April 3rd, 2010

Isdatel

Издания Дальнего Востока. Хисамутдинов А.А. «Мне сопутствовала счастливая звезда…»

Недели две назад дочитала хорошую книгу о земляках-эмигрантах, и Дальнем Востоке, которую мне подарила моя любимая преподавательница Ольга Петровна Мальцева. Захотелось рассказать о ней народу. Нормально писать не умею, вечно съезжаю на эмоции, поэтому где есть желание написать об одной книге, появилось желание написать вообще обо всех книгах Дальнего Востока, которые меня удивили.



Издания Дальнего Востока.

Хисамутдинов А.А. «Мне сопутствовала счастливая звезда…» (Владимир Клавдиевич Арсеньев 1872-1930 гг.)

Как часто литература заставляет людей задумываться о своих корнях? У коренных петербуржцев и москвичей очень богатое литературное прошлое, которое отражает ход истории не только жителей этих городов, но и всей России. А что мы знаем о литературе Дальнего Востока? Что знают о Дальнем Востоке сами жители Приморского края?
Начнем с того, что мой родной город Владивосток, город колониального типа. Городу только исполняется сто пятьдесят лет, и изначально он был военным гарнизоном и портом. Даже родившись в этом городе, я не могу похвастаться тем, что я коренной житель Владивостока. Ну, родилась моя мама в бывшем поселке Ворошилова, нынешнем городе Уссурийск. Но, ее родители всю жизнь скитались по стране, и только в девятнадцать лет мама вернулась в Приморский край, во Владивосток, где потом родилась я. Тем не менее, это мой родной город, и здесь могилы моей бабушки, и возможно отца. У меня есть ощущение Родины, я люблю город Владивосток, и понимаю, что мне все труднее будет его покинуть в поисках лучшей жизни. Еще три года назад это было возможно, и я хотела уехать из города, и могла уехать. Но, в мою жизнь вошло несколько книг, которые перевернули мое сознание непричастности к истории города. Начиная издание книги Любови Кавериной «Он строит, она строит, я строю ДОМ», я мечтала, издав книгу поехать в Питер к автору, и заранее собирала для нее подарки. Так совершенно случайно, я нашла на книжном развале книгу своего преподавателя с издательского факультета ДВГУ Хисамутдинова А.А. «Мне сопутствовала счастливая звезда…» (Владимир Клавдиевич Арсеньев 1872-1930 гг.).
Книга заранее оказалась раритетным изданием, тираж – 1500 экземпляров. Как потом на одной лекции мне признался Амир Александрович (http://www.famous-scientists.ru/1718/) – «Мне нравится издавать книги, которые потом станут редкостью». Возможно это шутка, но на деле так и получается. Collapse ) И сейчас по крупицам собирается история Дальнего Востока, такими авторами, как Хисамутдинов А.А. История Приморского края, которая почти оборвалась с уходом семей основателей города Владивостока, с уходом белогвардейской армии в эмиграцию. Вывезены семейные архивы, вывезены библиотеки, а что не успели вывезти, погибало в руках молодой Советской власти.

УДК 92
Хисамутдинов А.А. Мне сопутствовала счастливая звезда…:
Владимир Клавдиевич Арсеньев (1872-1930 гг.). – Владивосток : Дальнаука, 2005.
256 с. ISBN 5-8044-0568-3

«Пройдут долгие годы, но наша работа и труд, затраченные на изучение Уссурийского края, не пройдут даром, а принесут нашему Отечеству и потомству величайшую пользу. Верю, что через 40-50 лет нас будут вспоминать добрым словом». (В.К. Арсеньев, 1907 год)

«Дальний Восток стал для меня второй родиной… Иногда я получаю письма из Южной Америки, Австралии и из Африки. Хотелось бы побывать в экзотических странах, но видно, судьбе угодно было забросить меня в Восточную Сибирь, где, по-видимому, я окончу и дни свои». (В.К. Арсеньев, 1928 год)

«За время революции и гражданской войны столько было насилий, столько пролилось крови, что у меня что-то надломилось в душе. Я все больше чувствую свое одиночество. Пусть молодые люди строят новую жизнь, как хотят. Мое желание закончить обработку своих научных материалов и уйти, уйти подальше, уйти совсем – к Дерсу». (В.К. Арсеньев, 1930 год)
marusya

"Белый Тигр" Аравинд Адига

http://shelflove.files.wordpress.com/2008/09/whitetiger.jpg


Любовь европейцев к пост-колониальной литературе лично для меня необъяснима, и, однако же,  одновременно с этим, неоспорима. Если в шот-лист Букеровской премии попадает роман какого-либо пост-колониального автора, вероятность того, что именно этот автор станет ее лауреатом, крайне высока.

