June 7th, 2010

(no subject)

Подскажите, пожалуйста, чьи это стихи, из какого произведения:

Свят лик  Ахура Мазды,
Что солнца мартовского краше.
А коль его нет, его бразды
Не подойдут ли лицам нашим?!
  • dockkk

Ден Браун. Цифровая крепость.

Для начала скажу, что эта книга третья из прочитанных мною творений Брауна. До момента окончания последней главы я (сама наивность) думал, что готов перечитать все его книги – ох, уж как мне нравится присутствующая в них атмосфера. Но… Если прочитать этот эпос первым из всего творчества этого законченного любителя загадок и персонажей со странными поступками, то более читать этого автора, я просто уверен, не захочется. Даже если учесть, что эта первая его попытка оставить значимый след в истории литературы и то, что датирована она аж 1998 годом.

Для начала стоит упомянуть полнейшую безграмотность по части того предмета, о котором идет речь. Я не претендую на докторскую степень в IT-технологиях, но даже людям, которые в этом немного разбираются подобные отрыжки фантазии читать без легкой паутинки улыбки на лице невозможно. Но даже не этого сразу бросается в глаза. Над всеми остальными недостатками книги олимпийски возвышается предсказуемость сюжета. Кто есть главный бяка-персонаж можно догадаться спустя первых страниц десять, даже не смотря на все сюжетные ухищрения автора сделать всех персонажей белыми и пушистыми… совсем пушистыми. Выражается это и в совершенно фантастическом везении и крутости главного персонажа, который за соточку страниц превращается из скромного преподавателя-полиглота в заправского бойца спецназа, чуть ли не в нового персонажа комиксов Marvell. И в потрясающе умной и ошеломляюще сексуальной главной героине, в которую влюбляются на ходу ну прям все встречные мужчины. Собственно в этой любвеобильности всех мужских персонажей книги и заключается главная подоплека романа.

Концовка… Ну тут даже и законченному глупцу понятно, что будет сладко-карамельный happy end. Но, автор так просто не сдается. Он на протяжении двух десятков глав тянет развязку, по ходу выставляя всех сотрудников спецслужб США полными тугодумами и кретинами (вот это очень бы понравилось Задорнову).  Время неумолимо истекает ,а они все не могут найти правильное решение. И вот… Остается какие-то две секунды и парам пам пам! Решение найдено, мир спасен, америкосы снова в шоколаде…

Дэн Браун снова разыгрывает единственный полюбившийся ему спектакль, лишь сменив декорации. Вернее, в этой книге он использует свой традиционный сценарий в первый раз, а уже потом применяет его легализованную копию во всех остальных книгах. Но, не смотря на это, они мне понравились. Все. Кроме этой.

 
Р.Ли

Любопытная книжка о Второй мировой

Александр Усовский. От "Морского Льва" к "Барбароссе": в поисках выхода. М., "Витязь", 2010.


От автора книг "Что произошло 22 июня 1941 года?" и "Брат мой Каин".
Главная тема книги - англо-германское противоборство как стержень Второй мировой войны
Главные положения книги, имхо:
1. Германия не начинала Второй мировой войны.
2. Германия не могла стремиться ко Второй мировой войне в силу абсолютно безнадёжного для неё соотношения сил на море.
3. Германский ВМФ сделал всё, для того, чтобы погибнуть с честью во Второй мировой.
4. Англия постоянно нарушала права нейтральных государств и морское право, в противоположность всегда придерживавшихся этих принципов Германии.
5. Германия не имела возможности нанести Англии решительное поражение.
6. Германия не могла высадить свои войска на Британские острова, не имея флота и господства в воздухе, а ни того, ни другого у немцев не было.
7. Германия была обречена на поражение в длительном противостоянии с Британской империей.
8. Германия была вынуждена напасть на СССР, чтобы обеспечить себя ресурсами для длительного противоборства с Англией.
9. Германия ни для чего другого не нападала на СССР, как только для того, чтобы обеспечить себя ресурсами в длительной войне с Англией.
В Приложении - сравнительные таблицы морских вооружений Англии, Германии и других великих держав (кроме СССР) накануне 2МВ.
Цитата из эпилога:
Collapse )


new upic via user merkazit

Пост из серии "помогите вспомнить"

Роман, перевод скорее всего с английского, публиковался в конце 80-х в каком-то толстом литжурнале (Новый Мир/Иностранка/итд)

Семейство - родители и несколько детей разного возраста, а также какие-то второстепенные родственники, живут в отдельно стоящем доме в сельской местности. Думаю, что это америка примерно 50-х годов... но может, и aнглия.

