April 14th, 2010

Парадизо

Крапивин

Смотрю, здесь много поклонников Крапивина.  С которым я совершенно не знакома. :((( И знакомиться времени не имею уже :(((.
Зато имеют его мои дети 10-12 лет. 
Поэтому прошу - напишите, пожалуйста, какие его книги вам запомнились, и если можно чем? Что посоветуете в первую очередь?
Спасибо.
Инь-Ян

Павел Крусанов. Мертвый язык (2009)

Я уже рецензировал предыдущий роман П. Крусанова "Американская дырка". Встречайте новый, не менее интересный...

Если романы Павла Крусанова выстроить в линию, то одним своим концом она упрется в мистическую Империю Духа, Небесную Россию, Рим-в-снегу, а другим - в наш, современный нам и вдоль-поперек исхоженный, любимый Санкт-Петербург. Линия эта еще и хронологична: наиболее ранний и известный роман, «Укус ангела», более всех утопичен; второй, «Бом-бом», уже начинает вплетать знакомую петербургскую реальность в свое еще эпическое повествование; третий, «Американская дырка», целиком развернут в родных пенатах, лишь главным героем, дваждыживущим Курехиным, намекая на иные времена и дали; наконец, четвертый роман, рецензируемый «Мертвый язык», почти полностью копирует композицию «Дырки», при этом даже лишая главного героя (поначалу) какой-либо мистической подоплеки. На сей раз солирует очередной воспитанник Пушкинской, 10, «человек из породы вечно молодых людей», некто Рома Тарарам, в фигуре которого, по желанию, можно также усмотреть отсылки к знаковым лицам питерского андеграунда, таким как Сергей Бугаев, одно из известных «погремух» которого – Бананан. Подобно паре Курехин-Евграф, и у Тарарама есть спутник – Егор, персонаж, впрочем, прописанный значительно беднее Мальчика Евграфа. Подобно же «Дырке», основной текст «Мертвого языка» – это разговоры на тему «как нам обустроить Россию», перемежаемые монологами на иные, но столь же возвышенные темы.

Collapse )

Читайте хорошее!
android girl

Гибельный тупик (Лабиринт смерти), Филип Дик, отзыв

Я люблю творчество Филипа Дика. У него много сильных и интересных произведений, которые обогнали свое время.

Но "Лабиринт смерти" или же "Гибельный тупик" (A Maze of Death), наверное, одно из моих самых любимых произведений.
Сюжет книги имеет непростую структуру. На одном из уровней - это остросюжетная история о людях, уставших от своей обыденной и бестолковой работы, и получивших новое, интересное задание.
И вот на загадочную планету Дельмак-О прибывают 14 новых поселенцев, которых ждет мир, полный загадок. Неожиданно поселенцы начинают гибнуть...

Но под слоем того, что напоминает "Десять негритят" Агаты Кристи, скрываются другие, очень интересные идеи.  Прежде всего, впечатляет теология мира наших героев. Библия "Спектовского", Заступник, Странник‑по‑Земле, Наставник  и противостоящий им Разрушитель Формы. Они не просто обитают на планетах, получивших название Обители Богов, но и отвечают на просьбы и мольбы, иногда совершенно неожиданным способом.
Collapse )


bauta

Джон Ирвинг. "Покуда я тебя не обрету"

За что я люблю Джона Ирвинга? Это блестящий мастер психологической прозы. Несовременный современник. Его книги настолько в лучших традициях 19 века, что немного теряешься от описания событий, произошедших в течение собственной жизни. Как если бы встретил описание похода в кино на "Аватар" у Чехова, к примеру.
По уровню реализма он близок Теккерею, но без его саркастичности; по насыщенности и драматичности - к Достоевскому, но без его паранойи; по этической интровертивности - к Драйзеру, но без его ярко выраженной склонности к социальной критике; по объемности и законченности  произведений и даже эпизодических персонажей - к Диккенсу.
Проза (и сценарии) Ирвинга по внутренней сути своей - монолог бесконечно одинокого человека, не любящего своё одиночество, но не желающего от него избавиться. Человека, находящегося в гуще событий, людей, характеров, но внутренне "вне" их. Этот тонкий налет "вне" и является самой главной составляющей психологизма Ирвинга. 



