August 19th, 2010

ареник

милое но чье??

Я шла в толчее по Арбату,
Осеннее небо давила,
Как блин. И плакать хотелось.
И вдруг чей-то голос веселый:
"Вы любите бублики с маком?"
А он ей в ответ: "Обожаю!
Особенно с маслом и сыром".
И мне захотелось смеяться,
Мне бубликов с маком хотелось.
Я шла в толчее по Арбату...
Вы любите бублики с маком?

гугл это не читал(
statua

Ищу книгу - древнеегипетская тема

В детстве (70-е годы была у меня такая книжка - тоненькая, темная обложка. Содержание - какая-то сказка с древнеегипетскими мотивами, какие-то аисты (в них кто-то превращался?), гибкие египетские девушки (мать и дочь?) и пр. Более подробно совсем не помню. Точно не мифы.

Помню только какие-то волшебные, завораживающие рисунки - современного художника, но в древнеегипетском стиле.

Вдруг кто-нибудь вспомнит?
1

"Человеческий панк" Джона Кинга


В этой книге ОЧЕНЬ МНОГО ЖИЗНИ. жизни, энергии, силы. Очень много жизни, очень много движения, и даже на физическом уровне это ощущается.
Здорово, что Джон Кинг смог написать книгу так, что когда ее читаешь, то словно разговариваешь с человеком, и слушаешь историю его жизни, он рассказывает тебе о том, что его волновало, о чем он думал, какие поступки совершал, и виден процесс его взросления, созревания,  возмужания. Человек, не желающий подчиняться системе, полный решимости жить свою жизнь так, как он считает нужным, и живущий именно так. Как говорит, так и делает. Как думает, так и делает. Целостный и настоящий.
Человек, не строящий из себя никого, не желающий казаться и пускать пыль в глаза. Учащийся на своих ошибках, имеющий живой ум и живую душу. Наверное, он один из тех людей, которые не подвержены внутреннему закостенению, омертвению, замыканию в границах своего опыта. Из тех, кто не станет поучать, глядеть свысока и считать других дураками. Умеющий усмирять свою гордыню.
Человек, который может совершать агрессивные поступки, его в обезьянник не раз за драки забирали, и при  этом он очень человеколюбивый, по-настоящему добросердечный и щедрый.
В рассказ о судьбах трех друзей, о людях, окружавших их, очень гармонично вплетены размышления о социальных проблемах, представлена политическая, экономическая ситуация, чувства героев в связи с данными обстоятельствами, и это совершенно не скучно читать. Время панка. И постпанка)
Как то все здесь очень искренно, очень честно, без соплей, фальши и пафоса.
Я в конце чуть не расплакалась, от  примера дружбы и преданности - представьте, что вы решили свести наконец счеты с одним мудилой, совершившим по отношению к вам и очень дорогим вам людям паскудные поступки, которые чуть не стоили жизни. Вы долго, очень долго не хотели этого делать, думали, что он сожалеет о содеянном, но хер там - человек очень дрянен и мерзок, и вы решаете его наказать, никому не говорите о своих намерениях. Врываетесь к нему, отметеливаете до полусмерти, а ваш друг, который в курсе всего этого, понял, что вы хотите сделать, хоть вы ему ничего не сказали. Он незримо для вас был рядом. Потом, когда вы, в состоянии аффекта уходите из дома того мудака, ваш друг заходит следом, видит, что вы оставили кучу улик, понимает, что вас загребут в тюрягу, а вы не вынесете заключения, и добивает того мудака, и отрезает ему голову. чтобы отвести от вас подозрения, и чтобы думали, будто это маньяк головорез завелся. Во как. Конечно, без контекста ситуации, которая привела к такому исходу, понять сложно, скорее всего, но я просто поражена была..
Завершающие строчки из книги в завершении поста "Хорошо быть живым, чтобы там ни говорили, и если вдуматься, в нас нет ничего особенного, два простых парня, пытаемся совершать правильные поступки, плывем по течению, но с широко открытыми глазами. Просто живем."

