May 21st, 2010

"Соразмерный образ твой", Одри Ниффенеггер

Когда какой-то писатель доводит тебя до экстаза своей первой книгой, вторую читать страшно: "А вдруг ЭТА станет разочарованием, и прежний восторг будет размазан по стенке?". Поэтому приходится просто доверять писателю и полагаться на его талант.
"Жена путешественника во времени" потрясла меня до такой степени, что я была почти уверена: эти ощущения неповторимы. И, пожалуй, оказалась права. "Соразмерный образ твой" ничем не напоминает дебютный роман писательницы, кроме одного: эта книга также пронизана талантом Одри.
Нет смысла пересказывать сюжет: создатели фильма "Жена путешественника во времени" попытались это сделать, и получилось отвратительно. Это сравнимо с бесплодными попытками самых разных режиссеров поставить "Мастера и Маргариту": канву событий передать несложно, а фантастический ореол бытового волшебства под силу только писателю. Пожалуй, книги Ниффенеггер - это современное продолжение неразвившегося жанра "бытового волшебства". "Соразмерный образ твой" совершенно бессмысленно сравнивать с "Женой..." - в этих книгах нет ничего общего, кроме, пожалуй, той неповторимой обыденности, с которой писательница рассказывает о невозможных, фантастических вещах. Но ни фанатастики, ни мистики, ни чернокнижества в "Соразмерном образе" нет, хотя, казалось бы, духи, привидения, говорящие призраки... Реальная жизнь и вымысел сочетаются настолько органично, что поневоле начинаешь прислушиваться и приглядываться к стенам и звукам собственной квартиры: а не летает ли здесь чья-нибудь симпатичная скучающая душа-душечка?
Впрочем, как и всегда, о по-настоящему талантливом произведении очень трудно писать и рассказывать. Да и рецензию эту я пишу, чтобы заглушить ощущение тонкой, пронизывающей, светлой тоски, которая охватывает после последней страницы. Границы бытия человеческой души в теле и за его пределами размываются, появляется ощущение вечности и бесконечности всего происходящего вокруг. Вспоминаешь "Мастера и Маргариту", "Алису в стране Чудес", средневековые истории и вполне современный Лондон... И хочется верить, что эта книга Одри Ниффенеггер - не последняя.

Анна Борисова "Там"


«Перед вами почти энциклопедическое исследование всех основных гипотез, как канонически-конфесиальных, так и нерелигиозных, о том, как устроен Загробный Мир.»

Прочитав такой анонс на обороте обложки, я весьма заинтриговалась, остро заточила карандаш, настроилась на впитывание серьезных гипотез и очень разочаровалась.

Мало того, что гипотез аж четыре (три религиозных по количеству самых распространенных религий – христианство, ислам, буддизм и одна с области научной фантастики).  

Язык беден, слог так себе. Книга испещрена фразами «отстойная попса» «не все ж мандой зарабатывать на жизнь».

Хотя, справедливости ради, хочу заметить, что интересной есть мысль произведения, мол, «по вере вам воздастся».

Интересно, есть люди которым понравился этот «роман»?  


издательство вече

Призрак Адора (кто читал Шервуда?)

 

Автор: Шервуд Т.
Серия: Сокровища ждут!
ISBN:978-5-9533-4028-1; 368с.; 2010г.; 84х108/32;

Багдадский наместник Хумим-паша желает сделать «живой» подарок турецкому султану. Его люди похищают двоих близнецов — детей владельца корабля, на котором Том Локк совершил своё первое плавание. Том набирает команду и бросается в погоню за похитителями. Однако корабль с янычарами перехватывают пираты и увозят всю добычу вместе с близнецами в своё маленькое государство Адор на побережье Мадагаскара. Том принимает решение проникнуть в пиратский Адор…
Роман «Призрак Адора» — второй роман из уже полюбившегося российским читателям цикла книг популярного писателя Владимира Ковалевского (Том Шервуд) о жизни и необыкновенных приключениях мастера Томаса Локка Лея, плотника и моряка из Бристоля


Шкловский Сентиментальное путешествие

Воспоминания 1917-1922

Петербург-Галиция-Персия-Саратов-Киев-Петербург-Днепр-Петербург-Берлин

1923

Лучшее, что читал о революции и гражданской войне. Сочетаются размах, динамичность и внимание к точным и поразительным деталям. Широкий и непредвзятый вгляд, несмотря на то, что пишет активный участник. Гораздо лучше всего остального на эту тему (например,"Окаянные дни" Бунина).

Повествование начинается с описания событий Февральской революции в Петрограде.

