August 22nd, 2009

Ольга Мочалова. "Голоса Серебряного века".


Быть современницей Константина Бальмонта и Владимира Маяковского, общаться с Федором Сологубом, Николаем Гумилевым, Мариной Цветаевой, слышать, как читали свои стихи Сергей Есенин и Александр Блок… Учиться таинственному, непостижимому искусству стихосложения у Валерия Брюсова и Вячеслава Иванова, получить отзыв на свои ранние стихи от Ивана Бунина…

Стоит только представить подобное, и голова начинает кружиться. Как, где и с кем это могло произойти? Впрочем, если задуматься, все легко объяснимо. Представьте: Вы живете в начале прошлого века, скажем, в Москве, увлекаетесь поэзией, посещаете различные литературные кружки и вечера, пишете сами… Вот Ваша собственная биография уже и подходит под приведенное описание. Но гадать нет необходимости, поскольку речь идет не о выдуманном персонаже, а о вполне реальном человеке – Ольге Алексеевне Мочаловой (1898 – 1978).

«Ваши стихи радуют, следовательно, они нужны», - писал ей в 1919 г. И.Н. Розанов. А Вячеслав Иванов отмечал, что «У нее самостоятельная, оригинальная манера… и великолепный поэтический темперамент». Однако, и тот и другой подчеркивали, что при наличии несомненных задатков, ни за что невозможно поручиться. Это и неудивительно. В конечном счете, каждый поэт «делает» себя сам.

Книга, о которой идет речь, включает в себя воспоминания О.А. Мочаловой о поэтах Серебряного века, с которыми в разное время ее сводила судьба, а также ее собственные стихи. Ушедшая эпоха зримо предстает перед читателем, благодаря умению автора замечать и описывать мельчайшие детали, уникальные подробности тех событий, участницей которых ей довелось быть. Несомненным достоинством являются также обширные научные комментарии, сопровождающие авторский текст.

Фигуры великих поэтов проступают сквозь прошедшие десятилетия и видятся живо, непосредственно. Этому в немалой степени способствуют приведенные О.А. Мочаловой свидетельства современников и многочисленные высказывания самих поэтов о жизни и творчестве. Данный материал представляется уникальным, хотя и нуждается в определенной проверке, т.к. мемуары писались спустя много лет и в них далеко не всегда приводятся ссылки на источник, из которого была получена та или иная информация.
Книга будет интересна любителям поэзии.

Не все библиотеки одинаково полезны

Есть такой очень хороший проект – Open Library. Его цель собрать в одном месте информацию обо всех книгах, когда-либо изданных в мире (сейчас в базе 23 567 365 книг). Причем, 1 090 579 из них доступны для скачивания в формате PDF, DjVu, текст или просмотра online (например, это книги, перешедшие в национальное достояние).

Том Сойер 1876 года издания, Путешествия Гулливера 1918 года издания. Книга о Теории относительности, написанная Лоренцем и вышедшая в 1920 году. Драмы Шекспира 1813 года издания. Ноты Баха. Все это и многое другое ждет вас. Понятно, что там хранятся полностью отсканированные книги. Поэтому доступны все иллюстрации и оригинальная разбивка на страницы. В режиме онлайн-просмотра эти книжки можно буквально листать.

Рузумеется, подавляющее большинство книг на английском языке. Попробуйте найти что-нибудь на русском и расскажите, что у вас получилось. ))

Вот бы что-то подобное было у нас! Для примера, попробуйте найти Пушкина ранних изданий на сайте Российской государственной библиотеки (РГБ) в каталоге электронных изданий.

По идее, ситуацию должен исправить проект "Всемирная цифровая библиотека" (WDL). ОБ этом проекте и об участии в нем России довольно подробно рассказал генеральный директор РГБ Виктор Федоров. Кстати, там можно посмотреть материалы из Библиотеки конгресса, или, например, Александрийской библиотеки.