"Покуда я тебя не обрету" считается самым автобиографичным произведением автора.
Про что эта книга? Роман-история, роман-путешествие, роман-пособие для психоаналитика, роман-кино, изобилующий житейскими тру- и треш-ситуациями, нежно-жестокий, грязно-возвышенный - об одиночестве. Одиночестве мальчишки, парня, мужчины, знаменитости. Человеке-"недо". При своей успешности - постоянно "недо". Во всем. Андрогинность внешности и сознания, в  случае последнего - сплав слабых черт, поиск без инициативы, секс без любви, любовь без удовлетворения, детские желания, подростковые комплексы, подмена желания действовать, жить, говорить правду психоделичностью, неуверенностью, цеплянием за страх. Всю жизнь игра "для одного зрителя", принесшая мировую славу кинозвезды, без активного поиска этого зрителя во избежание боли. Об одиночестве его ближайшего окружения. Фактически бросившей его матери, сильной стерве, звезде outlaw, до своей смерти пичкавшей парня умопомрачительным враньём и умеревшей несчастной. Якобы бросившего его отца, свихнувшегося в конечном итоге от невозможности общения с сыном. Его единственной подруги и настоящей любви, знакомство с которой началось с психологического насилия и закончилось ее смертью после множества прожитых вместе лет, не будучи сексуальными партнерами. Её матери, любовнице его матери, так и не нашедшей ничего в своей жизни. Его учительницы, летящем эфемерном создании, живущем воспоминаниями. Еще об очень и очень многих одиночествах, задерживающихся или мелькающих на страницах романа причудливым калейдоскопом. И еще - о путешествиях, музыке, проститутках, кино, татуировках,  театре, психиатрах, сексе, церквях, насилии, школах, порнозвездах, спорте, эгоизме и благодарности.
И - о семье. "Покуда я тебя не обрету" - ожидание семьи. Не поиск, а именно ожидание.
Многие говорят, что концовка романа скомкана. Ничего подобного. Обретение после многих лет ожидания, и человек становится совсем другим. А значит, нет смысла рассусоливать. Ибо жизнь начинается заново.

кукла

Барбара Гауди "Наваждение"

Необыкновенно сильный психологический триллер. Автору удалось: сохранить напряжение всех персонажей (и читателя) до самого конца, не причинив невиновным никаких серьёзных травм (психических и физических). Всё проделывается с помощью чувств, эмоций и воспоминаний.

Любовь главного героя (Рон) к главной героине (Рэчел) мягко говоря, незаконна. Вообще, в книге происходят довольно жуткие вещи: похищение ребёнка, например, но никакого насилия, никакой жестокости. Самые страшные страдания происходят в душе всех героев книги.

Автору удалось показать самые разные виды любви и преданности, коснуться разных типов отношений между родителями и детьми, между детьми и взрослыми, показать патологическое отношение взрослого (родителя или влюблённого чужого человека) к ребёнку и здоровое, нормальное. От сумасшедшей мамашки, считающей хорошенькую дочь своей собственностью, своим сокровищем, своим главным смыслом всего, до её собственного отца, покинувшего её очень давно, но считающего звонок дочери, через много-много лет после того, как они поговорили в последний раз, самым важным событием в жизни.
Collapse )

Советы писателям от писателей

Говорят, бумага все стерпит. Однако порой не все может стерпеть обычная психика обычного блоггера. Тем более, когда в дневничках жж-френдов подчас находишь совсем уж неудобоваримые "перлы". Что ж, каждый имеет право разродится очередным словесным опусом. Нннно! Но куда лучше будет, если очередной пост будет оформлен пусть и не мыслью, так хотя бы красивой оберткой.

И тут нам на помощь приходит газета The Guardian, которая недавно попросила известных писателей объяснить, как пишутся книги. За исходник взяли пул из американских и английских писателей (простим уважаемой газете некую провинциальность), которым раздали небольшой опросник.

