October 4th, 2009

(no subject)

Простите, если немножко не в тему, но не знаю куда ещё обратиться - нужны знатоки писательских дел. Вчера на барахолке совершенно случайно за тридцать рублей купил "Книжку автомобилиста". Я даже не знал, что покупаю - просто решил, что раз старая, то можно купить. Открыв её обнаружил, что это чей-то, написанный от руки, дневник 40-х годов. Автор дневника Беляев Михаил Иванович. Среди его записей встречаются сообщения о беседах с Симоновым, с Ал. Толстым. Одна запись начинается так: «Вчера был у Эренбурга. В гостинице «Москва»...

А в конце книжки телефоны Ал. Толстого и Михаила Шолохова:


А ещё телефоны Маршака, Зощенко, Довженко, Чуковского, Гроссмана и проч.

Может быть кто-то из вас знает, кто это такой Михаил Иванович Беляев, автор сего чудесного дневника?
  • mryamb

Лучшая русская книга двадцать первого века

Вот появился пост о самых рейтинговых американских книгах 21 века. Тема интересная, комменты захватывающие. Публика в курсе.

У меня встречное предложение. Давайте попытаемся в нашем узком кругу френдов выяснить: какую книгу русского автора за последнее десятилетие можно назвать лучшей. Причем, не будем брать за основу политические, сенсационные и другие модные фишки, а посмотрим всесторонне.

Я хотел бы напомнить, что это время многих серьезных авторов, которых можно назвать если не эпохальными, то по крайней мере талантливыми. На мой субъективный вкус: Т. Толстая, Л. Улицкая, Д. Рубина, В. Аксенов, Б. Акунин, В. Пелевин, В. Ерофеев, М. Шишкин и прочие. Каждый издал несколько книг. Вот в этом озере книг и поймайте одну рыбку, назовите одно имя.
горгоны2

И все-таки Золотой Запас. Александр Анучкин.

На главный вопрос современности : о чем книга, довольно подробно отвечается во-о-о-т по ссылке.
Единственное, о чем умолчал автор поста, это прекрасный язык Александра Анучкина. Замечательная, холодноватая проза, настолько питерская, что куда уж более. Таким роскошным слогом можно с успехом писать советы больным атеросклерозом, инструкции по уходу за кожаными футлярами для очков, или методические указания по проведению библиотечных дней в условиях Крайнего Севера. И это будет хорошо. Я не поклонница ни жанра фэнтези, ни политических детективов, но обожаю ( престарелая Алиса в СтранеЧудес) игры со словами. Рекомендую любителям.
  • lesy_

(no subject)

Уважаемые сообщники порекомендуйте почитать что нибудь вкусное, в стиле "13 сказки" ,или "тонкой работы" Сары Уотерс,или "призрака автора" Ждона Харвуда, чтобы читать и насладжаться вечером за чаем. Что нибуль увлекательно-мистическое с расследованием,и кучей загадочных обстоятельств. Очень надеюсь на вашу помощь.
август

Краткость сестра таланта?

     Большинство из нас если не преклоняется пред создателям таких масштабных трудов как «Война и мир» или «Тёмная башня», то как минимум отдает им должное
     Но сегодня хотелось бы поговорить о явлении прямо противоположном. О лаконизме в литературе.
     Однажды попалось мне литературное произведение, уместившееся на одной странице. Я его прочла меньше чем за минуту и была потрясена до глубины души. Это был рассказ Ивана Бунина «Красавица». Каким же талантом надо обладать, чтобы при помощи нескольких строчек заставить читателя переживать по-настоящему глубокие чувства! Наверное, многие согласятся со мной в том, что такие произведения встречаются крайне редко. Мне вот, кроме нескольких Бунинских рассказов почти ничего не вспоминается…
     А вам?
  • renfry

Новое из фэнтези

Я люблю фэнтези. И его сейчас написано - просто завались. Проблема в том, что я люблю хорошие и интересные книги (что банально, но ничего не поделаешь :)). Когда начинаю читать в сети наугад - в 90% попадаю на что-то либо слишком нудное, либо слишком противное. Впрочем, иногда везет и попадаются жемчужины. Или хотя бы просто читаемые книги, что тоже радует.
Собственно, к чему я веду - может, вы порекомендуете мне читабельные новые книги в этом жанре, написанные русскоязычными писателями? Буду очень признательна.
Попытаюсь дать примеры того, что я считаю хорошим, что - читабельным, а что - кошмарным.
Панкеева, Ипатова, "Школа в Кармартене" - отлично.
Вольха, "Оборотень в погонах", Пехов - хорошо.
Лейна (брр..), Белянин, прочий сонм написавших о магических университетах (не могу вспомнить фамилии) - кошмар.
Заранее спасибо.
мир с книгой