Первые главы посвящены предстоящему пикнику на берегу моря и посещению маяка. Раздумывают, будет ли завтра погода; разглядывают небо; обсуждают, что взять с собой; складывают припасы в корзинку. Отец и мальчики, разумеется больше тревожатся о погоде, мать и девочки - о еде.

Потом наконец наступает тот самый день и все они выходят в поход (по-моему, пешком) "по зеленеющим лугам" и приходят к морю. Пикник вроде бы удался, но дальше ничего не помню.

да, и главное: Это не Вирджиния Вулф! (пока писала пост, вспомнила ещё множество разных пикников... это не туве янссон, и не мопассан и не диккенс)

Есть идеи?

Евгений Замятин. Мы

В недавнем моём отзыве на 1984 мне посоветовали несколько книг об антиутопиях. В том числе книгу нашего соотечественника — Замятина. Поскольку я давно наслышан о ней и не раз уже мне предлагали её почитать, ею я и занялся.
Collapse )

Вадим Шефнер. Сестра печали

 Хорошая лирическая повесть, вполне в духе своего времени (1963-1968). Если класифицировать в рамках оттепельных литературных феноменов, примыкает и к исповедальной прозе, и к лейтенатской. Ремарка, конечно, в повести много.

Дело происходит в Ленинграде, сначала до войны, потом во время. Молодость, блокада, смерть и какая-то особо прозрачная искренность.

"От того, что я не видел, как ее убило, и даже не знаю, где она похоронена, я не могу представить ее себе мертвой, Я помню ее только живую. Она живет в моей памяти, и когда меня не станет, ее не станет вместе со мной. Мы умрем в один и тот же миг, будто убитые одной молнией.
И в этот миг для нас кончится война".

*
Некоторые знаковые реалии того времени:

- В мешке лежал хлеб и пачка печенья "Челюскинцы".

- Я прошел в сквер, купил в киоске пачку дорогих папирос "Монголторг", сел на скамью, поставил возле себя чемодан и стал заново привыкать к Ленинграду.

- "Ленинградская правда" была только что наклеена, клейстер еще проступал влажными сероватыми пятнами. Кино: "Великан", днем - "Искатели счастья", вечером - "Любимая девушка". Новая школа на пр. 25 Октября (это рядом с ателье "Смерть мужьям").
любознательный малый

Р.БРЭНСОН. "ОБНАЖЕННЫЙ БИЗНЕС"

Обнаженный бизнес

Из предисловия к книге Олега Тинькова: "Ричард дает ценные советы, делится своими личными озарениями, которые отчасти раскрывают конкурентные преимущества его философии, его бренда, его бизнеса. В этой книге действительно много конфиденциальной информации". А полистав блог Тинькова, то можно узнать, что книга – "настоящая Библия для предпринимателя, начинающего бизнесмена". Однако расслабьтесь, никакой конфиденциальной информации Вы не обнаружите, да и на Библию предпринимателя труд Брэнсона не тянет. Отнеситесь к книге, как обычной истории успеха, написанной отличным бизнесменом, но никак не гуру от менеджмента или замечательным повествователем. Рассказ Брэнсона местами хаотичен, нет логического следования его же тезисам, изложенным во второй книге.

Зато каждый может найти в книге что-то для себя: эволюция империи Брэнсона, его внутреннего мира... В мою записную книжку из книги перекочевало несколько интересных фраз, примеры проявления его эмоционального интеллекта. Но для меня больший интерес представляло рассмотрение философии бизнеса Брэнсона через призму клиентоориентированности. С этой точки зрения книга для меня была интересной.