Итог работы получился весьма интересным и даже местами полезным. Чтобы лишний раз не заставлять вас читать много букв, спешу привести эти самые полезные места.
Collapse )
bauta

Джон Ирвинг. "Мужчины не ее жизни"

Рецензия на эту книгу уже была здесь: http://community.livejournal.com/chto_chitat/5190410.html
Но я все же тоже напишу.
Новая для меня, но написанная автором более десяти лет назад "A Widow for One Year" ("Вдова на год"), в русском переводе "Мужчины не ее жизни" - книга о любви. О любви чувственной, безграничной, странной.
Выступая в традиционном для себя жанре семейной саги, Ирвинг описывает хитросплетения мыслей, чувств и судеб в одной семье. Семье во многих отношениях неблагополучной...

Collapse )

Едоки Картофеля Дмитрий Бавильский

Написать книгу просто, очень просто … Я сама начинала несколько раз

Я держу в руках заботливо напечатанные моим любимым принтером листочки. Да – это книга. Я не хочу читать электронный вариант, а книжно-бумажный не нашла. Распечатала, чтобы читать на диване, как привыкла. Начинаю читать в автобусе …

Начинаю читать еще и еще раз, зацепляясь за каждое слово, за каждую запятую…

Я живу в городе Чердачинске, я его коренной среднестатистический житель. И я вычитываю и высматриваю в книге каждую знакомую мне черточку и деталь. Радуюсь узнаванию. Потом дойдя до метро – запутываюсь. Дорогой автор! Любому чердатчанину ясно – чтобы попасть домой вашей героине надо двигаться в противоположную сторону!!!!!!

Я знаю большинство героев этой книги – реальных людей и просто образы. Я живу среди этих людей, и я сама их часть. И я улыбаюсь каждому узнаванию.

 Стиль, слова, синтаксис – какие еще есть умные термины – мне тоже очень знакомы. Вот я приветливо киваю Набокову, вот встречаюсь с Булгаковым. Убираю листки. Думаю – хорошо это или плохо? Есть ли в этом – повторенчество? Хотя с другой стороны… Я люблю Набокова. Значит, мне должно нравиться

Я приезжаю домой. Засовываю курицу в духовку (в нашем возрасте лучше варить).

Ложусь на диван и начинаю читать снова. Как будто в первый раз. Без предысторий.

Среднестатистический город, среднестатистические люди. Все у них очень и очень средне.

Они живут, едят, ходят на работу. Работа такая  - чердачинская.  То есть она культурно – интеллигентская, но не требующая никаких затрат сил и души. Смотритель в музее. Музыкант в творческом покое. Ничего не происходит, ничего не меняется, все хорошо.

Есть еще один объединяющий меня с книгой момент. Я жительница Чердачинска, примерного возраста героини, тоже имевшая и имеющая роман с юношей. Я пытаюсь понять – это обязательная составная часть нашего с ней образа? А еще я хочу узнать, как это бывает у других и глазами других. И я читаю, читаю, вчитываюсь

К концу первой части мне немного грустно. То есть вот опять возникает вопрос – как и зачем люди пишут книги. И я думаю, что все мне уже понятно. О чем книга и чем все кончится предопределено.

 А потом, уже просто не отрываясь, дочитываю дальше до самого конца. Потому что все уж очень неоднозначно, неожиданно – ожиданно  и нужно обязательно узнать,  какие слова написаны на следующей странице.

А еще я внимательно рассматриваю картину «Едоки картофеля». Очень и очень внимательно. И думаю, что я о ней думаю.

О чем эта книга? Каков ее сюжет? Кто победил, а кто проиграл? Если вам интересно – прочитайте. Я не буду анализировать.

 Для чего люди читают книги? На мой взгляд, для того, чтобы подумать  - о себе, о мире, о любви, ненависти, одиночестве, постоянстве. Подумать. Эта книга для таких целей подходит.

В городе Чердачинске нет метро. А если бы он бы вдруг бы было, я бы села с этой книгой в руках на самую длинную ветку, а еще лучше – на кольцевую. И ехала бы так, пока не дошла бы до последней страницы. Спорила бы с автором, недоумевала героине, узнавающей улыбалась Марине Требенкуль, что-то перечитывала, соглашалась, не соглашалась, соглашалась. Но до конца.

