September 16th, 2010

Стив Мэндел, «Навыки эффективной презентации»

Публичное выступление — для некоторых это стрессовая ситуация. Существует категория ораторов, которые испытывают откровенный страх перед презентацией. Чего они боятся?
Зачастую они опасаются непонимания и негативной оценки со стороны слушателей. Есть также и противоположное чувство, которое могут испытывать ораторы, — это удовлетворение. Да, именно удовлетворение, оттого, что к тебе приковано внимание, тебя слушают и прислушиваются к твоему рассказу.

Начиная любое выступление, человек стремится не только предоставить слушателям информацию, но и убедить их принять важное предложение, признать правильность высказанных доводов, согласиться с новыми методами работы или одобрить новый проект. Все это возможно лишь в том случае, если выступающий сумеет сделать презентацию содержательной, яркой, запоминающейся и увлекательной.
Collapse )
CPT'N

Нил Шубин. «Внутренняя рыба»

Терпеть не могу рыбу. Не ем её ни в каких видах — ни уху, ни суши, ни рыбные котлеты, ни икру любого цвета, размера и происхождения. Коллеги об этом знают, и когда они увидели на моём столе «Внутреннюю рыбу» Шубина, это удивило их до крайности и послужило отличной почвой для стёба. А книга хорошая. Автор, американский палеонтолог с подозрительно русской фамилией, интересно, просто, увлекательно рассказывает об истории жизни на Земле, о законах формирования и развития самых разных существ — от бактерий до людей. О случайностях и неслучайностях, о том, как организм умудряется отрастить на ладони пять разных пальцев, отчего кружится голова у пьяного, почему у глаз, ушей, мужских половых органов именно такая конструкция. О том, что мы «произошли» не только от обезьяны, но и от колонии бактерий, рыбы и тиктаалика. Рекомендую.

АНГЕЛЫ И СОПЛИ


Началось с того, что услыхал всхлипывания на кухне. Причина оказалась до удивления дурацкой: моя дражайшая половина утирала сопли… над книгой. Как настоящий мужчина, я должен презирать подобную макулатуру. Но, любопытство стало сильнее гордости. Оказалось, жена добыла «Я, ангел», некую модную книжонку. Пролистал по быстрому – вроде язык не убогий, решил углубиться. Честно говоря, не понял, над чем рыдала моя женушка. Спросил: оказывается, ей стало жалко себя! Ничего подобного не испытал. Но должен сказать, что книженция на удивление хитрая. Такой мощный замес философии, криминальной интриги и любовного романа. Причем обнаружил пару оригинальных идеек. Например, есть ли у тебя ангел, и почему его нет. А так же, что происходит на Срединном небе, где они обитают. А также почему бесполезно его о чем-нибудь просить. Короче говоря, общее впечатление неожиданно светлое. Не скажу, что буду перечитывать, но что-то в этом есть. Подумал еще и решил, что есть, неожиданно много для сопливой женской книжонки.  Даже слишком много. Видел в сети информацию, что автор на самом деле некоторое время назад помер. Если так – очень жалко. И странно, что издали уже после. Да, ложка дегтя. На обложке – дикая глупость про то, что ангелы – новые вампиры. Большей чуши трудно придумать. Сразу видно – махровая рука издателя, блин.
kot begemot

Чак Паланик «Колыбельная». Wake up before you die!

Руки матери нежно обнимают младенца, прижимая его к теплой груди, окутывая незримым покрывалом заботы, уюта и покоя. Комната устлана сизым полумраком и женщина поет тихую, протяжную песню, укачивая ребенка…

 

 

…Чёрта с два!

 Циничный, словно старый патологоанатом, и хлесткий, как плеть Немезиды, автор неизменно верен своему уникальному стилю — вы никогда не догадаетесь, какой зверь скрыт за обложкой. Не ждите от него пощады — Паланик вывернет ваш уютный мирок наизнанку, заставит вас корчиться в агонии самоанализа и вздернет вас на рее вашего хваленого гуманизма.


Автор щедрой пригоршней засевает страницы книги смертью. Младенцы умирают без видимых причин, оставляя невиновным родителям жизнь, полную самобичевания. Невиновны, невиновны, невиновны и — уничтожены. Смерть тела, смерть души. Паланик предоставляет главным героям право на догадку: колыбельная, напечатанная в детской книжке, оказывается не дающим осечек заклинанием, убивающем каждого, кто его услышит. И вот оно — готово сорваться со страниц книги, пустить корни в мозгу случайно прочитавшего, что бы звучать, звучать, звучать — на улицах, в магазинах, библиотеках — и множиться в цепной реакции человеческого желания убивать. Оно кричит и брызжет слюной: «Убей! Убей!! Убей!!!» и вам придется до крови закусывать губу, чтобы молчать.

