тоже надуманными понятиями. Если прочитаете ее книжку «Энциклопедия лоха», то сразу видно это блистательное чванство. Всяких идиотов, которые говорят: «Россия поднимается с колен», она впрочем тоже критикует, но она считает идиотами тех, кто не готов с ней наслаждаться тем нефтяным изобилием, которое есть в Москве. Золя в романе убивает свою Нана. Проститутка заболевает оспой (кстати, возвратившись из России). И под крики «на Берлин!» она умирает. Нана во Франции как и Собчак в современной России-это символ богатства на показ. У меня вот появилась какая-то вещь, я ее обязательно куплю, чтобы в глазах других быть самой лучшей. Эта вещь может быть потом мною забыта, выкинута, но в ту секунду, когда тысячи глаз будут по-щенячи умиляться моей покупке и говорить, какая я сегодня красивая, в этот момент мне будет хорошо. Все остальное меня не волнует. Это психология людей, которые хотят власти над своими рабами. В романе «Нана» есть даже такая ситуация, когда Нана со своим любовником просто уничтожают все дорогие подарки, потому что им весело. Я думаю,что-то подобное принято и у «золотой молодежи».

Роман «Нана»-это роман об ужасе, когда  бездарность захватывает внимание.  


Нил Гейман

Нил Гейман. Писатель, с каждым разом меняющий мои представления о литературных жанрах и личных предпочтениях.  Ну вот,хоть ты тресни не люблю я  ужастики, триллеры, готику и фантастику в стиле Кинга или Говарда. В детстве боялась темноты да и сейчас особой храбростью и стойкостью нервной системы не отличаюсь. Как то ,решив сходить на кино-новинку "Звездная пыль"  и прочитала довольно романтичный и симпатичный оригинал.  Совсем недавно, в нашем сообществе   мне   посоветовали " Кладбищенскую историю" (http://lib.rus.ec/b/190001) уверив что она совсем не кладбищенская то бишь не страшная (про мальчика-Маугли,воспитанного забавными привидениями) Начав читать я не могла оторваться всю ночь и "заболела" ею . Потом  пыталась начать какие то другие книги того же автора,но они как то не прижились.Пробовала  в том числе и "Никогде' (lib.rus.ec/b/211139). Но книга не пошла с момента появления одного из  жутких отрицательных персонажей-  поедателя щенков.  Тут меня опять успокоили, обьяснив, что  персонажей таких будет мало, и они действительно олицетворяют Зло.  И вот, как то в дождливый денек (это  были те самые бури,что после пожара) я решилась попробовать еще разок. И опять зачиталась на всю ночь. Именно таким должен был быть день-дождливым,холодным, таким же как и осенне-зимний  будничный Лондон, с одной стороны такой  обыкновенный и скучный, с промозглой погодой, сыростью и толпой одинаково квадратно-озабочнных людей, пропахших спирным баров, бесконечным дождем, а с другой-сказочный и фантастический, динамичный, захватывающий, романтичный, наполненный волшебством и заселенный сказочными существами. Книга интересна  контрастами: Суета, прагматизм, материализм, серость, обыденность и скука верхнего мира противопоставляются таинственности, сказочности, романтике и идеализму нижнего мира.
Олицетворяющим  Зло героям: разрушителю живого и разрушителю искусства/красоты противопоставляется олицетворяющая искусство, талантливая девушка- принцесса . Главный герой- абсолютно живой персонаж: трусливый,замкнутый, вяловатый но добрый малый. Интересно следить за  раскрытием характеров персонажей по мере развития сюжета:   беспринципный авантюрист,безнравстенный, неэтичный, аморальный тип совершает нечто, раскрывающее его характер с любопытной стороны. Волшебство и сказка невидимы, но они рядом, только надо не пропустить, открыть дверь, довериться и плыть по сказочном течению... Большое спасибо за совет, с удовольствием прочитала и "заразила" книгой друзей))

