December 27th, 2010

  • in_laf

ищу совета

Здравствуйте. 
Посоветуйте пожалуйста художественную литературу связанную с историей международных отношений, дипломатией.
Читал В.Пикуля "Пером и шпагой", остался доволен. 
кофейное настроение

Чтиво в дорогу

Уважаемые сообщники!

       Предстоит ехать на поезде около 2х суток. Посоветуйте,что бы такого почитать захватывающего. Не обязательно легкого.
Стругацких, Бредбери и о Фандорине не советовать-уже все прочитала. Сейчас дочитываю "Доктор Живаго". Книги типа "Шопоголика" не идут.
me

Грэм Джойс. Индиго.



У Грэма Джойса я прочитала уже три романа - Зубная Фея, Курение Мака и Правда Жизни. Соответственно это четвертый. Джойс вообще не обычный писатель - каждый его роман - другой. Зубная Фея - этакая мрачная сказка, Курение Мака - ноль мистики, лишь отношения, Правда Жизни - магический реализм. Если бы меня попросили назвать лучший из четырех прочитанных (включая Индиго) - я бы назвала - Курение Мака, т.к. хотя у Джойса отлично получаются магические штучки, но люди, характеры и отношения у него получаются еще лучше.

Индиго. Индиго это такой неуловимый цвет, где-то между синим и фиолетовым, может вам кажется что вы его видите и знаете, но стоит попросить ткнуть пальцем - и вы растеряетесь. Видевшие же индиго в действительности, могут стать невидимыми, ну надо проделать еще ряд упражнений.

Джек Чемберс прилетел на слушание завещания отца. Ему достается немного, и то с условиями - надо издать странную книгу, в огромном количестве экземпляров, и надо найти какую-то таинственную Натали в Риме, которой полагается огромный кусок наследства. Джек не любил отца, да и отец был со странностями, и все же деньги - никогда не лишние, и Джек берется за исполнение воли покойного. Оооо... он и не думал сколько удивительного и интересного ждет его на этом пути..

Знаете. Странная книга. Впрочем, у Джойса всегда так - смысл где-то спрятан, за магией, за приключениями, проблема в том, что в данном произведении - я не уловила основную идею. Что это? Невидимое раскаяние отца? Любовь, которая может существовать, только если некоторые факты жизни невидимы? Невидимая совесть, которую надо тренировать чтоб сделать видимой?
Прочитавшие, помогите мне!

Eще раз об "Одиночестве в сети". Виртуальные романы.

