October 4th, 2010

Дед
  • babs71

В. Исаченко. "Зодчие Санкт-Петербурга XVIII - XX веков".

 
Из печати недавно вышла книга известного питерского историка архитектура В. Исаченко "Зодчие Санкт-Петербурга XVIII - XX веков". Книга представляет собой серию очерков об архитекторах, работавших в Петербурге-Ленинграде в течении трех веков его истории.
Главный недостаток книги заключается в том, что она не писалась специально, а представляет собой собрание статей Исаченко, уже опубликованных ранее (при этом, судя по всему, для сборника их не обрабатывали). Этим определяются различия между статьями - некоторые представляют из себя полноценные очерки на 5-10 страниц, другие - просто краткая справка на 1-2 страницы. Большая их часть публиковалась в известном трехтомнике "Зодчие Санкт-Петербурга", так что тем, у кого он есть, покупать новую книгу не имеет смысла. Впрочем, этот сборник уже стал библиографической редкостью (на ярмарке в ДК Крупской у букинистов ее не было, и они предлагали мне поискать эту книгу по ориентировочной цене 4000 рублей).
Теперь о достоинствах книги. Большая часть очерков посвящена архитекторам второй половины XIX и XX веков, материалов о которых опубликовано достаточно мало. При этом статьи посвящены как ведущим архитекторам своей эпохи (таким, как Алексей Бубырь, Лев Ильин, Алексей Зазерский, Андрей Оль, Ной Троцкий, Александр Гегелло), так и многим талантливым архитекторам второго ряда, дома которых также украшают наш город (братья Василий, Владимир и Георгий Косяковы, Антоний Томишко, Демьян Фомичев, Николай Дмитриев, Леонид Гальперин, Андрей Аплаксин, Алексей Захаров и многим другим). Еще одно достоинство - часть статей посвящена архитекторам второй половины XX века (таким как Сергей Евдокимов или Александр Жук). Так что книгу эту можно рекомендовать всем, кто интересуется архитектурой Петербурга.
  • k_blxx

помогите вспомнить

 уважаемые сообщники, помогите опознать книги из детства

1. рассказ, скорее всего из сборника возможно даже журнала. про мальчика, которому папа привёз из космоса сувенир – существо, способное принимать любые формы. потом родители оставили мальчика в парке, тот проголодался и космическая зверушка превратилась то ли в булочку, то ли в пирожок. очень трогательный рассказ.
мама подсказывает, что это брэдбери. мне её подсказка не особо помогла, поэтому сомневаюсь.

2. вторую книжку брала в школьной библиотеке, в классе 2-3. почти уверена, что автор женщина. книга про двух сестёр. папа у них горе-изобретатель. помню, в одной главе смастерил что-то вроде пылесоса. ещё, кажется, одна сестра была рыжей и мечтала похудеть.
в детстве было очень смешно.


upd: 1. Владислав Ксионжек "Зверушка для Малыша"
2. Ирина Пивоварова "Однажды Катя с Манечкой"

огромное вам спасибо!!
интерны

Фантастика для 10 лет

Доброго времени суток дорогие сообщники.
Мне нужна помощ в выборе книги для 10-летнего мальчика. Он все время ходит и просит кигу фантастики.
Для инфы : он прочитал всего Г.Поттера, Ужастики Успенского, про каких-то вампиров. Вообщем я не оч. довольна его выбором. НО! Раз появилось желание надо направить в нужное русло.
Посоветуйте ПРАВИЛЬНУЮ фантастику, чтоб не испортить вкус, чтоб можно было что-то вынести из книги и было захватывающе и интересно. Что вы читали в таком возрасте?

«Ангел западного окна»: впечатления

Многим знакомо чувство жажды по Книге. Не по той, какую читаешь, почти насилуя себя – потому что поставил цель осилить ее. И не по той, которая привлекла твое внимание тем или иным образом – а потом, обманув надежды, оставила осадок неудовлетворенности. А по книге, что «случайно» открывается – и уже не отпускает, пока не будет прочитана последняя страница.

Преждечем начать «Ангела западного окна», я уже прочла две книги Густава Майринка. И была готова к новым мистификациям, мрачным тайнам, экскурсам в давно минувшие века… Но все это было забыто с первых же строк романа: « С каким удивительным чувством держишь в руках перевязанные бечевой и запечатанные вещи умершего человека! От них словно тянутся в неведомый темный мир тончайшие нити, незримые, легкие, как паутина…»

Collapse )

что почитать об английских акцентах

Подскажите, пожалуйста, какие-нибудь книги, ресурсы (можно на английском). Интересует история: почему они так сильно разнятся по географическому признаку. Скажем, житель Москвы и житель Мытищ для меня ничем на слух не отличаются, в Англии при тех же вводных разница будет ощутима.
морда

Ларссон Девушка с татуировкой дракона.