"Энциклопедия тюремных татуировок"

Книгу "Энциклопедия тюремных татуировок" открывает интереснейшая статья не столько о феномене татуировки в мире за колючей проволокой, сколько о роли тела, как лексической единицы, в филологической ипостаси. К сожалению, автор данной статьи не указан. Как не указаны и какие-либо выходные данные этой книги. Купленная знакомыми в музее тюремного искусства, что находится в городе Углич, единственная информация, которую несет эта книга - это место издания. Никакого авторства, никаких тебе isbn и тиражей. Возможно, это данные лишние для музейной "брошюры", но есть в этом что-то и от анонимности искусства тюремной татуировки - где художник, конечно, важен, но подписи его никогда не увидишь. (Кстати, за неуказание авторства вступительной статьи - очень жаль).

Книга представляет собой именно, что энциклопедический справочник: набор картинок с комментариями-объяснением к каждой из них. Предваряет все это замечательная статья о теле, как языковом объекте в воровском мире. Статья не только объясняет основные принципы татуирования, иерархии зоны и ее отличительных знаков, но и рассуждения о татуировке, как о голосе тела. И о татуированном теле - как об отдельном от личности человека, это тело носящего, объекте. Интересен рассказ и о шрамировании - как об оборотной стороне традиции татуирования. Шрам от насильственно снятой татуировки - говорит столь же характерно, как и татуировка. Несколько абзацев посвящено и порнографическим татуировкам, которые на деле не несут тот порнографический смысл, которым мы могли бы понять в нормальном мире. "В прямом же смысле порнографиеские татуировки здесь в принципе невозможны. Проявления сексуальности, серьезное отношение к любви в воровском мире не поощряется". В зоне многие привычные понятия преломлены, выворочены под неестественными углами для оставшегося по ту сторону колючей проволоки. Вспоминается довлатовское: "Лагерное "сеанс" означает всякое переживание эротического характера. Даже шире - всякого рода положительное чувственное ощущение. Женщина в зоне - сеанс. Порнографическая фотография - сеанс. Но и кусочек рыбы в баланде - это тоже сеанс". (Сергей Довлатов, "Зона")Collapse )

Однако стоит отметить, что работа эта несколько устарела. Хоть в ней и встречаются татуировки нанесенные в середине 90-х(крайне мало) - они не относятся к традиционным татуировкам, несущим смысл, а скорее к декоративным; - основной объем это татуировки конца 19-го века - 70-80-е гг. века 20го. Сегодня воровской мир меняется, умирают старые традиции, и жизнь зоны выстраивается по новым законом, которые еще не успели обрасти новейшей тщательно проработанной атрибутикой. Так что, в каком-то роде, эта энциклопедия - исследование ушедшей эпохи.

Чтение, более чем занятное. Многомерное и интересное. Советую.
*
  • podkap

Стругацкие - Редкое


     Никому тайны не открою: Стругацкие - блестящие фантасты. Они мастера слова и, чего уж там, мудрые люди, что совсем не обязательная черта хороших писателей.
   Подозреваю, как и большинство, сначала я позномился с хитами "Трудно быть богом", "Сказка о тройке". С год назад в руках оказалась книга "Хромая судьба". Это настоящий роман в романе, по духу и уровню близкий булгаковскому "Мастер и Маргарита", да и навеянный бессмертной повестью.
         Так или иначе, "Хромая судьба" - исключительно сильная книга. Вдумчивый и внимательный читатель найдет в ней множество аллюзий, явных и скрытых. Кроме того, наряду с философской фантастикой Брэдбери, роман Стругацких, на мой взгляд, один из лучших мировых образчиков так называемой non-action фантастики.
  Но, что меня лично зацепило, так это история человека. Герой "Хромой судьбы" не абстрактный, а очень даже живой. Откровенно говоря, по прочтению я пересмотрел свое отношению к писательству и литературе в целом.
Да, и юмор, знаменитый юмор Стругацких...

