March 7th, 2010

Парадизо

Адаптированная агнлийская литература для детей

Дорогие  мои сообщники! Сегодня дочка 12 лет озадачила вопросом: "чтобы такого сделать плохого   почитать на английском адаптированного?" В английском не скажу, что блещет, но все-таки кое-что рубит.  Пожалуйста, посоветуйте подобную литературу.

Кстати, она читала много переводной англ. литературы -  Диккенса, Лондона, Коллинз и пр. Как вы думаете, имеет ли смысл купить ей уже знакомые книжки в адаптированном переводе или лучше читать что-то новое?

Умоляю, что попроще для чтения. Всего-то пятый класс. Это первый опыт ребенка. Хотелось бы его поддержать.

Спасибо за внимание :)
dog

Вопрос знатокам социальной фантастики (и смежных жанров)

Скажите, а существует ли такая фантастика (авторы, отдельные произведения, пусть даже миниатюры), в которых моделируются принципиально иные отношения между людьми? Обусловленные тем, что люди - другие психологически, чем мы сами (изменились в результате мутации, или глобального пересмотра моральных норм, или родились такими, ибо не гуманоиды - не принципиально).  То есть фантазия автора направляется на то, чтобы психологически достоверно воссоздать ситуацию, которая может сложиться, если, например, исчезнет разделение на мужчин и женщин. Или у всех что-то такое произойдёт с тестостероном или другими гормонами, что исчезнет малейшая агрессивность, а потребности останутся, и как быть? Или в результате развития рекламной индустрии будут глобально пересмотрены понятия о красоте (как именно)? Ну, что-то  в таком духе.

Я прошу только понять меня правильно. Меня в данном случае НЕ ИНТЕРЕСУЮТ:

1. Люди со знакомыми нам страстями и проблемами в условно-другой реальности, чтобы ярче показать, какие у нас проблемы (Оруэлл, Брэдбери, Замятин, Ефремов);
2. Люди без ярко выраженных индивидуальных психологических черт, просто помещенные в другие бытовые и социальные условия, с которыми вынуждены как-то справляться;
3. Утопии и антиутопии, показывающие, до чего мы можем докатиться, если будем продолжать в том же духе, или, наоборот, как мы будем хорошо жить, если изменимся.

То есть основные фантастические "допущения" должны быть именно в психологии людей. Существует что-то подобное? Подскажите, пожалуйста, знатоки и любители :)


sargent

Орхан Памук. "Стамбул: город воспоминаний" (На конкурс)

Когда выбираешь из множества прочитанных за жизнь книг одну, чтобы взять ее в тюрьму, или на необитаемый остров, или в вечное изгнание, выбирать следует с особой тщательностью. С возрастом тянет на мемуары - неитерпретированный в fiction личный опыт кажется ближе, чем разукрашенный в маркетинговые кружавчики художественного вымысла. А если это мемуары "с эмоцией", как в старину говорили - взаболь, да еще и написанные ответственно, с почти академическими штудиями в историю и искусство - то и вовсе хорошо. Хотя бы изучение сносок немного оттянет неизбежную и неизбывную тоску того вечного изгнания, куда мы возьмем эту книжку.

А она как раз о вечном изгнании. О нашем вечном изгнании из детства, из родительского дома, каким он был тогда, когда дед был жив, а мама - еще молода. Об изгнании наших первых любовных призраков из вырубаемых под офисные "стекляшки" парков. Об изгнании некогда пышного, парчово-позументного, а ныне поблекшего и полуразрушенного, как ялы на берегу Золотого рога в Гёксу и Румелихисары, оттоманского прошлого.

Памук - потомственный стамбулец, не нувориш, не парвеню, не выскочка-торговец дубленками. Хотя все они тоже могут написать интересные воспоминания, но о собственном становлении. Не о разрушении своего былого прекрасного мира, не о своих корнях, рассыпающихся в прах, не о друзьях своих родителей и дедов, которые в буквальном смысле делали культуру во времена Ататюрка, не о модерновых особняках на Нишанташи, не о магазинах с высоченными шкафами темного дерева, пропахшими кофе и чаем, с черно-белой плиткой на полу, не о...