Collapse )

Режи Дескотт «Обскура»

На обложке книги изображена дородная обнаженная женщина. Это – Викторина Мёран, любимая натурщица художника Эдуарда Мане. Он немало картин с неё нарисовал. Сама Викторина тоже была художницей, да ещё к тому же и скандальной. Главный шедевр Мане – «Завтрак на траве» - не был допущен до выставки в Париже за безнравственность. Вся безнравственность заключается в том, что среди двух одетых мужчин сидит одна полностью обнаженная дама, ничуть этого не стесняется, а глядит на зрителя в упор, типа «Ну что уставился? Да, я без трусов!»

Завязка такова. Молодой лекарь Жан Корбель увлекается искусством, потому что его отец содержит лавку товаров для художников и с детства прививал ребёнку вкус. Но ребёнок выбрал профессию врача. После преждевременной смерти матери от туберкулёза он решил, что будет спасать людей.

Он живёт размеренно: работа-дом, дом-работа, но однажды в его жизнь врывается Обскура – содержанка, бывшая проститутка, женщина свободных нравов, она просто сводит Жана с ума. Да к тому же рассказывает ему о странном клиенте ,просившем её позировать ему для картины Мане «Олимпия». Через несколько дней Жан получает письмо от старого друга, практикующего в провинции. Он пишет о картине Мане «Завтрак на траве», воссозданной с помощью трупа женщины и манекенов мужчин и найденной в пустующем особняке. Труп для «картины» похищен с кладбища.
Потом до Жана доходит известие о том, что подобный «шедевр» появился и в Париже. На этот раз жертвой стала проститутка. Её убили прежде чем сделать частью «композиции».
Жан забывает о своей работе и пациентах, забывает о прекрасной молодой жене, у которой как раз на днях должен произойти первый в жизни спектакль, и устремляется за Обскурой и тайной чудовищного художника. И влипает в эту историю.

Очень увлекательный роман, достоверный, продуманный и чёткий. Убийцу хрен раскусишь. Единственное, что несколько раздражает – когда автор, в разгар повествования (там убийца! Убийца рядом!!! Он следит за ним!!) прерывается, чтобы – устами одного из героев – прочесть читателю лекцию о творчестве Мане или о медицине. Спасибо, добрый автор, у нас есть Википедия.

отзывы

Друзья,

кто читал "Письма к друзьям" Ван Гога и "Сцены из жизни богемы" Мюрже, поделитесь впечатлениями и отзывами!!

Ужасы, трэш

 

Для поклонников жанра – жития святых. Лавкрафт, Блох и Кинг со товарищи отдыхают. Кровь ведрами, котлы с кипящим маслом – самая невинная забава, Семистрельная Божья Матерь (икона) с радиусом поражающего действия до двух километров, святой Елисей с удовольствием наблюдает, как вызванная им из лесу медведица рвет в клочья деревенскую детвору (малолетние тупаки, не зная, с кем связались, вздумали дразнить святого)…

«Убить беса» Юрганова - идеально для первого знакомства с житийной литературой. Научпоп, литературоведение. Первые 20 страниц – Житие Прокопия Усюжского, юродивого, двадцать шестое чудо: «Повесть о бесноватой Соломонии» (краткое изложение на современном русском языке). Чернообразные демоны творят бесчинства над поповной Соломонией, заставляют ее питаться птичьей кровью, уговаривают зарезать родителей, прогоняют попа в лес, разносят в щепы дом. Муж Соломонии самоустраняется, вместо нормальных детей родятся бесы,  скачут по палатям, швыряют в Соломонию камни, пьют ее кровь, присосавшись к грудям, аки лютые змеи... Финальная сцена – святые разрезают утробу Соломонии, извлекают оттуда очередную порцию бесов, и методично забивают кочергами на  помосте церкви…  XVII век. Чистый, незамутненный трэш. Такого сейчас не делают.

 
 


Сорокин "Метель"

Надо сказать, что пстль Сркн далеко не дурак. Он прекрасно понимает, что хорошим писателем в наше время быть не то, чтобы недостаточно, но даже бесполезно. Гораздо эффективнее быть хорошим маркетологом. Повесть "Метель" мной воспринимается именно как хороший ход, вытекающий из анализа рынка современной русскоязычной литературы. Радикалов и фриков, развелось предостаточно, психологические девиации, трип-репорты, мат, порнуха и просто китч уже никого не трогают. Сегодня революционно быть/казаться консерватором, написав текст, проявляющий чудеса дисциплины и укладывающийся в как можно более узкие рамки. Таким образом можно как минимум выделиться, а с контролем над текстом у Сркна никогда проблем и не было.

