June 20th, 2010

Зачем одни люди пишут книги, а другие их читают?

Написаны миллионы и миллионы книг. В их числе Библия, Коран, книги о Дао (в том числе Лао Цзы), суфийские истории о Ходже Насреддине, книги дзенских мудрецов, буддистов, литература по трансперсональной психологии. И пример, и, в конечном итоге, содержание всех этих книг убеждает, что тексты бесполезны - очень мало людей, которые действительно принимают для себя то, что там написано, ещё меньше - осознают до конца. Так зачем же одни люди пишут книги, а другие их читают?
На крыше

Чак Паланик, "УДУШЬЕ"

Бывают такие слова, после которых полагается мыть рот с мылом.
Бывают такие картинки, после которых отныне зарекаешься смотреть исключительно на розовопузых щеночков и незабудки.
Бывают такие книги, после прочтения которых хочется подойти к ближайшей урне и как следует отплеваться (да-да-да, кошмарррр: принцессы не только какают, но ещё и тошнятся).
Я ни в коем разе не ханжа, секс очень уважаю и даже сама время от времени практикую. Кроме того меня влечёт к мировой литературе. Не обязательно о сексе, но о нём тоже можно. Именно поэтому я углубилась в "новый шедевр короля контркультурной прозы" (цитата из аннотации на облоге) - книгу Чака Паланика "Удушье".



С первых же строк автор самокритично предупреждает читателя: "Собираетесь прочесть? Зря!", чем с головой выдаёт себя как прекрасного психолога. Он бы ещё попросил не думать нас о белой обезьяне, как же! ))) Вот и стала я глотать страничку за страничкой.

Collapse )

Хотя, вру: кое-кому эту книгу всё же можно порекомендовать. Новообращённым сторонникам целибата пойдут на пользу описания мегатрахов в туалетных кабинках. Дёшево и сердито! И никакой власяницы не потребуется ))

Современость Стругацких

  Было прочитано много что из Стругацких, но сейчас меня интересует два наиболее философо-психологических их произведения «Град обрече́нный» и «Пикник на обочине». Думаю задачей этих романов было показать, как под давлением жизненных обстоятельств кардинально меняется мировоззрение любого человека, как часто и быстро он может менять свои позиции фанатика находящийся в стойком идеологическом пространстве, без какой-либо опоры под ногами.

   Некоторые вещи описаные братьями в то время, имеют большую актуальность даже сейчас. Эти чуткие к требованиям писатели бьют в одну и ту же точку. Недаром доказывают, что недопустимы, нравственно преступны эксперименты над человеком и обществом, даже если экспериментаторы движимы самыми вроде бы добрыми побуждениями. Недаром, не боясь повториться, убеждают, что добро, породнившееся с насилием, неминуемо перерождается в зло — и тем более опасное, что оно-то по-прежнему считает себя добром. Здесь они попробовали построить динамическую модель идеологизированного сознания, типичного для самых широких слоёв нашего общества, проследить его судьбу на фоне меняющейся социальной реальности. 

    Можна ли сейчас найти что-либо похожее из современой фантастики, где бы настолько же глубоко раскрывался психологический портрет главных героев и их роль в современном обществе?

 

Виктор Фридман "11 сентября. Вид на убийство"

    Как и автор обозреваемой книги, начну с эпиграфа.
   Даже с двух - уж больно масштабному и неоднозначному событию посвящено исследование Виктора Фридмана. 
  
          Мир разделен на три класса людей:  маленькая 
          группа,  которая делает дела;  группа побольше,
           которая наблюдает за тем, как эти дела делаются; 
           большинство, которое никогда не узнает 
           того, что происходит.
  
            Николас Мюррей Батлер, бывший президент 
           Колумбийского университета. 

           Коварный заговор не может   
                                                   кончиться удачей,   
          А если кончился, его зовут иначе.   
           Роберт Бернс, английский поэт. 
                            
   Скажу сразу: мне в этой книге понравилось решительно все. И применяемый автором метод исследования, и грамотный выверенный подбор материала, и стиль изложения, и сформулированные итоговые выводы  Равно как и то, что Виктор Фридман хорошо знает не только предмет исследования, но также имеет не чужое, не заимствованое, а собственное представление о стране - автор долгое время жил и работал в США.
Collapse )

ОЖОГИ

У Анны Берсеневой недавно вышла книга "Ответный темперамент". Советую прочитать!

Другие ее книги казались мне скучноватыми, но эта писана кровью и слезами! Там очень точно описана страсть и ее ожоги. Ровно год женщина болела страстью, не решаясь изменить мужу. Через год вместо бога увидела мужичонку, с которым скучно говорить и молчать…

Меня недавно спросили, почему срок страсти именно полгода, год? Разве в отношениях бывают календарные сроки?

Я ответила: видимо, природа решила, что за полгода страсти уж точно произойдет оплодотворение. Природе нужны дети!.. Ну, полгода прибавим на разлуку и прочие препятствия, которые психологически распаляют страсть.

Страсть очень распаляется, когда твой любимый потихоньку или вмиг уходит от тебя. А в паре, конечно, кто-то уходит первым. Значит, у второго будет костер и ожоги еще полгода-год.

(no subject)

Здравствуйте, подскажите пожалуйста, какие есть книги - воспоминания о катастрофах. Желательно, написанные сами участниками этих событий. Интересует всё: от террористических актов и крушения самолетов до смертельных болезней и разводов.
морда

Трейси Шевалье Тигр, светло горящий

После "Девушки с жемчужной сережкой" сомнения, покупать ли еще одну книгу Шевалье, не возникло, о чем я ни капли не жалею.

