October 10th, 2010

Знакомлюсь с Акутагавой

С японской литературой у меня пока поверхностное знакомство – как-то не сложилась еще судьба. С поэзией – все нормально, а вот с прозой… Осознаешь просто, что западный менталитет все-таки более знаком и понятен, чем восточный. В области чувств же, в их неподвластных анализу сферах творчество востока пробуждает волнение и странное смятение.

В небольшом рассказе «В чаще» знаменитого японського писателя Рюноскэ Акутагавы сюжет закручен вокруг треугольника: двоих мужчин и женщины. Один из них возжелал жену другого, и история завершилась убийством мужа женщины. Но непонятно, кто совершил преступление. Мужчина (кстати, разбойник) рассказывает одну версию происшествия, женщина – другую. Есть даже третий свидетель – сам убитый (его дух), и у него свой вариант трагедии.

Collapse )

Мужчина и женщина в стране любовного беспорядка. Франсуа Лелорд

Современную жизнь парижан мы видим глазами человека из традиционного общества. Представитель маленького северного племени инуков попадает в Париж, чтобы принять участие в рекламе нефтяной компании, ведущей разработки рядом с местом обитания его племени. Племя инуков ведет традиционный образ жизни - мужчины племени охотятся, женщины следят за домом, воспитывают детей и чинят одежду охотников.
Только в сравнении понимаешь, как изменилась наша жизнь, наши взаимоотношения, как далеко мы за последние сто лет ушли от традиционных отношений и традиционного уклада. И ведь нельзя сказать, что жизнь изменилась только в лучшую сторону. Вместе с личной свободой мы приобрели одиночество и отстствие обязательств. За все надо платить. А не слишком ли высока цена?
Люди племени инуков не выносят одиночества, они никогда не остаются одни - чтобы выжить ты должен охотиться с другими мужчинами, и иметь семью, иначе мужчина "продрогнет от холода и сдохнет от скуки". А западные люди рано привыкают к одиночеству и личной свободе - "делать то, что хочешь и когда хочешь. Потом оказывается, что невозможно идти на компромиссы совместного существования. Даже для двоих". Воспитание детей также требует подавления своего эгоизма, отказа от своего внутреннего мира, от своих желаний. Чтобы воспитать ребенка требуется положить на это жизнь, а "мы из поколения в поколение все меньше способны жертвовать собой".
Современные женщины имеют совршенно нереалистические ожидания по поводу мужчин:"настоящий мужчина, но который их понимает, который не будет делать карьеру за их счет, который любит детей, красивый, умный, с характером", они все время ищут кого-то более подходящего, вот -вот, там за улом их ожидает настоящий прекрасный принц. "Но самое печальное, что даже когда они его встречают, он недолго остается в их глазах прекрасным принцем. Их эго вместе с больным воображением напомнят им все детали задетого самолюбия и не замедлят поймать их снова в ловушку, услужливо соорудив образ следующего-так называемого лучшего". В племени инуков, поскольку все друг друга знают - выбора нет, очень мало мужчин, подходящих по возрасту, женщины знают всех мужчин племени в лицо, поэтому не обманывают себя: когда выбор мужчин ограничен - женщина не может мечтать о прекрасном принце, а выходит замуж за подходящего кандидата и уже не мучается проблемами выбора.

Западным мужчинам невозможно сохранять верность одной женщине, потому что в крови его - полигамия, а вокруг столько свободных и доступных женщин. Христианство запретило полигамию - но выход найден - серийная полигамия - мужчина н остается с одной женщиной на всю жизнь, он выбирает себе других женщин, как правило, более молодых. И женщина уже не может рассчитывать на мужчину.Но и мужчина оказывается в ловушке - с молодой избранницей он чувствует себя снова молодым, но когда проходит страсть - близости не возникает, потому что она складывается годами и не может возникнуть на пустом месте, особенно с человеком, моложе тебя на 20 лет.

