August 26th, 2009

авик

Немного о прекрасном поле)))

"I'm a man, I spell M-A-N, man
All you pretty women, Stand in line
I can make love to you baby, In an hour's time"

Дамы и господа, а посоветуйте мне, пожалуйста, книги о брутальных мужчинах, написанные мужчинами.))) Очень желательно, чтобы "мачо" оказался главный герой, ну а уж жанр значения не имеет.
Ну и чтобы это, конечно, была художественная литература.)))

Заранее благодарю.)))
Uruno-kun

История России - что читать?

Приветствую!

Захотелось почитать литературы на тему истории России. Интересуют все временные периоды, в том числе Древняя Русь и всякие там варяги с греками :о)

Но, хотелось бы книг не на конкретную узкую тематику (например - про броненосец Потёмкин, или про народные восстания, или все Русские правители), а общей тематики. Но, разумеется, не всё в одной книге, а книг 5-6, например :о)

Хотелось бы уровень поглубже, раза в 2-3, чем "школьная программа", но чтобы всё-таки для "общего развития", ибо историком становиться не собираюсь :о)

Спасибо!

Delphine de Vigan "No et Moi"

В прошлый четверг мне в руки попала книжка Delphine de Vigan "No et Moi". Мне сказали, что я быстро прочитаю, потому что она интересная и нетрудная. Но я не думала, что настолько проникнусь..у меня давно такого не было, что читая замираешь над какой-то фразой, перечитываешь пассажи или листаешь книгу в поиске того самого отрывка...

Пытаюсь сформулировать для себя о чем она. О том, что нужно бороться, даже когда все плохо, даже когда бесполезно, потому что твоя борьба внутренняя или внешняя для кого-то что-то значит, пусть ничего существенного не меняет, но дает силы.(ça fait la différence. ça ne change peut-être pas le cours des choses, mais ça fait la différence). О том, что слова иногда слишком пусты, чтобы выразить всю трагедию происходящего. о том, что надо найти в себе силы жить дальше, несмотря ни на что. О помощи друг другу, об одиночестве, о полном одиночестве, вот. когда даже по детской фотографии можно понять, что у ребенка никого в мире нет, что даже имея полноценную семью можно быть забытым и ненужным, когда тебя никто не хочет обнять, когда тебе всего 13 лет, а мама далеко в своих мыслях, где-то в другом мире. А другая мама не откроет тебе дверь, сколько ни стучи, не заметит твоих стараний, твоей заботы. О том, что можно быть с рождения нелюбимым ребенком и быть виноватым уже в том, что родился. О том, что такое жить на улице, о том, как найти друга и оставить его для его же блага и снова остаться одному...о том, что невозможно принадлежать двум мирам сразу или находиться где-то посередине, о том, что невозможно изменить ход событий.

автор о книге
  

Жоржи Амаду "Тереза Батиста, уставшая воевать" - про чистые души проституток

Хотела почитала что-то про Бразилию, взяла Амаду и не ошиблась - очень колоритно.
Роман описывает жизненный путь смелой и очень красивой девушки, Терезы Батисты, которая с самого детства хлебнула ужасающее количество несчастий, но не сломалась. Автор откровенно ею восхищается, создает образ идеальной умной красавицы, принципиальной и любящей. Правда, меня эти восторги к середине книги начали немного раздражать. 

Книга очень динамичная, сюжет захватывает. Понравилось тонкое описание бразильского образа жизни, менталитет этого народа начинаешь понимать, прочитав уже страниц 10. Люди страстные, ставящие на первое место любовь и сексуальные удовольствия. Не для слабонервных описания издевательств над главной героиней, читаешь и думаешь - бедная девушка, когда же у нее все это кончится?

Еще позабавило то, что все мужчины у Амаду, даже самые благородные представители мужского пола, - все поголовно жуткие сладострастники. Даже те, кто искренне сочувствуют и помогают главной героине, переодически мечтают ее завалить. Трахают Терезу все, кому не лень, но она все же в душе верна своему возлюбленному - прекрасному моряку Жану. Пока она дожидается его в Салвадоре - переодически подрабатывает в борделе. Для Бразилии середины 20 века - это норма. 