Натолкнувшись на рецензию panda_684 в сообществе chto_chitat решила прочитать произведение. Почему захотелось? Потому что во-первых, когда-то пережила бурный интернет-роман и хотелось сравнить ощущения, во-вторых, очень много комментов собрала рецензия, значит произведение так или иначе заслуживает внимания. Открыв книгу поразилась - действие начинается на знакомой с детства станции берлинской надземки, а знаковость всегда подталкивает к интересу. Роман читался практически на одном дыхании. Раздражали лишь подробные описания ICQ и электронной почты, не литературные, инородные, сродни плохо переведенным цитатам из справочника пользователя. Эти цитаты создавали ощущение однодневности, журнальности - прочитанное в конце 90-х "Одиночество" произвело бы бОльшее впечатление, а сегодня актуальность романа померкла.
еще немного, еще чуть-чуть... )
Тогда, 10-15 лет назад, интернет имел очарование избранности, им пользовались единицы, и это добавляло шарма виртуальным отношениям. Было принято знакомится случайным образом, полистав список пользователей, и никто не отвергал посланный "привет" отметкой "спам". Чтение романа погрузило в ностальгические времена, когда я также радостно бежала в понедельник на работу, чтобы прочитать воскресные откровения и написать свои. Трудовые будни мелькали как в угаре, я сама себе казалась необыкновенно умной и обаятельной, в голове роились красивые слова, которые сами собой складывались в столь же красивые фразы. Жизнь прямо таки перетекала в слова. И если в реальной жизни я тушуюсь, мямлю и говорю глупости, казня себя "после", то виртуально, в той же ситуации, я смела, уверена в себе, и достаточно довольна собой. В виртуальных романах мы не такие как есть, а такие, какими хотим быть, да и а предмет обожания не тот человек, который есть на самом деле, а такой, каким мы его себе представили. Т.е. в действительности роман происходит между двумя фантомами, вернее между двумя парами фантомов. Высказав тривиальные мысли, вернусь непосредственно к роману Вишнецкого. Основные высказывания, которые касались романа, состояли в том, что много отступлений, портящих основную интригу, лишних непересекающихся персонажей, герой слишком положительный, концовка неожиданна и вроде как трагична. Мне как раз отступления понравились, они как раз и создают атмосферу реальности. Эпизоды сочные, красочные. А вот положительность персонажа вызывает у меня сомнение. Этот человек воплощение виртуальности и стремления к исключительности. Каких героинь он способен полюбить? Только тех, которых он легко придумывает. Первая самая большая его любовь - глухонемая девушка, где глаза и мимика давали широкий простор фантазии. Любил бы он эту девушку также, после ее выздоровления? Наверное нет. Почему его горе потери было так сильно - потому что он похоронил не только живого человека, но и свои мечты, как часть себя. Вторая самая большая любовь уже полностью виртуальна. Здесь огромный простор для фантазий и перелива собственных и придуманных ощущений в слова. Оторванное от реальности так красиво. Встреча наконец-то состоялась, причем состоялась, не разрушив прекрасных образов. Конец совсем не неожиданный. Перед главной героиней встал выбор, и конечно, победил физиологический инстинкт - инстинкт продолжения рода, инстинкт, который заставляет женщин выживать в любых условиях, чтобы вырастить своего детеныша. Выбирается вариант самого малого риска и героиня, между тонким, чувствующим, неизвестным, и простым, ординарным, но надежным, делает выбор - реальность и будущее, а не химеры собственных фантазий. А трагическая концовка на той знакомой с детства станции -лишь отрицательный ответ на вопрос - а был ли мальчик?
А вообще лучшее, что видела про виртуальные романы - этот симпатичный мультик
  • sibkron

Нонфикшн-2010

Предлагаю здесь поделиться прочитанной в этом году нонфикшн-литературой. В целом, популярность такой литературы в этом году повысилась.

Мой список:

Герман Гессе. Письма по кругу (в некоторой степени согласуется с изданным в этом году томиком "Магия книги" Гессе)
Крис Андерсон. Длинный хвост. Новая модель ведения бизнеса
Серен Кьеркегор. Болезнь к смерти


А какие самые сильные тексты нонфикшн Вы прочитали в этом году (просьба не указывать биографии и книги типа "Как быстро бросить курить", "Как обзавестись друзьями", "Энциклопедия лоха" и т.д.)?
july2012

очень нужен совет)

Посоветуйте, пожалуйста, книгу современного автора, написанную хорошим, качественным языком - и в плане лексики, и в плане стиля.
Или качественно переведенную (если автор зарубежный).

Поскольку я без пяти минут выпускница филологического факультета, то все более-менее известные книги, начиная от античности и заканчивая современной прозой (конца 20 - самого начала 21 века), уже прочитаны.

Хотелось бы что-то из последних лет.

Что мне нравится (в плане языка):
Писатели потерянного поколения (включая даже Йейтса, который к ним не относится, но многое заимствует)
В. Набоков
А. Кронин
это так, к примеру.

Жанр не так принципиален; просто хочется, чтобы книга вызывала желание растянуть ее на подольше, медленно вникать в сюжет и наслаждаться мастерством автора.

Есть же такие, правда?)

Что-то из ряда вон.