Отполированное (не хочется говорить "до блеска", ибо не блестит) повествование и правда несколько обескураживает: случаи применения мата можно пересчитать по пальцам одной руки, одна средненькая эротическая сцена, одно описание наркотического трипа (употребляемые доктором Гариным вещества дают реалистичный бэд и заставляют радоваться реальному миру). Динамика "Метели" стремится к абсолютному нулю (так было задумано, сложно поспорить): время идет, несмотря на отчаянные попытки главного героя, ничего не происходит, все надеются на русский авось и очень много рефлексируют. Схема, заимствованная из традиций реализма позапрошлого века, воспроизведена довольно точно. Действие происходит в XXI веке, но судя по всему, в глобальном смысле за последние 200 лет ничего не изменилось. Домики из живородящего войлока и разъезжающие бескрайними равнинами на гигантских лошадях китайцы воспринимаются скорее как провокация - на общую картину это тоже никак не влияет. Все это, конечно, хорошо. Но вот после прочтения хочется спросить: ну и что? Иногда я даже не знаю, что и думать.
Mädchen

Павел Санаев "Похороните меня за плинтусом"

Меня зовут Савельев Саша. Я учусь во втором классе и живу у бабушки с дедушкой. Мама променяла меня на карлика-кровопийцу и повесила на бабушкину шею тяжкой крестягой. Так я с четырех лет и вишу.
Свою повесть я решил начать с рассказа о купании, и не сомневайтесь, что рассказ этот будет интересным. Купание у бабушки было значительной процедурой, и вы в этом сейчас убедитесь.


Так начинается повесть Павла Санаева "Похороните меня за плинтусом".
Вообще я очень редко покупаю книги наобум, но эта зацепила названием и многочисленными восторженными отзывами: "Книга, номинированная на Букеровскую премию, буквально взорвала отечественный книжный рынок и обрела не просто культовый, но – легендарный статус!"
Как после этого не купить?

Впечатление осталось неоднозначное, тем более было бы интересно услышать Ваше мнение.

Не знаю, буду ли перечитывать. Но думаю, могу ответить на вопрос: почему читать?
Это очень искренняя, трогательная книга. Книга о другом детстве.
Книга об уродливой любви, которая калечит других.
Книга об исковерканных судьбах.

Collapse )
comp

Сага о Рейневане Анджея Сапковского

В Сагу входят три романа:
- Башня шутов
- Божьи воины
- Свет вечный

Что сказать - очень масштабно и очень эпически :)

Большинство рецензий на эту книгу, которые я видела, начинались со слов "Эта книга не похожа на Ведьмака". И она действительно не похожа :) Но может быть в этом и состоит одна из граней таланта автора - не писать одинаковых произведений.

Это даже не совсем фентези, а скорее историческо-приключенческий роман. Колдовство в книге присутствует, но не оказывает заметного влияния на действие в целом, являясь скорее антуражем к повествованию и фантазией на тему "А если бы магия в Средние века действительно существовала".

Действие романа происходит на территории Силезии и Чехии времен гуситских войн. Главный герой, молодой талантливый, но при этом весьма наивный студент-лекарь-идеалист втянут в раздоры церкви, любовные приключения (хотя по большей части любовные неприятности) и военные действия. На его счастье еще в первой книге автор сводит его с друзьями, у которых подход к жизни более серьезный и прагматичный.


Не могу не упомянуть тяжеловесность повествования, обилие имен и информации, которые не влияют на сюжет, но знакомят с исторической составляющей.

Первая часть книги у меня шла медленно, но уверенно. Вторая гораздо активнее - как-то прикипел к главным персонажам, переживаешь за них. А при прочтении третьей я уже просто не могла оторваться от произведения надолго.

