August 25th, 2010

О музыкантах и художниках

Добрый вечер!
Не могли бы вы посоветовать художественную литературе о музыке? Желательно о блюзе. Может быть, где главный герой - музыкант.
Замечательно, если бы мистика. Но сойдет любой жанр.

Тоже самое о художниках. Например, "Дьюма-Ки" Стивена Кинга.

Спасибо.
Eye

Санкт-Петербург... Что читать?

Очень хочется найти художественную книгу, где действие происходит в Питере. Но не достоевского, конца 19 века, а нынешнем, современном, конца 20-начала 21 веков. Жанр не так уж важен. Главное интересная книга и современный город. Очень хочется описаний именно города, его улиц, парков, дворов и площадей. Спасибо заранее!

Случайно попавшая в руки книга - "Как избежать родительских ошибок?"


Добрый день! Давно читаю сообщество, много читала "по наводке", теперь и самой хочется поделиться последней, случайной, находкой. Хотя рецензии писать не умею, просто расскажу о впечатлениях.
Книгу прочитала быстро и с интересом.
Никакого назидания, небанально.
Пока искала картинку обложки, на сайте издательства увидела, что книжка вышла совсем недавно.
В общем, читать и узнавать себя-родителя. Ну и вспоминать себя-ребенка.

Теперь появился интерес почитать что-то еще из подобной литературы, "для родителей" (или для бывших детей? сложно разобрать, для кого скорее эта книга).
Так что если кто посоветует, буду признательна.

Тема подвига в советской литературе

А кто-нибудь читал недавно (перечитывал) Островского "Как закалялась сталь"? Что вы теперь думаете об этой книге и ее авторе?

P.S. Спасибо всем, кто откликнулся, за искренность и интересные мысли.

P.P.S.Какой смысл могут иметь сегодня слова "чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы" ? Как Вы должны прожить, чтобы потом не было мучительно больно?
рожденная ураном

Рут Ренделл "Птичка тари".


В аннотации заявлено, что это «классический английский детектив второй Агаты Кристи». На самом деле эта книжка мне показалась глубже, интереснее и…приятнее.

В ней описывается жизнь одной любящей семьи: мамы и дочки в чудесном английском поместье. Завораживающе и любовно автор описывает сад, дом, интерьеры, и не надо никаких иллюстраций: картинки сами появляются перед глазами. Банально, но книжка хороша в компании с пледом и камином подступающей осенью.

Однако, в эту идиллию в духе «Шоколада» Джоанн Харрис, немного не вписывается одно обстоятельство: мама в этой семье периодически убивает людей. Правда, людей только определенного рода и по определенной причине. Не буду раскрывать интригу, читайте сами.

Но для дочери, глазами которой мы и видим все события, начинаю от её детства и до взросления, она любящая, чуткая и мудрая мама, которая изолировала ребенка от всех, но обучила языкам, литературе, шитью, физическому труду, чистоплотности, привила привычку к здоровому питанию: фрукты, овощи, самодельные продукты. Девочка живет хорошо и привольно, как птичка тари в пасти у крокодила. И, войдя в мир людей, выросшая девочка на удивление быстро и здраво сориентировалась в нем.

И все равно встала перед выбором: оставаться ли невинной и слабой птичкой тари, превратиться в крокодила или, может, попробовать третий путь?

Почему и кого убивала мама? Что выбрала дочка? Читайте книгу.

 


Владимир Маканин - "Андеграунд, или Герой нашего времени"

Когда-то давно читал несколько повестей Маканина - понравились, но о чем - не помню. Этот роман тоже, в целом, хорош. Сделан хорошо. Сюжет закрученный, персонажи интересные, коллизии нетривиальные, язык сильный, не болтливый, по существу. Как человек, проработавший полтора года санитаром в дурдоме, отмечу, что психушку он изобразил очень правдиво. Но...
Читать Маканина я больше не буду. Он пишет, как бы повернувшись к читателю спиной. Многие вещи не считает необходимым раскрывать. Чем живут его агэшники (от андеграунд), помимо дурацких дрязг, непонятно. Почему они агэшники - непонятно. Почему того или иного агэшника признают великим или бездарным - непонятно. Такое впечатление, что и людей он знает только по редким взглядам из-за спины. Какие-то они не в хорошем смысле недоделанные. Или переделанные. Все они словно стершиеся, притупленные, обструганные или недоструганные. Не инструментами ли русского реализма дело делалось? Как бы ими. Или их муляжами. Из-за спины не разглядишь.
Да и на время свое он смотрит как бы из-за спины. А что там интересного? И так все понятно. Вон три молодых писателя-бизнесмена. Они есть наша смена. Тема закрыта.
Да и Лермонтова он, похоже, тоже из-за спины читал. Иначе бы так роман не назвал.
tanez

