November 12th, 2010

лето

Н.В. Волков-Муромцев "Юность. От Вязьмы до Феодосии (1902-1920)."

Это самые замечательные мемуары о Гражданской войне, которые мне довелось читать. Юноша из хорошей семьи столбовых дворян вырос в окружении любящх его людей. И шестнадцати лет от роду оказался выброшен в пекло. Приключения, выпашие на его долю, кажутся фантастическими. Арест и освобождение из Лубянки; служба в загадочном Глав-Сахаре, который оказывается каналом для переброски добровольцев к Деникину; тайный транзит к белым; три ранения в боях; чудесное спасение при эвакуации в Константинополь... Очень интересны даваемые Волковым характеристики. Например, о мужиках: умные, независимые, самостоятельные. Или о белых офицерах: заботились о солдатах, потерь не любили. Замечательны эпизоды войны. Красные наступают на Киев, все в панике бегут, брошенный в госпитале Волков на костылях ковыляет на тот берег и понимает, что спастись не успеет. На тумбе сидит капитан и курит. Говорит: "Зачем Вам драпать? Оставайтесь лучше с нами, мы будем обороняться". Парень остался - и они отбились! Один храбрый человек, капитан Борзненко, продержался с горстью людей четыре дня, пока белые не опомнились и не отбили город. И много всего другого... Удивительная книга, написанная на склоне лет удивительным человеком, сделавшимся британским сквайром. Любителям мемуаров весьма рекомендую.
поклонка

Знаковый литературный герой.

   Время от времени, подобно Робу Флемингу из романа "Hi-F", я начинаю мыслить первыми пятерками и десятками. На днях попыталась составить свою первую пятерку самых замечательных литературных героев. Как человек начитанный, я наивно полагала, что уж с этим-то проблем у меня не будет. Но прошло уже два дня, а не выходит каменный цветок, точнее пятерка не составляется. Возможно, проблема в критериях отбора? Я их обозначила вот так:

1. Литературный герой должен быть достаточно известным (то есть, известным не только мне).
2. Его образ должен быть ярким и не неповторимым, легко узнаваемым и не тиражируемым.
3. Его моральный кодекс может служить примером для подражания.
4. Его жизненный путь - это своего рода миссия.

   Буду очень признательна всем, кто поделится своей пятеркой героев, которые подходят хотя бы некоторые из моих критериев отбора. Ну, а если Вы не вмещаетесь в пятерку, то так и быть: пусть будет десятка!

Вынуждена сделать приписку: господа и ОСОБЕННО дамы! Делайте пожалуйста разницу между литературными героями и реальными историческими лицами, плиз!!!
...
Большое спасибо всем, кто откликнулся, кто разбудил меня и заставил вернуться еще раз к незаслуженно мною забытым любимым героям! Особая благодарность за Шерлока Холмса, Тараса Бульбу, Тиля Уленшпигеля, Дон Кихота.
А вот и моя пятерка (на сегодняшний день).
1. Жильят из "Тружеников моря В.Гюго
2. Томас Хадсон из "Островов в океане" Э. Хемингуэя
3. Тезей из "Тезея" Мэри Рено
4. Роланд из цикла "Тёмная Башня"
5. Чинков из "Территории" О.Куваева
Black Swan

Помогите вспомнить рассказ или повесть.

Читала очень давно в каких-то толстых журналах, помню очень смутно. Там мать и дочь, уже взрослая. По-моему рассказ от лица матери ведется. Кто-то из них связан с кинематографом, дочка может артистка, а может мать или обе. В общем дочь знакомит мать со своим каком-то мужиком, который по возрасту больше матери годится. Ну и в конце концов он с матерью и оказывается.
Непал, Индия

о заключенных

Ну что, граждане вольнонаемные, филологи и книгоманы, колитесь, что читать о зоне и несвободе?
Совок проштудирован как УК РФ, частично: Солженицын, Шаламов, Довлатов, «Отец Арсений». Кого упустил? Есть что на злобу момента? А как там у них, за кордоном, на эту тему? Чтоб не фуфло какое-нибудь. Особо интересны приговоры о сюжетах, нарисовавших прописку новоприбывших, побег, реабилитацию освобожденных, перевоспитание. Философические труды и мемуары аналогично. Всем заочно уважуха и досрочно благодарность.
 


креатиф

"Лжец" Стивена Фрая

Осенью 2010 года я малость увлеклась английскими писателями. Точнее так на них подсела, что какое-то время никого другого не могла читать.
Где-то в перерыве между Теккереем и Толкином я бродила по книжному и искала что-то. Точнее нечто. Нечто, способное захватить. Нечто, способное отвлечь от временных трудностей. Нечто необычное. Нечто со вкусом и множеством реминисценций. Нечто гениальное и простое, с сюжетом в меру закрученным и не в меру циничным. И чтоб всё это было изящно и с нестандартной композицией, если вы понимаете, о чём я.
Спустя полчаса мучительных поисков я нашла то, что искала. Хотя тогда я ещё не знала, что это именно то, что я ищу. Я давно хотела прочесть что-нибудь из сочинений этого великолепного англичанина. Collapse )
snowly

Франсуа Трюффо "Кинематограф по Хичкоку"

Франсуа Трюффо, один из наиболее заметных режиссеров новой волны французского кинематографа, дал определение работам Хичкока – саспенс (от англ. suspense - беспокойство, приостановка, «подвешенное» состояние). Наиболее точно маэстро поясняет этот термин фразой: «Нет ничего страшнее закрытой двери».

