November 2nd, 2010

Эдуард Кочергин. Крещенные крестами

Книга-финалист премии «Национальный бестселлер». И не только финалист, но и победитель. Найти книгу в известных сетевых библиотеках я не сумел, так что просто приобрел ее на бумаге, причем на ММКВЯ. Издательство «Вита Нова», тираж 5 000 экземпляров, немаленький для данного жанра литературы, другое дело, что само название премии как бы противопоставляется тиражу, в итоге очень хочется съязвить. По поводу названия премии конечно же, не по поводу книги. Это, кстати, был последняя прочитанная мной книга, участвовавшая в финале «Нацбеста» этого года.

Collapse )

ЗЫ. Вот я и прочитал все книги финалисты трех самых известных премий этого года – Большой книги, Русского Букера и Национального бестселлера. Удивительно, но мне свой «проект» удалось завершить.

(no subject)

Здраствуйте!
Подскажите какую-нибудь книгу о США в 90-ые: всякие терки между ниггерами и белыми, пушки, наркотики и прочее где-нибудь в районе Бруклина, можно что-нибудь с трогательными развязками или наоборот. Можно что-нибудь вроде "Реквиема по мечте". Помогите пожалуйста! У кого не спрошу - все затрудняются ответить.
Заранее благодарю!
  • kagury

Милош Урбан "Семь храмов"


Начинается все с того, что главный герой (уволенный с работы полицейский с незаконченным историческим образованием жутко стесняющийся своего имени) случайно встречает на пустынной улице пожилую женщину, которая обращает его внимание на венок цветов мать-и-мачехи на голове статуи. Ничего особенного, кроме того, что на улице – ноябрь. С этого маленького чуда начинается туманная и запутанная повесть, где сны смешиваются с явью, а общая атмосфера явно позаимствована у Кафки. Поначалу книжка прикидывается детективом. Убийство, затем покушение на убийство, начало расследования, в общем, все в лучших традициях. Заманив таким образом читателя, автор разражается длинным монологом о социальных проблемах города, сделавшим бы честь передовице «Правды», особое внимание посвящая вопросам того, как испортили старый город современные архитекторы. Увы, эта не особенно занимательная тема дальше будет преследовать читателя постоянно. Между тем на сцене появляется загадочная троица: Гмюнд, Прунслик и девушка Розетта, до неприличия напоминающие Воланда с его свитой.
Несмотря на красивый фон и многообещающее начало, с каждой следующей страницей книжка все больше разочаровывает. Сначала начинают утомлять физиологические подробности убийств, которые автор смакует чуть ли не с наслаждением. Где-то ко второй трети вообще перестаешь понимать, зачем все это написано, а главное – зачем ты читаешь весь этот бред. Моя надежда на то, что в конце произойдет что-нибудь эффектное ( с убийцей все становится ясно несколько раньше), так и не оправдалась. Увы. Конец книги откровенно слаб.

Желязны - для какого возраста?

Моему девятилетнему сыну подарили аудиокнигу Желязны "Ружья Авалона". Мальчик любит фэнтэзи, но пока что читал только детское фэнтэзи, ну Толкиена тоже одолели. Сама я в этом жанре ничего не понимаю, поэтому хотела поинтересоваться у тех, кто читал - стоит давать сыну эту книгу, или подождать?
котик-пидармотик)

"Золотая книга", Алексей Санаев

К тридцати годам любой дерзкий мечтатель превращается в рутинный офисный планктон. И тратит всю свою нерастраченную энергию, совершает все героические подвиги в онлайн-играх, самоутверждаясь среди миллионов таких же Эльфов 80 уровня.

Московский писатель Алексей Санаев, до недавнего времени, был одним из таких же менеджеров, поднакопившим на машину, прикупившим загородный домик, живущим в собственной уютной квартирке, но однажды вдруг понявшем, что вовсе не об этом мечтал в детстве, а о дальних странствиях, путешествиях по непроторенным уголкам планеты, захватывающих приключениях и всяческих неожиданных открытиях. И тогда он оторвал задницу от офисного вертящегося кресла, собрал рюкзак, попрощался с близкими, возможно, навсегда, и под их рыдания с причитаниями отправился в неизвестность.