Очень рекомендую книгу, правда.
Alex_P

«Денискины рассказы»

Был когда-то Советский Союз, а в Союзе в этом были дети, а для детей – детская литература. Писали её не дети, но вполне взрослые люди, однако читали именно дети. Взрослые советские люди детскую литературу не читали и понятие о ней имели весьма смутное. Это было нечто светлое, нечто радостное по воспоминаниям, короче говоря – святое для каждого советского человека. Такое отношение создавало лазейку для писателей, не способных выжить во взрослой литературе: для слишком утончённых и, наоборот, для халтурщиков, неспособных мудрить даже на среднесоветском уровне. Дети неспособны отличить первых от вторых, так что бывали случаи, когда совершенно чудовищные по качеству беллетристы ходили гоголем.
Одним из таких ходячих чудес был феномен всеобщей любви к творчеству Виктора Драгунского. Его книги непрерывно выходили массовыми тиражами с иллюстрациями прекрасных графиков, непрерывно экранизировались на телевидении, становились радиопостановками, в общем, являлись феноменом советской массовой культуры. Для детей. Взрослые (читатели) в это дело не вмешивались. У них была своя литература – братья Вайнеры, Чивилихин, Пикуль и Георгий Марков.

Collapse )
chagall

Помогите, пожауйста найти полное стихотворение (возможно Джанни Родари)!

 

Возможно же я ошибаюсь, но помню, что в детстве всегда читала дедушке где-то подхваченные стихи. (Помню , кажется, что это был Родари...)

Как ты, милый дедушка, без меня
Кто тебе для трубки принесет огня?
Кто поставит палку,
Кто откроет дверь?
Кто-то позаботиться о тебе теперь?


Буду очень благодарна, если поможете всмопнить или найти кто автор

Н. А. Гришина «Психология конфликта»

В течение всей жизни человек неоднократно сталкивается с конфликтными ситуациями. Как они будут проходить, во многом зависит от психологической и практической подготовленности человека к реализации своих целей в конфликтной ситуации. Порождают конфликтные ситуации разногласия, расхождения во взглядах на тот или иной предмет, противостояние разных мнений.

Конфликтные ситуации зачастую возникают на работе, где на урегулирование проблемной ситуации мы тратим слишком много времени и сил, а ведь эти ресурсы мы могли потратить на повышение эффективности нашей деятельности. Чтобы научиться конструктивно разрешать конфликтные ситуации с наименьшими для себя и других потерями, необходимо понять, как эффективно разрешать конфликтные ситуации.
Collapse )
my pomegranate

Идов, "Кофемолка"

Если Вам неизвестно, кто такой Михаил Идов, скажу, лишь, что он - журналист с прибалтийскими корнями, эмигрировавший в США в начале 90-х, и ныне живущий в Нью-Йорке. Произведение, вышедшее с помощью издательства «Корпус», явилось первым детищем Идова. Или, лучше сказать, первой парой близнецов(?). Дело в том, что в оригинале роман носит название «Ground Up», он был написан автором на английском языке, а затем переведен в соавторстве с женой, на русский, получив имя «Кофемолка». Из-за особенностей различных лингвистических систем, Идов в интервью зачастую говорит, что абсолютной схожести обоих текстов добиться не удалось, более того, подчеркивает, что «Кофемолка», как бы сочинялась заново. Приведу цитату, которая уже стала притчей во языцех:

- Как же все-таки перевести на русский слово handjob, о сложностях перевода которого вы пишете в предисловии?

- Его не существует. Есть только глагол от него, и тот никуда не годится. В отчаянии могу предложить только «ручной минет». Сокращенно «рунет».