Книга-цитатник :)

Никогда не даю советы, что почитать, знаю: сколько людей, столько вкусов, пристрастий, нравится-не нравится...
Просто рассказываю: вот прочитала книгу, она ТАКАЯ!!! Или: она про ТАКОЕ!!! А остальное - уже от меня не зависит:) Вот и сейчас, я вам расскажу, а дальше вы сами, ладно?
Вообще в сообщество пишу впервые, хотя читаю с интересом и принимаю к сведению многое:) Спасибо всем , вы делаете мою читательскую жизнь богаче:)
Я давненько не читала Фрая, а тут нашла сразу несколько несколько книг: Чайную, Кофейную, Одну и ту же книгу. Она так и называется "Одна и та же книга". Так получилось, что первой я начала читать именно ее и поняла, что каждую строчку на каждой страничке я могу и хочу цитировать, а иногда мне кажется, что это цитаты "из меня":), и еще не дойдя до конца книги мне уже хочется вернуться к началу. Про что она? Про город и его жителей, который существует только до тех пор, пока спит человек, увидевший его во сне. И жители этого города не заводят будильники. На всякий случай. А вдруг. Про русалок, обожающих суши, про лебедей, откормленных хлебом до состояния поросят в перьях, про разные города и разных людей, про простые вещи, которые могут стать для кого-то настоящими сокровищами. И даже китайские лисы-оборотни иногда мелькают: рыжим хвостом или смотрят глазками-бусинками. И голуби : черные и красные, желтые и синие. Ну и белые, конечно, тоже бывают.
Collapse )

Как говаривал Цицерон...

"Непредвиденное поражает сильнее". Исходя из этого, прошу вас,  друзья, порекомендовать мне художественные произведения, развязка которых настолько непредвиденно-неожиданная, что заставляет в буквальном смысле "открыть рот" от изумления. Жанр значения не имеет. Ну, пожалуй, кроме фантастики.

Заранее благодарю.
UserSiski

Грибоедов. Горе - от ума ли?

Конечно, читать "Горе от ума" сейчас и во времена Грибоедова - две большие разницы. В то время почти каждое выступление Чацкого воспринималось как ядовитая подколка вполне конкретной социальной группы; все было узнаваемо - вплоть до конкретных известных многим граждан; более того - мало кто до Грибоедова решался столь же ловко ткнуть палкою в это болото. Сейчас конкретика испарилась, многие шутки утратили свою веселость - и остается лишь притягивать за уши прежние характеры к нынешним реалиям.

Но вот что интересно, даже для того времени - насколько адекватно название пьесы?

Что мы видим? Молодой пацанчик, мало чем еще отличившийся, приезжает из путешествия и, полагая себя умнее всех, принимается обсирать уважаемых граждан. Буквально каждому, кого он встречает, умудряется сказать какую-нибудь гадость. В качестве текста на бумаге его слова сами по себе выглядят нормально - ехидное обличение пороков и все такое. Но в разговорах с людьми это выглядит именно как гадость. Удивительно ли, что все с таким восторгом подхватывают идею о его сумасшествии? Сейчас бы этому обличителю еще и по мордасам надавали.
Collapse )
мир с книгой

Джузеппе Куликкья, «Всё равно тебе водить»

Джузеппе Куликкья Всё равно тебе водить рецензия Герман Гессе в своих эссе о чтении настаивает на том, что одна из главных задач читателя находить книги-друзей. Книги, которые - не важно, какие именно, именитые или нет - будут сопровождать тебя на протяжении жизни, книги, которые хотелось бы иметь дома, в своей библиотеке на протяжении жизни. Так и случилось у меня с повестью молодого итальянца Куликкья "Всё равно тебе водить".

У меня вообще с этим романом та еще история связана, которая, правда, интересна, пожалуй, лишь мне одному.

"Вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана… К концу восьмидесятых стало ясно, что месяц вот-вот выйдет, и я, пока его ждал, только и делал, что ходил по городу — день за днём, как заведённый. По одному и тому же маршруту, без всякой цели. Одни и те же улицы. Витрины. Лица.
Продавцы смотрели на прохожих из магазинов, как звери в зоопарке смотрят на посетителей.
По сравнению с ними я чувствовал себя на свободе. Но свободен я был только для безделья".


Это повествование о житие-бытие 20-летнего итальянского обалдуя, который любит читать Хэмингуэя и слушать The Clash, и едко комментирует окружающую действительность, преисполненный ненависти к консьюмеризму, потреблядству и моде. И как же легко и забавно оно читается. Лет в 15, когда я впервые прочел эту книгу. Затем я ее перечитывал раз в год-два. И смеялся не меньше, а порой, даже все громче и громче. Хотя и не без тени грусти. "Бог-барыш победил по всем фронтам. Политические беженцы с Востока перебираются на Запад ради порношопов и супермаркетов — наконец-то они свободны засовывать себе резиновый член в задницу и тоже быть безработными. Но наш мир — лучший из миров. Или, во всяком случае, вот-вот станет таковым. Увеличивается число умерших от СПИДа и поверхность пустынь, цены на бензин и потребление героина, государственный долг и количество крыс в больницах, увеличивается пропасть между богатыми, которые всё богатеют, и бедными, которые всё беднеют, но зато мы имеем лучший в мире чемпионат по футболу, так зачем беспокоиться?" И что самое занятное, очень уж много созвучного в этой, написанной в начале 90-х годов, повести современной России. Я этому удивлялся еще при первом прочтении, а сейчас, процитировав, про "Бог-барыш", что-то особенно вздоргнул. Мундиаль ведь, лет ми спик и все дела...

Молодой Вальтер, так зовут нашего героя, мыкается-тыркается туда сюда. Вроде в университет пристраивается, какая-никакая а работа нужна. Армия - проблема. Проходит альтернативную службу в центре адаптации цыган "СОБАК". Ох, главки про "СОБАК" отдельная песня, просится к Кустурице в кадр.
"— Алло, я попала в СОБАК?
— Да, синьора, — рычал я в ответ.
— Здравствуйте, я преподаватель из Абруцци.
Ты смотри, жива ещё!
— Я вас слушаю.
— Цыганские дети не молятся перед уроками.
— Они мусульмане, синьора.
— Они — что?
— Мусульмане. Это религия такая.
— Ну так почему же они не молятся?
— Потому что это другая религия, синьора.
У меня живот начинал болеть.
— Мы все дети Бога. Они тоже должны молиться.
— И что по-вашему мы должны делать?
Например, оттарабанить её, как настоящие непротивленцы.
— Обратите их. Если они хотят ходить в школу, они должны молиться, как другие.
Обратите их!"


Раньше я каждому другу-знакомому советовал прочитать эту книгу, а кому-то просто всучивал экземпляр. Сейчас, нахожу, что говорить об этой легкой повести стало тяжело. Срослись мы с ней. Действительно друг она мне, а может даже и родня.

Куча подростковых комплексов, жалкое социальное положение, сверхдоза самоиронии и саркастические (и потрясающие точные) наблюдения-отчеты. Все вместе, этот коктейль, создают образ жалкого, но замечательного персонажа. Его хочется приободрить, крикнуть сквозь страницы: "Эй, чувак, все будет ок!" А он такой маленький человечек, почти на потеху публике, главка за главкой, превращает черную краску типографского шрифта в амальгаму.

London Calling.

Читать роман Джузеппе Куликкья:
"Всё равно тебе водить"

Сарамаго Перебои в смерти

Читать Сарамаго - смотреть как плавно перетекает песок в часах..Тебя затягивает, затягивает.. сплошной текст, длинные сложноподчиненные предложения, отсутствие абзацев, диалоги никак не выделяются из повествовательного текста, у персонажей нет имен.. 