Женщны, занимающие ведущие позиции в бизнесе, приобретают мужские черты характера, они командуют мужчнами на работе, но хотят быть ведомыми в любви: "это были две абсолютно разные женщины в зависимости от того, стояла она или лежала".
Человек другой культуры, Улик, так зовут героя, окунувшись в жизнь современного Парижа, уже не может вернуться к своей обычной жизни в племени, да,впрочем, ему и некуда возвращаться - нефтяная компания поглотила его племя - она принесла цивилизацию - построила дома, открыла школы. Мужчинам уже не нужно охотится, но ничего другого они не умеют, но для того, чтобы заполнить образовавшуюся пустоту есть алкоголь. Женщинам легче - они как были хозяйками и матерями, так и остались, к тому же женщины легче приспосабливаются к работе, которую предлагает нефтяная компания. И автор поселяет героя вместе со своей возлюбленной еще в одном уголке, куда еще не добралась цивилизация - среди вьетнамских рыбаков. Но таких уголоков становится с каждым годом все меньше.
"Меня все время беспокоит вопрос: можно ли сделать так, чтобы брак, семья, да и сама цивилизация продолжались без обоюдных... жертв" - вот в чем вопрос который по сути заканчивает книгу.
И в самом деле - что же с нами будет?
book

Книги-настроения, книги-сны

Есть книги, которые остаются в сердце надолго, а есть те, что похожи на короткое прикосновение. Или на чашку кофе. Выпить, наслаждаясь, и забыть.

Я нежно люблю творчество Линор Горалик. Сначала прочитала ее "Нет" в соавторстве с Кузнецовым, то было несколько лет назад, а я до сих пор под впечатлением. А потом "Половину неба", тоже в соавторстве, но со Львовским. Пока читала, было прекрасно, местами хотелось плакать; а спустя неделю уже почти забылось, что это за книга.
Кстати, с единственным прочитанным романом Гавальды у меня так же.

И вот мне кажется, такие книги-настроения не менее важны, чем те, что серьезно переворачивают что-то внутри. А еще их легко перечитывать - как на следующий день снова выпить чашку кофе.

Для вас есть такие книги?
book

Сергей Тармашев "Наследие"

"Наследие" мне отрекомендовали как типично мужской боевик. Посмотрела в сети на автора, облик соответствует - спецназовец с коротким ежиком на голове. К девочкам-припевочкам я себя не отношу, так что решила, что мужской боевик вполне переживу. К тому же, я на тот момент весьма устала и очень хотелось разгрузить голову.

Разгрузить не получилось, получилось наоборот. Оказалось, в романе больше размышлений о суетах бытия и рассуждений об актуальных проблемах с научными выкладками, чем перестрелок и кровищи (хотя оно тоже есть). Размышления не новы: в общем-то, они сводятся к тому, что люди в массе своей - эгоистичные дураки, которые радостно идут строем себя убивать. Постапокалиптика, да.

Забавно, что на обложке полуразрушенный Кремль, а в основном действие происходит в США - в России только пролог. Вообще у вселенной Тармашева нехилый размах и по времени действия (пара столетий), и по географии (Россия - США - Китай, кажется). Постапокалиптический мир после генной катастрофы весьма неплох, а простора себе автор оставил - непаханое поле. Кстати, интересно: предудыщую серию автор подал в виде трилогии, что позволяет задуматься о продолжении и "Наследия". Но с другой стороны, конец у романа весьма убедителен и, так сказать, окончателен. Интересно, как Тармашев выкрутится, если надумает написать еще о мире, пораженном ГМО. После того, как читатель увидел глобальную разязку этой истории, его будет непросто завлечь какими-то частностями.
Поглядим.

(no subject)

Ребята! Многие из вас хороши в поиске нужной литературы. Посоветуете что-нибудь явственно полезное на тему "музееведческая мысль в Японии"? Ну, или "Музеи Японии", на крайняк. Спасибо, ребяты.

(no subject)

Я очень люблю Рекса Стаута, его серию о Ниро Вульфе. Кто знает что-нибудь в той же мере энергично написанное, остроумное и брутальное?
сова

(no subject)

Назрел вопрос: что можно почитать вроде "Занимательной физики" Перельмана, только в других областях, биологии например или химии?

UPD: Всем откликнувшимся - огромная благодарность!