 

В центре повествования находится молодая пара. Он - не очень успешный внештатный литературный критик, сын еврейских эмигрантов из Ленинграда, она - неохотно зарабатывающая деньги нелюбимой юриспруденцией, родилась в семье малайских китайцев. Оба - представители интеллектуальной молодежи, которая заглатывает книги с тем же аппетитом, что и клишированный американец поглощает биг-мак. Повседневная жизнь благополучна и скучна. На досуге она занимается фотографией, он - особенно ничем. Пара решает открыть свое кафе, венскую кофейню, которая, кроме того, что в своей изысканной манере удовлетворяла бы одну из самых распространенных человеческих зависимостей - потребность в кофеине, стала бы центром притяжения нью-йоркской богемы, интеллигенции, дарила бы ощущение уютного кокона, чудесным образом вмещающего в себя весь их круг общения.

 

Я моргнул и — в буквальном смысле в мгновение ока, то есть за время скольжения изнанки века по глазному яблоку — увидел. Настоящее венское кафе в стиле модерн, наше, здесь — залитая солнцем россыпь мраморных столиков и многорогих вешалок для пальто, — гулкое как вокзал. Каковым оно, в некотором роде, и будет — платформой интеллекта, перроном мысли. Непрерывный танец прибытий и отправлений, ровный рокот восторженных приветствий и вежливо заминаемых конфликтов. Ничего застывшего, туристического, синтетического.

 

Что вышло из этой затеи - не секрет. Штучный продукт уничтожен массовой штамповкой, претензия на утонченность и индивидуальный подход погребена под изобретением Олдса.

 

Впрочем, не обвиняйте в спойлерстве. Сюжет - второстепенен. Вкус этого романа, несмотря на небольшой объем, кроется в плотности плетения языкового кружева. Быстро прочитать книгу не удастся. Между фразами проглядывает англоязычная изнанка, которая кое-где выставляется напоказ благодаря авторским комментариям и сноскам (которые, впрочем, порой выглядят лишь как намек, код для предстоящего умственного квеста), а кое-где - чувствуется на ощупь, когда слова, на первый взгляд очень точно и взвешено следующие друг за другом, все-таки, перемежаются смысловыми паузами.

 

Роман Идова любопытен несколькими аспектами. Во-первых, своим билингвизмом. Критики преждевременно, однако регулярно проводят параллели с Набоковым и Бродским. Во-вторых, - своим космополитизмом. Главный герой произведения - сам Йью-Йорк, с его противоречивым характером и привычками, с его пестрой толпой, поляков, французов, евреев, доминиканцев, русских. Кофейня лишь декорации, на фоне которых разворачивается психологическая драма, обильно приправленная, на мой взгляд, очень уместным интеллектуальным снобизмом автора.

 

De jure – эмигрант, de facto – американец, Идов пишет о таких, как он сам; и этот дуализм, красочной насыщенности и многослойности смыслов текста, стремления отвоевать свое место под солнцем и одновременного растворения в городе, делает «Кофемолку» очень интересным примером современной «переводной» литературы.  


P.S. Простите, <lj-cut> дает сбой!

(no subject)

Добрый день, френды. Подскажите, плиз, научную фантастику типа Космической одиссеи или Свидание с Рамой.Чтобы было что-то не ясно отдельному челу или все человечеству. Только без троллей и фей, не люблю фэнтези. Извините. Всем ответившим - спасибо.

Кен Фоллетт "Столпы земли"

 

Уважаемые сообщники, сегодня в магазине увидела эту книгу. Консультант сказал, что она очень интересна, очень известна и нужно брать! Я к мнению консультантов отношусь предвзято. Тем более, что стоит она недешево.  Хочу спросить у вас. Вы читали? Какие впечатления? На что похоже?