Помогите вспомнить книгу

Сообщники,

Читала в детстве книгу: фантастика, про приключения трех друзей (лва мальчика и девочка) в космосе

История начинается с угона ребятами космического корабля, взрослые в начале пытались удержать корабль какими-то лучами, но потом разрешили детям улететь.
Дети посещали разные планеты, из них помню только Планету Голубых Роз (так ее назвала девочка) и планету, населенную человокообразными роботами, которые хотели захватить детей, чтобы использовать их для проектирования космических кораблей (сами роботы, как им рассказал последний живущий на планете человек, не могли изобрести из-за отсутствия воображения)

Спасибо!
я с дочкой

(no subject)

Poll #1610488 Кто пойдет на книжную выставку 1-6 сентября на ВВЦ?

1. Пойду купить книгу

2. Пойду посмотреть новинки

3. Пойду взять автограф и пообщаться с авторами

4. Пойду просто так

5. Другие причины

котёнок с фотоаппаратом

Белая голубка Кордовы

"Некоторое время он не отправлял этого письма, перечитывая ещё и ещё раз, добавляя там и сям слово, стирая излишне витиеватые обороты..."
Интересно, знает ли за собой подобную слабость писательница?
Читать мне её интересно. Вот только на днях приобрела её (довольно) новый роман "Белая голубка Кордовы" (из которого и взята эта цитата).
Дина Рубина блестяще владеет словом. Нет, даже не владеет, это дурной оборот... Она может оживить любой предмет, любое состояние души, ситуацию, отточенной метафорой, сравнением... Но иногда, на мой взгляд, слишком оттягощает этим ткань повествования...
Гений подделки, фальсификатор с душой художника - вот герой романа.
Alex_P

«Зази в метро»

"Нет, это не был растлитель малолеток, выдающий себя за
псевдополицейского, это был настоящий полицейский, выдающий себя за
псевдорастлителя, выдающего себя за настоящего полицейского.
Доказательством тому служило то, что он забыл зонтик."
Раймон Кено


В богатой на шедевры французской литературе ХХ века есть и такая книга: «Зази в метро».
Обычно я беру книгу в руки, примерно зная, что именно собираюсь читать. Но, открывая «Зази в метро», я понятия не имел о её содержимом. Единственное, что мне было известно, это то, что Луи Малль, один из моих любимых режиссёров, после ослепляюще холодного черно-белого (без серых полутонов) псевдотриллера «Лифт на эшафот» с Жанной Моро на фоне джазовых импровизаций Майлса Дэвиса, снял цветную, очень цветную экранизацию (тогда ещё я этот фильм не видел) этого романа. И что был скандал. И что автор романа, Раймон Кено, до «Зази» прославился в узких кругах изящным пируэтом «Упражнения в стиле», где несколькими десятками литературных стилей (от Гомера до Микки Спиллейна) излагалось банальное происшествие в трамвае.
Нада признаться, что по мере чтения «Зази в метро» челюсть отвисала у меня всё ниже. Редко-редко мне доставалась настолько лихая анархистская книга, разносящая в прах все возможные клише, отплясывающая на руинах традиции, но остающаяся при этом целиком и полностью в рамках литературы... Причём великой литературы! Другие великие анархисты – Луи-Фердинанд Селин и Уильям Берроуз – в «Путешествии на край ночи» и в «Голом завтраке», разрушая стереотипы культуры, в основе своей были мрачны и пессимистичны, как дверца печи крематория, но Раймон Кено совершенно искренне веселился, когда писал о двенадцатилетней девочке, приехавшей на выходные из деревни Клермон к своему дяде, в город Париж.

