August 22nd, 2009

Ольга Мочалова. "Голоса Серебряного века".


Быть современницей Константина Бальмонта и Владимира Маяковского, общаться с Федором Сологубом, Николаем Гумилевым, Мариной Цветаевой, слышать, как читали свои стихи Сергей Есенин и Александр Блок… Учиться таинственному, непостижимому искусству стихосложения у Валерия Брюсова и Вячеслава Иванова, получить отзыв на свои ранние стихи от Ивана Бунина…

Стоит только представить подобное, и голова начинает кружиться. Как, где и с кем это могло произойти? Впрочем, если задуматься, все легко объяснимо. Представьте: Вы живете в начале прошлого века, скажем, в Москве, увлекаетесь поэзией, посещаете различные литературные кружки и вечера, пишете сами… Вот Ваша собственная биография уже и подходит под приведенное описание. Но гадать нет необходимости, поскольку речь идет не о выдуманном персонаже, а о вполне реальном человеке – Ольге Алексеевне Мочаловой (1898 – 1978).

«Ваши стихи радуют, следовательно, они нужны», - писал ей в 1919 г. И.Н. Розанов. А Вячеслав Иванов отмечал, что «У нее самостоятельная, оригинальная манера… и великолепный поэтический темперамент». Однако, и тот и другой подчеркивали, что при наличии несомненных задатков, ни за что невозможно поручиться. Это и неудивительно. В конечном счете, каждый поэт «делает» себя сам.

Книга, о которой идет речь, включает в себя воспоминания О.А. Мочаловой о поэтах Серебряного века, с которыми в разное время ее сводила судьба, а также ее собственные стихи. Ушедшая эпоха зримо предстает перед читателем, благодаря умению автора замечать и описывать мельчайшие детали, уникальные подробности тех событий, участницей которых ей довелось быть. Несомненным достоинством являются также обширные научные комментарии, сопровождающие авторский текст.

Фигуры великих поэтов проступают сквозь прошедшие десятилетия и видятся живо, непосредственно. Этому в немалой степени способствуют приведенные О.А. Мочаловой свидетельства современников и многочисленные высказывания самих поэтов о жизни и творчестве. Данный материал представляется уникальным, хотя и нуждается в определенной проверке, т.к. мемуары писались спустя много лет и в них далеко не всегда приводятся ссылки на источник, из которого была получена та или иная информация.
Книга будет интересна любителям поэзии.

  • bibilov

Не все библиотеки одинаково полезны

Есть такой очень хороший проект – Open Library. Его цель собрать в одном месте информацию обо всех книгах, когда-либо изданных в мире (сейчас в базе 23 567 365 книг). Причем, 1 090 579 из них доступны для скачивания в формате PDF, DjVu, текст или просмотра online (например, это книги, перешедшие в национальное достояние).

Том Сойер 1876 года издания, Путешествия Гулливера 1918 года издания. Книга о Теории относительности, написанная Лоренцем и вышедшая в 1920 году. Драмы Шекспира 1813 года издания. Ноты Баха. Все это и многое другое ждет вас. Понятно, что там хранятся полностью отсканированные книги. Поэтому доступны все иллюстрации и оригинальная разбивка на страницы. В режиме онлайн-просмотра эти книжки можно буквально листать.

Рузумеется, подавляющее большинство книг на английском языке. Попробуйте найти что-нибудь на русском и расскажите, что у вас получилось. ))

Вот бы что-то подобное было у нас! Для примера, попробуйте найти Пушкина ранних изданий на сайте Российской государственной библиотеки (РГБ) в каталоге электронных изданий.

По идее, ситуацию должен исправить проект "Всемирная цифровая библиотека" (WDL). ОБ этом проекте и об участии в нем России довольно подробно рассказал генеральный директор РГБ Виктор Федоров. Кстати, там можно посмотреть материалы из Библиотеки конгресса, или, например, Александрийской библиотеки.