Впрочем, тяжеловестность к третьей части никуда не исчезла, видимо, я к ней просто приноровилась. Признаться, исторические подробности я читала по-диагонали, все равно всех упоминаемых исторических личностей не запомнить.

Пожалуй, определенным минусом можно назвать и то, что главный герой с завидным постоянством действует по схеме - сглупил - попал в неприятности - выпутался. И так все время.


Однако, несмотря на наличие недостатков, цикл мне понравился - сложная и красиво закрученная интрига, яркие персонажи, фирменная ироничность Сапковского.

Завершение Саги далеко от хеппи-энда, но зато выглядит уместным и правильным.
Из мелких, не основных эпизодов в конце повествования (это если кто читал) понравился "проплывающий труп врага", истории трех девушек, которые пришли к ведьмам со своим желанием, точнее истории исполнения каждого желания, и понравилась сама троица ведьм (они далеко-далеко не главные персонажи, но запомнились), которые напоминали пратчеттовскую троицу ведьм :)

В итоге, как-то неоднозначно выходит. Мне понравилось. Но вот советовать читать всем не могу. Соглашусь с цитатой из одой из рецензий: Книга определенно не рассчитана на массового читателя, но своего, безусловно, отыщет.
snowly

Хантер С. Томпсон ''Поколение свиней''

      «Поколение свиней» -- собрание статей и эссе, написанных профессором журналистики Хантером Стоктоном Томпсоном в период с 1986 по 1988 год для газеты San Francisco Examiner, где он вел еженедельную колонку.

      Пятидесятилетний Акула Хант по-прежнему легок на подъем. Фраза «Buy the ticket, take the ride» осталась главным девизом старика, чей голос все также переполнен праведным гневом и вселенской скорби пополам со старческим брюзжанием.

      Томпсона все также тянет во все тяжкие; он одинаково рвется на грязные городские задворки и в открытый космос. Нюх у Большой Белой Акулы с годами не притупился. Даже более того, создается впечатление, что он видит всех насквозь и чувствует «свинью» за версту.

      Все статьи можно условно разделить на три категории: политические, социальные и гонзо.

      Политика – давнее увлечение Акулы. Он стал копаться капитолийском грязном белье еще в начале 70-х, во время предвыборной компании Никсона. Томпсон освещал выборы для журнала Rolling Stone и за время компании стал самым жестким критиком 37-ого Президента Соединённых Штатов Америки, республиканца: «Он был свиньей, а не человеком и простофилей, а не президентом. Он был злым человеком — злым в том смысле, что только те, кто верит в физическое существование Дьявола, могут его понять».

      Гонзо-статьи выдают Ханта с головой. Этот подчерк нельзя ни с кем и ни с чем перепутать. Эта категория заметок в «Поколении свиней» носит частный (что ли) характер, а также содержит в себе записки редактору.

      Под социальной категорией я подразумеваю статьи и эссе, содержание которых полностью раскрывает название книги. С вашего позволения, ниже приведу одну из таких заметок под названием Collapse )
барашек шон

Рассказы И.Бунина "Красавица" и "Дурочка".

Часто встречала здесь вопрос о книгах, которые "шокировали", "долго не отпускали" и т.д. Что только современные авторы не сочиняют, чтобы "зацепить" современного читателя. А я вот в пятницу расплакалась в электричке над книжкой И.Бунина "Темные аллеи". Вроде бы в меру я сентиментальная,а не смогла удержатся. Честно признаюсь, что Бунина до этого не читала, несколько лет назад посмотрела фильм "Дневник его жены" и отношение к Бунину у меня сложилось не однозначное. И когда начала читать его рассказы из сборника "Темные аллеи",то это отношение как-то подтверждалось: "Какой мужчина однако! Все к ОДНОМУ у него сводится!" А потом дошла до "Красавицы"...Маленький такой рассказик-на страничку, у меня слезы навернулись, так мне жалко этого ребенка стало, а следующий рассказ "Дурочка" был...Тоже маленький, на страничку...Так я книжку закрыла и минут десять потом плакала, всю сумку в поисках платках перерыла.Соседи по электрички на меня косились.Вот с пятницы как книжку закрыла,так и не открываю.Осадок на душе тяжелый,всех на свете жалко и плакать хочется...И отношение у меня к Бунину поменялось, более человечным и менее "озабоченным" он стал мне казаться (да простят меня за эти слова почитатели его таланта!) Все-таки если у человека есть писательский дар, то он может и коротеньким рассказом читателя в ступор ввести.