Collapse )
reading

Симмонс, The Terror, вопросы

По рекомендациям комьюнити дочитываю The Terror Симмонса. Присоединяюсь к хору восторгов: роман действительно очень... почему-то просится эпитет "добротный". Если говорить языком школьных сочинений, автор "раскрыл тему": бытовые моменты проработаны, насколько могу судить, очень качественно, персонажи объемные, неоднозначные, конфликт заложен потенциально очень сильный, и раскрыт достойно. И пресловутая "многословность" Симмонса, на мой взгляд, очень уместна и задает нужный темп повествования.

Несколько предыдущих произведений (не Симмонса, вообще имею в виду свой читательский опыт), прочитанных в переводе, оставили жуткое послевкусие языка, который и русским-то назвать сложно, и я, подстрекаемая неуемным и необъятным самомнением, решила читать The Terror в оригинале. И вот уже неделю продираюсь сквозь торосы морской лексики и несу вахту у конвертера, переводя фаренгейты в цельсиумы и футы в метры:)

По ходу чтения возникли у меня некоторые вопросы. Collapse )
Отэц

Модная книга

Хотел бы составить список МОДНЫХ на сегодняшний день книг. Не могли бы вы назвать несколько, соответствующих этому критерию?
Rikki

Бертран Рассел. “История западной философии”

Замечательная книжка. Блеск! Жаль, что я не прочел ее лет 30 назад, как все приличные люди:). Редкий случай, когда профессионал высочайшего уровня (философ, в данном случае) смог написать глобальный (от греков до наших дней) историко-философский ликбез для обывателя так, чтобы последнему было интересно читать (не оторваться, блин!) и при этом не чувствовать себя безнадежным неучем. Не зря автор - лауреат Нобелевской премии по литературе:).

Книжка из серии “приподнимающих нас к уровню автора”. Причем – мягко, нежно, любя, архиинтересно и с обожаемым мной английским юмором в лучших традициях (Джером, Даррелл, Шоу, Хэрриот). Ну, вот например:

“Организации живут своей собственной жизнью, независимой от целей, установленных их основателями. Наиболее разительным примером этого факта служит католическая церковь, которая повергла бы в изумление не только Иисуса, но даже Павла. Другим, хотя и менее значительным примером того же факта, является бенедиктинский орден. Монахи принимают обеты бедности, послушания и целомудрия. По этому поводу Гиббон замечает: «Я где-то слышал или читал, что один бенедиктинский аббат сделал следующее признание: „Мой обет бедности доставил мне ежегодный доход в сто тысяч крон; мой обет повиновения возвысил меня до положения самодержавного государя”. Не помню, что доставил ему обет целомудрия…»

Или вот:

“Как святой, Франциск не имел себе равных; что делает его единственным в своем роде среди святых, так это непосредственность его счастья, бесконечная широта любви и поэтический дар. Добро он творил, казалось бы, всегда без всяких усилий, как будто на пути его не стояла никакая человеческая грязь. Всякое живое существо вызывало во Франциске чувство любви – не только как христианина и человека с отзывчивым сердцем, но и как поэта. Франциск никогда не обнаруживал чувства превосходства, даже по отношению к самым униженным и дурным людям… Если бы сатана существовал, то будущее ордена, основанного св. Франциском, доставило бы ему величайшее удовлетворение. Непосредственный преемник святого на посту главы ордена, брат Илья, погряз в роскоши и разрешил предать полному забвению идеал бедности. В годы, непосредственно следующие за смертью основателя ордена, францисканцы больше всего подвизались в роли сержантов-вербовщиков в жестоких и кровавых войнах гвельфов и гибеллинов. Инквизиция, основанная семь лет спустя после смерти Франциска, в нескольких странах находилась главным образом в руках францисканцев.

При этом в саму философию по ходу чтения я особенно не вдавался, поскольку по возрасту я уже старше Фомы Аквинского и нечего тут суетиться зря. Посему и отличия между Аристотелем и Платоном в философском плане представляю смутно и сейчас. Но наслаждаться книгой это не мешает ни в коей мере. Да и, кстати, после прочтения этой книжки, попадающиеся мне в элбуковском разделе “Наука” книжки Шопенгауэра, Ницше, Канта и прочих, я со спокойной, наконец, совестью пропустил – нечего там теперь читать, Рассел мне уже все про этих ребят объяснил, весело и доступно:).