Блуждая по свету, однажды молодой человек оказался в сердце жаркой Африки, где окунулся совершенно в незнакомый мир, проник в племя легендарных летающих людей, завёл головокружительный роман с чернокожей прелестницей, с головой нахлебался экстрима, и даже едва не погиб. Все эти реальные похождения Алексей Санаев опубликовал в художественном романе «Уругуру».

А сейчас он возвратился с одного из Андаманских островов, что между Индией и Бирмой. О новых невероятных приключениях писатель рассказал в романе «Золотая книга», который вот-вот выйдет в одном из крупнейших российских издательств.
Collapse )
Reading
  • os_view

"Репатриант" Юдит Эллар

Прочла "Репатрианта" Юдит Эллар. Книга затронула меня до глубины души. Советую прочесть тем, кто любит добрые, оптимистические книги на жизненные темы. Главный герой, Антон, молодой мужчина, очень живой, эмоциональный. История о его жизни после переезда в Израиль всколыхнула мои собственные похожие воспоминания. Но больше всего меня захватила вторая часть, воспоминания Антона, его любовный роман. Эту часть книги я просто проглотила. В третьей части открывается тайна, которая тяготила Антона всю жизнь – это тоже интересно. А вот концовка как-то скомкана, чего-то не хватает.
        Видно, что это произведение начинающего автора. Местами наивно, местами слишком затянуто. Но в то же время очень самобытно, искренне и правдиво. Особенно для тех, кого волнует тема репатриации. Да и сам сюжет затягивает. Попробуйте!                   
        Скачать книгу можно сдесь:  Ю. ЭЛЛАР  "РЕПАТРИАНТ"
      Было бы интересно узнать, какие еще книги есть на тему репатриации.

 


Дмитрий Быков. Списанные.

Collapse ) Кроме того, он близок мне просто как человек из одного со мной культурного контекста. Когда я читаю его, то у меня складывается ощущение, будто мы с ним росли бок о бок, на одних книгах, ходили в одни и те же места, слушали одну и ту же музыку. Мне близок его взгляд на многие вещи, его неравнодушность, горячность и трепетность. Мне импонирует его способность из ничего создавать новые миры. Достаточно одного слова – и он начинает на ходу выдумывать историю. Мне нравится, как он играет со словами, как одушевляет их, наделяет характерами, привычками. Он делает это не только со словами, но и с буквами алфавита («Орфография»). Однако моей любимой книгой является «Вместо жизни» - ее нельзя причислить к строго художественной литературе, это сборник эссе, посвященных разным людям, которых Быков любит: Цветаевой, Рушевой, Тютчеву, Щербакову. Впрочем, там не только эссе, но и заметки, очерки, впечатления от фильмов, социальных процессов. В каждое вложено столько искренности, огня, душевного пыла, что не поддаться очарованию просто невозможно – к героям быковских заметок начинаешь относиться как к лучшим друзьям. Что касается романа «Списанные», то сюжет таков: молодой сценарист вдруг обнаруживает, что все в его жизни начинает идти наперекосяк. Куда бы он ни пришел, за что бы ни взялся – везде ему ставят палки в колеса, не объясняя при этом, в чем он провинился. В общем, эдакий современный кафкианский процесс. Через какое-то время сценарист узнает, что его включили в таинственный список из ста восьмидесяти человек. Что за список – неизвестно. Кем составлен – неизвестно. Для чего – тоже неизвестно. Единственное, что известно точно – каждому из «списантов» портят жизнь. Вскоре они объединяются, чтобы легче было выжить, создают нечто вроде организации взаимопомощи, в которую вступает и наш сценарист. Однако через некоторое время он обнаруживает, что жить в «организации» еще хуже, чем без нее. Он оказывается повязан множеством моральных обязательств и уже не способен вырваться из круга «прокаженных», объявить себя нормальным человеком. В такой незамысловатой форме автор, что для него характерно, предъявляет читателю больной вопрос: что лучше – добровольно вступить в ряды таких же непонятно чьей властью униженных людей, поставить на себе клеймо только потому, что попал в мифический список, или продолжать жить как жил, бороться с трудностями, не желая считать себя изгоем в угоду высшим инстанциям – чиновникам, ФСБ, року, фортуне, Богу? Быков вообще обожает такие дилеммы, сложные психологические ходы и внутренние болезненные метания от одной крайности к другой. Прибавить к этому щедрую долю гротеска, сатиры, абсурда и тонкой грусти – вот и получится любая из его книг. Роман «Списанные» - типичный продукт Быкова, хотя, возможно, и не самый лучший. Учитывая быковский потенциал.


bauta

Курт Воннегут. "Балаган, или Конец одиночеству".