UPD: Спасибо всем огромное за комментарии и отзывы, буду читать :)

"Кофемолка" Михаил Идов

Прочитал книгу «Кофемолка» русского американца Михаила Идова. Книжка была написана по-английски, а потом сам автор ее и перевел.
Это история о необычной богемной парочке из Манхеттена. Марк сын советских эмигрантов, Нина девушка-юрист из богатой семьи с азитскими корнями. Под шумок роста цен на жилье они решают открыть клон венского кафе Грабал, в котором они побывали в медовый месяц.
В результате они открывают кафешку с претензией на оригинальность в Нижнем Ист-Сайде.
В описании процесса подготовки к открытию кафе, развернулась очень яркая и сочная панорама Нью-Йорка (Правда, я в Нью-Йорке еще не был. Так что это скорее ощущение, чем утверждение). Под кафейню они берут в аренду помещение у хозяина района по имени Ави Сосна. Очень колоритный персонаж. Двухметровый еврей со вставным глазом, заработавший много баксов на продаже спортивных костюмов нигерам из соседнего квартала. (Вот бы его к нам на район в начало 90-Х отправить кепочками в комплекте с барсетками и трениками торговать. Поднялся бы еще круче). Ремонтниками нанимают двух поляков и двух доминиканцев. А круасаны покупают у французского булочника. Официантка негритянка. И так далее. В общем, куда не ткни все очень колоритные персонажи.
Сюжет очень напоминает кофе-латте. в нужных местах есть слой юмора, а за ним слой жизненности.
Теперь чего в романе нет.
В первую очередь нет рассказа о том, как построить процветающий бизнес. Герои вообще забыли подумать о том, а нужно ли жителям Ист-Сайда венское кафе с претензией. Нет ничего особо интересного о кофе и круасанах.
Книга не об этом, а о том, как можно потерять отношения.
С моей точки зрения, несмотря на совершенно не героический и не приключенческий сюжет, читать довольно приятно.
bw

"Цвет. Большая книга" vs "Цвет. Энциклопедия"


   Цвет - главная тема этих двух книг. Обе содержат как и красочные примеры-иллюстрации, так и интересную практическую информацию, в том числе и цветовые теории. В этом заключаются их плюсы. А что касается Collapse )

"Дом проблем."

"Дом проблем" это уже вторая книга чеченского писателя, Канты Ибрагимова, которую я прочитала. Впечатляет. Это книга о 2-х чеченских войнах. Нет ни лжи, ни преувеличения. Очень надеюсь, что не будет необходимости в продолжении. Так как считаю, что не нужно больше никаких перемен в республике. Понравилась цитата из мифа: " Моё тело - достояние земли,
Мою душу примет небо...".
В общем, чтобы понять, нужно прочитать.

в комнату вошла старуха 28 лет

Добрый день!
Неоднократно слышала ссылки на некий роман 19 века, где была процитированная мной в заголовке фраза про старуху 28 лет, но, увы, ни разу никто не указал ни автора, ни названия романа. Пожалуйста, подскажите, что это за роман и чей (а я уж постараюсь его найти и посмотреть, как это 28 летняя женщина превратилась в старуху)
Спасибо заранее
тушканчик

"Комната с видом" Э. М. Форстер

                                                                                           


   Не секрет, что одна из самых сложных задач, стоящих перед художником - это распознать тот неуловимый момент, после которого любые переделки и усовершенствования, вносимые в работу, будут лишь вредить ей, убивать непосредственность творческой мысли, то есть саму жизнь картины или книги. И, распознав этот момент, заставить себя остановиться, даже если обнаружится, что не все задуманное сказано, не все начатое завершено, не все заявленное представлено на суд. Форстер же, известный исключительной длительностью своих творческих беременностей, в "Комнате с видом" этот момент особенно очевидно упустил.

Collapse )

   Чуть более ста лет назад, молодой студент Кембриджа Эдвард Морган Форстер, снабженный купонами конторы Кука и новейшим изданием "Бедекера", отправляется в Италию - страну своих грез (основательно подогретых прочтением обязательных в культурном багаже каждого образованного британца тех лет опусов Раскина). Но, прибыв во Флоренцию, разочарованно обнаруживает, что в страну грез не попадешь простым пересечением границы.