Четыре человека знают секрет. Они отправляются в путь, чтобы уничтожить все экземпляры злосчастной книги. Чрезвычайно наблюдательный журналист-маргинал, занявшийся сексом со своей мертвой женой, собирающий пластиковые модели домов, чтобы впоследствии растоптать их босыми ногами. Что он ищет? Продавщица домов с привидениями, она же киллер, принимающий в оплату только драгоценные камни, хранящая умершего ребенка в криогене. Что она ищет? Ее секретарша, стремящаяся стать ведьмой, парень секретарши по имени Устрица, в котором нет ничего примечательного, кроме оккультно-хипповского фанатизма и Принца Альберта. Что они ищут?

Внутренние миры персонажей хлещут по лицу своей искренностью, заставляют морщиться, напыщенно фыркать, но непременно страдать — автор не преминет вылить вам на голову ушат холодной воды, а затем поджарить вас, еще не опомнившихся, на костре сарказма, подбрасывая в пламя дровишки вашей совести.

Постепенно на поверхность повествования всплывает таинственный гримуар — книга, хранящая на своих страницах достаточно заклинаний, что бы сравнять человека с Богом. С этого момента медленно раскрывающаяся головоломка вновь рассыпается на сотни частей, сбивает с толку и водит за нос, насмехаясь над тщетными попытками предсказать цепь событий.

Последние главы без прикрас показывают всю омерзительность человеческой души, оправдывающей убийство ради воскрешения, предательство ради спасения, ложь ради правды. Предложение за предложением ваша душа кровоточит — перо Паланика режет ее как нож морковку.

Просто вам в руки попал НАСТОЯЩИЙ гримуар.

ЗОКИ И БАДА, Ирина и Леонид Тюхтяевы

 

Черный Бада жил в домике возле пруда. Решил он завести себе пчел в надежде на сладкую жизнь, но вместе с ней появились они - Зоки! И вот тут - то все и началось!
Умная, добрая сказка, читается весело, насыщена юмором. Приключенческий сюжет, легко угадываемые образы мам, пап, маленьких хулиганишек.
В нашей семье к книге тянутся с двухлетнего возраста, с шестилетнего сами читают.
А у Вас?


 

Collapse )

Превосходная игра слов.

Collapse )

 


взгляд будды

Читаю сейчас

эту книжку и не нарадуюсь! Супер! Прямо по мне написано. Однако, как во многих рожденных не нашими авторами произведениях, есть темы не близкие нашей жизни. В данном случае, не улавливаю соль в этом Collapse ). Заранее спасибо!
Alex_P

"Муж-ж-жики, ыщщите аэлиту, аэлиту ыщщите, мужикы..." (М.Анчаров)

Среди множества замечательного, созданного жизнелюбом и конформистом Алексеем Николаевичем Толстым, не затерялась фантастическая повесть «Аэлита», написанная в 1922 году в Берлине перед возвращением из эмиграции. У тогдашних ценителей изящной литературы она вызвала кислую реакцию. Чуковский высмеял «Аэлиту», а Тынянов вытер об неё ноги, заодно вяло похвалив «яркий образ красноармейца Гусева». Такая реакция не должна удивлять, потому что повесть у Толстого получилась увлекательная и остросюжетная, а с точки зрения российских интеллектуалов (и желающих такими казаться) увлекательный сюжет есть смертный грех, за коий надо гнать из литературы ссаными тряпками. Каноничная русская книга должна быть величаво занудной и по возможности бессюжетной. Сюжет должен быть всенепременно оправдан многостраничными рассуждениями ни о чём или, на худой конец, описаниями природы. Даже Достоевский пропущен на Олимп русской литературы не за триллерообразные сюжеты с убийствами и растлениями малолетних, а за бесконечную болтовню персонажей на псевдофилософские темы. Пушкин, говорят, писал остро и увлекательно, но даже из него для школьной программы выбран относительно скучный «Дубровский», да и кто в ХХ веке читает Пушкина, кроме школьников и профессиональных пушкинологов?Collapse )