Произведение пропитано, пронизано эпохой 18 века настолько, что читая, вы почти чувствуете запах конского навоза, пота цирковых лошадей и тонкий аромат свежей древесины.

Сюжет динамичен, здесь есть место вольнодумству с отголосками французской революции и настоящей дружбе, любви и предательству, социальному неравенству и семейным проблемам.

Вообще книга очень целостная, завершенная, очень "гладкая": без шероховатостей, незаконченных деталей и ненужных героев. Видно, что автор долго вынашивал и на славу поработал.
Молодец Шевалье, я буду ждать еще.



минет в рот

(no subject)

Друзья, просьба такая: посоветуйте хорошие, "вкусные" и в меру описательные книги про Санкт-Петербург.
Скоро впервые отправлюсь в этот прекрасный город, хотелось бы в полной мере насладиться предвкушением)

книги о бродячих артистах

 В детстве меня глубоко впечатлили две книги о бродячих артистах (циркачи,кукольники и т.п.). Их идеи строились на контрасте между веселой сценической жизнью и суровой реальной. Главный герой одной из книг точно был мальчик по имени Толли. Обе книги были зарубежные.

Может быть, вы помните какие-либо художественные книги по этой тематике? Было бы неплохо собрать их в одной теме :)
зерно

(no subject)

уважаемые что_читатели!
весь месяц я учила и сдавала госы, писала и защищаю в пятницу диплом
весь месяц я читала серьезные и не очень интересные книги. и очень устала

поэтому просьба такая: посоветуйте мне хорошую, качественную "жвачку" для мозгов
вот чтобы легкий язык, не особо глубокий сюжет и не особо много философии
мне и нужно немного, книжек пять, недельку отдохнуть, но я вообще не представляю, где и что искать

из моих "лёгких" авторов:
фрай прочитан и пока свеж в памяти
громыко тоже прочитана и свежа
крапивина читала буквально месяц назад

Федор Сологуб. Королева Ортруда

Вторая часть трилогии Сологуба "Творимая легенда". Повествование автор переносит в вымышленную страну Соединенных Островов. Главная героиня королева-мечтательница Ортруда тяготится своей участью царствующей особы. Вокруг интриги, заговоры, измены, аллюзии на политические события начала 20 века (в частности на революцию 1905 года). Здесь соединяется декаданс и реальные события. Судя по роману Сологуб благоволил больше некоей форме анархо-синдикализма и социалистическую революцию видел как промежуточный этап перехода к идеальному обществу. Его Лакониум, который виден и в первой части и во второй некая модель идеального общества, где растят детей в близости с природой. Идея утопична, учитывая людские пороки и неравенство без которого в принципе никак не получится существовать, дети Лакониума могут стать очередными Каспарами Хаузерами. Если, конечно, в итоге не дойдет до модели показанной в фильме "Клык" Лантимоса или до того, что было в России в начале века (т.е. поголовный тоталитарный контроль, железный занавес и т.д.). В общем и целом роман великолепен. Здесь рассуждения о дуализме (сознание-тело, Змей-Дракон, Дульсинея-Альдонса, Лирика-Ирония). Язык довольно поэтичен. После второй части чувствуется незавершенность романа "Творимая легенда". Первую и вторую части связывают Елисавета - Ортруда. Нет закругленности романа, которая скорее всего появится с завершающей частью "Дым и пепел".

Право автора на свой мир

 Здравствуйте, уважаемые сообщники. Пишу сюда из-за того, что замучалась маленьким философским вопросом.

Не так давно я прочитала серию про Волкодава Марии Семеновой. Книги мне показались крайне увлекательными, правда, по достоверности описания быта, нравов и обычаев мира и общему "эффекту проникновения" в литературный мир серия проигрывает многим мастерам жанра фэнтези. Чуть позже напоролась на критеческие отзывы читателей. Что меня удивило: некоторая часть читательских недовольствий касалась не сюжета или авторского языка, а недовольства описанными обычаями веннов. Дескать, такая модель отношений к женщинам абсолютно неправдоподобна, противоречит историческим законам развития человечества, да и вообще, мол, все это - фантазии недовольной личной жизнью бабы.

Меня это, мягко говоря, удивило. В конце концов, мы имеем дело с книгой в жанре фэнтези, что означает не более и не менее, чем фантазия. Уже это позволяет автору без опаски выдумывать события и миры, не опасаясь за историческую достоверность  и противоречие законам природы. Драконов ведь не существует, то это не мешает им жить ни в народных сказках, ни в книгах Сапковского, ни в трехмерных мультфильмах. Но даже если плясать от достоверности гипотетической: "неправдоподобный" с точки зрения критикующих матриархат присутствует только и исключительно у веннов. У всех остальных народов, чьи обычаи более или менее описываются по ходу сюжета, крепко воцарился патриархат, порой весьма жесткий  и даже жестокий к роли женщин (взять хотя бы островных сегванов). И Волкодав со своими непреемлемыми для большинства инородцев взглядами или оказывается непонятым и непринятым, или просто чувствует себя "белой вороной". В чем недостоверность при таком взгляде на вещи - не могу понять.

Да и в конце концов: неужели автор не может создать в своем воображении, а в последствии - и произведении один конкретный народ с "иррациональным" с точки зрения истории путем развития (или же просто взятом на другой его стадии) и изобразить, как на это будет реагировать окружающий их "правильный" мир?

Существует ли у автора право самому выстраивать свои миры и развивать сюжет соответственно их законам, не ориентируясь на мир наш? Как вы считаете?