На данный момент (а проект открылся для пользователей в апреле этого года) Российская библиотека пополнила коллекцию только 11 своими позициями. Наиболее интересным представляется почитать книгу-руководство для крестьян, решивших осваивать сибирские земли, изданную в Харькове в 1892 году. ))

Интересно, получится ли из этого проекта что-то достойное? Или все-таки придется идти за абонементом в Ленинку? )

Бодрое что-то

Книги о Ленине

Господа, прошу совета. Перебирая книги перед переездом, обнаружила приличиное количество книг о Ленине, как-то: "Подарки детей Ленину", "Детские годы Ильича", "Памятные места Ленина в Ленинграде" и т. подобное прочее (у тетушки был своеобразный вкус в отношении подарков :-)). Нам они вовсе не нужны, но полиграфия очень качественная, выкидывать жалко. Как думаете, в библиотеках такое принимают? Или, может, кто коллекцию собирает? :-)
ля ди до ди да

И далее о вкусах

Вот в "Новой газете" номер 89 Александр Генис пишет в повышенных тонах про "Сахарный Кремль" Сорокина. Кстати, как странно: припозднились-то рецензии! А я вот недавно здесь же, в ЖЖ, нашёл сссылки на 3-4 разгромные рецензии. Генис Сорокина любит, и книжку возвеличивает. Даже с Солженицыным сравнивает. И Стругацких не забывает упомянуть. А вышеупомянутые рецензии молодых литераторов--сравнивают "Сахарный Кремль" с землёй. Так кто прав? Кто виноват? Хорошо, что сам читал, могу своё мнение составить. Для меня это, конечно, не Солженицын и не Стругацкие--это Сорокин. Он всегда на грани "исписания", как и должен быть хороший афффтр, но не скажу, что ерунду написал! Есть что-то, есть!

Также, как и у Пелевина в последнем сборничке. Про богомолов.

 А в той же "Новой газете" далее про последний фильм Тарантино. Ну тут всё наоборот: все хвалят, а "Новая"--ругает! Мол, всё гениально, а всё вместе--не получилось! Не смотрел пока. Теперь ещё больше хочу посмотреть. Вот предыдущий фильм--который с Родригесом--все молчали о нём. А мне понравился. И "Новой" нравится. А этот вот--нет.

Итак: правда ли, что именно разброс мнений определяет притягательность и потенциальную ценность произведения? Если все хвалят или все ругают, или все молчат--то что-то не то? 

Пустота и Пелевин.


Мне так настойчиво советовали читать Пелевина, что не было никакой возможности отказаться. Как лучшую его книгу, рекомендовали «Чапаев и пустота». Не понимаю! Не понял я книгу, не понял, что в ней нашли мои коллеги по работе. Ощущение такое, что обкурившийся автор в спешке записывал рожденные в голове фантазии. Я никого не хочу обидеть, но ИМХО автору место у Тимура Тимуровича. Котовский, кокаин, Анка, ткачи… По ходу, ключевое слово здесь – кокаин. А забыл еще пустоту. Пустота – тоже хорошо отражает суть романа. Или я чего-то не понимаю, или лыжи мои по асфальту не едут. Мне по ночам тоже снятся такие бестолковые сны. Надо бы записать и будет книга, не хуже, чем у Пелевина. Отчего его считают таким суперписателем? Он глубже Минаева, круче Марининой и Донцовой, но это не повод его возводить в ранг сверхлитератора.

Ольга де Бенуа

Паоло Коэльо. Одиннадцать минут.

В последний месяц в моей жизни случилось два события, связанных со знаменитым бразильским писателем. Во-первых, мы недавно играли с народом в «перажки» - то есть сочиняли веселые четверостишия, без запятых, рифмы и прочих скрепляющих элементов, на одном лишь клее чистого юмора. И у меня непроизвольно состряпалось следующее: 

Коэльо был бы славный малый
когда б не начал он писать
но как обычно дунул дозу
подсел и пронесло в мейнстрим.