Нищета, проституция, болезни - такой предстает Бразилия в этой книге. Но с другой стороны, чувствуется, что автор очень любит свою родину в описаниях природы, моря, красавиц Баии, народных праздников культа кандомбле.

Особое внимание он уделяет проституткам. Они - героини романа. Женщины сильные, способные на подвиги - добропорядочным дамам до них далеко. Проститки у Амаду борятся с черной оспой.  Проститутки Баии восстают против продажной власти, дерутся с мужчинами, бостуют, и конечно, побеждают. Они честны, благородны и умны. 
Апельсинка!
  • nialma

Немного окололитературной теории :)


Было бы здорово, если бы не только читатели задавались вопросом "что читать?",
но и писатели иногда задавали себе вопрос "что писать?", "как писать?"
Лично я бы с удовольствием почитала литературу, соответствующую изложенным Толстым принципам )
Из письма Л.Толстого Л.Андрееву, 1908 год.

"Думаю, что писать надо, во-первых, только тогда, когда мысль, которую хочется выразить, так неотвязчива, что она до тех пор, пока, как умеешь, не выразишь ее, не отстанет от тебя. Всякие же другие побуждения для писательства, тщеславные и, главное, отвратительные денежные, хотя и присоединяющиеся к главному, потребности выражения, только могут мешать искренности и достоинству писания. Этого надобно очень бояться.

Второе, что часто встречается и чем, мне кажется, часто грешны особенно нынешние современные писатели (все декадентство на этом стоит), желание быть особенным, оригинальным, удивить, поразить читателя. Это еще вреднее тех побочных соображений, о которых я говорил в первом. Это исключает простоту. А простота — необходимое условие прекрасного. Простое и безыскусственное может быть нехорошо, но непростое и искусственное не может быть хорошо.

Третье: поспешность писания. Она и вредна и, кроме того, есть признак отсутствия истинной потребности выразить свою мысль. Потому что если есть такая истинная потребность, то пишущий не пожалеет никаких трудов, ни времени для того, чтобы довести свою мысль до полной определенности и ясности.

Четвертое: желание отвечать вкусам и требованиям большинства читающей публики в данное время. Это особенно вредно и разрушает вперед уже все значение того, что пишется. Значение ведь всякого словесного произведения только в том, что оно не в прямом смысле поучительно, как проповедь, но что оно открывает людям нечто новое, неизвестное мне и, большей частью, противоположное тому, что считается несомненным большой публикой."

Да, самого Толстого Льва Николаевича тоже было бы неплохо перечитать/прочитать :)
Небеса
  • spz42

Джордж Оруэлл "1984"

Прочитал  Джордж Оруэлла "1984" - очень сильно впечатлило. Пожалуй, впервые за долгое время. Понятное дело, что утопия, понятное дело, что породия на СССР, однако я задумался, мы сейчас туда же двигаемся или нет? К тоталитарному режиму или меня глючит? После книги я понял, что это вполне себе мерзкое изобретение, полный контроль. Можно сказать, кожей ощутил. 

ЗЫБУЧИЕ ПЕСКИ



Я уже научилась не доверять аннотациям книг, тем более что последнее время основной упор в них делается на количество экземпляров творения, проданных по всему миру. Видимо, чтобы покупателю не было обидно, и он знал, что не он не одинок в своей глупости и доверчивости. Но, увидев новинку издательства «Азбука», роман Жюстин Пикарди «Дафна», я все же изменила благоприобретенным навыкам. Мне пообещали «лучший неоготический роман последнего времени» и, если мне «понравилась Тринадцатая сказка Саттерфилд», то эта книга должна была понравиться еще больше. «Тринадцатую сказку» я прочла долгим зимним вечером с удовольствием, поэтому и решила приобрести Collapse )
  • bibilov

Робинзон Крузо в России




Когда мне было примерно 10 лет, мама купила мне очень хорошее издание «Робинзона Крузо» Даниэля Дефо. Тогда я еще не знал, что это издание – первое в России с 1935 года, в котором помимо романа «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо», известного всем нам, есть еще и его продолжение – роман «Дальнейшие приключения Робинзона Крузо», изданный впервые в 1719 году.