В 1966 года Франсуа Трюффо выпустил книгу  "Кинематограф по Хичкоку", основой для которой стало 52-часовое интервью с сэром Альфредом. Трюффо, как и его друг, Клод Шаброль (не менее талантливый, нежели Трюффо режиссер), в то время были журналистами с крайне скудным режиссерским опытом. Поэтому в словах Трюффо чувствуется некоторый трепет и даже восторг: «Если внимательно изучать эволюцию творчества Хичкока, от его английских немых фильмов до цветных голливудских, можно найти ответы на те вопросы, которые должен задавать себе всякий режиссер, в том числе на один из важнейших: как выразить свое "я" через изображение?»

Хичкок же, как и подобает английскому джентельмену, свои секреты раскрывает неохотно. Однако, как только входит во вкус, поясняет все до мельчайшей детали. Два режиссера беседуют не только об образах и настроении. В интервью часто затрагивается техническая сторона, что не менее интересно.

"Альфред Хичкок нередко сожалел о том заторе, который возник в связи с приходом в кино звука, когда на съемки начали приглашать театральных режиссеров, безразличных к сотворению зрительного образа и удовлетворявшихся перенесением на экран сценических постановок.
Хичкок происходит из другого семейства, объединявшего Чаплина, Штрогейма, Любича. Подобно им, он не просто занимался искусством, а пытался проникнуть в тайны его возможностей, выявить формирующие его правила, более жесткие, чем те, что руководят сочинением романов. Хичкок не только расширял границы жизни – он расширял границы кино".
 

В беседе затрагиваются:

а) обстоятельства, связанные с рождением каждого фильма;

б) разработка и построение сценария;

в) проблемы режиссуры, специфические для каждого фильма;

г) его собственная оценка коммерческих и художественных результатов, достигнутых в каждом фильме в сравнении с первоначальным замыслом.

Книги про шахматистов

 Добрый вечер,
у меня какие-то обрывочные и никчемные знания в области шахмат, а очень интересна эта тема. Посоветуйте книги про шахматистов, пожалуйста. Можно биографии + было бы чудесно, если бы была книга-обзор нескольких шахматистов, их тактик и тд.

Короче говоря, все, что связано с шахматами и претендует на документальность - в комментарии)

Алан Беннетт. Непростой читатель


Но что ни говори, жениться по любви
Не может ни один, ни один король.

В том числе и английская королева. И не только жениться: даже почитать в своё удовольствие её величество не может. Потому что вокруг давно никто не читает, фамилий Пруст, Жене и иже с ними не знает, и вообще не королевское это дело. А королева на старости лет полюбила книги.
Вышло всё, собственно, случайно. И виной всему королевские собаки, забежавшие в передвижную библиотеку. И первую книгу королева прочитала не без труда. А потом увлеклась. Подозреваю, все присутствующие знают, как оно бывает.
Книга Беннета - настоящий гимн книгам. Только гимн чисто английский - никакого пафоса, но бездна иронии. Это захватывающая история одной читательской карьеры. Постепенное формирование вкуса. Осознание нужности книг. Осознание себя. Это изящная и остроумная миниатюра на тему "книги заставляют думать и меняют нашу жизнь". И эта книга - не исключение.
основная

Звёздная раса гипербореев.

Тема Атлантиды и Гипербореи довольно актуальна уже многие годы. Пожалуй ещё со времён Платона. Но эта книга, по-моему, ещё больше приближает нас к пониманию того, кто такие атланты и гипербореи. И кто мы сами.

Палеоантраполог Александр Белов в своей книжке "Звёздная раса гипербореев" довольно интересно описывает происхождение европиоидной (она же кавказоидная) расы, а так же появление зиккуратов и пирамид. И это описание не голословно, а имеет под собой научную основу. Хотя, кое-где в книге имеются и версии более философские.

Вот что пишет в предисловии доктор геологических наук Смирнов С.В. :

"...Автор выдвигает гипотезу о существовании атланто-гиперборейской расы, неожиданно появившейся в конце верхнего палеолита (допотопное время)...

Автор считает, что атланто-гиперборейская раса была выведена путём генетического эксперимента древними жрецами...

Как и всякая новая гипотеза, версия А. Белова нуждается в проверке и доказательствах. Думается, что данное исследование могло бы заложить первый камень в разностороннем осмыслении данной проблемы...".


То, что в истории человечества полно белых пятен, думаю, ни для кого уже не секрет. Остаётся только непонятным, почему учёный мир в целом боится признать, что старые взгляды на мироздание всё больше трещат по швам. Не пора ли уже официально пересмотреть страницы истории человечества? Хотя бы некоторые из них?...

Любопытные факты и археологические находки, разные необычные нюансы в биологии и антропологии... Эта книга даёт немало пищи для размышлений. Я её прочитала, и теперь она пополнила мой личный "золотой фонд" домашней библиотеки. Думаю, и вы не пожалеете, если её прочтёте.
я

(no subject)

Доброй ночи всем!
сегодня знакомый итальянец рассказал про книгу, которая вызвала массу дискуссий и разногласий в Италии. К сожалению, он не помнит автора, рассказал лишь что это женщина написала сие произведение находясь на последней стадии рака. Описывает жизнь арабов в Италии как она есть. поскольку мой итальянский не так силен, поняла лишь про название-что-то про гнев и еще какое-то слово... понимаю, что описание мое сумбурное и малопонятное, но вдруг кто-то что-то слышал и может меня направить в нужное русло в этом вопросе.
не легко

Жизнь нужно претерпевать. О романе Фаулза " Любовница французского лейтенанта"

Пусть несколько извилистым путем, но я вернулся к моему исходному тезису: божественного вмешательства не существует... И, следовательно, нам остается только жизнь — такая, какой мы, в меру своих способностей, ее сделали сами.
Джон Фаулз «ЛЮБОВНИЦА ФРАНЦУЗСКОГО ЛЕЙТЕНАНТА»
Collapse )