Мне советовали эту книгу, как ту, "от которой невозможно оторваться".
Не могу сказать, что вышло не так, по сути книга неплоха, но может это я избалована захватывающими детективами, но на мой взгляд, она слабовата...в своей неоригинальности, что ли.
Заранее хочу сказать, что не хочу никого обидеть.
Просто в сюжете по сути нет ничего нового, я могу назвать достаточно произведений, в которых примерно такая развязка, связанная с исчезновением человека.
Плюс: от финансовых махинаций в конце произведения слегка повеяло "Фирмой" Гришэма. От переодеваний героини - "Если наступит завтра" Шелдона.
Плюс: в первой половине произведения страницы просто изобилуют брендами. не знаю уж что было задачей автора, но почему нельзя ездить просто на машине, а не на определенной марке, есть просто гамбургер. От этого же просто временами хочется поморщиться.


Сказки

Здравствуйте. Помогите пожалуйста найти:
1. книги Кэтрин Ласки  в электронном варианте, можно на английском (лучше конечно на русском), можно платно. Нигде не могу найти.
2. читала в прошлом году, никак не могу вспомнить автора и название( Девочка и мальчик взяли какое-то волшебное перо и потеряли его. Путешествуют в поисках этого пера, попутно спасая мир) В книге описывается несколько гос-в и вот самые злые хотят поработить остальных. Люди одной расы (к которой принадлежат девочка и мальчик) умеют трансформироваться с помощью волшебных инструментов. Помню, что что-то там было связано с водой и растениями, которые выпускали какой-то ядовитый газ что-ли.
тушканчик

Мопассан, "Пышка"


Не секрет, что несколько гривуазная репутация французской литературы девятнадцатого века и вплоть до Первой Мировой никоим образом не объясняется легкомыслием ее классиков, которые уж конечно радели о нравственности и общественном благе ничуть не менее своих русских или английских собратьев по цеху и вряд ли превосходили их в иронии и вольности взглядов на вещи. Ярлык легкой и соблазнительной аморальности был повешен на нее по той же причине, по которой зачастую появляются пятна и на человеческих репутациях : она скомпрометировала себя  близким, если не сказать дружеским  обращением со слишком  сомнительными личностями, являясь мировым лидером эпохи по количеству « галантных » дам, куртизанок, а попросту  шлюх  в фокусе авторского взгляда. 

Collapse )

разыскивается!

Добрый день!
не знаю по теме ли сообщества или "ошиблась дверью")),но очень ищу книгу "ВИНО Новая всемирная энциклопедия".Автор Оз кларк,выходила в 2004 году в Эксмо
выглядит так:



Ну и вопрос: может быть у кого-то из вас она есть и не нужна?Пылится,занимает место?))
обменяю ее на российские рубли или соразмерную книгу!
не легко

Литературная амнезия.

Этот термин впервые был встречен мною на страницах одной из новелл Зюскинда. Название, опять же, не помню. Может, подскажете? В ней небезызвестный всем автор рассуждает о прочитанных, и начисто позабытых нами произведениях. Часто ли случалось вам брать в руки том, вглядываться в пометки на полях и понимать, что эти пометки ваши, а из памяти стерты не только имена героев, но и основные линии сюжета? У меня, к сожалению, на лицо все симптомы этого заболевания. Перечитываю произведения университетской программы, как будто заново. Что же это такое, литературная амнезия?
Хроническая болезнь, невнимательность, отсутствие работы над произведением? Какие книги забывались вами напрочь? И, вообще, как с этим бороться? Поделитесь, пожалуйста, соображениями.
Roose Bolton

Книги про Японию и Гонконг

Друзья! Порекомендуйте пожалуйста хорошую и интересную художественную литературу про Японию и Гонконг. В качестве отправной точки для сравнения беру романы Джеймса Клавелла, т.е. "Сёгун", "Тай-Пэн", "Гайдзин" и "Благородный Дом". Про Ниппон можно со средневековья вплоть до Второй Мировой, а про Гонконг - с момента основания до возвращения Китаю.

Если что, "Последнего Сёгуна" Рётаро Сибы тоже читал.

помогите найти!