 

Дюжина любимых романов

Некоторое время тому назад я опубликовал список дюжины любимых рассказов. Пришло время поделиться романами. Правда, необходимо пояснить: я намеренно не стал включать в список книги, которые и так всем известны. При всей моей нежной любви к романам Булгакова, Воннегута, братьев Стругацких. Не будет здесь и классики, хотя, к примеру, «Герой нашего времени» или «Мёртвые души» — одни из любимых моих книг.

Список, тем не менее, получился достаточно спонтанным и неожиданным: сам удивляюсь. Опять же, возьмись я за этот список в другое время, он явно мог бы быть другим.

Итак:
Collapse )
CPT'N

Приметы нашего времени

Доброго дня уважаемые читающие mesdames et monsieurs!

А как вы относитесь к приметам нашего времени в литературе? К мелочам современной нам повседневности?

Совсем недавно прочёл роман Владимира Орлова «Камергерский переулок». Не могу сказать, что книга не понравилась совсем, но ощущения от неё несколько сумбурные, неоднозначные. Я крайне редко читаю книги-новинки, остаюсь при мнении, что книгу, как хорошее вино и коньяк, годы выдержки делают только ценнее. А тут вдруг – под впечатлением от «Альтиста Данилова« и из любви к Камергерскому переулку – стал читать новый роман Орлова. И столкнулся в нём с огромным количеством мелких, сиюминутных деталей – неологизмы последнего десятилетия, статьи о героях в журнале, где я когда-то работал, цитаты из трёхаккордовой радиопопсы, сатира на медийных личностей и т. п.

С одной стороны, для нас, современников вымышленных событий, эти мелочи могут создать ощущение правдоподобия рассказываемой автором истории. Но… Не ограничивает ли такое внимание к деталям повседневности «срок годности» книги? Не станет ли она непонятной уже лет через десять, когда на смену тем мелочам придут новые? Не заигрывание ли это с читателем-современником?

Из-за слишком уж поверхностного знакомства с современной литературой я так и не пришёл для себя ни к каким выводам. А как подобному явлению относитесь вы?
  • Current Music
    пахнет кофе
  • Tags

Генрих Белль - Глазами клоуна

     "Меня спрашивают о том, кто я - протестант, католик, атеист? Я отвечаю, что я клоун."
     Генриха Белля я до этого не читала, но всегда хотела. Причем всегда хотелось познакомиться именно с этим романом. Название у него очень манящее и многообещающее, да и отзывы практически всех знакомых были положительными. Приятно, что книга не только не разочаровала, а даже очаровала.
    
Collapse )
Rakushka_Shell!

wanted!!!

Господа, случайно ни у кого нет ПОЛНОГО электронного варианта книги Анны Овчинниковой "Друг и Лейтенант Робина Гуда" ?
  Ни Гугл ни Яндекс не помог. Уважаю авторские права, но тираж не переиздавался; найти в книжных и на рынках, естественно, нереально. Спасибо заранее!

UPD: В инет-магазинах просто нет в наличии, так что купить не получается.

Незаслуженно обойденные вниманием поэты

Российская привычка ранжирования, в частности ранжирования поэтов, похоже, сыграла с нами злую шутку. Как правило, все легко перечисляют первую тройку-пятерку поэтов России из 19 или 20 веков, а на остальных ни памяти, ни самое главное – внимания, интереса уже не хватает. Между тем, в 20 веке российская земля, развитие отечественной словестности дали просто сонм, мягко говоря, очень хороших поэтов.
Простой пример. Некоторые еще способны сказать, что в плеяде поэтов серебряного века был Вячеслав Иванов, но его упоминание-вспоминание, скорее, историческое, нежели обозначающее его место на условном «поэтическом Олимпе». И это при том, что поэт он самостоятельный, обретший самостоятельный своеобразный поэтически голос.
На почве таких вот и им подобных размышлений родился следующий вопрос: Какие с вашей точки зрения были и есть незаслуженно обойденные вниманием (почитанием) российские поэты 20-го века? Можно перечислить как отдельных авторов, так и некий список. Интересно будет, если вы приведете в подтверждение по одному стихотворению отстаиваемого автора для наглядной иллюстрации.