В разные годы премия доставалась индийцам Салману Рушди,
 Киран Десаи, Арундати Рой. При этом романы их далеко не всегда являются литературным шедевром - для меня до сих пор является загадкой, что заставило жюри присвоить Букер тоскливейшему роману Киран Десаи «Наследование утраты» (в другом варианте - «Наследство разоренных»). 

В 2008 году премию получил еще один индийский роман - «Белый тигр» Аравинда Адиги. Роман непривычный, страшный, до безумия циничный и, по мнению Букеровского жюри, стилистически безупречный.


«Белого тигра» стоит читать лишь тем, кто готов расстаться с образом волшебной страны пряностей и сказочных красот. Индия Адиги разрушает образы, созданные восторженными европейцами и титулованными романистами индийского происхождения. Забудьте о высокой духовности индийцев, которой не является помехой последняя нищета.  Индия Адиги разделена на две части - Индию Света и Индию Мрака, и первая ничуть не лучше второй. Collapse )

War Lover



Книгу Джона Херси «Возлюбивший войну» я прочитал давно. Не в десятом ли классе я учился? Нет, кажется, уже работал. Я же после школы на завод пошел, так что деньги у меня тогда были. Зашел в «Букинист», и купил. Стоила она полтора рубля, а в «Букинисте» и того меньше. Рубль двадцать? Не помню.

Collapse )

"Дело не в кофе"

Отличная книжка про корпоративную культуру прекрасной компании Starbucks

Читал ее утопая в мягком диванчике в Starbucks, напротив стойки, было забавно )

Очень понравилась идеология и подход к работе ТОП менеджмента компании

Компания которая продает культуру, а не просто кофе ..

Книга насыщенна фразами, которые глубоко проникают в мозг :) "Нет стрессовой ситуации, есть стрессовая реакция"


17.51 КБ


Говард Бехар, Джанет Голдстайн

ps: Люблю Starbucks в Республике, около Плешки

Эпохи

У меня пара вопросов к уважаемому сообществу.

1) Сейчас 90-е годы вспоминаются исключительно как "лихие".
Т.н. "нулевые", подозреваю, спустя время будут ассоциироваться с офисным планктоном и гламурной педерастией (или я неправ?).
Как вы думаете, каким будет новое десятилетие?

2) Каким авторам вы присудили бы звание "писатель десятилетия" в номинациях "писатель 90-х" и "писатель нулевых"?
И что нового в русской литературе может появиться в новом десятилетии? 

Помогите вспомнить:)

Помогите, пожалуйста, вспомнить автора и названия книжек.
Читала в детско - подростковом возрасте, лет двадцать назад. Автор - русский , точнее, на то время - советский писатель.
Первая книжка: история мальчика, рассказанная от первого лица, который в детстве подорвался на мине, не обезвреженной с войны, стал инвалидом. Несмотря на его физическую "ущербность" , в него влюбляется девушка ( кажется, ее Лида звали), уходит к нему от мужа, будучи беременной. При родах девушка умирает.
Вторая книжка, того же автора, рассказывает о врачах - онкологах, в сюжете есть всякие любовные линии. Генерал с молодой женой Ритой, которая изменяет ему с врачом - онкологом ( Пашей, кажется). Других героев помню совсем смутно.
Ужасно извиняюсь за сумбурность описания:). Помню книжки отрывками, и только общую суть.
Заранее благодарю:)

Блоггер как венец творения


Написание художественных текстов долгие века было уделом образованных и связно излагающих мысли людей. Их было мало. Хороших - вообще единицы.

Ситуация изменилась с резким ростом всеобщей грамотности. Читателей стало больше, соответственно, и писателей тоже. Это там, у них. А у нас если во времена Пушкина грамотных людей было около 1%, а писателей всех знали в лицо, то при советской власти грамотными стали все, но писателей тоже знали в лицо почти всех.

И это, кстати, было плохо. Плохо для нас, читателей.

Плотину пробило в годы перестройки. Collapse )
 
пеликен

(no subject)

У Валерия Леонтьева есть песня – «Каждый хочет любить, и солдат и матрос». Лет десять назад ее крутили везде.

И где-то я услышал, что текст песни был написан еще аж в 1920-м году, во Владивостоке, неким Арсением Несмеловым, человеком со сложной экзотической биографией. И что сам стих, в отличие от песни, довольно грустный.

 

Как житель, в ту пору, Владивостока, решил поискать, и действительно, нашел, и многое.