когда-то давно читала удивительную книгу "История одной женщины", автор - Хуана Трульяс. читала запоем, с удовольствием, хотя, казалось бы, для меня 16-летней книга была немного тяжеловатой...
сейчас я хотела бы перечитать, но не могу найти.
можете подсказать, где можно скачать? а еще лучше - купить в бумажном варианте?
заранее благодарна всем!
2014

(no subject)

Добрый день!
Ищу примеры еврейского юмора в художественной литературе. Особенно интересует  Шолом-Алейхем. Знаете те ли вы какие-то примеры? Может, в других поизведениях?
Заранее спасибо! :)
  • kolvas

Харуки Мураками"Подземка".

Первая книга Х.Мураками, которую я прочел, была 800 страничная "Хроника заводной птицы". Это было настолько необычно и ни на что не похоже, что я тут же купил следующую его книгу и потом еще и еще... . Мистика, одиночество, раздвоение, подсознание, пофигизм и колодцы с мериносами. Японский тихий снег в провинции и хитросплетения человеческих отношений на фоне суровой природы и небоскребов. Книги "глотались"... . Пока я не добрался до "Подземки". Скажите, только мне показалось, что этот газетный репортаж написал не он? Или он, но уже не тот. Исписался? Впечатлился атаками сектантов Аум сенрике в метро? Зачем тиражировать малоинтересные и нудные показания очевидцев, пострадавших и всех, кто мимо проходил на 500 страниц? Это же не учебник криминалистики и не за это его полюбили и читают. Стоит ли читать его книги, написанные после "Подземки"?
joоri
  • jori020

как все было

Прочел половину романа “Как все было” Джулиана Барнса, отложил в сторону и задумался.
Как-то Барнс, на мой взгляд, лихо тень наводит на плетень.
В смысле, что он закладывает в своего героя Оливера?
Слишком он у него противоречиво-ненастоящий и чересчур манерный, даже с самим с собой (… я чувствовал себя Евгением Онегиным перед которым надоедливый князь распевает дифирамбы своей Татьяне
или вот как он рассуждает о своей душе:
а попробуйте проникнуть внутрь, постойте там минуту с путеводителем в руке, и вы обнаружите неоклассическое спокойствие, мудрую, уравновешенную безмятежность. Вы – в часовне Санта Мария делла Презентационне или в Ле Цитель, как предпочитают ее именовать в туристических вправочниках. Джудекка, Венеция, палладио. О вы экскурсанты по моей душе… если это и ирония, то чрезмерная).
Возможно, что это специфически барнсовская подача характера, чтобы затем, ближе к концу, развернуть картинку совсем в другую сторону и показать героя во всей его трагической красоте )) но пока Оливер внушает скорее легкую брезгливость своей нечистоплотностью и постоянным презрением к окружающему миру. Его бесконечные подколы Стюарта, говорят возможно о его комплексах, друзей можно и нужно прикалывать и рассматривать критически, но у Оливера это уже носит довольно гадкий оттенок. Неясно также, откуда при всем при этом редкие персонажи, появляющие в книге, называют его очаровашкой.
Его отношение к Джилиан напоминает стратегию лесничего, обкладывающего мирно пасущееся животное. Звоночки по телефону с единственной фразой – ай лав ю – тихий въезд в квартиру напротив, прилежное сидение в рабочей комнате Джил и созерцание ея во время работы… тьфу, блин… )) но при этом изощренное знание женской психологии. В ответ на предложение Джил отправиться в постель, он рассказывает ей жалостную историю о том, как в детстве его бил отец… ну что тут можно сказать? ))) многое, но заставим пока слова молчать. Пойдем читать дальше…
кое-что просто есть

Скандинавская литература

Подскажите пожалуйста, что можно почитать из литературы, описывающей быт и повседневную жизнь людей веке так в 18-19 в Норвегии - Швеции- Финляндии? Вообще ничего такого не встречала.
Современная скандинавская литература пока не интересует

(no subject)