Автор перевернет часы два раза. 

Все начнется с сообщения о том, что на следующий день никто не умер.
Как и на следующий. И потом... 
Начиная с 1 января на территории страны, так и оставшейся неназванной, люди просто перестанут умирать. Счастье, ликование, рост патриотических чувств..В первое время...
В набат начнут бить гробовщики, оставшиеся без заработка и вынужденные хоронить морских свинок-канареек-рыбок, страховые организации, которые, впрочем, быстро найдут выход".
Хуже будет обстоять дело с домами для престарелых, больницами,ведь отмена смерти вовсе не означает выздоровление тех,чей срок уже истек - они будто бы повисли на тонкой нити, но та все не обрывается.. медицинский персонал выбивается из сил, все меньше свободных мест в больнице, ко многим не подходят неделями, рассудив, что умереть они все равно не смогут. 
В пограничных районах страны измученные опекой, которой теперь не будет конца, люди начнут вывозить своих престарелых родственников на территорию другой страны. Один шаг и вот уже будет создана целая организация - маффия - по вывозу безнадежных больных за границу с негласного одобрения государства.. 

За плачевными результатами эксперимента, сидя в своем холодном подвальчике, где из мебели только и есть что стул да стол, наблюдает смерть..
Ну что ж не вышло так не вышло, решает она.. и через полгода отправляет официальное заявление о своем возвращении, но уж поскольку овладела ею тяга к переменам, то отныне каждому человеку за неделю будет приходить извещение о смерти, чтобы каждый успел восстановить хорошие отношения с близкими, написать завещание, расплатиться по долгам. 

Часы перевернуты. Смерть за столом в своей каморке пишет ежедневно по триста писем.. на розовых листочках, в розовых конвертах и отправляет по почте - значительно позже ей подумается, что эффектнее было бы, если бы послания разносились Acherontia atropos, бабочки с рисунком в виде человеческого черепа на спине.. 
Но что же люди, стало ли им проще от того, что теперь у них появилась целая неделя на то,чтобы привести дела в порядок. Одни уходят в разгул,  другие решаются на самоубийство, которое им, конечно, не удается. Многие сходят с ума за эту мучительную неделю. Психиатры плачут в обнимку со своими клиентами, исповедники думают только об одном: не пришел ли розовый конвертик и им.
И неожиданно, песок в часах кончается и снова автор вынужден перевернуть часы повествования, потому что одно письмо не приходит по назначению. Это невозможно, но три раза оно возвращается.. Что такого в этом виолончелисте, который  живет в маленькой квартирке со своим верным псом и по вечерам играет на своей виолончели и которому никак не удается пассаж из сюиты №6 баха.. 
Смерть придет к нему, сядет на диванчик, полистает ноты.. впервые почувствует, что это такое - держать собаку на коленях.. И может быть, останется там навсегда.. или все-таки передаст розовый конвертик музыканту лично в руки..а может, это уже и не главное?

P.S. Поскольку рецензент из меня плохой, а книжка хорошая и прочитать ее стоит, то вот еще один отзыв на роман http://community.livejournal.com/chto_chitat/6797541.html

Какую книгу вы хотели бы себе на Новый год?

Очень многие здесь задаются вопросом, какую книгу подарить маме/бабушке/шефу/ребенку/другу. Я, пересматривая все эти советы, задалась вопросом, а что бы такого хотела я сама получить книжного в подарок (остальные подарки принимать на Н.Г. отказываюсь).

Collapse )
m_sch

Мистика про снег

Хотелось бы почитать мистическую книгу про "чувство снега", про снег и снежное наподобие "Снежного чувства Смиллы". Но "Смилла" в итоге уходит в детективный сюжет, а хотелось бы почитать именно мистику, где "чувство снега" было бы не частью антуража, не частью атмосферы, а главным и основным явлением, влияющим на развитие сюжета в мистическом ключе. Про восприятие, ощущение мира через снег, взгляд сквозь призму снега и "снежного".
Нечто похожее есть в детских книгах (Туве Янссон, "Волшебная Зима", Сергей Иванов, "Снежная девочка"), но хотелось бы именно взрослую книгу.