Настоятельно рекомендую джентльменам на досуге. Насчет дам – не уверен:).

Нуар

Посоветуйте пожалуйста, книги близкие к стилю "нуар". Но не классических представителей, а стилизации. Пример: "Смерть дело одинокое" Рэя Брэдбери.
Rikki

А.Никонов "Апгрейд обезьяны" и всех остальных.

Перед сном после трудов праведных решил я почитать Александра Никонова. Как-то раньше попадалась мне одна его книжка под названием “Хуевая книга”, но в памяти о ней ничего не осталось, кроме ее веселого названия. А тут Петрович у меня во френдах, высказывается регулярно, живо и красиво о кондиционерах и прочих достоинствах цивилизации (он – апологет Общества Потребления), а в воспоминаниях о детстве Никонов вообще достигает глубин Гришковца, что внушаеть.

Почитал, в Интернете их много. Поначалу забавно. Если бы мне пришлось писать пародию на стиль Никонова, то начиналась бы она приблизительно так: “Сидим мы как-то во время Ялтинской конференции – я, Сталин, лорд наш Черчилль и умничка Рузвельт, разливаем по второй, и тут Коба мне и говорит: “Вот, Саша, все знают, что ты - гений, так объясни нам, тут сидящим, такую странную вещь…”

“Апгрейд обезьяны” представляет из себя слегка приблатненный (под русского читателя:) пересказ известных книжек, того же Хокинга. Ну, на любителя, К.Еськов мне понравился больше, в том числе и по юмору. Но в целом вполне можно было бы все эти никоновские книжки (“Опиум для народа”, “Судьбу цивилизатора”, “Конец феминизма” и др.) отнести в папку “Мужчинам до шестнадцати лет”. Была давно воспитательная книжка с таким названием, для советских мальчиков – замечательная в своем роде, кстати - где практические советы по изготовлению табуретки или починке электровыключателя перемежались художественными рассказами о мужском героизме в стиле визборовского “На плато Росвумчор”.

Дело полезное, кто спорит, а “про опиум”, так я двумя руками за. Если бы не одно “но”. Есть в никоновском восприятии мира и долга какая-то странная гнильца, некая ущербность, странная даже, для взрослого-то человека, рожденного в СССР. Только попозже я понял, что дело в авторской биографии: никогда за всю жизнь Петрович ни за что серьезное всерьез не отвечал. Так, дурака провалял патиху: сначала в НИИ, потом в журналистах, теперь вот в писателях. Потому и представления не имеет о некоторых вещах из серии “долг и мораль”, ибо из книжек их не почерпнешь, тут личный опыт нужон. И это чувствуется в его книгах, увы.

Посему не думаю, что им предстоит долгая жизнь. Но автору на оплату кондиционера хватит, пожалуй:)
Актру, Ущелье

Олеся Градова «Танец с жизнью» - книга для тех, кто хочет понять этот мир

Книга, обладающая странным воздействием на подсознание и огромной энергетикой. Казалось бы – простенькая мягкая обложка, незамысловатый обозначенный за титулом сюжет – героиня ищет своего принца, а находит дьявола в человеческом обличии... Однако, уже прочитав 50 страниц, понимаешь, что окунаешься с головой в мистерию.

Выбор между белым и черным. Как часто нам делают «предложения, от которых сложно отказаться», - деньги, власть, поклонение, страсть... Вот те соблазны, среди которых мы как в лабиринте, ищем выход.

Кто ты – черный или белый? По каким законам ты живешь? Знаком ли тебе Путь Сердца, или ты готов искать приключения и удовольствия, забывая о главном, ради чего пришел в этот мир.

Мы редко задумываемся об этом, но здесь, вместе с автором, который погружает тебя в самые различные миры – искусства танца, музыки слов, любви, которую ждешь всю жизнь, и наконец, она приходит. Но нет, это всего лишь ДЕМОВЕРСИЯ. Как в анекдоте про экскурсию в РАЙ и в АД. И тут начинается настоящий ад, из которого надо выбраться, и все поставлено на карту – твоя жизнь, жизнь того, кто тебе дорог.