Collapse )

 


I can always make you smile

Книга для впечатления

Уважаемые господа! 
спасибо всем вам за замечательные рецензии и толковые советы :) Пришла очередь и мне просить ваши рекомендации)
посоветуйте, пожалуйста, книги, которые впечатляют, которые приятно читать, от которых невозможно оторваться, которые раскрывают какую-то конкретную тему (отношения людей в какой-то период, идея мирового господства марсиан etc.). 
чтобы сузить круг, укажу что впечатлило и стало любимым: "Апельсиновая девушка", "Убить пересмешника", весь Конан Дойл и Джек Лондон (особенно "Белый Клык"), братья Стругацкие перечитываются по несколько раз, запОем читался "Пляж" Алекса Гарленда. Это если самое-самое) сейчас хочется чего-то антиутопического, документального, возможно - исторического... буду очень-очень благодарна за совет!

Альберт Спьяццатов "Теряя наши улицы"


"В туалете я запираюсь в кабинке, снимаю свой ремень с шипами, перетягиваюсь, отыскиваю вену - мне это всё ещё удаётся легко, ввожу раствор, делаю чих-пых своей кровью и прикуриваю сигарету, которая заранее торчала у меня во рту. Шприц заворачиваю и спуливаю в ведро. Сначала я чувствую ставший уже родным опиумный приход. Потом я начинаю отъезжать, зависать. Раствор на удивление оказался сильнее, чем обычно. К тому же вместо димыча я отбил его в этот раз на релашке. Я облокачиваюсь на стену, на меня накатывает забвение. Забвение всех забот и печалей. Сигарета в руке догорает до половины, повиснув над белым кафельным полом изогнутым хоботком пепла...".

Этот текст о том, как становятся людьми.
Паренёк, выросший в 80-е в Алма-Ате, пройдя через футбольные группировки, районные битвы и пацанские разборы, увлекается панк-роком. Музыка уводит его с улицы, но знакомит с наркотой. Неприятие окружающего и попытка что-то поменять бросают его в новые страны и ощущения.
Москва и водка, Питер и Ramones, Лондон и эктази, Crass и Dead Kennedys, амфетамины и кокс, остров Циньгун и крэк. Работа на заводе в Канаде и потеря веры в людей, героин и реабилитационный центр в Италии, управляемый высокопоставленным педофилом с ультраправыми взглядами.
Collapse )

Пятнадцать лет жизни Алика спрессованы до состояния гашиша, его путь извилист, как дороги на руках джанки. Он всё время идёт по краю, но его путь часто кажется пустым, как вены, умирающего от передозировки.
В книге много страшного. Трип репорты реальны как ветки деревьев в "Аватаре". Ни на секунду не прекращается поиск правды и дозы. Поиск любви и себя. Города и ситуации меняются с огромной скоростью и, иногда кажется, что это тебя, читающего книгу, жёстко и по-плохому накрыло.
Эта книга о многом.

О времени – пацаны потеряли улицы, кодекс чести уличных стай 80-х заменяется выстрелами из роверов и мерсов в 90-х и тотальным гос. контролем в 2000-х.

О музыке – как просто перепутать панк рок с героином и как панк музыка может загнуться от передоза.

О наркотиках – пройдя через всё и показав свои убитые вены и язвы от иньекций даже слишком реально , Алик смог вырваться. Сам. Своими силами. Без метадоновых терапий и тысячедолларовых курсов лечения. Человек может много и если что-то захочет по-настоящему, у него получится.

Эта книга не назидание. Здесь нет и намёка на знание какой-то, неведомой другим, истины. Это книга о силе духа простого парня. Который, встретившись и подружившись с наркотой, смог вовремя увидеть её предательство. Он успел. Так выходит не у всех.

Эта книга о том, как победить "дерьмо" и найти свою "улицу".

Collapse )
 

Виктор Пелевин и его пустота.

