May 3rd, 2010

Кого читать, похожего на Довлатова?

Для ориентира, чтоб было проще дать совет:

Веллер, которого часто называют похожим на Довлатова, сразу исключается, т.к., во-первых, я его читал =)))
Во-вторых, помимо всего прочего, пишет на уровне колумниста районной газеты. Ни языка, ни стиля. Только зависть и жадность. Например, любит вставлять "шутки" не к месту, скорее всего - именно из жадности. Придумать - придумал. Надо ж куда-то деть. Пусть не к месту, зато не пропадёт. А после прочтения "ножика" веллера читать вообще не могу - за каждой его строчкой вижу завистливого мудачка.

Гришковец для меня совершенно нечитаем. Его зачастую сравнивают с Довлатовым исключительно по признаку "бытописательства". Но я не вижу никакого сходства. Стакан из стекла, и вода из ванной стекла. Сомнительное сходство. Гришковец просто вытаскивает из прошлого разнообразные самые популярные в народе фетиши и "якоря" молодости-зрелости и эксплуатирует ностальгию, никак не осмысливая то, о чём пишет.

На всякий случай напомню, что я тут не рецензирую писателей, а прошу совета =)))
А мнение о них высказываю лишь для того, чтобы получить совет, адекватный моим пожеланиям. Кои я, увы, не могу сформулировать достаточно конкретно.

Чехов тоже не из той оперы. Да, он мне нравится. Но читал его не запоем. И не перечитывал. Язык, стиль....небо и земля. А сходство на почве того, что в советское время назвали бы мелкотемьем - всего лишь одна грань творчества каждого из них. То есть, на мой взгляд, Чехов ни в коей мере не похож на Довлатова и не вызывает у меня схожих эмоций.

Зощенко - вообще в корзину. Как по мне - капустник =))

По отточенности формулировок, ёмкости некоторых фраз - мне кажется очень близким Шендерович.

Ну вот, вроде всё.
Советуйте =))

P.S.
Прощу прощения, если невольно задел чьи-то чувства, высказывая своё мнение о некоторых писателях.
Что ж поделаешь, на вкус и цвет.... -)

ЯНУШ ВИШНЕВСКИЙ

Наконец-то дошло время и до чтения бестселлера последних лет "Мастурбация в сети". Ой, я кажется, что-то не то написала. Но я думаю вы поймете, о чем идет речь. Хочу сразу предупредить, что еще до чтения книги, я уже интуитивно поняла, что она мне не понравится. Но чтобы до такой степени, я даже и не предполагала.

Collapse )
bb

little help?

Не может ли уважаемое сообщество порекомендовать крохотный мрачноватый рассказик (минут на 4-5), в коем наличествовало бы побольше злоключений и поменьше диалогов ("была маленькая девочка, которая ушла далеко от дома и заблудилась; она идет через лес поздно-поздно ночью, а по кустам кто-то кричит и воет, а она идет, спотыкаясь о корни, пока не выходит к старому хлеву; она пытается забраться в него, но он разваливается, она падает; но когда она поднимается, она в порядке, она видит огни дома и идет к этому дому. И потом эта штука съела её")?
В идеале - нечто похожее на "Несчастное дитя" Эдварда Гори.
Можно, в принципе, и не мрачноватый, главный критерий - экшн :)
К сессии нужно записать аудиосказку, точно знаю, как хочу это слышать, но вот с материалом пока заминка. Листаю По и тоскую.
кизу

Стивен Кинг «Как писать книги»

Стивен Кинг
"Как писать книги"