В первой книге тетралогии все действующие лица были расставлены на их стартовые номера. Соответственно во второй началось действие, которое сразу приобретает ураганный темп. Взведенные в первой части курки выстрелили. Космические битвы и прочий action занимают бОльшую часть романа и показывают, насколько велико мастерство автора в жанре боевой фантастики.
Но Симмонс не был бы собой, если бы только этим и ограничился. Он снова дает многомерную картинку. Схватка за галактику, данная из штаба космических сил; разворачивающиеся на этом фоне политические баталии, битва между Бродягами и ВКС над Гиперионом, уничтожение целых планет, сражение Кассада с Шрайком, судьба остальных паломников – все это переплетено и дается «в реальном времени».
Каждый из паломников получает то, к чему стремился и в том виде, в каком он этого заслуживал. Человечество же в целом не выиграло и не проиграло – оно, в лице своих лучших представителей оказалось способным на волевой акт, направленный на преодоление векового рабства. Но очевидно, что борьба за будущее на этом отнюдь не закончена – это было бы слишком уж просто, решись все одним махом.
Если в первой книге Симмонс дает длинные истории, которые, будучи наложенными друг на друга определяют многомерное изображение ситуации, сложившейся во вселенной автора, то вторая – это всего одна история, рассказанная кибридом Китса. Отличие его истории от предыдущих заключается в том, что он в ней фактически не участвует – он наблюдатель, волею случая затаскиваемый то в штаб ВКС, то в Альтинг, то на вершину Мирового Древа, а в снах своих наблюдающий за событиями на Гиперионе. Такой «пассивный залог» определяет совсем иное, более отстраненное отношение к описываемым событиям. Контраст с первой книгой с этой точки зрения очень велик. При прочтении первой книги читателю предлагается последовательно примерить на себя образы Священника, Ученого, Поэта, Политика и т.д., а так как образы эти совершенно различны, то и вероятность того, что какой-то читателю подойдет весьма и весьма большая. В Гиперион, таким образом, погружаешься. В «Падение» погрузиться невозможно – кибрид подчеркнуто ачеловечен, то есть за событиями можно только наблюдать вместе с ним.
Для чего это сделано, вероятно, знает только автор. Читатель может о его мотивах только предполагать. Мне кажется, что одной из причин этого было «недопущение» чувства победы в финале книги. Проблемы, стоящие перед человечеством не решены. Они лишь переведены на другой уровень.

Сколько правды в «Жареных зеленых помидорах»?


Обожаю книгу «Жареные зеленые помидоры» Фэнни Флэг. Даже рецепты блюд из кафе «Полустанок», которые напечатаны в конце. Но всегда мучаюсь от любопытства – насколько реальны эти рецепты? «Это самое вкусное блюдо на свете», - сказано про жареные зеленые помидоры с молочной подливкой. Или «коровий горох сипси»? Или печенье на пахте? (и что такое загадочная пахта?) А кто-нибудь пробовал это готовить? Просто любопытно


  • Current Mood
    curious curious

Ваше мнение о философе Ошо. Посоветиуйте авторов которые пишут наподобие Ошо.

Прочитал замечателдьую книгу Ошо: творчество - просто разрыв шаблонов.Наверное не один философ не смог бы написать в такой же афористичной манере как Ошо.Вроде бы говорит простые, известные каждому человеку, но давно забытые истины. Вобщем книга очень понравилось.Теперь думаю, что бы еще из философии почитать. Можно и у ОШО.Зеланда со всякими Норбековыми и иже с ними не предлагать- не считаю это нормальной философией.
катер
  • mysa

Жапризо

Многие здесь знают такого автора как Себастьян Жапризо. "Ловушка для золушки", "Прощай, друг", "Бег зайца через поля".

С "Золушкой" все более менее ясно – закрученный в железную спираль сюжет, растрепанные чувства, - "целую ваши губки, глазки, ручки".. И выныриваешь... не понимая, доплыл ли.

Но вот уже год я не могу найти слов для "Друга", а теперь и для "Зайца". Чего стоит одно повествование- ты не просто читаешь, ты смотришь фильм, в котором все до мелочей уже расписано- во что одеты, как смотрят, двигаются, о чем думают, как падает свет, как звучат шаги. Как на сьемочной площадке- но ты не сценарист, не режиссер , в лучшем случае оператор.. А еще лучше гример и осветитель. И актер -один за всех героев. И все это вместе почему-то в напоминает мультфильм-где каждый кадр лепят при тебе. Невероятное впечатление.
Но это не все, куда же мы без эмоционального смятения.. Для него-то я и не могу подобрать слов.
Почему это вдруг так задело? Что это? Романтика большой дороги? Желание обрести друга, с которым можно взломать сейф, или стать им для кого-то? Тоска по прежним идеалам? Вера во "что-то, чему нет названия, когда ты взрослый"?
Кто-нибудь понимает?
 
P.s. Прошу прощения за формат- у себя в журнале не вижу, что не так. Попробовать исправить могу только утром.