Памук - нобелевский лауреат, и в случае с ним эта премия в большей степени заслуженная награда, нежели коньюнктурная. Его несомненный и блестящий литературный дар позволил ему превратить мемуары в любовный роман, историческую монографию в занимательную историю, путеводитель в путешествие. Черно-белые фотографии старого, уже не существующего Стамбула - еще один сюрприз этой книги. Они упоительны. Их - в таком количестве и разнообразии - не найдешь ни в одной брошюре, посвященной городу, даже в пафосном библиогиде от Дорлинг&Киндерсли их вряд ли столько. Когда я, на своем необитаемом острове, прочту книгу от корки до корки в сотый раз и запомню ее наизусть, я буду просто разглядывать иллюстрации - по одной в день. Каждую рассохшуюся планку деревянных ставней, каждую складку одежды нищего, каждую удочку на знаменитой фотографии с рыбаками на мосту через Золотой рог.

Для нас, для кого русский - родной язык, отношения со Стамбулом - отдельная тема. Когда-то предки ходили туда войной, приколачивать щит, и уходили с боем, и возвращались. Потом ветшающий Царьград был высшей инстанцией для русских церковных иерархов: без константинопольской патриаршей "визы" на Руси не ставили митрополита, а мечта увидеть вживе Святую Софию - а увидев, уехать, вернуться и снова увидеть - водила кистью всех выдающихся иконописцев. Потом Константинополь назвали Стамбулом, из Святой Софии сделали мечеть, и возвращение стало невозможным, как большинство возвращений в человеческой жизни. Большинство - но не все. Потому что сейчас, чтобы провести уикенд в Стамбуле, достаточно взять билет на самолет и забронировать номер в семейной гостиничке в Истинье. Или перечитать "Стамбул" Памука.
book

Продолжение банкета

В результате моего недосмотра я объявил голосование слишком рано. Вот семь рецензий, которые по моей вине не попали в первое голосование.

1. Дольник В.Р
2. Оскар Уайльд
3. Эрика Йонг
4. Орхан Памук
5. Чайна Мьевиль
6. Исаак Башевис Зингер
7. Андрей Кивинов

Пожалуйста, посмотрите эти рецензии и проголосуйте за ДВЕ лучших. Не волнуйтесь, мы сделаем так, что все будут в абсолютно равном положении. Как - см. под катом.

Collapse )

Чайна Мьевиль Нон Лон Дон (на конкурс)

 Что читать?
Что читать современным девочкам? 
Что читать современным девочкам, когда все непросто и мир не похож на домик Барби?
В телевизоре - Дана Борисова и пр....
В киосках - глянцевые журналы, в которых  - что-то похожее на Дану Борисову.  И самое главное, что должна уяснить каждая девочка - какое надо выбрать платье и насколько допустимо открыть грудь, чтобы прекрасный принц на белом мерседесе не проехал мимо. Еще есть фильмы про Избранных, необыкновенных, величественной такой судьбы.
А ты - простая девочка, обычной полноты и несуразной прически. Ты - добрая, верная, чистая и честная. Это не ты так решила про себя думать, а такая - на самом деле. И ты знаешь, что необыкновенными бывают высокие голубоглазые светловолосые блондинки - такие, как твоя подруга, которой кланяются лисицы и почтительно здороваются кондукторши (?). Вот она - Шуази, Избранная - спасительница мира.
Но потом почему-то все идет не так. Не так, как написано в Книге ( сначала было слово - мы помним. Но кто может понять, что именно значит это слово?)И можно просто вернуться домой и все забыть - ведь Книга написана не про тебя, все понимают - и ты тоже - Шуази это точно - не ты. Но почему-то ты не можешь так поступить, не можешь оставить друзей и город, который  так полюбила.
Город Нон Лон Дон. Фантастически - необыкновенный. В этом городе одежда из бумаги - прочная и надженая ( в зависимости от того, из какого произведения сшита), маленькая птичка  - хозяин большого мужественного человеческого тела, и птичка эта - на самом деле очень отважная и мужественная, а стайка рыбок и прочих морских коньков может собрать водолазный костюм и поселиться в нем и это будет  сильное и великодушное существо Скул. И еще многое- многое другое , не совсем такое, как кажется.
Что запомнилось мне больше всего - как взрослому человеку? "Жить свободно вовсе не значит пренебрегать безопасностью". Слова предводительницы  черепичных акробатов, жителей Нон Лон Дона из поколения в поколнеие живущих только на крышах и ни за что не спускающихся на землю. Как это по нашему, по взрослому. Быть как бы свободными в своем как бы свободном мире. 
Но книга по тому и стоит того, чтобы ее читать и о ней писать, что безопасность часто есть синоним равнодушия. а герои ее  - не равнодушные. И пусть ни про кого из них не написано в Книге. как про избранных. Но они - спасли мир. Обычная девочка, кондуктор, мальчик- полупризрак, водолазный костюм, портной, кефирный пакет.
Девочкам - читать очень советую.
И взрослым - потому что много увлекательных аналогий, интересных аллюзий, красивая игра слов.
Мне кажется, давно уже не было современных книг про современных детей - хороших книг.