Добрый день, уважаемые сообщники!
Не столь давно прочел книгу Лоуренса Даррелла "Александрийский квартет" - был удивлен(приятно)  этим произведением, а также тем, что оказывается этого автора не очень хорошо знают. Всем, кто любит сочетание различных  стилей в одном произведении горячо рекомендую.
Мне лично "Квартет" напомнил "Дептфордскую Трилогию" Робертсона Дэвиса, нет, не сюжетом и не характерами героев, а тем, что автор пытается передать взгляд на одни и те же события со стороны разных персонажей. Словом, у каждого своя правда.
И, да - вопрос. Не знаете, не перевели ли уже еще одно объемное произведение Р.Дэвиса, не издали ли его еще?
Далее по теме. Пытался после Даррелла прочесть еще много разных книг, и серьезных (Рушди "Флорентийскую чародейку", к примеру, "Испанский сон" малоизвестного автора, и более легких (тот же "Шантарам"), но, увы, никакого удовольствия не получил, большей частью не дочитывал.
В итоге перечел "Бесов" Федора Михайловича, нового Вяч. Рыбакова "Се, творю" - хоть чем-то зацепило, что называется.
Сейчас дочитываю "Квинкакс" Паллисера. Восторгов особенных нет, но понравилось.
А вот что читать дальше, прямо не знаю.
Может, посоветуете что-нибудь? Немного еще о своих предпочтениях - Льоса, Маркес, Набоков, Стейнбек.
Инь-Ян

Йохан Хёйзинга. Тени завтрашнего дня. Человек и культура. Затемнённый мир (2010)

Но будет всякий страх преодолён.
Мартинюс Нейхофф. В предрассветной мгле. Сонет IV


Голландского культуролога Хёйзингу мы хорошо знаем по двум программным работам, «Homo Ludens» и «Осень Средневековья», опубликованным на русском ещё в девяностых. В настоящей книге мы узнаём автора с другой стороны: как сурового диагноста современной ему эпохи, отточенным скальпелем интеллектуала взрезающем все её язвы, болячки и поражённые органы. С такой точки зрения трилогия «Тени завтрашнего дня», «Человек и культура», «Затемнённый мир» стоит в одном ряду с другими великими критическими текстами XX века: «Закатом Европы» Шпенглера, «Восстанием масс» Ортеги-и-Гассета, «Утратой середины» Зедльмайра, «Кризисом современного мира» Генона, «Восстанием против современного мира» Эволы. И хотя на фоне этих трудов статьи Хёйзинги нельзя назвать «самыми оригинальными, наиболее беспощадными и глубже всех проработанными», отточенность их формулировок, ясность мысли и неподдельное переживание за судьбу европейской культуры способны отрезвить и заставить призадуматься многих.

Хёйзинга настаивает, что, несмотря на видимые успехи науки и техники, на внешнее благополучие жизни, современная цивилизация поражена страшным недугом, который может стать для неё фатальным. Признаками этого недуга голландец считает ослабление способности критического суждения, исчезновение искусства мыслить и видеть, распространение пуэрилизма — «состояния общества, поведение которого соответствует поведению несовершеннолетних». Культ науки и иррациональной жизни, утрата стиля и чувства священного, деградация искусства и воспитания — всё это ведёт к новому варварству, к царству безучастности, невежества и насилия. Выйти из кризиса можно лишь путём «опрощения, самоограничения, отрезвления, добровольного отказа от многих лишних деталей, от излишней утончённости», то есть путём того, что Хёйзинга назвал «новой аскезой», аскезой memento mori. И тогда вместо прогресса силы можно будет надеяться на прогресс милосердия.