Во-вторых, у меня появился бразильский друг (гм, мужчина), и в перерывах между расслабляющими многочасовыми … прогулками по набережной Сены,  мы вели с ним культурологические беседы. Бразильская культура интересует меня давно, еще со времен мыльных опер, в обсуждении которых прошло мое детство (а ведь и вправду, в эпоху Пушкина барышни читали французские любовные романы, а мое поколение выросло на бразильских сериалах). Все эти Хоссе Игнассио и Пабло Антонии чрезвычайно поразили мое неокрепшее воображение. Я запомнила, что бразильцы обычно выясняют отношения в течение нескольких сотен серий, а потом обязательно женятся на ком-нибудь другом. А еще они танцуют и загорают все свободное от выяснений отношений время. Мой бразильский приятель ни разу не пытался выяснить отношения, зато танцевал с большим удовольствием, как истинный латинос. Наверное, никогда не стоит принимать телевидение близко к сердцу.

Меня удивил тот факт, что я, литературовед по образованию, не знаю ни одного бразильского писателя кроме Паоло Коэльо, как будто бразильцы явили миру только великих футболистов вроде Пеле и Рональдо, вкусный кофе, альтернативную Голливуду и Боливуду фабрику грез, пускающую на российские экраны мыльные пузыри, и ловкого, похожего внешне на Санта Клауса, литературного  повара, выпекающего как пирожки истории про маленьких людей, прошедших некий путь и нашедших истину. 

Еще в моих мозгах маячили воспоминания о бразильских празднествах и карнавалах, которые упоминал наш великий русский филолог Бахтин, описывая явления карнавализациии русской литературы. Однако, эти воспоминания меркли по сравнению с величием и трагизмом фигуры бразильского атланта, вынужденного держать на своих плечах и представлять всему миру экзотичную южно-американскую культуру. 

Я спросила Гилерми, так ли популярен Коэльо на родине, как во всем мире.

Collapse )
stain

Рэю Бредбери 89 лет. (:

Рэй Брэдбери родился 22 августа 1920 года в городе Уокиган, штат Иллинойс. Полное имя — Раймонд Дуглас Брэдбери. Сегодня ему исполняется целых 89 лет. Хороший дядька, читал отзывы его друзей - никогда сей человек не скажет о себе как о великом писателе, хотя, на самом деле, многим до его уровня еще очень-очень далеко. Тем кто не знаком с его творчеством - настоятельно рекомендую. (:




  • Current Music
    COmmercial Club Crew - La Isla Bonita (Andy Stroke Radio)
  • Tags
авик

Алекс Гарленд, "Кома"


Алекс Гарленд- молодой английский писатель, о котором Исигуро отзывался, как об одном из самых одаренных современных авторов. Он сценарист, он журналист, он иллюстратор. Он автор известной практопии «Пляж», по которой  Бойл снял чудесный фильм с ДиКаприо. «Кома» его третье произведение.

В основу  романа  положена история молодого мужчины, избитого хулиганами в метро до потери сознания. Дальше сюжет развивается по классическим законам психологического триллера. Стремительного и захватывающего.

 «Кома» всецело посвящена гносеологическим вопросам, на которые автор даже не пытается ответить. Скорее всего, намеренно, учитывая столь малый объем произведения и несомненное знакомство Гарленда с трудами философов и писателей,  положивших  теорию познания в основу своих творений. На мой взгляд, «Кома» не просто книга. Это самый что ни на есть настоящий иллюстрированный роман, и действует он на читателя, как вспышка, после которой перед глазами какое-то время лишь метель из череды извечных «Что есть настоящее, что есть прошлое?», «Что есть реальность, а что сон?», «Что есть жизнь или смерть?» и наконец сакраментальное «что есть я?».

Поэтому для Гарленда важно все, и краткость, структура текста, и разбивка на главы, и , безусловно, визуальные образы, иллюстрации-гравюры, созданные Николасом Гарлендом, его отцом, специально для романа.

 

В результате получилось оригинальное, интересное произведение, не лишенное художественности и смысловой нагрузки.