На данный момент (а проект открылся для пользователей в апреле этого года) Российская библиотека пополнила коллекцию только 11 своими позициями. Наиболее интересным представляется почитать книгу-руководство для крестьян, решивших осваивать сибирские земли, изданную в Харькове в 1892 году. ))

Интересно, получится ли из этого проекта что-то достойное? Или все-таки придется идти за абонементом в Ленинку? )

Бодрое что-то

Книги о Ленине

Господа, прошу совета. Перебирая книги перед переездом, обнаружила приличиное количество книг о Ленине, как-то: "Подарки детей Ленину", "Детские годы Ильича", "Памятные места Ленина в Ленинграде" и т. подобное прочее (у тетушки был своеобразный вкус в отношении подарков :-)). Нам они вовсе не нужны, но полиграфия очень качественная, выкидывать жалко. Как думаете, в библиотеках такое принимают? Или, может, кто коллекцию собирает? :-)
ля ди до ди да

И далее о вкусах

Вот в "Новой газете" номер 89 Александр Генис пишет в повышенных тонах про "Сахарный Кремль" Сорокина. Кстати, как странно: припозднились-то рецензии! А я вот недавно здесь же, в ЖЖ, нашёл сссылки на 3-4 разгромные рецензии. Генис Сорокина любит, и книжку возвеличивает. Даже с Солженицыным сравнивает. И Стругацких не забывает упомянуть. А вышеупомянутые рецензии молодых литераторов--сравнивают "Сахарный Кремль" с землёй. Так кто прав? Кто виноват? Хорошо, что сам читал, могу своё мнение составить. Для меня это, конечно, не Солженицын и не Стругацкие--это Сорокин. Он всегда на грани "исписания", как и должен быть хороший афффтр, но не скажу, что ерунду написал! Есть что-то, есть!

Также, как и у Пелевина в последнем сборничке. Про богомолов.

 А в той же "Новой газете" далее про последний фильм Тарантино. Ну тут всё наоборот: все хвалят, а "Новая"--ругает! Мол, всё гениально, а всё вместе--не получилось! Не смотрел пока. Теперь ещё больше хочу посмотреть. Вот предыдущий фильм--который с Родригесом--все молчали о нём. А мне понравился. И "Новой" нравится. А этот вот--нет.

Итак: правда ли, что именно разброс мнений определяет притягательность и потенциальную ценность произведения? Если все хвалят или все ругают, или все молчат--то что-то не то? 

Пустота и Пелевин.


Мне так настойчиво советовали читать Пелевина, что не было никакой возможности отказаться. Как лучшую его книгу, рекомендовали «Чапаев и пустота». Не понимаю! Не понял я книгу, не понял, что в ней нашли мои коллеги по работе. Ощущение такое, что обкурившийся автор в спешке записывал рожденные в голове фантазии. Я никого не хочу обидеть, но ИМХО автору место у Тимура Тимуровича. Котовский, кокаин, Анка, ткачи… По ходу, ключевое слово здесь – кокаин. А забыл еще пустоту. Пустота – тоже хорошо отражает суть романа. Или я чего-то не понимаю, или лыжи мои по асфальту не едут. Мне по ночам тоже снятся такие бестолковые сны. Надо бы записать и будет книга, не хуже, чем у Пелевина. Отчего его считают таким суперписателем? Он глубже Минаева, круче Марининой и Донцовой, но это не повод его возводить в ранг сверхлитератора.

Ольга де Бенуа

Паоло Коэльо. Одиннадцать минут.

В последний месяц в моей жизни случилось два события, связанных со знаменитым бразильским писателем. Во-первых, мы недавно играли с народом в «перажки» - то есть сочиняли веселые четверостишия, без запятых, рифмы и прочих скрепляющих элементов, на одном лишь клее чистого юмора. И у меня непроизвольно состряпалось следующее: 

Коэльо был бы славный малый
когда б не начал он писать
но как обычно дунул дозу
подсел и пронесло в мейнстрим.