Collapse )

Паоло Джордано "Одиночество простых чисел".

Никогда прежде не проводили граней между всегда точной математикой и такой непредсказуемой любовью? Когда в очередном поиске чего-нибудь, чтобы могло сгладить чувство опустошенности и навести меня на более отвлеченные мысли я посетила книжный магазин, увидела как раз-таки эту книгу. Обложка, где изображена не очень привлекательная, на мой взгляд, девушка изначально смутила меня, однако прочитав несколько страниц, я поняла, что обложка с книги снимается, а на переплете остается лишь это название "Одиночество простых чисел".
Паола Джордано говорит о ряде чисел, в котором попадаются простые, их ещё называют близнецами. Они делятся лишь на единицу и на себя. Чем дальше считаешь, тем реже эти числа встречаются, но попавшись нам на глаза можно сказать, что между парой стоит лишь одно число, но именно оно разделяет их...
Что если встретятся два одиночества? Возможно ли представить, что они смогут быть вместе, потому что это единственное, что им нужно... В глазах друг друга они видят то, что навсегда останется внутри... Но что если два одиночества лишь пара простых чисел в ряду жизни? Тогда они будут всегда стоять близко близко друг к другу, но всегда недостаточно близко, чтобы быть вместе.

Евгений Рейн

Приветствую уважаемых блогогчан-союзников)
Пишу работу на тему интерпретации стихотворения Евгения Рейна "Подпись к разорванному портрету".
Будьте любезны, поделитесь информацией какой-либо имеющейся, которая касается этой темы...
Буду очень признательна)
Буковски

Захар Прилепин "Санькя"

Прилепин, Захар
Санькя: Роман. - М.:ООО "Ад Маргинем Пресс", 2009. - 368 с.

Крестовый поход детей.

Саши Тишин, главный герой романа, член партии «Союза созидающих». Роман Захара Прилепина своеобразная песня борьбы, веры и храбрости, в строчках которой негодование и ненависть стоят рядом с молодостью. В песне этой смешалась и кровь врагов и кровь Сашиных однопартийцев, слезы матерей и любовь к Родине. «Союзников» многие с призрением называют «эсэсовцами», но речь скорее не о «Моей борьбе», а об «их борьбе»: насколько кровавой, настолько и бессмысленной.
Саша простой провинциальный парень: из народа, живет с мамой и вырос без отца, бог есть, Родина одна. На нетрезвую голову готов болтать о чем угодно, делать что угодно, но при этом любить искренне, по-настоящему Родину свою. Да просто выбора не остается. Человек раз любит, значит и лишен выбора этого. Любить значит любить до гроба: примерно так выглядят убеждения Саши Тишина. «Я русский. Этого достаточно. Мне не надо никакой идеи» - в разговоре он держится твердо. И не важно, кто перед ним: преподаватель философии с либеральными взглядами или советник губернатора. Хотя скорее последнему стоит опасаться гнева «союзников»: те умело кидаются в представителей власти яйцами и тортами и в последствие легко расстаются со свободой. Прилепин умело рисует картины, на которых изображена она – Россия. Это и умирающая деревня с ее прогнившими сараями и заброшенными домами, это привокзальная «разливуха» с плохо одетыми посетителями и водкой без закуски, это и Москва – большая, со своим метро и уютными лавочками. Но вот не ошибся ли автор при выборе героев своего произведения, наделив их такой жизнью, такими качествами, сделав их «русскими»? Да и неоднозначными они получились личностями, честно признаться: вот Саша, например, маму любит, как и Родину сильно, но на работу устраиваться не спешит (нашли дурака на государство работать!), живет преспокойно на маминой шее, ест и пьет (и водку тоже) на мамины деньги, Яна – одна из лидеров партии, чтобы избежать контакта с правоохранительными органами и гарантировать себе свободу, преспокойно удаляется с бойцом ОМОНа в ближайшую парадную, да и как поразительно преспокойно грабятся (плевать русский ты или нет, мы против капитализма) и избиваются (а это ради революции) люди. «Герои нашего времени», они же «союзники» просто толпа детей, детей злых и упрямых. Этого автор и не отрицает. Саша с любопытством и с неким раздражением (опять чертов капитализм) изучает огромный ассортимент продуктов в супермаркете, при этом катаясь на электричках и поездах между столицей и родным городом, так ни разу не посетил, например, Третьяковскую галерею. Куда уж там: есть Родина и спасать ее надо. Дети будут спасать злые, а кто, если не они? Смерть не страшна, даже если она рядом - борьба будет продолжаться. Ну, если так, то флаг им в руки. Эсэсовский.