Такое вообще существует?

(no subject)

В предверии каникул хочется чего-то почитать, чего-то про инопланетян, но такого, чтоб с подробным описанием их мира, планеты, погрузиться в другую реальность. Или пускай как нас завоевали, а мы отбивались, можно удачно- можно не очень, но главное, чтоб атмосферно, детально.

Есть чтонибудь такого плана?
Инь-Ян

Гиренок. Аутография языка и сознания

Чем всегда интересны философы, так это количеством и парадоксальностью идей, которые содержатся в их даже небольших книжках. За мягкой обложкой и малопонятным названием скрывается целая теория о происхождении современного человека, генезисе сознания, роли языка и о много чем еще.

Автор утверждает, что примерно 50–20 тысяч лет назад наши предки были спонтанными аутистами, в голове которых словно опухоль зарождалось сознание, вызывавшее страдания и галлюцинации. Это, вкупе с отсутствием языка, а следовательно полноценной коммуникации, порождало у одних особей чрезмерную агрессию, а у других — депривацию, направленную вовнутрь. Такие палеоантропы «в панике» забивались подальше в глубь пещер, где давали выход галлюцинациям, рисуя на стенах геометрические узоры, а позже животных. Эти рисунки и были первыми словами человеческого праязыка, точнее антиязыка, как называет его Гиренок, ибо они выражали чистые эмоции, первые бессмысленные крики новорожденного. Для древнего человека речь не шла ни о каком познании окружающего мира, ни о магическом воздействии на него — все это будет уже позже, с появлением языка; пока же сумеречное сознание аутиста пыталось справиться исключительно с самим собой, со своим расколом, абсурдом, ужасом.

Но это же состояние, да позволит мне автор продолжить его мысль, было тем питательным раствором, который, как представляется, и породил все основные парадигмы и мифы человечества, послужившие затем основой для религий, поэтического и иного творчества. Иными словами, тридцатитысячелетняя эпоха была «золотым сном» человека, его «болдинской осенью», грезой пусть и тяжелой, но исключительно плодотворной.

Но какие ваши доказательства? — может воскликнуть недовольный читатель. Их в книге предостаточно. Автор приводит результаты исследований современных аутистов и шизофреников, вспоминает гениев и маленьких детей, анализирует теорию зеркальных нейронов, критикует новую антропологию Пинкера и Монича, ссылается на Хайдеггера, Делеза и Канта. Текст Гиренка обманчиво прост: по-лекционному короткие фразы, лаконичные главки-абзацы, яркие формулировки. Но за этой простотой скрывается сверхплотная мысль, сжатая до состояния конспекта. Автор как бы мимоходом вводит оригинальные концепты, такие как «уже-сознание», противопоставляемое «я-сознанию», антиязык и антислово, аутография, полагающая аутизм не отклонением, а нормой. Книга Гиренка — открытая книга. Она не создает самодостаточной системы, но порождает множество новых вопросов. Например, автор ничего не говорит о том, почему же палеоантропы 50 тысяч лет назад стали галлюцинировать. Однако если вспомнить теорию Маккенны о роли псилоцибиновых грибов в эволюции человека…
  • Current Music
    Ingrid Haebler - Mozart Complete Works for Piano (disc 8) - Suite in C, K.399: 3. Courante
  • Tags

Геласимов. "Степные боги".

Очень хороший сюжет, и тема, и финал, и герои, и тайна, и любовь, и смерть...
Хиротаро так вообще библейский персонаж - только и подставляет щеки под оплеухи, при этом не гневаясь, даже внутренне, и прощая своих мучителей.
На протяжении всей книги меня очень раздражало постоянное стремление большинства персонажей унизить, обидеть, оскорбить, ударить ни за что - мальчишку, подчиненного, военнопленного, козу, щенка... Злость и бесконечная потребность растоптать, обозвать, нахамить. 