Отрывок из книги:
Да,  после  смерти  автора  у  нас  зачастую  публикуют
довольно странные его произведения, словно смерть очищает их
от  зыбких  двусмысленностей,  ненужных  иллюзий  и коварных
подтекстов. Будто неуправляемые ассоциации умирают вместе  с
автором.  Может  быть, может быть. Но мне-то что до этого? Я
уже давно не пылкий юноша, уже давно миновали времена, когда
я  каждым  новым  сочинением  мыслил  осчастливить  или,  по
крайности, просветить человечество. Я давным-давно  перестал
понимать,  зачем я пишу. Славы мне хватает той, какая у меня
есть, как бы сомнительна она ни была, эта моя слава.  Деньги
добывать  проще халтурою, чем честным писательским трудом. А
так называемых радостей творчества я так ни разу в  жизни  и
не  удостоился. Что за всем этим остается? Читатель? Но ведь
я ничего о нем не знаю. Это просто очень много незнакомых  и
совершенно   посторонних   мне  людей.  Почему  меня  должно
заботить отношение ко мне незнакомых и посторонних людей?  Я
ведь  прекрасно  сознаю:  исчезни  я  сейчас, и никто из них
этого бы не заметил.
робот

Хулио Кортасар "62. Модель для сборки"

Рассказывать о «Модели для сборки» Кортасара сложно. Вся книга — поток сознания героев. Поток этот живой, насыщенный, бурный, в него можно нырнуть с головой, можно даже захлебнуться книгой и утонуть, но лучше получать удовольствие — неторопливо плыть, перебираясь от одного берега к другому, от героя к герою, от Парижа, к Лондону или Городу.

«Модель для сборки» - игра слов и аллюзий. Начало строится на всего одной лишь цепочке ассоциаций, в тексте фиксируются неуловимые движения мысли, работа разума, образы, возникающие в сознании Хуана. Через одного героя мы постепенно узнаем других, видим их с разных сторон и изнутри.
Лондон. Николь сидит одна в отеле и рисует иллюстрации для энциклопедии, она думает о Хуане, возвращается Марраст и слово передается ему, теперь мы смотрим на Николь со стороны, Марраст страдает из-за ее равнодушия, но сил уйти не хватает. Тут же перемещаемся в Вену, Телль скучает в номере, а Элен в это время поднимается на лифте где-то в Городе. Collapse )
 
kr
  • svetada

Мевлана Джалал ад-дин Руми

Здравствуйте. А где бы можно было почитать этого автора? Есть ли хорошие переводы и есть ли они в интернете?
Кто-нибудь знаком с творчеством Мевляны? Кто-нибудь был в Конье в его музее? Поделителсь пожалуйста впечатлениями.
Спасибо.

Кулинарные подвиги

Здравствуйте, дорогие сообщники!
Посоветуйте, пожалуйста, художественные произведения, которые могли бы пробудить в вас желание творить на кухне?:) Готовить, удивлять близких  и просто получать удовольствие от процесса приготовления еды.
Очень хочется вдохновиться :).
Заранее спасибо.
Tress
  • dagardt

Александр Кушнер

В декабре я приехал проведать дачу.
Никого. Тишина. Потоптался в доме.
Наши тени застал я с тоской в придачу
На диване, в какой-то глухой истоме.
Я сейчас заплачу.
Словно вечность в нездешнем нашел альбоме.

Эти двое избегли сентябрьской склоки
И октябрьской обиды, ноябрьской драмы:
Отменяются подлости и наскоки,
Господа веселеют, добреют дамы,
И дождя потоки
Не с таким озлоблением лижут рамы.

Дверь тихонько прикрыл, а входную запер
И спустился во двор, пламеневший ало:
Это зимний закат в дождевом накрапе
Обреченно стоял во дворе, устало.
Сел за столик дощатый в суконной шляпе,
Шляпу снял — и ворона меня узнала.
 
***

Какие стихотворения Кушнера вам нравятся?
1

We murder to dissect

В далёком детстве пробовал я читать Вордсворта. И таким он мне тогда показался скучным и занудным, неописуемо просто. Настолько, что я даже категорически забыл, о чём были все эти прочитанные два десятка стихов. Одна только строчка у меня в памяти крепко засела: We murder to dissect ("Мы убиваем, чтобы вскрыть"). И периодически оттуда всплывает по разным причинам. Как сегодня, например.

Collapse )

Помогите вспомнить название книги

Читала давно, книжка детская или скорее для старшего школьного возраста. Действие происходит где-то в Словакии, в горах. Роман или повесть о семье, которой принадлежит небольшой отель для любителей горнолыжного отдыха. Дальше обрывки воспоминаний.
Дети: младшая девочка Габи, мальчик-подросток и старшая сестра - лет 16-17. Собаки-сенбернары. Первая любовь. Юноша гибнет под лавиной. Мама пытается выращивать в горах картошку, потому что тоскует по прежней жизни в долине. Ловля форели и ботинки-вибрамы (мечта, что ли, мальчика?).

Вдруг кто-нибудь поймет, о чем это я? :)