Олеся Градова поднимает очень сложный аспект в своем романе, или как она называет «трактате» - может ли простой человек, пусть даже разбирающийся в «манипулировании общественным сознанием» - противостоять МИРУ ЧЕРНЫХ? Что для этого нужно? Обладать сверхчеловеческими способностями или просто - уметь любить, сострадать?  

Она играет в игры, которые не доступны простому человеку, она ступает на тонкий лед поиска ИСТИНЫ, но он трескается.

Сюжет, выстроенный до мелочей, с точностью математика – взять только названия глав и посмотреть сколько раз эта структура повторяется в тексте. С первого прочтения даже не сразу понимаешь, но к оглавлению книги надо вернуться сразу, как прочтешь последнюю строчку. Танец – Пробуждение. Танец Надежды, Танец Любви... Танец Ненависти... Танец Молитвы...

И еще – очень-очень откровенный роман. Не в смысле – СЕКС и ПРОЧ... Хотя это там тоже есть. Прыжок на дно самой глубокой впадины – чувственный мир женщины, самые сокровенные тайны и мысли, секретные «кнопки» и самые тонкие струны «иньской» души.

Хочется сказать мужчинам – не читайте, вы НЕ ДОЛЖНЫ ЭТОГО ЗНАТЬ! Но книга живет своей жизнью, и она попадает в руки тем, кто достоин, кто готов и кто не использует это во вред.

Уже в конце, когда вместе с героиней выныриваешь из повествования, ужасно жаль, что это последние страницы. Но вместе с тем, получаешь сумасшедший заряд позитивной энергетики. Даже не знала, что такое возможно от книги. Как будто открываются ворота из темного коридора, и ты видишь свет. Мощный взрывной поток. Как автору удалось добиться такого эффекта – я не знаю, но тот, кто дочитает книгу до конца, это поймет.


Писатели

Хочу найти авторов, в чем-то похожих, на тех, кто в списке, или хотя бы услышать тех, кто любит этих авторов, что они любят еще?

Список довольно разноплановый.

1) Этгар Керет
2) Ричард Бротиган
3) Сергей Довлатов
4) Татьяна Толстая
5) Харуки Мураками
6) Юрий Трифонов
7) Эрих-Мария Ремарк
8) Хулио Кортасар
9) Лев Толстой
10)Иван Тургенев
лик

Похандрить.

Дорогие сообщники! Здесь часто звучит вопрос, что читать, чтобы выйти из депрессии. А у меня вот наоборот.  Это состояние мне так понравилось, что хочется его как - то продлить, но более товрчески и абстрактно.  Вот что бы вы посоветовали почитать, чтобы его усугубить? Что  - то о несовершенстве мира, вселенской несправедливости и "тщете всего сущего"(с)? Ремарком я уже усилилась, хочется продолжить.  Повосетуйте, пожалуйста.

Журналистика

Посоветуйте пожалуйста, что почитать по журналистике. Что-то вроде "Журналистика для чайников".
Или может быть есть в журналистике такой автор как в маркетинге Котлер. Или, если вы журналист, есть ли такая книга, которая побудила вас заняться этим. Или может есть книги, которые по вашему мнению должен прочитать каждый журналист. Надеюсь, я понятно объяснила... 


Empire State

От труде и испытаниях

Посоветуйте любого рода беллетристику о тяжёлом труде и испытаниях (трудовых и личных). Под это простое клише, как я понимаю, больше всего подходит соцреализм, но ограничиваться им не хотелось бы. Труболитейные и сталепрокатные страсти, конечно же, прекрасны и возвышенны, но это может быть и описание тяжёлого труда врача, писателя, инженера, дворника, программиста, бизнесмена. Главное - целеустремлённость героя(ев), много работы, вкус к ней (пусть порой и не самый приятный).
Вспоминается "Мартин Иден" Лондона, некоторые "алтайские" рассказы Веллера, финал "Тридцатой любви Марины" Сорокина, пару рассказов Сарояна и... всё.
Выручите книгочея.