В "Похороните меня за плинтусом"  - психически больная бабка, понятно. Но тут-то практически каждый стремится морально или физически пнуть каждого.
Исключение - две бессловессные и забитые молодые женщины, мамы Валерки и Петьки. 
Других книг Геласимова я не читала. Это у него вообще такой взгляд на общество, или только в этой повести? 
Пока читаешь, погружаешься в такую безысходность, как Катерина в "Грозе" - только в пруд.

"Талейран, Наполеон, Кутузов"

Друзья, очень интересно Ваше мнение о книге Тарле "Талейран, Наполеон, Кутузов". Быть может кто-нибудь читал? Собиралась презентовать книгу читателю Пикуля, Гумилева. Что скажете?

Заранее Большое Спасибо!
мир с книгой

Энн Файн, «Дневник кота-убийцы»

«Она снова разрыдалась, и мы устроили еще одни похороны.
Здесь становится все забавней. Прямо цирк какой-то».

Энн Файн, «Дневник кота-убийцы»


Энн Файн Дневник кота убийцы рецензия Свежак! Свежая, как кровь только что растерзанной мышки, книга, вышедшая в издательстве «Самокат» (хотя, сама книга, конечно по возрасту скорее трупик разложившийся). Я никогда не призывал через блог, через свои отзывы, но тут не сдержусь – идите, пожалуйста, и купите себе эту книгу. Немедленно! (И всё равно, что сейчас, когда я пишу эти строки, почти полночь. В вашем городе нет круглосуточных книжных?)


Хотя, стоит сделать пару оговорок. Во-первых, если увидев заголовок «Дневник кота», вы ожидаете чтиво в духе экслеровского «кота Шашлыка», то это не так. Во-вторых, стоит озаботиться, чтобы книга не покоробила ваших этических норм. А то там какой-то котяра измывается над священнослужителем. Ну и, в третьих, надеюсь у вас хорошее чувство юмора. И прекрасные чувства к юмору черному.


«Ой, да ладно, я вас умоляю. Да, я убил птицу. Ну так повесьте меня! В конце концов, я же кот. По сути дела, это моя работа – подстерегать в саду пухлые, нежные – нямр-ням – пернатые пирожки, которые с трудом перепархивают с одной живой изгороди на другую. И что, скажите, мне было делать, когда один такой утыканный перьями малыш прямо-таки ринулся мне в пасть? Говорю вам, он приземлился мне на лапы. Он мог меня поранить!»


Главный герой этой книги (а в неё вошли две повести «Дневник кота-убийцы» и «Возвращение кота-убийцы») кот Таффи. И если вам следует провести аналогию, то лучшей, чем сравнение его со знаменитым доктором Лектором, я не найду. Так что, если вы перечитали все романы Харриса, пересмотрели все экранизации, а с любимым извергом встречи изыскать хотели бы, то прошу – котяра! Таффи настоящий эстет смерти. Она для него не отдельно искусство, но и не отдельно modus vivendi. Она и то, и другое сразу. Он извращенец (эксгуматор) и психопат, с садистскими наклонностями.

«[В комнате ожидания, перед приемом у ветеринара]. После нескольких часов ожидания любой на моем месте начал бы дразнить соседей. Я не собирался пугать до полусмерти бедного больного крысенка. Я просто смотрел на него. У нас же свободная страна, правда? Разве кот не имеет права даже посмотреть на миленького крошку-крысенка? Если я и облизывался (чего и в помине не было), так это оттого, что жажда замучила. Честно. У меня и в мыслях не было его есть. Беда крысят в том, что они совсем не понимают шуток».


Стержнем первой повести, давшей заглавие книге, является история о смерти кролика Шлепа.
Collapse )