Как видно из названия, роман рассказывает о приключениях Робинзона после его возвращения в Англию. Робинзону никак не подходит роль домоседа, и после смерти жены, когда ничто уже не препятствует его порывам, он пускается в путешествие к своему острову, где к тому времени обитает относительно большая колония поселенцев.

Его путешествие полно приключений. Достаточно сказать, что обратно в Европу он возвращается через Сибирь, проводит целую зиму в Тобольске.
Все его путешествие заняло чуть менее 11 лет. Книга очень захватывает. Подробности уже стерлись из моей памяти, поэтому книжку обязательно перечитаю.

Настоятельно рекомендую.
Tress
  • dagardt

(no subject)

 Януш Леон Вишневский. “Любовница”, книга из шести рассказов. Издательский Дом “Азбука-классика”, СПб 2008.

Первоначальное название книги звучало как “Менструация”, однако издатели, очевидно, опасаясь, что столь эпатирующее название отпугнет читателей, настояли на его изменении. 
 Януш Вишневский, работая в жанре коммерческой литературы, для которой свойственно стремление как можно прочнее привязать ваш таламус к тексту, отнюдь не чурается интеллигибельности, а, напротив, обладает тонким психологизмом. И при чтении не возникает ощущения, что кто-то насильно накормил вас слабительным, обрекая восседать на нужнике словесности, и выкрикивает на ухо избитые истины (как скажем при чтении Пауло Коэльо). Напротив, прочитав Вишневского, осознаешь, что твоя картина мира стала несколько богаче тонами, несколько более полна, будто в нее вставили недостающий кусочек пазла или вы надели очки и вдруг поняли, что у вас были проблемы со зрением. 
Однако, порой создается впечатление, что действия персонажей Вишневского чересчур аффектированы. К примеру, Анджей из “Anorexia nervosa” с рыданьями бросается на капот движущегося автомобиля и избивает ошарашенного водителя только за то, что тот оставил наскучившую ему собаку одну на парковке (не зарезал, не застрелил, а оставил!) Вероятно, хозяин животного просто рассчитывал, что привязанное к столбу бедное создание кто-нибудь да подберет, но это не помешало Анджею, кстати, за минуту до этого занимающемуся сексом в соседних с парковкой кустах, избить его в кровь и орать диким криком. Правда, мы знаем, что Анджей обязан собакам жизнью, но это дела в данной ситуации не меняет.
Стоит отметить, что почти во всех рассказах фабулу нам излагает женщина (кроме последнего автобиографического рассказа “Замкнутый цикл”). Персонажи Вишневского – это яркие личности, имеющие какую-то одну определенную, рельефную особенность, приставшую к ним как хроническое заболевание: это может быть и идея фикс, и слепая страсть, и перманентная депрессия, и физическое недомогание. Но особенность действительно одна и писатель работает только с ней. Его герои вроде харизматических политических деятелей в безукоризненно белых рубашках, но… без штанов. Да, без штанов, потому что творчество Вишневского во многом сексоцентрично, чем и обусловлен интерес к нему массового современного читателя. 
Любопытна композиционная структура книги: сюжетообразующую роль в первом рассказе играет эпизод первой овуляции у девочки, во втором - тоска по любовнику, в третьем - неполное им обладание, четвертый носит название “Ночь после бракосочетания”, предпоследний – “Менопауза”, а последний – “Замкнутый цикл”. И только в последнем повествователь – мужчина. Таким образом, мы можем увидеть, что Вишневский накладывает жизненные реалии на некую структуралистскую модель, ядром и составными элементами которой является эрос.
Что касается языка и стиля текста, то привлекают сжатые до семантических эссенций предложения, часто по-маркесовски переставленные местами в последовательности повествования. Плюс ко всему, интригуют фрагменты кульминационных эпизодов, вырванные из середины абзаца и поставленные в начале: натыкаясь неожиданно на них, начинаешь чувствовать напряжение, сравнимое с напряжением просмотра трейлера к интересному, захватывающему фильму.
В целом, книга импонирует отсутствием менторского тона и незавершенностью идейного ряда, помноженной на меланхолию. Она вопрос-в-себе. Она как еле слышный голос в телефонной трубке, который сквозь помехи доносит до тебя частицу чего-то важного и пропадает. Решать, что же этот голос значит, Януш Вишневский относит к прерогативе читателя.