Во-вторых, у меня появился бразильский друг (гм, мужчина), и в перерывах между расслабляющими многочасовыми … прогулками по набережной Сены,  мы вели с ним культурологические беседы. Бразильская культура интересует меня давно, еще со времен мыльных опер, в обсуждении которых прошло мое детство (а ведь и вправду, в эпоху Пушкина барышни читали французские любовные романы, а мое поколение выросло на бразильских сериалах). Все эти Хоссе Игнассио и Пабло Антонии чрезвычайно поразили мое неокрепшее воображение. Я запомнила, что бразильцы обычно выясняют отношения в течение нескольких сотен серий, а потом обязательно женятся на ком-нибудь другом. А еще они танцуют и загорают все свободное от выяснений отношений время. Мой бразильский приятель ни разу не пытался выяснить отношения, зато танцевал с большим удовольствием, как истинный латинос. Наверное, никогда не стоит принимать телевидение близко к сердцу.

Меня удивил тот факт, что я, литературовед по образованию, не знаю ни одного бразильского писателя кроме Паоло Коэльо, как будто бразильцы явили миру только великих футболистов вроде Пеле и Рональдо, вкусный кофе, альтернативную Голливуду и Боливуду фабрику грез, пускающую на российские экраны мыльные пузыри, и ловкого, похожего внешне на Санта Клауса, литературного  повара, выпекающего как пирожки истории про маленьких людей, прошедших некий путь и нашедших истину. 

Еще в моих мозгах маячили воспоминания о бразильских празднествах и карнавалах, которые упоминал наш великий русский филолог Бахтин, описывая явления карнавализациии русской литературы. Однако, эти воспоминания меркли по сравнению с величием и трагизмом фигуры бразильского атланта, вынужденного держать на своих плечах и представлять всему миру экзотичную южно-американскую культуру. 

Я спросила Гилерми, так ли популярен Коэльо на родине, как во всем мире.

Collapse )
stain

Рэю Бредбери 89 лет. (:

Рэй Брэдбери родился 22 августа 1920 года в городе Уокиган, штат Иллинойс. Полное имя — Раймонд Дуглас Брэдбери. Сегодня ему исполняется целых 89 лет. Хороший дядька, читал отзывы его друзей - никогда сей человек не скажет о себе как о великом писателе, хотя, на самом деле, многим до его уровня еще очень-очень далеко. Тем кто не знаком с его творчеством - настоятельно рекомендую. (:




  • Current Music
    COmmercial Club Crew - La Isla Bonita (Andy Stroke Radio)
  • Tags
авик

Алекс Гарленд, "Кома"


Алекс Гарленд- молодой английский писатель, о котором Исигуро отзывался, как об одном из самых одаренных современных авторов. Он сценарист, он журналист, он иллюстратор. Он автор известной практопии «Пляж», по которой  Бойл снял чудесный фильм с ДиКаприо. «Кома» его третье произведение.

В основу  романа  положена история молодого мужчины, избитого хулиганами в метро до потери сознания. Дальше сюжет развивается по классическим законам психологического триллера. Стремительного и захватывающего.

 «Кома» всецело посвящена гносеологическим вопросам, на которые автор даже не пытается ответить. Скорее всего, намеренно, учитывая столь малый объем произведения и несомненное знакомство Гарленда с трудами философов и писателей,  положивших  теорию познания в основу своих творений. На мой взгляд, «Кома» не просто книга. Это самый что ни на есть настоящий иллюстрированный роман, и действует он на читателя, как вспышка, после которой перед глазами какое-то время лишь метель из череды извечных «Что есть настоящее, что есть прошлое?», «Что есть реальность, а что сон?», «Что есть жизнь или смерть?» и наконец сакраментальное «что есть я?».

Поэтому для Гарленда важно все, и краткость, структура текста, и разбивка на главы, и , безусловно, визуальные образы, иллюстрации-гравюры, созданные Николасом Гарлендом, его отцом, специально для романа.

 

В результате получилось оригинальное, интересное произведение, не лишенное художественности и смысловой нагрузки.