М. и С. Дяченко - роман "Ключ от Королевства"


 
Марина и Сергей Дяченко – украинские писатели, чей соавторский дебют состоялся относительно недавно – в 1994 году, и первый роман «Привратник» был удостоен премии и признан лучшим дебютом. Их творческий союз сразу показался мне интересным – актриса и психиатр, о чем они могут рассказать вместе? Как оказалось – о многом, и притом очень умно, талантливо и часто необычно. Романы, повести и рассказы супругов Дяченко не всегда просты для понимания, в них много философии и психологизма, часто на игре с человеческим сознанием строится весь сюжет (к примеру, роман «Казнь»). Они затрагивают самые различные темы, актуальные и важные, и конечно, они не могли не писать произведения для детей. На их счету множество мини-сказок, которые можно прочесть в открытом доступе на сайте авторов в разделе «Книги для детей». Но роман «Ключ от Королевства» (2005), открывающий одноименную трилогию, рассчитан на читателя-подростка, и для такой аудитории авторы писали впервые.
Роман на русском языке также выходил в двухкнижном издании в серии «Стрела времени» издательства ЭКСМО: дилогия «Маг дороги» и заключительный роман «У зла нет власти», поэтому в некоторых источниках название начального романа путают с «Магом дороги».

 
Collapse )

Какую книгу Уильяма Голдинга прочесть?

Недавно с большим удовольствием прочла "Шпиль" Голдинга. "Повелителя мух" тоже читала, а вот про остальные его книги, к сожалению, даже не слышала, а хочется продолжать чтение.
Подскажите, что вам понравилось? Что прочесть в первую очередь? Что вообще не стоит читать?
Заранее спасибо.
  • kheigh

(no subject)

 Добрый день!

 Есть такие подарочные книги, например, "Настоящему другу", где на каждой странице - картинка и цитата на тему названия. Кому-нибудь встречались аналогичные книги, но - "Любимому учителю", например? Очень нужно.

 Спасибо.

Р. Брэдбери "Отныне и вовек"


Новый мини-сборник Рэя Брэдбери "Отныне и вовек" - это не переиздание, а действительно две новых повести (на англ. вышли в 2007г.). Однако их нельзя назвать "свежими", то есть новыми в прямом смысле этого слова, так как писались они обе практически полвека. Их история и их сюжеты действительно объединены неким единым лейтмотивом, единой сквозной темой - жизни и смерти, вечности и забвения... Но на меня они произвели совершенно разное впечатление, о чем ниже.

Collapse )

помогите вспомнить

вчера на сон грядущий вспомнила повесть, которую читала в детстве. ни автора, ни название сейчас не помню.
сюжет (что вспомнилось): девочка попадает в деревню, в семью, где есть свои дети. а она вроде как сирота. и главное - она городская! этим ее и попрекали дети - мол, ничего не умеешь, коров пасти, печь топить, а еще городская...
кончается история в лесу, когда девочка собирает подснежники и букет дарит приемной матери, назвав мамой.
я понимаю, что стыдно не знать, но склероз... 

Поиск книги

Уважаемые сообщники, надеюсь на силу коллективного разума:)

Сегодня в маршрутке ехала девушка и читала книгу, которая меня (не пойми почему) сильно заинтриговала. Название рассмотреть не удалось - только два слова увидела: "Тайна фермы...".
Книга явно советского издания, зеленая, в твердой обложке, название написано крайне витиевато (кажется черным и красным). Автора не разглядела..
Увидела задник обложки - там на пустом зеленом поле черные букв - что-то вроде АПКШН ПБД:)) В две строки написано - издатель?..

Помогите найти! Девушка читала весьма увлеченно, а меня теперь любопытство гложет:)
Заранее спасибо за помощь.
McD

Морис Палеолог. Царская Россия во время мировой войны.

Sic transit gloria mundi

Весьма занятное чтение.