Аватарина)

Мартти Ларни. "Четвертый позвонок"

Эта книга о финне, приехавшем в Америку в первой половине 20 века. Читая ее, я много раз горько усмехалась. Как все это похоже на нашу российскую действительность, только почти век спустя. Люди, живущие исключительно в кредит, «доктора», которые сами себе придумывают «доселе неизведанную»область деятельности (Ларни приводит в пример так называемую «хиропрактику» - лечение всех болезней путем жесткого массажа позвоночника). Множество яркой сверкающей рекламы по всему городу… Реклама повсюду – даже в радиоспектаклях! (как нам это теперь знакомо по новейшим произведениям отечественного кинематографа!). Недобросовестные дельцы сооружают свои финансовые пирамиды, разоряя простодушных вкладчиков… Оказывается, все это было придумано так давно!
Тут же встречаем и описание убогого быта людей, «отвергнутых обществом», хотя автор хочет донести до нас мысль, что это они сами не приняли навязываемое им «общество» и предпочли стать изгоями.
Но есть в книге и чисто американские «синдромы» - это и женщина, вместе с братом убившая 2-х своих мужей через неделю после свадьбы, чтобы овладеть их страховкой и конечно же вечная нерушимая идея американской мечты. В данном случае «великая мечта» воплощается, когда бомж вдруг возносится на вершину славы потому что некий продюсер услышал, как герой играет на расческе, и «раскрутил» его.
Каждое действие или явление в «четвертом позвонке» утрировано донельзя. Порой читаешь и думаешь: «Что это за фарс?». Однако стиль изложения легок и приятен, вследствие чего читается книга на одном дыхании.
Жанр мне, к сожалению, определить не удалось. Вроде бы комедия… но какая-то сильно гипертрофированная.
Однако я получила огромное удовольствие от прочтения. Надеюсь, вам тоже понравится
blue

Фаиза ГЭН "Туда-сюда"





"Что за дерьмо эта судьба. Мама говорит, что отец нас бросил, потому что так было предначертано судьбой. По нашему «Мектуб».А судьбу не переделать, то есть как бы ты не крутился, что бы ни делал, все равно останешься в дерьме. Это – как бы сценарий фильма, а мы все – актеры. Беда в том, что наш сценарист абсолютно бездарен."

Collapse )

Надо читать!

Прошу совета

Всем здравствуйте!
Озадачилась поиском книги, которую захотелось бы прочитать до конца. С определением жанра сложности, проще сказать чего я не хочу. Точно не хочу любовные истории, не хочу, чтобы книга заставляла задуматься о смысле жизни или вызывала подобные вопросы, так же не думаю, что понравится фантастика (раньше не читала и в общем-то не чувствую тяги). Возможно подойдут детективы, но не особо кровожадные. Так же не хочется, чтобы книга создавала мрачное настроение и тяжелый осадок в душе.
Буду всем очень благодарна!!!

