December 15th, 2009

"Империя Ангелов" - Бернард Вербер

6.15 КБ

После прочтения книги для меня не открылась принципиально новая точка зрения на жизнь после смерти. Атеистические взгляды Вербера не сподвигли меня на размышления об истинности суждений о вере, создании мира.
Возможно если бы это была первая книга которую я прочитал у этого автора, то она бы меня действительно захватила, но после прочтения многих его произведений осталось лишь ощущение дежа вю. Но если касаться не содержания книги, а ее "настроения", то она написана удивительно легко и просто. (и при выборе книги в предстоящую дорогу вы можете взять ее с собой не задумываясь.)
  • ferente

Ник Кейв. "Смерть Банни Манро"


Две недели подряд хриплый и невозмутимый голос Ника Кейва с перерывами на скрипичные и фортепьянные запилы рассказывал мне историю жизни сексуально озабоченного распространителя косметики.
7 аудиотреков примерно по 70 минут каждый. После пятой части в мозгу уже светилась оценка «10», а пальцы искали буковки на клавиатуре, чтобы набить: «В яблочко! Браво!».
Но Кейв угрюмо вывернулся из моих слюнявых объятий и зловредно начал добавлять к мрачному порнореалистическому повествованию мораль и даже строить подъезды к хэппи-енду. Зачем?! Ведь все было так восхитительно плохо...
Collapse )

минибиблиотека

Представьте, что вам нужно с нуля собрать библиотеку томов эдак в триста. Причём желательно охватить максимальное количество разделов художественной литературы. Без каких книг или авторов эта библиотека точно не сможет обойтись, по вашему мнению? Конечно, я не заставляю вас перечислять все триста томов, но назовите, скажем так, изюминки вашей коллекции.
Monroe with book (dark)

Chuck Palahniuk "Diary"

Вот и состоялось мое знакомство с писателем Chuck Palahniuk. Конечно, кто-то сейчас начнет утверждать, что не ту книгу я выбрала для первого опыта общения с этим автором, и знаете, я, пожалуй, соглашусь. Но хотела бы я повернуть время вспять и купить другой его роман? – Ни за что. Я бы опять пошла в книжный магазин и взяла бы с полки небольшую книжечку, под потрясающей обложкой которой скрывается произведение «Diary».

Книга мне давалась очень трудно. С одной стороны, язык у Паланика весьма специфичный и читать страницы, вышедшие из-под его пера, - это и труд, и удовольствие одновременно. Но с другой – я никак не могла уловить главную сюжетную линию, а когда все-таки более-менее разобралась что к чему, книга меня не увлекала. Пара страниц в день… и роман опять идет на полку. И так процентов восемьдесят от всего пути. Зато в конце… будьте готовы, что автор так поиграет с вашим воображением и здравым смыслом, что останется только широко открыть глаза и удивляться, как же такое могло произойти.

Были бы звезды – поставила бы пять из пяти. Только за такой разворот событий. Ведь на такую изощренную игру с читателем не каждый автор решится. Слишком велик риск потери интереса к произведению в самом начале.

Collapse )
big_face

Из истории понятия государства

Понятие государства в четырех языках: Сб. статей / Под ред. О. Хархордина. СПб.: Европейский университет в Санкт-Петербурге / М.: Летний сад, 2002. 218 с.

Сборник открывается классической статьей Квентина Скиннера «The State» (1989). Пытаясь зафиксировать момент возникновения современного понятия о государстве, Скиннер обнаруживает, что латинское слово status, наряду с такими эквивалентами из национальных языков, как estat, stato и state, становится общеупотребительным в разнообразных политических контекстах где-то начиная с XIV века. Однако в этот начальный период данные слова используются главным образом для указания на состояние величия, высокого положения, достоинства и величавости (стати) самих правителей. В основе предположения, что королям «принадлежит» особое свойство величия или достоинства, лежало господствующее тогда убеждение, что верховная власть тесно связана с наглядным поведением, а физическое присутствие величия само по себе обладает повелевающей силой. К концу XIV века термин status начинает активно использоваться также и для указания на состояние или положение королевства или республики. Идеал поддержания bonus или даже optimus status reipublicae был римским по происхождению и подразумевал диктат правосудия ради достижения общего блага.

Collapse )
гамакот

Иэн Макьюэн. Невыносимая любовь.

Знаете, все эти цитаты рецензий из нью-йоркских газет на обложках такого рода бестселлеров : «Безупречный роман…Кристально ясный стиль, ни одного лишнего слова», - у меня скорее вызывают сомнения, нежели склоняют к покупке. И все же в данном случае: все так.