 Продолжается в Галиции во время июльского (1917 г.) наступления Юго-Западного фронта, в Персии в окрестностях озера Урмия во время разложения русской армии и её вывода (и там и там автор был комиссаром Временного правительства), затем участие в заговорах против большевиков в Петрограде и Саратовской губернии и против гетмана Скоропадского в Киеве, возвращение в Петроград и получение (по пути) амнистии от ЧК, разруха и голод в Петрограде, путешествие на Украину в поисках уехавшей туда от голода жены, и служба в Красной армии в качестве инструктора подрывников.

Новое (после ранения) возвращение в Петроград, новые лишения - и на этом фоне - бурная литературно-научная жизнь. Угроза ареста и бегство из России. Заканчивается роман (так жанр определён автором) рассказом встреченного в Петрограде знакомого по службе в Персии айсора о трагических событиях после ухода русской армии.

Участвуя в этих бурных событиях, автор не забывал писать статьи и книги, что нашло отражение в страницах посвящённых Стерну, Блоку и его похоронам, "Серапионовым братьям" и др.
Yellow-Blue

Вечный вопрос о школьной программе по литературе.

Есть такие вопросы, на которых любят спекулировать СМИ, потому как вопросы эти вечны, ибо ответа на них нет и никогда не будет, а спорить можно много и часто. Это и роль Сталина в истории, и проблема гей-парада в Москве, и вопрос о запрете мата, и многое другое. На один из подобных вопросов, однако, мы можем ответить все вместе: Насколько полная и продуманная сейчас программа уроков литературы в школе? Какие произведения, рекомендованные к изучению, устарели? Какие следует добавить, какие запретить? Одним словом ответьте мне на вопрос одноименный названию сообщества - что читать? Детям. В школе.
  • Current Music
    DEAS VAIL - Tell me
_Cat.MeLove

Иэн Бэнкс «Осиная Фабрика»

Осиная Фабрика - Иэн Бенкс
    Бывает так, что покупка книги оборачивается самым настоящим «хождением по мукам». У меня регулярно такое бывает, что вроде и начинаю читать что-то, и увлекает оно меня а потом пропадает всяческий интерес и я даже до конца книгу не дочитываю, уже становится безразлично на все события, которые могут произойти с героями.

    Но вот с «Осиной Фабрикой» Иэна Бекса получилось вообще странно первые две страницы было любопытно, я вся такая воодушевленная надеялась на то, что это произведение окажется действительно шедевром, коим его называли в приведенных цитатах из разнообразных журналов, но вскоре я поняла - что-то тут не так. По сути, не так оказалось всё начиная от главных героев, заканчивая сюжетом и происходящим в принципе. Испытывать негатив в течении всего действа это весьма сложно, но возможно, как оказалось. Не сочувствовать героям и не переживать за них это вообще нонсенс, но так тоже бывает, что меня удивило. Книга читается легко, хоть и периодически вводит в ступор от того цинизма, с которым описываются сцены убиения тварей божьих, сюжет развивается очень медленно, да и по сути самого сюжета нет скорее биография одного парня, ну и заодно история его семьи, весьма нестандартной. Но тем не менее, не дочитать до конца сложно, ибо, черт возьми, хочется знать, а что же будет дальше и чем закончится этот поток психопатического сознания.
 
«...было бы жутковато услышать, как о тебе говорят именно в тех выражениях, в каких ты сам думаешь о себе, когда максимально честен и несчастен, ровно как было бы унизительно услышать то, что ты сам думаешь о себе, когда полон надежд и витаешь в облаках.»

    Когда я достала книгу в университете и на очередной скучной лекции вместо того, чтоб втыкать в интернет на ноуте, стала читать, все сразу заинтересовались а что за книга, о чем она, интересная ли. Впервые, пожалуй, я не могла точно охарактеризовать ни жанр произведения, ни рассказать, о чем собственно речь. «О психах, живодерах и вообще моральных уродах» сказала я, после чего все посмотрели на меня весьма настороженно, пытаясь оценить, шучу я или говорю правду и что из этого страшнее:)

    Но если взглянуть глубже то на самом деле книга как будто иллюстрирует жизнь человека вне социума: своеобразного Маугли, выросшего даже без дружных волчат и матери-волчицы, а лишь под жестоким присмотром бестолкового отца, который даже не удосужился сделать своему сыну документы, начиная с банального свидетельства о рождении. Говорят, что жестоки  дети, за счет того, что ещё сами не поняли, что такое страдания, но на самом деле взрослые не сильно отстают в этом у детворы, просто их жестокость уже основана на расчете и берет своё начало в мстительной сути человека. А когда ребенок не знает, что есть любовь и ласка, что есть человечность и сострадание то он и не может испытывать эти чувства, они ему чужды, как и окруженному вниманием и заботой чаду неведомы злость и ненависть.