папа

Критика и литературоведение.

 Очень люблю читать Вайльгениса. Именно так, слитно. Потому что врозь и Пётр Вайль (даже "Карта родины"), и Александр Генис (даже "Билет в Китай") до Вайльгениса не дотягивают.
Поэтому и вопрос уважаемому жюри сообществу. Что можно почитать такого же уровня, как упомянутое соавторство? Желательно российское, а не западное.
Uruno-kun

Мышление Стратега

Мышление Стратега - книга Кенити Омае, которая, по мнению журнала Financial Times (если верить автору), включена в список 50 лучших книг о бизнесе. Правда по какой причине - я так и не понял...

Во время прочтения, моё мнение о книге колебалось, вызывая полное негодование и раздражение от предисловия, главы о Японии и тех мест, где автор делает прогнозы и суждения. Но в паре мест мне прямо-таки очень понравилось. Но в целом - книга крайне так себе, хотя один момент очень даже заслуживает здорового интереса.

Книгу советую читать:
- Менеджерам и руководителям крупных компаний и корпорация, поскольку самая ценна, на мой взгляд, глава этой книги посвящена именно им.
- Тем, кому интересен японский менеджмент, маркетинг и т.п. - но очень аккуратно, поскольку книга местами расходится почти со всем, что я читал ранее.

А теперь подробнее по книге:
Collapse )

В целом, книга мне скорее не понравилась. НО мне действительно понравилась глава 12 и ради этого, возможно, даже стоит читать эту книгу. Но в целом моя оценка - 5/10.

Прожитое и пережитое



Мемуары "Прожитое и пережитое" - это, скорее, философское переосмысление жизни и людей, которые стоят упоминания и которые оставляют в душе глубокий след, даже, порой, болезненный.
Я бы сравнила эти воспоминания с книгой "Курсив мой " Нины Берберовой, ибо есть, на мой взгляд, неуловимое сходство между ними. Во-первых, когда приступаешь к чтению, создается чувство, что автор - не женщина и не мужчина, потому что пол никак не проявляет себя, это и не важно. Все люди в повествовании становятся братьями и сестрами и уравниваются в смысле духовного общения автора с ними.
Автор редко вдается в конкретику, которой так много в "стандартных" воспоминаниях. Ведь дело не в количестве встреч Лу с Ницше и не то, какой костюм на нем был одет и что он дословно сказал ей такого-то числа такого-то года. Избегая конкретики, она превосходно передает сам дух эпохи, второй половины 19-го века, когда грозные призраки 20-го века лишь только витали над людьми века 19-го.
Эти мемуары принадлежат перу человека, который всегда и во всем стремился идти своим собственным путем, при этом он демонстрирует глубокое понимание философии, психоанализа и отдельных личностей. Но все же читателю необходимо вдумываться в текст при чтении, чтобы сопереживать вместе с автором. Ибо ее жизнь и переживания не были простыми и до конца их понять и невозможно...

Самым интересным моментом в книге является описание переживание автором Бога или самой идеи Бога, как ее прочувствовала Лу. Ее подход, как и всегда не стандартен. Обрадовала лично меня ее идея "богопокинутости" мира, которая принесла ей радость и, на мой взгляд, свободу....
лето

Алексей Толстой, "Детство Никиты".

Я прочитала эту книгу в зимние каникулы, во втором или третьем классе.
И она навсегда определила моё восприятие Рождества и Нового года.
Сейчас мне 26, но пары строк хватает, чтобы вернуться в детство так глубоко, как не возвращают ни мандарины, ни даже запах ёлки. И ни одна "взрослая" книжка не способна ТАК отправить меня в дореволюционную Россию.
Сусальные ангелы, золоченые орехи и яблоки, уроки...
Идеальная книжка для детей от 7 до 12. И для взрослых - чтобы разбавить осеннюю хандру предвкушением Праздника.

http://az.lib.ru/t/tolstoj_a_n/text_0040.shtml