Целлулоидная лихорадка


Теодор Рошак, "Киномания" (The Flicker), 1991
"Эксмо", "Домино", 2006





У «Эксмо» в серии «Интеллектуальный бестселлер» вышел давний роман «мечтателя от кино» Теодора Рошака «Flicker». Название - что-то вроде перекрестного опыления слов «киношка» и «мерцание» - в русском варианте зазвучало как «Киномания» - вариант на троечку; это как если бы «Маятник Фуко» обозвали «Историкоманией». Умберто Эко в аннотации упомянут не случайно – конспирологический детектив про цели древнего ордена катаров местами настолько похож на тайную историю тамплиеров, что нет-нет да и ожидаешь появления Якопо Бельбо и его фирменного: «А, так здесь не без Грааля». Впрочем, там где Эко обходится иронией, а его конспирология лишь средство, Рошак прет напролом, превращая заговоры в самоцель. Высоколобых критиков последнее, понятно, раздражает, и Рошака в связи с этим они ровняют с асфальтом почем зря.

Местного Казабона зовут Джонатан Гейтс, он студент института киноведения в Лос-Анджелесе, действие начинается в пятидесятых годах XX века, и все разговоры только о кино. О французской «новой волне», о старых голливудских хитах, и Орсон Уэллс собственной персоной рассказывает про съемки «Гражданина Кейна». Гейтс увлекается малоизвестным немецким режиссером-экспрессионистом Максом Каслом. Погибший в 1941 году Касл, тем не менее – самый живой персонаж романа, стержень, на который наматывается сюжет: его ранние ленты в Германии двадцатых годов были запрещены, его первый американский шедевр – 11-часовой фильм искромсан продюсерами, провалился в прокате и был уничтожен, после чего Каслу пришлось снимать третьесортные фильмы ужасов. Избитая карьера неудачника – но чем дальше Гейтс погружается в творчество Касла, тем сильнее понимает, что каждая его картина сочится злом, источает из себя что-то «нечистое», что не из-за банальной прихоти цензура тех времен вымарала имя немца из истории кино. Благодаря упорству, удаче и странным знакомствам Гейтсу удается раздобыть почти все фильмы Касла – и погрузиться в странный мир, где тени, туман и отражения в глубине глаз способны рассказывать иные сюжеты, шокирующие даже наших современников.

Существует, очевидно, архетип истории о запретном произведении искусства, будь то картина («Код да Винчи» Брауна), книга («Клуб Дюма, или тень Ришелье» Артуро Перес-Реверте, Некрономикон Лавкрафта) или фильм («Сигаретные ожоги» Джона Карпентера). Но образ о запретном куске целлулоида используется крайне редко. У Рошака получилось не только проэксплуатировать эту идею во всех позах и ракурсах, но и выразить лихорадочную жажду многих ярых поклонников кино: поиск раритетных, утерянных лент, которые не прошли цензуру и были уничтожены; какие табу преступили их создатели, что осмелились показать? Касл осмелился выставить напоказ многое, забраться в самую утробу сокровенного – но здесь, как оказалось, дежурят Пинчон и Дэн Браун: начинаются всемирные заговоры, и где-то тянут свой воз с сеном тамплиеры, и смеется безумный араб Аль-Хазред… Тягаться с Эко Рошаку не под силу, его конспираторы выглядят плоско, а вот в чем Рошак силён – так это в любви к киноискусству. «Киномания» - как грипп для слегка простудившихся - если вы немного увлекаетесь кино, то вот здесь-то вы им и заболеете: имена, названия, ссылки, цитаты; реальные факты перемешаны с историей Касла, и, вырвав из издания страницы с комментариями переводчика (а так и следует сделать, полагаясь лишь на чутьё и верный гугл в самых безнадежных случаях), можно томно заблудиться в потёмках, освещенных лишь ненадежным светом проектора из будки киномеханика.

Майкл Каннингем. Часы

Бесконечно красивая, милая, трогательная, эстетичная, на мой взгляд, вещь. Слова так умело соприкасаются друг с другом, что кажется, будто бы только так они и могут существовать, будто бы только там им и место, а больше нигде, там их дом. Книга о судьбе и смерти в ее красоте и непостижимости, о переломном моменте, когда, кажется, что вся жизнь могла пойти по другом, если бы ты поступил иначе. Книга о счасте и месте в жизни, о сумашествии и любви... Но прежде всего, для меня лично, эта книга - пример красоты слова. Последний раз я так в каждое слово вчитывалась в "Барьере", теперь вот здесь...