Впрочем, диагност из Хёйзинги лучше, чем терапевт. По сравнению с такими радикальными врачевателями современного мира, как Хайдеггер и Эвола, голландец недостаточно проницателен и последователен. В своих поисках решений он остаётся в рамках христианского мировоззрения, «забывая», насколько католицизм и протестантизм сами повинны в нынешнем состоянии. Ему недостаёт смелости признать, что столь взыскуемый им катарсис должен быть не возрождением некоторых «старых ценностей», но огненным очищением от всех них. Так, чтобы преодолённым оказалось самое естество человека и культуры, а не только морок на глазах и сердцах. Но как бы там ни было, Хёйзинга, Эвола и прочие солидарны в одном: путь обычного человека, не «обезображенного публичностью», сегодня может быть освещён только тремя источниками света: долгом, аскезой и внутренней работой духа. И будет всякий страх преодолён…

Проза о Петербурге

Всем доброго дня!

Посоветуйте, пожалуйста, что-нибудь из жанра «короткой прозы» (в стиле Толстой), повествующей о Санкт-Петербурге, где есть заметки о людях, улицах, значимых для автора местах, мысли и рассуждения и пр.
Заранее всех благодарю!

CPT'N

Агота Кристоф. Трилогия о близнецах

«Толстая тетрадь» — «Доказательство» — «Третья ложь»

Книга-сон. Странный сон, когда тебе снится, что ты просыпаешься, встаёшь, идёшь умываться, а потом понимаешь, что всё ещё спишь. Снова встаёшь, начинается день, но это опять сон… 

Безымянная страна в Европе. Война. Женщина из Большого Города привозит сыновей-близнецов в Маленький Городок к своей матери. Они ведут дневник — от первого лица, но во множественном числе. Но сколько их на самом деле — два или один — непонятно.

Жестокая, грустная, неуютная история, с термоядерным зарядом пессимизма. Нервные, издёрганные, злые персонажи. Но живые, настоящие, без вранья. Сильная книга. Рекомендую.
diary notes

(no subject)

Здравствуйте!
Прошу прощения за повтор, знаю, что недавно был такой вопрос, но найти пост не могу.
Какие вы знаете книги, подходящие в качестве рождественского и новогоднего подарка? В которых спокойная и приятная атмосфера дружной семьи, праздника, чудес?
1
  • annamf

Что же почитать на каникулах?

Здравствуйте! Помогите с выбором литературы на новогодние каникулы)) Перелазила уже всякие озоны - никак не могу выбрать. Нравится что-то детективного плана, не тяжелого. Что понравилось из последнего прочитанного:
Алан Брэдли. Сладость на корочке пирога
Стиг Ларссон. Девушка с татуировкой дракона (остальные 2 книги автора читать не буду, фильмы смотрела)))
Дэн Браун. Утраченный символ (остальные видела))
Хью Лори. Торговец пушками (Стивен Фрай мне не дался, очень муторно пишет для меня)
Совсем не нравятся книги, где есть что-то грусное, плаксивое, все-таки читая хочется отвлечься от проблем, лучше что-то с юмором)))
Помогите советом, буду очень благодарна))) Заранее спасибо))
не легко

"Чевенгур"

Первое знакомство с Чевенгуром произошло в школе. Тогда мы успешно загнали этот многослойный сложный роман в рамки антиутопии. Сейчас, перечитывая Чевенгур, я понял, что черты антиутопии роману придает лишь концовка, в которой гибнут жители города и рушится созданный ими коммунизм. В остальном же роман абсолютно утопичен. Автору симпатичны главные герои (за исключением Прошки), он верит в идею коммунизма, ему близок уклад утопического города. Платонов словно проверяет на прочность созданный им мир. Мир не выдерживает. Вообще это свойственно автору. Он ставит под сомнение любые, даже самые близкие ему идеи, выпячивает их слабые стороны. Подвергаются переосмыслению предметы, природа, человеческое тело, мышление, в конце концов, наше понимание о красоте. Некрасивость, неудобность, ущербность – основа поэтики этого романа. Платоновская красота – то, что мы стараемся не замечать, и тщательно выметаем из собственного сознания.
Collapse )
PS О бесподобном языке Платонова, конечно, стоило бы написать отдельно.
bauta