У Палеолога любопытный стиль: не сказав ничего плохого ни о царе, ни о царице, ни о правящей клике, он, тем не менее, через тонкий сарказм и острое наблюдение демонстрирует всю гнилость режима.

«В своих красных мундирах эти казаки, бородатые и косматые, действительно наводят ужас».
Почему эти наводящие ужас казаки позволили Императору умереть в подвале ипатьевского дома?

«Сегодня утром смотр в Красном Селе. Шестьдесят тысяч человек участвуют в нем.Великолепное зрелище могущества и блеска. Пехота проходит под марш Самбры и Мезы и Лотарингский марш. Как внушителен этот военный аппарат, который царь всей России развертывает перед президентом союзной Республики, сыном Лотарингии». Куда же девались эти тысячи марширующих солдат и офицеров, когда большевики подписывали Брестский мир?

«Зрелище великолепное. В громадном Георгиевском зале, который идет вдоль набережной Невы, собрано пять или шесть тысяч человек. Весь двор в торжественных одеждах, все офицеры гарнизона в походной форме. Посередине зала помещен престол и туда перенесли чудотворную икону Казанской Божьей Матери, которой на несколько часов лишен парадный храм на Невском проспекте».

Пройдет совсем немного времени, и все эти блистательные аристократы будут собственноручно мастерить двойные днища в чемоданах, чтобы унести за границу хоть что-нибудь. А «парадный храм на Невском проспекте», т.е. Собор Казанской Божией Матери будет превращен в музей атеизма.

«Вся декорация Москвы внезапно развертывается при ослепительном солнце. В то время, как процессия развертывается, я думаю, что только византийский двор, в эпоху Константина Багрянородного, Никифора Фоки и Андроника Палеолога знал зрелища, исполненные такого пышного, такого величественного великолепия».

Ох, как же быстро декорация Москвы станет другой, и византийское великолепие двора сменится торжественной строгостью коммунистических партийных съездов!
I can always make you smile
  • juliru

Апельсиновая девушка


Юстейн Гордер "АПЕЛЬСИНОВАЯ ДЕВУШКА" - рассказ, который пахнет апельсинами, очень добрый и очень загадочный. В нем сочетается жизнь и смерть, ведь рассказ ведет отец и сын - пятнадцатилетний сын читает "письмо в будущее" своего отца, который умер 11 лет назад... Он узнает от отца о сказке, которая появилась в его жизни - о девушке, которая совершенно случайно оказывалась на пути молодого человека (отца мальчика), неизменно в оранжевом анораке и обязательно с огромным пакетом, полным солнечных апельсинов! 

Рассказ проникнут солнечным светом и лишен грубой сентиментальности. Оставляет ощущение грусти, но грусти светлой - с улыбкой) 

Трудно выбрать самые понравившиеся слова, но очень запомнились эти:

>> Когда употребляется местоимение «мы», за этим всегда стоят два человека, словно они являются одним существом. Во многих языках есть особое число, когда речь идет о двух – и только о двух – людях. Такое число называется dualis,  или двойственное, и это означает, что речь идет только о двоих. На мой взгляд, это полезное число, ведь часто человек бывает один или людей бывает много. Но когда говорится «мы вдвоем», кажется, что это «мы» нельзя разъединить. Сие сказочное правило вступает в силу, лишь когда это местоимение неожиданно появляется в нашей речи. «Мы готовим обед». «Мы пьем вино». «Мы ложимся спать». 
мария шубина

Алмат Малатов

отдам книгу "Всякая тварь". Купила из интереса - прочитала за пол субботы, а держать дома нет сил - подрастает ребенок, раз, не так давно сознательно отказалась от новостей и телека - из-за чернухи. А эта книга прям несчастно черненькая.
Или поменяю, на то, что вам неинтересно дома держать)
насквозь
  • 5legs

"САША, ВОЛОДЯ, БОРИС... Итория убийства" Алекс Гольдфарб при участии Марины Литвиненко.

Возвращение "тамиздата".