Еще хочется отметить, что и фильм по этой книге мне очень понравился. Сама книга очень картинна, так и напрашивается на экранизацию. И блетсящая Мэрил Стрип в этой роли - как нельзя лучше. Необычная Николь Кидман, правда, показалась более блеклой, чем образ Вирджинии Вулф в книге.
И вообще, к стати, интересно, какого это писать в художественном тоне о ком-то, кто жил, творил и.... Ну вы поняли. Какого это - поднять на такое руку?
очень
  • mo_vako

(no subject)

Всем здравствуйте. Очень нужна помощь компетентного сообщества. Какие есть художественные книги о судьбах сирот, детей из приюта, усыновленных ("Правила виноделов" Ирвинга, как пример)? Очень нужно. Заранее спасибо.
upd Еще раз спасибо всем, кто откликнулся.

Ю.В.Манько, Н.И.Шашков “Нации и национальные отношения”.



Прочитал намедни утром данную книженцию. Книженция надо сказать говно полнейшее, такое рафинированное, совковое, что диву даешься, но несколько наблюдений сделать удалось.

Произведена на свет она двумя отечественными обвешанными медалями олдскульными профессорами философии, судя по фотографиям заставших кафедру марксизма-ленинизма и партбилеты в пору их недюжинного расцвета. Собственно, после лицезрения подобных физиономий и регалий книжку брать настоятельно не стоило, но моя личная страсть к гневным рецензиям перевесила все опасения.

Collapse )

Две жизни Грейс Келли

Две жизни Грейс Келли
Автор: Елена Жоли




Язык русский. Издательство Вагриус. 2009г. 128 стр. Вес 500г. ISBN 978-5-98525-052-7. Переплет твердый. Две жизни Грейс Келли. Новая книга Елены Жоли рассказывает о трагически закончившейся жизни актрисы и принцессы Монако Грейс Келли, о ее дружбе с русскими артистами: Мстиславом Ростроповичем, Галиной Вишневской, Рудольфом Нуриевым… По странному капризу судьбы ее жизнь оказалась поделенной на две равные части: 26 лет до свадьбы и 26 лет после. Уникальные фотографии для этой книги предоставил принц Альберт II из своих личных архивов.


Михаил Елизаров. Библиотекарь.

В психологических опросниках личности часто встречается вопрос: "Вам бы понравилась работа библиотекаря?" Я всегда отвечала да, не раздумывая. Теперь , я думаю, тоже отвечу да, но на мгновение усомнюсь, потому что теперь круг моих ассоциаций с этим понятием стал шире. Я практически сверстница и автора, и главного героя книги, заявившего в конце первой части: "В это смутное время я стал библиотекарем". Библиотека, правда, оказалась совсем не тем пристанищем, где я бы хотела оказаться. Дело в том, что библиотека возникала на основе читальни, а "читальней называлось небольшое формирование вокруг какой-нибудь книги..." Collapse )
небо

Ж плюс М плюс Ж плюс ...еще Ж

Здравствуйте все!

У меня вот какой вопрос: напомните, пожалуйста, произведение, в котором бы описывалась история любви, да не простая, а вот примерно такого плана. Мужчина влюбляется, женится, затем влюбляется в другую, встречается параллельно с двумя, затем встречает третью... И всех он любит. И все терзаются. То есть, "класссический" треугольник плюс еще одна ж.

Кому-нибудь встречалось что-нибудь похожее? Возможно, не основной сюжетной линией, но вариации.. И главное - с описанием переживаний героев? 

Заранее спасибо :)

хэлп,ай нид сомбади


Здравствуйте, читающие!)
У меня целых два пункта поиска:
1.Очень нужно найти что-нибудь про любовь. Только про счастливую. Разошлась с мужем-нужно чем-то подпитаться и ещё раз поверить в эту самую любовь и её существование.