Исторический роман


    Поспорила я на работе с сотрудником, нужна ли историческая достоверность в историческом романе. Спор привожу здесь:

Я. Думаю, что никогда бы не смогла написать исторический роман, да и просто книгу из жизни страны или эпохи, где сама не была. Я бы погрязла в бесконечных проверках, а было ли тогда, то что герои ели, а как они одевались. Есть у меня подозрение, что сегодняшние авторы пишут так много фантастики и альтернативной истории именно по этой причине. Ну ездил Д Артаньян на мотоцикле, так это же альтернативная реальность!

Л. Да разве можно требовать документальности от художественной литературы? Если Вам нужна документальность читайте научную или науч.поп. А в художественной важен язык, образ, идея, а не факт.

Я. Но все же, если какая-то историческая деталь выламывается из исторической реальности, то это страшно мешает. Перестаешь верить автору и эта деталь все время свербит, как песчинка в глазу. Все же автор в историческом романе должен оставаться в границах нашего невежества.

Л. Вот Шекспир писал "по-мотивам" исторических фактов. И кому сегодня интересно, а был ли на самом деле принц Гамлет? Или был ли Генрих 4 такой сволочью? Художественная реальность затмила историческую.

Я. Но я, возможно в силу своей необразованности, не вижу противоречий с исторической реальностью, мне ничего не мешает. Но вот если бы Джульетта позвонила Ромео по телефону,  то врядли я бы могла воспринять это как трагедию.

Л. В театре часто ставят того же Шекспира в современных костюмах и декорациях. И есть очень глубокие постановки.

Я. Театр и литература это разные искусства.

Л. А кто относит книгу к жанру "исторический"? Автор? Издательство? А если книга упала с полки "исторических" на полку "алтернативная история"? Так она сразу из плохой стала хорошей?

Я. Я не знаю, кто определяет жанр, но есть довольно много книг, написанных в жанре. Исторический роман – жанр, где время действия,  страна, исторические события являются существенными действующими лицами. Бывают книги, где задник, время, место несущественны или не очень важны, но если они важны, то должны быть сделаны качественно.

      А вы как думаете?