папа

Критика и литературоведение.

 Очень люблю читать Вайльгениса. Именно так, слитно. Потому что врозь и Пётр Вайль (даже "Карта родины"), и Александр Генис (даже "Билет в Китай") до Вайльгениса не дотягивают.
Поэтому и вопрос уважаемому жюри сообществу. Что можно почитать такого же уровня, как упомянутое соавторство? Желательно российское, а не западное.
Uruno-kun

Мышление Стратега

Мышление Стратега - книга Кенити Омае, которая, по мнению журнала Financial Times (если верить автору), включена в список 50 лучших книг о бизнесе. Правда по какой причине - я так и не понял...

Во время прочтения, моё мнение о книге колебалось, вызывая полное негодование и раздражение от предисловия, главы о Японии и тех мест, где автор делает прогнозы и суждения. Но в паре мест мне прямо-таки очень понравилось. Но в целом - книга крайне так себе, хотя один момент очень даже заслуживает здорового интереса.

Книгу советую читать:
- Менеджерам и руководителям крупных компаний и корпорация, поскольку самая ценна, на мой взгляд, глава этой книги посвящена именно им.
- Тем, кому интересен японский менеджмент, маркетинг и т.п. - но очень аккуратно, поскольку книга местами расходится почти со всем, что я читал ранее.

А теперь подробнее по книге:
Collapse )

В целом, книга мне скорее не понравилась. НО мне действительно понравилась глава 12 и ради этого, возможно, даже стоит читать эту книгу. Но в целом моя оценка - 5/10.
  • lind12

Прожитое и пережитое



Мемуары "Прожитое и пережитое" - это, скорее, философское переосмысление жизни и людей, которые стоят упоминания и которые оставляют в душе глубокий след, даже, порой, болезненный.
Я бы сравнила эти воспоминания с книгой "Курсив мой " Нины Берберовой, ибо есть, на мой взгляд, неуловимое сходство между ними. Во-первых, когда приступаешь к чтению, создается чувство, что автор - не женщина и не мужчина, потому что пол никак не проявляет себя, это и не важно. Все люди в повествовании становятся братьями и сестрами и уравниваются в смысле духовного общения автора с ними.
Автор редко вдается в конкретику, которой так много в "стандартных" воспоминаниях. Ведь дело не в количестве встреч Лу с Ницше и не то, какой костюм на нем был одет и что он дословно сказал ей такого-то числа такого-то года. Избегая конкретики, она превосходно передает сам дух эпохи, второй половины 19-го века, когда грозные призраки 20-го века лишь только витали над людьми века 19-го.
Эти мемуары принадлежат перу человека, который всегда и во всем стремился идти своим собственным путем, при этом он демонстрирует глубокое понимание философии, психоанализа и отдельных личностей. Но все же читателю необходимо вдумываться в текст при чтении, чтобы сопереживать вместе с автором. Ибо ее жизнь и переживания не были простыми и до конца их понять и невозможно...

Самым интересным моментом в книге является описание переживание автором Бога или самой идеи Бога, как ее прочувствовала Лу. Ее подход, как и всегда не стандартен. Обрадовала лично меня ее идея "богопокинутости" мира, которая принесла ей радость и, на мой взгляд, свободу....
лето

Алексей Толстой, "Детство Никиты".

Я прочитала эту книгу в зимние каникулы, во втором или третьем классе.
И она навсегда определила моё восприятие Рождества и Нового года.
Сейчас мне 26, но пары строк хватает, чтобы вернуться в детство так глубоко, как не возвращают ни мандарины, ни даже запах ёлки. И ни одна "взрослая" книжка не способна ТАК отправить меня в дореволюционную Россию.
Сусальные ангелы, золоченые орехи и яблоки, уроки...
Идеальная книжка для детей от 7 до 12. И для взрослых - чтобы разбавить осеннюю хандру предвкушением Праздника.

http://az.lib.ru/t/tolstoj_a_n/text_0040.shtml