Это немного странная история о любви. Причем, о любви на грани и за гранью, о безумии, о мании… И о семье. Интересно то,

Collapse )

Хорошая книга, написанная настолько ровно, не шершаво , что ее имеет смысл прочитать хотя бы ради пресловутого «кристально ясного стиля». На момент чтения, я не знала о существовании экранизации 2004 года, где главную роль играет Дэниэл Крейг (да-да, очередной агент 007), поэтому отнеслась к книге без предвзятости, не ставя штампа «экранизированное Голливудом» , и «Невыносимая любовь» меня не разочаровала.

Рекомендую, но не как «книгу, поднимающую настроение» или релаксативное чтиво, а скорее как некую притчу, материал для размышлений. И – «ни одного лишнего слова» да.

мир с книгой

Джон Сибрук, "Nobrow. Культура маркетинга. Маркетинг культуры"

Я не буду много говорить об этой книге, т.к. о ней прекрасно было сказано в этом посте, который и сподвиг меня её купить.

Джон Сибрук - журналист, автор таких изданий, как GQ, Vanity Fair, New-Yorker рассказывает о том, как сформировалась современная иерархия эстетических ценностей. А вернее, как перемешались уровни этих иерархий, как низкое стало высоким, а высокое потеряло прежний авторитет. Почему Эминем и Рембрандт стоят примерно одинаково, и плохо ли это или логично?

Пожалуй, самой содержательной и полностью выражающей позиции автора, является третья глава с говорящим названием: "От аристократизма к супермаркету" - остальные главы лишь подтверждают основные тезисы.

Книга написана интересно и легко читается. Сибрук с первой страницы берет читателя в оборот располагая тем, что вещает о своих культорологических размышлениях попутно ведя нас по улицам Нью-Йорка, рассказывает, что происходит вокруг, вспоминает свое становление в журналистике - но умело использует каждую занятную историю, как иллюстративный материал. Во второй части автор все же в большей степени переберется на поле теоретических выкладок и схем, но читатель уже на крючке.

Лично мне, особенно интересной, показалась сквозная тема книги, на основе которой Сибрук и строит многие из своих рассуждений - история реформирования журнала New-Yorker - знакового американского издания, формировавшего "аристократизм среднего класса" и преобразованного в снобистский глянец об элитарности масскультурного в условиях, когда необходимо изданию было выжить.

К сожалению, книги целиком в интернете я не нашел, но отрывок можно прочитать в Журнальном Зале.
http://magazines.russ.ru/km/2004/3/si12.html

Григорий Анисимович Федосеев

Федосеев - замечательный писатель, понятный людям с неспокойным сердцем и тягой к странничеству. Геодезист, который в трудное послевоенное время работал в Восточной Сибири, и вместе с тем очень хороший писатель, даже уникальный. Кто читал, тот согласится. Друзья, посоветуйте, пожалуйста, что можно почитать умного и хорошего на эту же тему.

Издатели! Информация для вас!

Статья "Переведите эти книги!"

Известно, что в США только 3% (или даже меньше) книг - переведены с других языков. В обзоре представлен список книг и авторов, которые советуют перевести ведущие переводчики на английский язык.

В списке двое наших: Jim Kates советует перевести Владислава Ходасевича. Хороший русский писатель - мертвый писатель? НЕТ! Marian Schwartz совтеует перевести книгу Ольги Славниковой "Бессмертный".
Garance

Гришковец

Посоветуйте, какую книгу Гришковца подарить молодой барышне, проникшейся аудиозаписями "Настроение улучшилось" и "На заре", а также посмотревшей спектакль "Дом" и находящейся в восторге от него.
С чего лучше начать? Какие произведения вам особенно понравились? Или не понравились вообще?)

"Обрезание пасынков", вольный роман Бахыта Кенжеева

Бахыт Кенжеев - не первый среди поэтов, временно сменивших свою профессиональную ориентацию. И не всегда переходы на другую сторону литературного фронта были успешными. Если проза А.С.Пушкина вошла в нашу классику, то А.Белый воспринимается уже не столь однозначно, а вот попытки Г.Иванова, как рассказывают, вообще не удались. Как же оценить «вольный роман» Б.Кенжеева "Обрезание пасынков"?
Collapse )Collapse )

Анатолий Приставкин. Ночевала тучка золотая

Анатолий Приставкин. Ночевала тучка золотая

Это книга произвела на меня самое сильно впечатление в жизни. Прочитал я ее лет в 10 и спустя 15, до сих пор вопоминание каких то фрагментов задевает какие-то струнки. и хочется тяжело вздохнуть.

История двух братьев беспризорников о их пути на Кавказ, их жизни там, приключениях, дружбе. Можно сазать, что это такой хулиганский рассказ в стиле Тома Сойера, если не...

Однажды на уроке литературы, каждый рассказывал пару минут что он читал за лето. Когда очередь дошла до меня, я начал рассказывать про книгу "Ночевала тучка золотая" мне не хватила всего урока, что бы все рассказать и уже на перемене ко мне подходили одноклассники и спрашивали "А что дальше?"