Дуглас Коупленд. "Похитители жвачки"

 
Смешные и обаятельные неудачники: сорокалетний мужчина с несложившейся жизнью и молоденькая девушка-гот. Сразу скажу, что гот не то, чтобы не-тру, а вообще не очень-то и гот. Просто барышня, пытающаяся спрятать свою вымышленную никчемность и кучку комплексов за внешней атрибутикой. Да и у мужичка жизнь не то, чтобы совсем уж не сложилась. Просто обычный набор: отсутствие стержня, развод, пьянство, пузо до подбородка...
Работают эти двое в эдаком макдональдсе от канцелярии, сетевом магазинчике "Скрепки".
И завязывается между ними переписка. Да-да. Самая что ни на есть бумажная переписка. В течение которой он начинает писать великий роман, она - вспоминать свои попытки получить литературное образование. И так получается, что эта переписка и становится тем, ради чего обоим есть смысл жить. Потому что надо с кем-то поговорить, высказаться, выслушать, понять и быть понятым.
Развитие событий линейно, язык прост. При этом общее ощущение хаотичности и рваности, подчеркивающее основное: это произведение - про маленького человечка в большом современном мире. Якобы никчемного и никчемушного, одинокого и беспомощного. Смирившегося с собственным ничтожеством. А поди знай...
Маленькие человечки пытаются мстить миру. Потому что не могут из него убежать, как ни стараются. 
Только миру на все их попытки плевать с высокой ёлки.

Он заканчивает роман, герои которого отражают боль и недостатки его и его подруги по переписке.
Она пытается кардинально изменить себя.
Роман не будет издан. Он слишком гротескный и дикий.
Она прибегает к суициду. Конечно, неудачному...
Кто знает, как сложится их жизнь дальше. Возможно, они будут продолжать мстить этому миру по-мелочи. Просто тыря жвачку на своей опостылевшей работе.
ozon.ru

Джонатан Троппер. Дальше живите сами

Родственники, как известно, ужасные люди, считающие себя вправе лезть в вашу жизнь и при этом требующие, чтобы вы их любили. Роман Троппера - довольно забавная иллюстрация этой максимы, растянувшаяся почти на пятьсот страниц. Отец большого еврейского семейства умирает, успев попросить родных отсидеть по нему шиву (семидневный траур, во время которого члены семьи собираются в доме покойного и принимают визиты соболезнующих). Родные собираются, сидят и - с той же неизбежностью, с какой героям детектива, оказавшимся в отрезанном от мира отеле, приходится искать убийцу, - вынуждены неделю выяснять отношения.

Отношения они выясняют в диапазоне от легких словесных перепалок до мордобития, чему способствуют не только существующие в любой семье давние обиды и тлеющие конфликты, но и подбор персонажей. Среди них мать - автор педагогического бестселлера, имеющий большие проблемы с воспитанием собственных детей. Сестра и трое братьев (путевый, непутевый и шлемазл), а также их мужья, жены, дети, подруги, друзья детства и бывшие возлюбленные.

На зажигательных диалогах, постельных рокировках и прочих более-менее комичных происшествиях роман благополучно прикатывается к финалу, который, впрочем, не радует. Закончить дело хэппи-эндом Тропперу, видимо, не позволила совесть, а оставить все конфликты неразрешенными, как это обычно и бывает, не хватило смелости. В итоге книга заканчивается маловразумительно и даже не остроумно, хотя на последнее вполне можно было бы рассчитывать.
Rikki

Белая голубка Кордовы. Дина Рубина.

Прочел знаменитую книжку Дины Рубиной. Не пожалел ничуть, хотя к женской прозе заранее испытываю неприязнь. Но автор талантливый, книжка нескучная и вполне годится на вечер, рекомендую.

Три замечания.