Таити Ямада «Лето с чужими»

Просматривал недавно записи в сообществе, и наткнулся на рекомендации  почитать японских авторов в жанре ужасы. Начал с Ямады. Поначалу немного удивился. Ну что страшного в такой сказке, ну призраки, ну потусторонний мир, что в этом такого. Спору нет, книга вообще не страшная, ни капельки, но...читал с удовольствием по нескольким причинам. Одна из них, что очень легкий стиль изложения, и достаточно своеобразный. Никогда не читал японских авторов. Что есть в тексте уникальное. Даже если брать сюжет, где-то очень глубоко скрыт смысл всех переживаний героя. Отношение к родителям, жене, любовнице, вот где страшно, вот где уникальность японской культуры.
В общем рекомендую. Времени много чтение не займет, да и потом не будет жаль за по траченое зря это самое время.

P.S. Интересно, а насколько точно, переводчик может передать замысел автора. С учетом, что это не английский или немецкий, а достаточно сложный в плане перевода и понимания язык?

2017

Офицеру об этикете. Мировая культура с точки зрения советского офицера.

Засканировал занимательную советскую книжку "Офицеру об этикете" Ярослава Владимировича Подоляка, издательства 1991 года. В числе прочего, в книжке даются рекомендации для советских офицеров о правилах поведения в США, Японии и других странах.

Collapse )

Poll #1567185 Какая из стран в описании советского офицера Я.В.Подоляка вам понравилась больше всего?

Какая из стран в описании советского офицера Я.В.Подоляка вам понравилась больше всего?

США
28(15.9%)
Великобритания
20(11.4%)
Франция
4(2.3%)
Германия
5(2.8%)
Италия
4(2.3%)
Швеция
15(8.5%)
Финляндия
10(5.7%)
Япония
8(4.5%)
Китай
3(1.7%)
Индия
1(0.6%)
Латинская Америка
2(1.1%)
Мусульмане
2(1.1%)
Африка
5(2.8%)
В книге мне больше всего понравился образ офицера Подоляка
60(34.1%)
Из-за бугра плюете?
9(5.1%)
carsa

Книги о фотографах

Посоветуйте, пожалуйста, книги, в которых фотографы и процесс фотографирования играют важную роль. Не учебники по фотографии, а что-то художественное. В любом жанре. Подойдет что-то вроде "Рубина во мгле" Пуллманна, где фотография - не главная сюжетная линия, но играет существенную роль. Вроде бы еще у Переса-Реверте несколько лет назад читала про фотокорреспондента, но, увы, не могу вспомнить. "Вечерние новости" Хейли про видеооператоров, но с оговоркой подобное тоже подойдет.
Как есть

Симона де Бовуар. "Прелестные картинки"

 Если ты женщина лет тридцати, которую одолевают странные, на взгляд "нормальных" людей, вопросы - почему твоя жизнь пошла именно таким путем, и что было бы, если пошла бы другим - эта книга тебе в тему, прямо в самое яблочко.
Вдобавок к собственным душевным метаниям героиня узнает о метаниях своей 10-летней дочери. Девочке не дают смотреть телевизор, запрещают читать газеты, но от подруги она узнает, что жизнь - это не только "прелестные картинки" (переводя на современный русский - гламур), и в ее голове это укладываться не хочет. Матери, вслед за дочкой, самой приходится задуматься над этим вопросом - ведь в детстве ей подумать над ним не дали. Но от себя не убежишь.
Книга действительно впечатлила меня. Только жаль, что никакого ответа на поставленые вопросы она не дает. Ощущение безысходности, опустошенности присуще как Сартру, так и спутнице его жизни Симоне, да и, пожалуй, значительной части французской литературы того времени. И ощущение это можно передать одним емким словом, названием знаменитого романа Сартра - "Тошнота".

"Я тоже была зачарована этим ребенком, которого зачаровала музыка. Пусть будет нескончаемым это мгновение восторга. Пусть не растет маленькая танцовщица; пусть она кружится вечно, а я буду вечно смотреть на нее. Я отказывалась забыть о ней, стать вновь молодой женщиной, которая путешествует с отцом; я отказывалась думать, что в один прекрасный день она станет похожа на мать и даже памяти не сохранит о том, как была прелестной менадой. Малютка, приговоренная к смерти, к чудовищной смерти заживо. Жизнь убьет ее".