Издательство «АСТ»; Москва; 2001

Словами автора, это - "попытка кратко и просто записать, как я пришел к ремеслу, что я теперь о нем знаю и как это делается. Я говорю о ежедневной работе; о языке."
И посвящена книга авторам популярных романов или желающим написать таковой.
Книга построена на жизнеописании Кинга, которое, скорее, можно назвать самообнажением, а посреди жизнеописания россыпью - то, как он писал и издавался и то, что он советует делать начинающему писателю и как он рекомендует это делать.
Во второй части книги, автор переходит к обучению  читателя тайнам мастерства - от грамматики до обработки идей.
Это честно написанная работа, где любой интересующийся книгами и тем, как они рождаются на свет и попадают в руки к читателю, найдет советы, подсказки и ободряющий пример.
Очень правдиво и сильно написан кусок о том, как Кинг попал под фургон в 1999 году в конце книги.
Выписала на 8 вордовских страниц цитат, приведу несколько из них:

«…если хочешь быть писателем, то не самый худший вариант – ободрать шнур телевизора, намотать его на стальной костыль и ткнуть вилку в розетку – посмотреть, что и где вылетит.»

«Кажется, только к сорока я сообразил, что почти каждый автор беллетристики, опубликовавший в своей жизни хоть строчку, кем нибудь да был обвинен, что свой Богом данный талант растрачивает на ерунду. Если пишешь (книги, или картины, или лепишь, или поешь – все равно), кто нибудь обязательно попытается тебе внушить чувство стыда за это. Я не философствую – я просто констатирую факт.»
Collapse )
мир с книгой

Герд Нюквист, "Травой ничто не скрыто..."

Когда этот роман был опубликован несколько лет тому назад, то получил очень неплохую прессу. Наверное, положительные отзывы рецензентов были первым, что заострило мое внимание. Второе - имя автора, скандинав. Скандинав-детективщик, такого сочетания я еще не знал, стало интересно вдвойне. Ну, и третье - поэтическое заглавие. "Травой ничто не скрыто". Согласитесь, что звучит красиво и пугающе?

Поэтому я особенно удивился обнаружить роман в сборнике "Зарубежный детектив" за 1974-год (сам роман 1966-го), разбираясь в книгах, оставшихся мне от деда. Что ж, вот и произошла наша встреча с Нюквистом.

Говорить о детективе, конечно, не легко. По той простой причине, что главное о чем стоит говорить в детективе, это интрига, преступление и, собственно, личность самого преступника. Признаться, меня прямо распирает, чтобы, как на духу, не выложить, что убийца... Сдерживаюсь.

Итак, главный герой - доцент Мартин Бекке, которому приходит приглашение на обед, от подруги школьных лет, вышедшей за муж за престарелого полковника Лунде (видно по расчету). Само приглашение, после долгих лет без общения - страно. Но кроме того, есть приписка - "Приходи во что бы то ни стало. Мне страшно". Семья полковника Лунде - сестра, дочь, молодая жена, живут в старом особняке, будто бы сошедшем со страниц викторианских историй о призраках. Да и атмосфера в доме напряженная. В тот же вечер проливается кровь - на кладбище, у могилы первой жены полковника, совершено нападение на сестру. А на самом могильном камне появляется загадочная надпись - "Травой ничто не скрыто".

Собственно, под впечатлением от первых страниц 30, я собирался роман ругать. Жуткий язык, какое-то нелогичное поведение героев, высосанная из пальца интрига. Но, когда я переборол дремоту, оказалось, что меня затягивает в увлекательный детектив, в котором нашлось место даже для истории со спрятанным сокровищем!

Прием, которым автор завлекает в свои сети, не самый честный. Где-то на середине книги главный герой, либо его друзья: вольные и невольные сыщики, заявляют, что у них есть серьезные подозрения, да и вообще они обо всем уже догадались. Это, скажу вам честно, подло. Помните, как в мультике о приключениях кота Тома и мышонка Джерри, то один, то другой, подлавливал соперника, притворившись, что зажал в кулачке что-то интересное? Вот и тут, приманкой размахивают, но не показывают. Нюквист придерживается этого приема почти до последней страницы, и о том, кто же преступник - мы узнаем, как по канону, лишь в самом-самом конце. Никаких современных причуд, вроде заранее известного имени убийцы или многостраничных разглагольствований о чем угодно, после того, как преступление раскрыто. И, знаете, сердиться на автора можно, но закончить чтение - нельзя.