1) Сама “Белая голубка” по стилю и языку один в один походит на цикл о Штирлице Юлиана Семенова. Особенно на поствоенные его части – “Экспансия - 1,2,3”. Все эти размышления героя, аллюзии на прошлое, мимолетные ссылки на истории из ЖЗЛ, описания трапез и пейзажей – Семенов один в один. А уж когда там появилось женское имя “Пилар” (дело происходит в Испании), то стало совсем весело:).

Ну вот, пара цитат, к примеру:

"…Боже, подумал он, родиться здесь, в этом царстве величественной альпийской красоты, и никогда не увидеть гор, лугов с цветами, этого озера…

Они сидели за столом в просторной кухне с красно-плиточным полом, с развешанной и расставленной по полкам медной и глиняной посудой. Крепкие деревянные стулья, выскобленный еловый стол, на который при их появлении старик выставил темно-зеленую бутыль с Марземино, красным вином. Наклоняя бутыль скупым и точным движением кисти, он разлил вино по трем граненым стаканам, ни капли не пролив. На одной деревянной доске уже нарезано было тонкими, сквозившими напросвет пластинами, вяленое мясо, багряно-карминное, с геологическими прожилками воскового жира и янтарных жилок; на другой вповалку лежали толстые сколы мягко светящегося белого сыра, и твердый, темно-желтый со спинки, цельный кусок местного сорта Грана дель Трентино («Вы правы, синьоре: если сыр не ломается, это плохой сыр…»). В красной глиняной миске грудились толстые ломти домашнего хлеба грубого помола.”

Или:

“…Как память кружит, как она выбирает самое уязвимое…Неужели сознание даже во сне сопрягает темы и мотивы? Почему именно сегодня он вспомнил об умирающем дядьке и о том дурацком разговоре, который много лет обитал в темном закутке памяти и вдруг вспыхнул, искаженный потусторонней оптикой сна?

Возможно, потому, что в тот последний свой приезд в Винницу он был слишком поглощен другим и весь трепетал от желания скорее покончить со всеми этими благословениями на смертном одре. Хотя, что уж там… сердце щемило — он ведь понимал, что никогда больше не увидит дядьку. А тому все время хотелось говорить о маме, только о маме, — и это было мучительно…”
***

Можно вставить в любой текст о Штирлице, изменив имена – никто не отличит. Указанное сходство, кстати, вовсе не мешает, а для меня было вообще в кайф, так как о завершении саги о Штирлице я жалел не меньше, чем об окончании саги о “Трех мушкетерах” в детстве. А тут на тебе, чистый Семенов, но неизвестная книга. И вполне соответствующая по уровню. Замечательно!

2) Кардинальным отличием Рубиной от Семенова является то, что если у Семенова или Хемингуэя в подобных книжках жалко всех, даже Мюллера, не говоря уж о Рольфе и унтерменше Барбаре, то у Рубиной в “Голубке” всерьез не жалко никого, даже главного героя, к которому все же привык за 400 страниц. При всей живости повествования и захватывающем сюжете это все же книжка для развлечения, а не жизнь. Что во многих случаях плюс. Хотя он же и минус, наверно, тут как кому:)

3) Дабы завершить знакомство с творчеством Дины Ильинишны прочел за компанию еще две повести и с десяток рассказов. Нового узнал мало - что жизнь в Израиле нелегка, а евреи – генетические революционеры, даже себе во вред – это я знал и раньше:) Да и однообразно все.

Не скучал, но больше читать не буду. Ну, разве что новую “Голубку”:).
взрослый

"The Magic Faraway Tree" Энид Блайтон

Товарищи сообщники, помогите, плиз отыскать книгу... предпочтительно, конечно, в пинаемом электронном формате, но вообще-то и бумажный вариант сочту за щщщщастье!