Пелевинскую “Чапаев и пустота” я пытался прочитать еще шесть лет назад, но не получилось. Смешно говорить, что на мои способности осилить конкретную книгу сильно влияет то, как она издана. Какой шрифт, какая бумага, какой формат.
Очень хорошую или интересную лично для меня книгу я могу употребить в любом виде, но вот на перспективы того, что похуже или не дай Бог что в моих глазах суть бессмысленно, физические особенности издания влияют сильно.
Collapse )

Василий Аксенов Таинственная страсть

Очень рекомендую всем "Таинственную страсть" Василия Аксенова. Под "таинственной страстью" он имеет ввиду тягу к писательству. Хотя это роман о шестидесятниках (Роберт Рождественский, Евтушенко,  Окуджава, Ахмадулина, Высоцкий, и прочие), он оставил за собой право на художественный вымысел. ПОэтому несколько переиначил имена. Высоцкий у него — Вертикалов, Ахмадулина — Белла Ахо. Но как он заразительно он описывает людей идеи и их борьбу с системой!
И вот у меня возник какой то ли вопрос, то ли мысль — состоялись бы Рождественский и Евтушенко сейчас, когда протестное творчество как таковое перестало существовать? Они творили под колпаком у КГБ, их романы вместе с пишущими машинками арестовывались в день, когда была поставлена последняя точка романа. Аксенов прятал копию романа, который он писал, у себя на даче и переправлял его в США Бог знает какими сложными путями. А разреши ему писать без помех — была ли бы его литература такой же сильной и страстной?
Я после этого романа долго не могла заставить себя читать обычные романы — взялась за роман Дэна Брауна, и он показался мне пигмейским каким-то!
  • Current Music
    Il Divo Adagio

Олди "Маг в законе"-1, 2

 

На мой взгляд, первый и второй тома "Магов в законе" неразделимы, нельзя читать только первую часть или только вторую. Это так называемый"Воровской цикл" - а кто общепризнанные воры? Правильно, цыгане. И коня сведут (даже железного), и погадают так, что без штанов последних останешься, а цапнуть все, что плохо лежит, - вообще за милую душу. Вот и Олди воспользовались цыганским антуражем. По их замыслу в этом мире есть маги, причем распределенные по масти и значению. Трефовые короли, бубновые дамы... пиковые тузы. И у каждого "вышедшего в Закон", полноценного мага есть свой крестник-ученик. Не стоит думать, что этот ученик усердно таскает воду на кухню, толчет в ступе высушенных летучих мышей, перемешанных с беладонной, или разучивает заклинания, ломая язык, - нет, он просто живет, заключив с магом Договор. А учитель постепенно отпечатывает себя в крестнике, переливает в него знания, как будто на пустую доску, tabula rasa, наносятся нужные знаки.

Collapse )
ozon.ru

Халльгрим Хельгасон. Советы по домоводству для наемного убийцы

Начинаются "Советы по домоводству" бодро и весело. Мы имеем героя - штатного киллера хорватской мафии в Нью-Йорке по прозвищу Токсич и отличного рассказчика. Труп фэбээровца, из-за которого Токсичу приходится драпать в родной Загреб. Наконец, коллег покойного в аэропорту, из-за которых Токсичу приходится менять планы и лететь в Рейкьявик по документам священника, подвернувшегося под горячую руку в туалете JFK.

Дальше - больше. Достигнув вместе с героем столицы Исландии, книга из триллера плавно превращается в комедию положений. Токсич вынужден изображать из себя служителя культа, общаться с коллегами по новому ремеслу и даже выступать с проповедями на местном аналоге телеканала "Спас" (самый смешной эпизод во всем романе). Увы, одним жанровым кульбитом Хельгасон не ограничивается и пытается затем превратить комический триллер с примесью травелога (впечатления Токсича от Рейкьявика) в историю о раскаянии грешника.

Это ему откровенно не удается - то есть превратить-то он превращает, но вот в реальность перерождения наемного убийцы в примерного христианина читателю предлагается поверить на слово. Художественная аргументация сводится к сакраментальному хоботовскому "под влиянием обстоятельств люди меняются". Что еще можно было бы проглотить, не теряй повестование динамики, а рассказчик - чувства юмора. Но духовное перерождение не самая увлекательная вещь на свете, и последние сто с лишним страниц "Советов по домоводству" лишь убеждают в этом.