Мне бы очень хотелось, чтобы люди, которым положено любить друг  друга,
могли бы сказать друг другу в разгар ссоры:
"Пожалуйста, люби меня поменьше, только относись ко мне по-человечески".
К. Воннегут
Два близнеца из сверхбогатой семьи, огромные неандерталоиды. Мальчик и девочка. Каждый из которых несет в себе функции одного из полушарий мозга. Объединяя свои разумы, они становятся одним сверхгением. Их держат в шикарном замке с обслугой, являющемся по сути тюрьмой для них двоих. С точки зрения современной психологии и физиологии близнецы - имбецильные уроды.
А они делают маленькие открытия, объединяясь в гения, и большую ошибку, показав однажды, что они намного умнее, чем о них думают.
Их разделяют. Сестра отправляется в дурдом, брат - в колледж. Сестра погибает на Марсе, брат становится наркоманом и президентом США. На исходе жизни пишущим свою автобиографию.

Очередной конец человечества. Истощение ресурсов, локальные гражданские войны, переменная сила тяжести, заражение микроскопическими китайцами и вселенский мор, объединение разумов, разговоры с загробным миром посредством кастрюли с обедом...
И искусственные семьи, придуманные общим разумом близнецов. Государственная лотерея, где каждому гражданину присваивается второе имя. Все с таким же именем - отныне его семья, братья и сестры. Фантастическая идея, берущая свое начало от корней личного одиночества и человеческой разобщенности. Приносящая именно те плоды, которые от нее и ожидались.
Хэй-хо.

Комедия положений, слегка смешной калейдоскоп, горький фарс.  Очень грустная и светлая книга не про любовь, основная мысль которой: человеку надо бы иметь побольше родственников, пусть и искусственных. Ведь тогда не обязательно любить друг друга, а можно просто хорошо, по-человечески друг к другу относиться. А это и есть то главное, что нужно для жизни.

По словам автора, это самое автобиографичное его произведение.
 

  • leshki

Мария Галина _ Малая Глуша


- Нет таких крепостей, которые не могли бы взять большевики, - сказал майор и, потряхивая перьями, пошел к тотемному столбу мимо фальшивых кинокамер.

Еще одно очень удачное приобретение. Что-то вроде фэнтези Геймана, но в декорациях (читай - языком) Иванова и Славниковой.

Роман состоит из двух частей, связанных очень тонкой нитью, настолько тонкой, что не всегда понятно, есть она или нет.

В первой части  все происходит здесь, на реальной земле, где есть вкрапления чего-то, недоступного мозгу человека, воспитанного в традициях советского, еще недавнего, прошлого. И тут понимаешь, что в этом мире совершенно спокойно существует совокупное сознание в виде паразитов-языческих божеств. И это совокупное сознание со времен дохристианства никуда не делось; и что оно настолько сильно, что даже светская власть не может с ним не считаться.

Во второй части все происходит... за рекой. Полагаю, эта река - Стикс (или как там она называется у каждого из народов), отделяющая бытие от небытия. Там есть все, и нет ничего. Целый мир уже несуществующих людей, однако таких реальных, если туда попасть... И становится понятно, почему далеко не все живые люди, по доброй воле туда попавшие, возвращаются в свой реальный мир. Мертвецов надо отпускать, и всем станет проще.

В общем и целом, "Малая Глуша" - одно из тех произведений, в котором мистика настолько органично вплетается в обыденную жизнь, что невольно начинаешь прислушиваться к вибрациям своего тонкого тела - а не смотрит ли дух голода тебе в затылок?