P.S.: Раз уж упомянули Вячеслава Иванова, то для иллюстрации его поэтического дара возьмем из его "Римского дневника" такое стихотворение:

Так, вся на полосе подвижной
Отпечатлелась жизнь моя
Прямой уликой, необлыжной
Мной сыгранного жития.

Но на себя, на лицедея,
Взглянуть разок из темноты,
Вмешаться в действие не смея,
Полюбопытствовал бы ты?

Аль жутко?.. А гляди, в начале
Мыта́рств и демонских расправ
Нас ожидает в темной зале
Загробный кинематогра́ф. 

рожденная ураном

Хобби как источник дохода. Литобзор.


Вы никогда не задумывались о том, чтобы превратить любимое дело, которое кормит душу приятными впечатлениями, которым Вы занимались бы даже если бы Билл Гейтс решил Вас усыновить, превратить в дело, которое кормит не только душу, но и бренное тело? И кормит неплохо.

Я задумываюсь очень часто. Мне это сделать очень затруднительно, поскольку мои любимые занятия – это чтение и Таро, как совместить одно с другим и превратить в источник дохода, я пока не представляю.

Но за вдохновением, как всегда обратилась к своему первому любимому занятию – чтению художественной литературы.

И вот, что я там нашла на эту тему:

 

 

Collapse )

Начитавшись, я глубоко задумалась, о том, как превратить собственные хобби в источник дохода.

 


пеликен

Василий Звягинцев и его эпопея "Одиссей покидает Итаку"

Бывают же такие книги.

Понимаешь, что сюжет рыхлый, детали, наоборот, прописаны чересчур подробно, действующих лиц - перебор, автор про многих из них просто забывает, но упорно вводит все новых и новых. Уже 15 томов наваял. И наверняка шестнадцатый пишет.

А оторваться не можешь.
Прямо как любовь - не за что-то, а вопреки всему.

Придется, наверное, жить с ней всю жизнь, пока у автора силы будут клавиатуру пользовать. Дай ему Бог здоровья.
 


Сэм Хаейс. "В осколках тумана"

В ОСКОЛКАХ ТУМАНАДетектив он и в Африке детектив. А уж в Англии, которая славится своими Королевами (в том числе этого жанра) и подавно. Поэтому английские детективы читаешь всегда с особым чувством. И "В осколках тумана" Сэм Хайес тут не исключение.
Конечно, ее завораживающая, загадочная "Моя чужая дочь" произвела в целом более сильное впечатление. Но это, наверное, потому что к лихо закрученной интриге и хорошо выписанным характерам а-ля Хайес я уже привыкла.
С другой стороны, кому еще в голову пришел бы такой хитрый, «навороченный» сюжет?
Англия, наши дни. Джулия Френч, в девичестве Маршалл, учительница английского языка, находит в поле тело своей ученицы Грейс. Грейс истерзана и измучена, а Джулия потрясена случившимся – кто мог так поиздеваться над бедной девушкой, которой не было еще и четырнадцати? Полицейские не знают ответа на вопрос, начинается расследование. Тем временем, Джулия попадает в еще одну переделку: ее мать неожиданно теряет дар речи и перестает разговаривать.
Пересказывать сюжет дальше фактически невозможно, да и не нужно - иначе неинтересно будет читать. Могу сказать только, что написана книга легко и просто, но в то же время увлекательно и захватывающе. Писательнице опять удалось создать такую интригу, которая постоянно держит в напряжении.
В общем, рекомендую всем, кто любит книги с загадками, но не слишком кровавые, предпочитает добротный детектив плохому триллеру и уже устал от однообразных сочинений Питера Джеймса.
Буковски

Йен Макьюэн "Искупление"

Макьюэн Й.
Искупление: Роман / Й.Макьюэн; Пер.с англ. И.Я.Дорониной. - М.: ООО "Издательство АСТ": ОАО "ЛЮКС", 2004. - 413, [3] с. - (Bestseller).