2.Может кто-нибудь посоветует хорошую советскую пьесу с главной героиней-женщиной с неразделенной любовью.
пустынник

К теме: Что читать в кризис

Читаю рассказы Альберто Моравиа и будто погружаюсь в мир черно-белого итальянского кино. Римские руины, элегантно одетые безработные, нереальные красавицы на кухне и дурнушки мечтающие о кинопробах, обаятельные жулики и благородные неудачники. Страдания интеллектуалов в мещанском обществе. Проблемы любви в условиях бедности. Трагикомичные сценки эпохи неореализма.

В романе «Презрение» того же автора молодой драматург-сценарист вдруг замечает, что жена его больше не любит. Пытаясь выяснить причину, он узнает, что она не просто перестала его любить, а даже презирает. Его, интеллектуала и прекрасного любовника презирает глупая и необразованная женщина, и даже не красавица какая-нибудь гламурная. Почему? За что? С помощью рассуждений о греческой мифологии и Джойсе, психоанализа, или лучше сказать самокопания, герой пытается исправить ситуацию и замахивается на решительные (заранее обдуманные) поступки. Но все оказывается гораздо проще и трагичней.

В общем, весьма актуально. Ведь у нас сейчас тоже капитализм, кризис, безработица и все такое.

Red apple

Майкл О’Двайер «Утопая в беспредельном депрессняке»

"На Рождество я попросил у Санта-Клауса ружье.
Я хотел подстрелить Бобби.
Не убить его, а чуть подранить.
Напугать.
Чтобы он оставил меня в покое.
Но я не получил ружья.
И потерял веру в Санту."


Когда кто-то видит эту книжку у меня на полке, то они почему-то считают, что эта книжка написана лишь с той целью, чтобы пережить депрессию. И искренне спрашивают, «Ну как, помогает?». Меня этот вопрос очень веселит, единственное, что мне остается – это улыбнуться и сказать, что эта книжка совсем не о том.
Наверное, стоит сразу предупредить, что если вы не любите и не понимаете черный юмор, семейка Адамсов для вас сродни фильму ужасов, то, по-моему скромному мнению, вам не стоит открывать эту книжку.

Жил-был мальчик Алекс Уокер. В три года он стал виновником смерти своих родителей. Вряд он этого хотел, но жизнь штука странная, поэтому теперь приходится ему обитать в доме своих крестных.
Ну а сейчас представьте себя Алексом. Вы живете в большом доме, вашими опекунами являются Хелена, бывшая любовница отца, и известный художник Винсент, который предпочитает большую часть своей жизни проводить в пижаме. Мало ли когда приспичит поспать. Также в вашем окружении имеются:
- Альфред, отец Хелены, прикованный к инвалидному креслу. Он вечно сидит перед камином, пьет и курит сигары.
- Нана, мать Хелены, она слегка чокнутая и любит играть сама с собой в карты.
- Две дочери-близняшки Хелены и Винсента. Если же Хелена была красива, то дочерям красота матери досталась лишь наполовину. Молчаливые и особо ничем не примечательные девушки.
- Дворецкий-наркоман Мистер Гудли и сестра Макмерфи, приглядывающая за Алфредом и Наной.
- Но кошмаром в вашей жизни является никто иной как сын Винсента и Хелены Де Марко, Бобби. Он ваш ровесник, и он садист, и именно он поклялся вас убить.

А еще это книга о фотографах, живописи, искусстве… и о морском чудовище…

Совсем забыла про Джаспера, но о нем вам лучше узнать самим.
Wall
  • ninulka

Новая Безопасная Полка для буккроссинга!

Дорогие сообщники, кто-то тут недавно интересовался "безопасными полками"!

Так вот, сообщаю, что в магазине издательства "Классика-XXI" открылась новая Безопасная Полка для буккроссинга.
Можете оставлять свои книги и забирать чужие :)
Подробности тут. 

Адрес: Российская Академия музыки имени Гнесиных (ул. Поварская д. 30/36), 1 этаж, не доходя до охраны - дверь направо.

Можно оставлять книги продавцу с пометкой "буккроссинг" - мы зарегистрируем  и оставим вашу книгу на полке.