Те, кому больше сорока, помнят душевный трепет обладания заветным экземпляром "тамиздата" - неподцензурной русской книги, изданной "за бугром", - не слепого самиздатского текста, а настоящего типографского издания Булгакова, Набокова или Солженицина, выпущенного одним из легендарных "вражеских" брэндов: - "Ардисом", "Имкой-пресс" или издательством "Посев".

Именно это ощущение дежавю и испытал я, получив по почте заказанную в Интернете и изданную в Нью-Йорке и Лондоне книгу о деле Александра Литвиненко, написанную его другом и соратиником по "Лондонскому кругу"  путиноборцев - Алексом Гольдфарбом в сотрудничестве с вдовой погибшего Мариной.

Эту книгу не напечатают в России. Почему - видно из обложки. Дело не в том, что авторы критикуют режим. В России нынче публикуются и более резкие политические тексты. Дело в том, что в книге раскрыта психологическая подоплека событий, обрисованы личностные черты героев и cозданы убедительные образы - не газетных клише, а живых людей. Политическая история десятилетия предстает в этой книге в виде психологической драмы, где личные страсти, порывы, симпатии и обиды определяют повороты сюжета в не меньшей мере, чем череда выборов, дефолтов и смен правительств. Именно личностный аспект и делает книгу "неприемлемой для публикации", как говорили в старые, добрые времена. Свидетельство тому - книга, выдержавшая 30 изданий в 24 странах, так и не нашла издателя в России.

"Наша книга - воспоминания двух людей о третьем, дань его памяти и попытка сказать за него то, что он сам не успел, - пишут авторы в предисловии. - Это еще и историческая хроника глазами очевидцев. В центре ее - взаимоотношения двух ключевых персонажей российской политики на рубеже двух столетий: Владимира Путина и Бориса Березовского. Но для нас, как авторов, их дружба, сменившаяся враждой, является в первую очередь обстоятельствами убийства, и уже во вторую - фактами российской истории".

В этом сугубо личностном повествовании нет безапелляционности, безусловного обозначения злодеев и праведников. Хотя авторы и не скрывают своих симпатий и пристрастий, они бережно обращаются с фактами и оставляют читателю достаточно свободы, чтобы самому решить, чью сторону занять в противоборстве двух мужчин, закончившейся гибелью третьего. Они даже оставляют место для двух версий убийства, выглядящих как зеркальные отображения друг друга:  "посреди сцены - погибший неизвестно от чьей руки Саша, а по сторонам от него, многократно повторенные в зеркалах пиар-компаний два возможных заказчика, Березовский и Путин, указующие друг на друга негодующим перстом: Это он убил, чтобы подумали на меня!". Но поскольку истина только одна, непредвзятый читатель с неизбежностью заключает, где реальность а где иллюзия.

Что же касается главного героя - офицера ФСБ, нелегально ушедшего в Лондон, то его превращение в убежденного противника режима под влиянием двух лондонских антисоветчиков, Владимира Буковского и Олега Гордиевского, описана как глубокая психологическая трансформация в терминах, которые могли бы показаться пафосными, если бы не то, что произошло с ним потом.

"Размышляя о Сашиной жизни, - пишет Гольдфарб, - я вижу чудо произошедшей с ним метаморфозы, того грандиозного перерождения, когда белое стало черным, добро и зло поменялись местами, а грешники стали праведниками. Когда я встретил его в Турции, он был напуган и слеп. Но подобно путнику в древней притче, "чешуя отпала от глаз его и вдруг он прозрел". За шесть коротких лет после побега, запутавшийся и напуганный участник преступной и злобной клики, он увидел свет, обрел ясность и храбрость, сделал все, что мог, и принял мученическую смерть. Будь я религиозным человеком, я развил бы здесь темы покаяния, искупления и спасения души. Но ограничусь лишь тем, что скажу, что Саша удивил меня, оказавшись гораздо более высоким и цельным человеком, чем многие и многие".

В книге представлена галерея образов - от Сороса и Абрамовича до Политковской и Закаева, и панорама событий - от залоговых аукционов до дела Юкоса, которые, будучи фоном для развития взаимоотношений главных героев, составляют удивительно сочную картину уходящей эпохи. Этой книге уготована долгая жизнь. Прочитав ее, ощущаешь, как современность на наших глазах превращается в Историю.