Эту книгу я обязательно подсуну своим детям.

Подсовываю и вам!
lamp

(no subject)

    Люди, подскажите, кто знает, что за книга, вдруг кто в детстве читал... Это скорее сказка для взрослых. Помню только, что по ночам был такой мертвый час, когда весь город спал, и никто не видел, как над городом становилась видна высокая башня, на которой какой-то, кажется, мальчик, возможно звездочет, купал звезды в тазике, после чего они сверкали ярче.
    Очень красивая вещь, уже вся исстрадалась, ничего не могу найти.
книги

DONALD E. WESTLAKE. THE HOT ROCK.



Вы устали от серых будней? В вашей жизни не достаточно света и шуток? Прочитайте «Проклятый изумруд» Дональда Уэстлейка (в некоторых вариантах Вэстлейк).

Пятерка незадачливых грабителей пытается украсть… Нет! Они крадут огромный изумруд – национальное достояние одной из африканских стран. Они крадут изумруд 5 (пять) раз! И каждый раз им это удается. Почти… И еще чуть-чуть… Цель так близка…

Я читала в оригинале, но говорят, что перевод тоже очень достойный. Есть тут
сила в книгах

Ричард Мэтисон, "Кнопка, кнопка"/"Нажмите на кнопку"

У вас есть простенький ящичек с кнопкой. Условия задания просты - нажимаете на кнопку и кто-то в мире умирает. Мы вам гарантируем, что это будет неизвестный вам человек и, ни в коем случае, вы не будете свидетелем его смерти. В награду получите 50,000 долларов. Откажитесь? Согласитесь? Кнопка будет вам оставлена на пару дней, подумайте.

Вот такое незатейливое и жуткое предложение поступает главным героям рассказа Ричарда Мэтисона "Кнопка, кнопка"("Button, button"). Молодая пара из Нью-Йорка, мечтают съездить в Европу, купить коттедж, завести детей. Деньги бы пригодились. Так может нажать?

"— Ну а если это какой-нибудь старый китайский крестьянин за десять тысяч миль отсюда? Какой-нибудь больной туземец в Конго?
— А если это какая-нибудь малютка из Пенсильвании? — возразил Артур. — Прелестная девушка с соседней улицы?"

Собственно великолепный короткий рассказ из той золотой эпохи научной фантастики, которая пестрила анекдотичными историями. Анекдотичными не в плане юмора, а в плане неожиданной дилеммы, сформулированной в коротком рассказе, и яркому запоминающемуся неожиданному финалу. Производство таких рассказов в количестве замечательно стимулировалось культурой журналов фантастики в англоязычном мире. Журнальный формат ограничивал объем, за пару страничек которого надо было увлечь, развлечь и ошеломить читателя.

Собственно со всеми этими задачами прекрасно справляется Ричард Мэтисон в одном из своих самых известных рассказов, прочитать который вам достаточно и 3-5 минут. Рассказ в свое время был экранизирован в одном из выпусков "Сумеречной зоны", ну а в 2009 году вышел потрясающий фильм "Посылка"("The Box") по мотивам, снятый одним из самых интересных современных режиссеров Ричардом Келли ("Донни Дарко"). Собственно, очень хорошая и экранизация, и отдельное произведение, с которым я вчера, наконец-то, и ознакомился, сподвигло меня к прочтению этого короткого и занятного рассказа.

Чего и вам советую: и прочитать, и фильм посмотреть.

Читать рассказ Ричарда Мэтисона
"Нажмите кнопку"("Кнопка, кнопка")
big_face

Тысяча солнц Кэтрин Морсби

Пол Боулз. Под покровом небес

(Нумерация страниц приводится по изданию: Боулз Пол. Под покровом небес: Роман, рассказы | Перевод с английского: Александр Скидан, Аркадий Драгомощенко, Сергей Хренов, Василий Кондратьев. — СПб.: «Симпозиум», 2001. — 408 с.)

Первый роман Боулза (1910 — 1999) «The Sheltering Sky» (1949) дошёл до российского читателя, волоча за собой обременительный груз готовых трактовок, представленных в послесловии переводчика Скидана и в экранизации Бертолуччи (1990). Вот как Скидан излагает трактовку Бертолуччи: «Африка с её величественными пейзажами и туземной архаикой однозначно репрезентирует на экране “вечность”, “гармонию”, “красоту” в противовес болезненно-нежным, рефлектирующим чужестранцам, с их суетностью, ущербностью и бессилием приобщиться к “истокам”. Подобного рода некритическое превознесение всего “варварского”, “первозданного”, “не затронутого прогрессом” как некой “исконной мудрости”, утраченной или недоступной Западу, Боулзу было совершенно несвойственно, он куда более трезво смотрел на вещи — даже тогда, когда, подпав под чары “магического места”, буквально грезил Марокко».

Collapse )