Роман почему-то назван лучшей женской прозой, с чем согласиться не могу; поэтому тэг "женская проза" ставить не буду.
  • raanani

"Млечный Путь", выпуск 41

Опубликован очередной выпуск:

Сиб. кошка

Вопрос к Вам

     Дорогие сообщники!

     В последнее время мне всё больше встречаются авторы (как наши, так и зарубежные), которые считают своим долгом рассказать о том как же наш несовершенен наш мир  и слаб человек... ничего не придлагая взамен!
     А не встречались ли вам современные книги, которые бы предложили образ сильного, красивого (в любом смыле) героя/героиню, которые бы ЖИЛИ? 
     Я в связи с этим думаю об И.  Ефремове...но это уже не современник...

     Заранее спасибо!
  • Current Mood
    pensive pensive
сонако

Минеко Ивасаки, Ренд Браун "Настоящий мемуары гейши"


Сегодня дочитала эту книгу. Слышала, что она написана для противопоставления ранее вышедшей книгой Голдена "Мемуары гейши". Но ту я не читала, не могу судить об их различиях. В "Настоящих мемуарах гейши" от первого лица рассказывается о жизни знаменитой гейко Минеко Ивасаки. Точнее больше о становлении Минеко на этом, как выясняется, очень непростом поприще. Повестование все ускоряется ближе к финалу. Если детство и юность описаны очень подробно, то о самой карьере и ее завершении буквально несколько страниц.Collapse )
me
  • fmd1976

Джонатан Франзен "Поправки"

Немного расстраивает то, что очень давно мне не попадались по настоящему ПОТРЯСАЮЩИЕ книги. Читаю-то я довольно много. Одна-две книги в неделю - это мой обычный норматив. Среди них попадаются и неплохие, и весьма хорошие, но вот ПОТРЯСАЮЩИХ не было довольно давно.
В настоящее время я корпею над "Поправками" Джонатана Франзена - на мой взгляд, несколько перехваленным "настоящим американским романом", который по непонятным мне причинам считается чуть ли не революционным в своём жанре. Прочитана примерно половина книги, и пока я вижу только вполне себе стандартную семейную сагу с лёгким налётом сумасшедшинки. Но такого добра мною уже читано-перечитано немало - и у Джона Ирвинга, и у Майкла Каннингема, и у многих других. Может быть, гениальность поизведение откроется в его второй половине?
regina

Фэнни Флэгг «Дейзи Фэй и чудеса»

Расскажите пожалуйста впечатления от этой книги!
Я познакомилась с Фэнни Флегг конечно благодаря «Жареным зеленым помидорам в кафе «Полустанок». Прочитала (избитая фраза, но никак по-другому) «взахлеб», проникнувшись каждым персонажем и событием книги. И чтобы не растерять впечатлений, сразу начала читать другую ее книгу – Дейзи и чудеса.
Начиналось замечательно – чудесный, остроумный ребенок пишет о событиях своей неординарной, «не-лег-кой» судьбе, с таким подходом ко всему происходящему… здорово. Становится завидно, что потом, с возрастом, как то можно растерять такой подход к жизни что ли.
И в итоге книга не понравилась… когда автор начала описывать юношество героини, исчезло все очарование, и все скатилось до банального «скорописа» в мягкой обложке. Очень расстроилась. Как вам?
  • konstr

Израиль без обрезания. Наталья Лайдинен

С интересом взял книжку, ведь что может быть любопытнее посмотреть на знакомую страну чуть со стороны, почему то предполагал, что незамутнённым взглядом.
Оказалось что передо мной нечто среднее, между фильмом "Паспорт", газетой "Спид Инфо" и брошюркой "Иудаизм за 15 минут".
От книги разит махровым провинциализмом, с некоторой примесью снобизма и душком немотивированной русофобии. Под "снобизмом" я разумею тот "понт" что обретает приехавшая в Москву и протусившая в ней пару лет героиня кино "Глянец".
Окончательно рассмешили некоторые фактологические ошибки.
Что любопытно - взаимоотношения в Израиле приехавших туда провинциалов и провинциалки "московской" вполне протекают на одном культурном уровне - потому что они и есть, герои этой книги - местечковые обыватели, одни нашедшие себя в Израиле а другие околачивающиеся при "Огнях Большого Города".