История одного изнасилования

В английском поместье живет семейство Толлисов: отец – Джек Толлис , государственный чиновник, который очень много времени проводит на работе и мало дома, мать – Эмилия Толлис, одолеваемая мигренью дама на грани депрессии, старшая дочь – красавица Сесилия и младшая – Брайони, отъявленная графоманка с воображением писателя-фантаста. Плюс прислуга, неприглядный с точки зрения архитектуры дом , искусственное озеро и фонтан в стиле барокко во дворе. Мир и покой. И вот однажды неспешность этой жизни прерывает чрезвычайное происшествие сродни землетрясению. Не стихийное бедствие, но потрясение для людей серьезное. Дом стоит, свет горит, озеро из берегов не вышло, фонтан не разрушен, но пятнадцатилетняя кузина Брайони, Лола, изнасилована неизвестным. Свидетель , юная «работница пера», перстом указывает на Робби Тернера - сына уборщицы, и вот уже на его руках наручники и неожиданная пауза в их с Сесилией любовном романе.
Первая часть романа, несмотря на высоко художественное описание интерьеров и искусно тонкое копание в душах Толлисов , скорее напоминает (оставить только диалоги и выкинуть все остальное) этакую пьесу-сатиру на уклад жизни представителей «высшего общества», которой по большей части вызывает зевоту вместо непосредственного интереса. Автор как классный экскурсовод , водит читателя по парку, при этом постоянно заставляет обращать внимание на каждую мелочь, остановит у фонтана, проводит в дом. Читатель, слушая скучные беседы героев и гуляя, быстро утомляется: сидя на берегу озера или на стуле в гостиной, зевает широко, от души. Затем Макьюэн, растолкав нас и выведя из состояния дремоты, тащит уже по дорогам Франции оккупированной немецкими войсками. Война пришла. Здесь все по-настоящему без прикрас: Ремарк позавидовал бы. Ужасы войны, но здесь пули не свистят, а солдаты не сидят в окопах. Солдаты вперемежку с гражданским населением отступают под бомбами вражеской авиации, одичав и постепенно превращаясь в толпу животных. Здесь Макьюэн скорее военный корреспондент, бесстрастно фиксирует все на «Лейку», не забывая естественно покопаться в душе человеческой. Ну а под конец романа уникальный многостаночник Макьюэн перевоплощается во врача с замашками патологоанатома, и вы спросите: «ну и к чему все это?». Спокойствие, только спокойствие. Я отвечу. Все потому что маленькая дрянь Брайони оклеветала бедного Робби, поверила в свои неудержимые фантазии и в свою ложь. Будучи единственным свидетелем преступления, отправила парня в тюрьму, а через несколько лет стала свидетельницей человеческий смертей и мучений, насмотрелась ужасов. Вот оно искупление? Нет. Вы что? Забыли, что речь идет о будущей писательнице? Писатель по Макьюэну «в некотором роде бог, а для Бога нет искупления». Получается - взялся за перо, тогда и нет для тебя искупления. В общем, авторам будущих бестселлеров посвящается.

икеа

Помогите вспомнить книжку-фантастика -радиация-телепатия-мир после катастрофы

Дело в том, что в детстве-отрочестве я перечитала несколько шкафов научной фантастики.
и вот один рассказ запал в душу - а чей? как назывется??? вспомнить не могу.

Ситуация: мир во власти радиации, скорее всего последствие атомного взрыва или техногенной катастрофы. Почти все дети рождаются мутантами. И вот рожает героиня рассказа. Она рожает девочку и облегченно вздыхает: мой ребенок нормальный! она пеленает ее, общается с ней, она так счастлива! и только врачи посматривают на нее очень странно. А она пишет мужу - куда-то - наверно на войну - какое счастье, наш ребенок нормальный! и вот через несколько месяцев молодой отец возвращается домой и видит... ребенка-червячка, без рук и ног... красивую девочку, которая в свои несколько месяцев общается с ним телепатически...
и свою жену, не замечающую всего этого или не желающую замечать.

Думала, что это Брэдбери. Но у него найти не могу подобного.

подскажите, пож-та!