Исаак Башевис Зингер Суббота в Лиссабоне (на конкурс)

Сборник рассказов. В него вошли рассказы, написанные на протяжении нескольких десятилетий, в переводе с английского Н.Р.Брумберг. Так как Башевис Зингер писал на идиш, а на английский его переводил Сол Беллоу, то и его следует, видимо, считать причастным к этим рассказам. Кроме того, в книгу входит и Нобелевская речь.
Рассказы короткие (от 5 до 21 страницы), а впечатление оставляют такое, как будто успел познакомиться в каждом с одним или несколькими забавными или достойными сочувствия и сострадания персонажами или даже пережить с ними их судьбу.
Писатель предпочитает рассказывать о временах своего детства и молодости, но может рассказать и о судьбе человека в годы уничтожения евреев нацистами или о послевоенном времени.
Рассказы о временах детства наполнены колоритом местечка в польском захолустье или еврейской среды Варшавы времён Российской империи.
Наиболее удачны у Башевис Зингера два вида рассказов, при том, что оба вида содержат большой еврейский колорит (и обычно, чем его больше, тем рассказ интереснее):
  1. Близкие по стилю к фольклору, сказочно-анекдотические истории. Красочные увлекательные истории с мистическим или юмористическим элементом.
  2. Основанные  на собственном наблюдении, в т.ч. детском, сложных жизненных и нравственных ситуаций. Во многих из лучших рассказов главным героем является отец рассказчика. Он с трудом находит (чаще всего подсказывает, даёт мудрый совет) справедливый выход из тяжёлого в нравственном отношении выбора. Рассказчику  удаётся передать своё восхищение отцом читателю. Кроме того, к этой второй группе рассказов относятся и те, в которых взрослый наблюдатель-рассказчик близок автору или прямо им является.
Когда Башевис Зингер пытается отклониться в сторону от двух этих видов рассказа получается хуже, чем обычно.Collapse )

Уилбур Смит "Охотники за алмазами"


Старик магнат, владевший самой прибыльной компанией по добыче алмазов в Африке, умер. Война между его наследниками неминуема. Сеть ненависти, измен, интриг и зависти опутывает родных детей умершего и его приемного сына Джона. Первой жертвой начавшейся войны становится жена Джона, погибающая при загадочных обстоятельствах… Однако Джона не так-то легко сломить. Чтобы победить, он готов пойти даже на смертельный риск.
Как то так это звучит в официальной аннотации.
Зайдя в магазин, и увидев полочку свежеизданных книжек Уилбура Смита, в приятной, мягкой обложке, я не удержался, и закачал на свой Киндл очередную порцию этого необычного писателя.
Снова под его пером оживает Южная Африка - регион, для нас диковинный, необычный и непознанный...
Что мы знаем об этом крае буров, немцев и англичан, почти неиспорченный ещё отменой аппартеида....
Читая Смита, не раз я замечал, что вскользь упомянутые зарисовки южноафриканской жизни, пожалуй не менее интересны, чем сам роман.
Сам же роман начался лихо, и я немало был удивлён, когда Киндл, услужливо, обратил моё внимание, что я осилил уже 50% повествования.
К сожалению, уж не знаю по какой причине - то ли заданный Смиту объём, то ли ещё что  - заставило его скомкать сюжет, и привести дело к быстрому и нелогичному концу.
К завершению повествования, все участники, особенно злодеи, начинают вести себя неадекватно, что и приводит роман к логическому завершению, а я с грустью констатирую, что очень неплохое начало, сильно пострадало от финала
Lips Eiffel

Андрей Кивинов - Ночь Накануне (на конкурс)


Пролог был очень даже обнадеживающим. Да, идея не нова, но всё ещё актуальна, преподнесена занятно, хоть и не особо современно (сегодня чаты уже не так популярны, как лет 10 назад) и могла развиться в что-то интересное. Ночь накануне конца света, 12 человек, которые могут его предотвратить доказав, что наше существование не бессмысленно. Благодатная почва для полёта фантазии автора.

Когда я начала читать, о книге я тогда знала лишь то, что пролог к ней написал Лукьяненко, а всё остальное Кивинов.
Но в какой-то момент я стала замечать некоторую разницу в стиле написания и поискала в сети информацию по книге.
Как выяснилось, пролог был написан таки Лукьяненко около десяти лет назад, что объясняет некую несовременность, которую я заметила.
Основная часть книги была написана Андреем Кивиновым, и несколько глав другими писателями.


Уже первая глава разочаровала своей предсказуемостью.
Collapse )