Вторая особенность романа Нюквист заключается в образе сыщика. Тут их целая команда - братья Бекке: доцент филолог Мартин и врач Мартин, и комиссар полиции Халл Карл-Юрген. Каждый из них обладает своими характерными чертами, своим очарованием. Приятная компания.

Собственно, всего лишь один спойлер - очень интересная концовка, не дающая чувства удовлетворения от торжества справедливости. В общем, хэппи-энд, не особо хэппи.

В общем и целом, "Травой ничто не скрыто..." очень неплохой детектив, прочитать который будет приятно. Я бы лишь отметил в романе две замечательные сцены. Первая - описание ежегодных спортивных соревнований по прыжкам с трамплина на лыжах. Вторая - беседа доцента Бекке со своей матерью и их диалог о ярлыках, которые выбирают люди. Пожалуй эти две сцены в книге самые замечательные: первая описанием, вторая - смыслом. И будь у меня книга с вырванными страницами, я бы спокойно пережил незнание, кто же главный злодей, но прочитав эти две отменные сцены.

Читать роман Герды Нюквист:
"Травой ничто не скрыто..."
horror

Север в книжках

Посоветуйте, пожалуйста, книги про Север, Северный или Южный Полюса. Читала Смиллу и дневники Пири и Амундсена. ну и Каверина =) а что еще в такой тематике?
  • xlebik

пастуший пирог

Друзья, может быть, обращаюсь не совсем по адресу, но не вспомните ли вы, в каких литературных произведениях есть упоминание пастушьего пирога? Я помню только Дневник Бриджит Джонс и роман Дика Френсиса "Испытай себя"
Очень надеюсь на вашу помощь

Паланик, "Рэнт: биография Бастера Кейси"

Ну для начала скажу, что я прочитала у Паланика - "Невидимки", "Бойцовский клуб", "Уцелевший", "Удушье", "Колыбельная", "Дневник", "Призраки", "Беглецы и бродяги" и "Фантастичнее вымысла"(самая лучшая на мой взгляд - "Колыбельная" я тот еще звукофоб и тишинаголик ). Но Рэнт - это нечто выходящее из хотя и всегда неповторимых, но все-таки паланиковских книг. Во-первых, здесь меньше такого шокирующего трэша. Есть пара моментов, но это не "Кишки", не каннибализм или "Уцелевший". После каждой его книги чувствуешь двойное дно за сюжетом, здесь же это просто коктейль дно за дном. Во-вторых, фантастика. Паланик стал писать в жанре фантастики! Я не любитель и не ожидала такого подвоха с его стороны. Но вот я начала думать - зачем? И мне кажется это не столько фантастика, сколько антиутопия-лайт. Этот город поделенный на "дневных" и "ночных", подсоединение к "пикам" и автосалки. Это на уровне неужасноизмененного бытия, поэтому такое ощущение, что он говорит не о будущем, а о каком-то вполне конкретном американском городке, где все это есть и процветает. Я вот уже давно мечтаю о совином образе жизни. Помимо всего этого - в романе полно загадок. Да в принципе невозможно понять все с первого раза, не возвращаясь к началу и не перечитывая снова и понимая. Он как будто специально в рамках сюжета сделал эту же рекурсию и в книге. Ну и как всегда сама подача. С этим никогда проблем не было - теперь роман представляется в виде перемешанных в этом коктейле обрывков интервью разных людей (возле каждого пометка R или J, что как я потом уже поняла означает - "дневной" или "ночной"). Причем в самом начале сразу идет предупреждение "Книга написана в жанре устной биографии, то есть состоит из рассказов самых разных свидетелей. Когда многие люди говорят об одном и том же, они неизбежно противоречат друг другу. Примеры подобных биографий: «Капоте» Джорджа Плимптона, «Эди» Джин Стайн, «Лексиконный дьявол» Брендана Маллена". То есть, аккуратней, друг, здесь полно ловушек. В общем, я под впечатлением и пошла перечитывать.