"The Magic Faraway Tree" Энид Блайтон, автор тьмы детских детективов. На русском ее вроде нет. По крайней мере найти не смог и намёка... Впервые встретил эту книжку в списке 200 бэстов от ВВС, т.к. Блайтон я в детстве зачитывался, надо, я думаю, все-таки узнать, чего она такого написала, что ее втиснули в мейнстримовский маст рид.

Вижу книгу в отсутствующих на Азоне и есть в наличии на Амазоне за 24 бакса в харде и за 6 баксов в мякише там же на Амазоне. Но в жизни Амазоном не пользовался ((( Бог с ним с аккаунтом, создать не долго, но дальше-то как... Пей палов не водится и вообще ничего такого... Короче вот.

Товарищи, спасайте! Может, кто знает, где берутся электронные книги на инглише? На наших ресурсах я проверил, именно этой книги нет... Других-то Блайтон много. Ну дык, детские книги, самое то учить английский.




UPD: книжка найдена и уже в процессе чтения ))) огроменное спасибо rhumb ))
мир с книгой

Маури Куннас, «Викинги идут»

«Нелегко пришлось Ясновидцу Свейну.
Чтобы явью сделать свой вещий сон,
[...]
Сон исполнился точно, но Свейн не рад».
Сигвальд Голосистый


Маури Куннас Викинги идут Эту книгу, а по сути, прелестное «дуракаваляние» мы с сыном читаем по кругу вот уже который раз подряд. Вернее, я читаю, а он хватает один из богатой коллекции своих мечей и готовится к подвигам, как славный викинг.


Здесь есть всё – и нашим, и вашим. Нашим, т.е. родителям, интересные истории, которые отвлекут ребенка от победоносной войны с новогодней елкой или усердной работы над строительством БАМа, в условиях одной городской квартиры; есть тут и занятные факты из жизни самых настоящих викингов, так что я радуюсь, что с двухлетнего возраста тренирую дикцию сына на всяких Игдрасилях, Йормунгандах, Рагнарёках, да Биврёстах. Что это такое? Обо всем подробно, ну так подробно, как достаточно ребятенку, написано в книге. Забавные приключения викингов перемежаются разворотами, на которых рассказывается об их быте и кораблях, о картине мира и богах, о городах и дипломатических отношениях. Так, а что «вашим»? Т.е. детям? А детям яркие и смешные иллюстрации, где роль викингов задорно выполняют коты, хрюшки, собаки, бегемоты и прочая живность. Все они ведут себя вполне по-викингски. Ходят в военные походы, грабят, дерутся, даже пытаются устраивать резню, но по безалаберности своей получают десятикратное возмездие.


Вот Рагнар Разрушитель отправился обворовывать монахов на «сладкий мёд», а только пришлось убегать, с поджатым хвостом, от разъяренных пчел, чьи ульи он разворошил. Борхесовско-коэльовский ясновидец Свейн поспешил домой, где, судя по провидческой дреме, разбушевался страшный ураган. Спешил-спешил, вот и притащил за собой бурю в родные места. А Гуннар из Бараньего Фьорда то пальцы королю вендов Колбасу Длиннопалому оттопчет, то троллей лапландских хвостами свяжет…да только, что все подвиги, если главная крепость – сердце прекрасной Хельги – не взять грубым штурмом?


В общем, историй, стиля ради названных тут сагами, предостаточно. И родителю-читателю посмеяться, и ребенку-слушателю восхититься, да вообразить себя храбрым… Так, он взял топор! Спасайся, викинги идут!

Откройте мне нового автора!!

Перечитала все книги авторов, которые нравились, откройте мне кого-нибудь еще, а!
Имя или конкретные книги...
Что-то, похожее на Мердок, Гавальду, Паланика, Стивена Фрая и Кэннингема одновременно :-)
А может что-то, совсем непохожее, наоборот... Единственное, что хочется сейчас что-то, легко читаемое, сюжетное, не тягучее...
Заранее спасибо!!