August 17th, 2009

отпускная тема

Уважаемые КнигоЛюбы!
Вот как на духу =), посоветуйте, что взять почитать в отпуск. Задача в том, что хочется найти что-то такое релаксирующее, что по духу похоже на следующих авторов: Евгений Гришковец или Катя Метелица (то есть жизненное, близкое и до боли знакомое) или Виктория Токарева (любительницы меня поймут =) ). Но из их произведений уже прочитано всё и не по одному разу =)

Янн Мартел _ Жизнь Пи


Крайне философская вещь.

Весьма необычная история о человеке, который провел больше 9 месяцев в океане в шлюпке с бенгальским тигром.

Сначала все очень позитивно, описания животных напоминают стиль Даррела. Описания отношения к религии - вообще за гранью толерантности. Потом, при описании собственно жизни в шлюпке после кораблекрушения, позитив не пропадает, но природа его несколько иная, можно сказать, стоическая. Развязка и вовсе потрясает - оказывается, дрейфование от почти Индии до Мексики - не совсем то, что на самом деле происходило. Или все-таки нет? Оказывается, смотря как интепретировать...

По окончании чтения оказывается, что это все-таки не приключенческий роман, а роман-алегория. Интересный ход...

исповедовать сомнения как философию жизни – все равно что мечтать о движении, стоя на месте

жизнь - это всего лишь глазок, узкий проход в бесконечность

Резюме: читать.
Micky Nox

Б.Савинков Конь бледный. Повесть о русских бомбистах




И вот конь бледный и на нем всадник, которому имя смерть;
и ад следо­вал за ним…
Откр.6, 8
.


В начале стоит вкратце представить автора: Борис Викторович Савинков (1879-1925) был одним из руководителей партии эсеров, в частности, ее Боевой организации (БО), от рук которой погибло немало высокопоставленных чиновников, например они убили двух министров внутренних дел, дядю Николая II, московского и петербургского градоначальников и др…

Книгу эту меня заставил - да-да, именно так, заставил - прочитать фильм, снятый по ней К. Шахназаровым. Называется кино "Всадник по имени Смерть". Жоржа великолепно сыграл А. Панин, в других ролях ещё множество прекрасных актеров. Про кино разговор отдельный, поделюсь лучше впечатлениями от книги. Далее следует мое сугубо восприятие книги, перемежаемое историческими деталями и отступлениями.
Collapse )
CPT'N

Лирический герой

Доводилось ли Вам, уважаемые читающие люди, впадать в такое заблуждение — отождествлять литературного персонажа с автором. Принимать "я" в стихотворении, рассказе, повести, романе за "я" писательское? Вымышленного человека за живого? Если да, то в каких произведениях?

Честно признаюсь, мне по юности доводилось. А потом, оказавшись по другую сторону ситуации (когда героев моих историй стали путать со мной), вроде бы вылечился от этой напасти :))

Эрик-Эммануил Шмитт. Оскар и Розовая дама

Это нечто грандиозное. Великое. Неожиданное. Человечное.
Давно с таким удовольствием не читал. Автор поражает своей способностью любить человека, умением обманывать ради счастья, представить смерть как нечто, нечто... не нахожу слов!
Оскар - смертельно больной мальчик. Розовая дама - подарок судьбы на пороге смерти. Прожить 12 дней и погибнуть счастливым...
Настоятельно рекомендую тем, кто верит в Бога и ищет пути общения с ним.
спасибо mikhaylo за подаренную книгу. Я открыл для себя мир нового гения.

Новости о книгоиздании и литературе

Добрый день!

Друзья, очень бы мне хотелось быть в курсе последних новостей о книгоиздании и литературе в мире и России. Я, конечно,  гуглю и сайты USA Today and The Times просматриваю, почитываю El Tiempo, topix. Подозреваю, что многие из вас знают и другие ресурсы на английском и испанском языках. Буду очень благодарная за советы, рекомендации и ссылки. 
serious

1 книга в 10 лет

Что называется, невероятно, но факт: согласно статистике лишь 0,1% турков читают книги. Получается, что одну книгу, чисто теоретически, они могут прочитать только за 10 лет. Меня это сильно впечатлило, тем более, если сравнивать с нашей Россией, где к книгам неравнодушны 65% населения. Вспоминается шутка про то, что в Москве под землей ходят «трамвайчики для чтения». И пусть чаще всего это бульварные детективы, женские романы или гламурное чтиво, все равно горжусь. Но, непонятно, почему все-таки в Турции чтение так непопулярно? Книги в домах тоже встретишь редко, хотя магазины книжные есть...

сила в книгах

Харлан Эллисон, Чудеса чудесные/Ужасы ужасные

По совету прочел следующие три рассказа Харлана Эллисона:
"Гитлер рисовал розы", "Попробуй тупым ножом" и "Кроатоан".

В принципе, основной темой всех трех рассказов, можно было бы вывести мораль о том, что посеешь, то и пожнешь - в самых интересных преломлениях через призму творчества Эллисона.

Каждый из них занятен по своему. К примеру "Гитлер" - живодерская притча о величии любви, и о том, что даже после смерти воздается нам не по заслугам, а по суждению людей о вас, и даже праведник с легкостью быть может отправлен в Ад, а убийца в Рай лишь от того, что на Земле не разобрались ху из ху.Collapse )

"Попробуй тупым ножом" - вещь довольно-таки сатирическая и ерническая. Хотя ее черный юмор настолько покрыт черным сюжетом и атмосферой погони, в которой читатель, через переживания главного героя, сам чувствует себя загнанным зверем - что смеяться или улыбаться в конце истории совсем не тянет.Collapse )

А вот рассказ "Кроатоан" - понравился мне больше всех своей гротескной мрачной, почти комиксовой атмосферой, выстроенной на прочном фундаменте городских легенд. Читаешь, и будто сам, вместе с главным героем, пробираешься по злачной клоаке городской канализации, в которой водятся аллигаторы. Collapse )

Читать рассказы Харлана Эллисона:
"Гитлер рисовал розы"
"Попробуй тупым ножом"
"Кроатоан"
авик

Кристофер Прист "Экстрим"

О Кристофере Присте я узнала благодаря абсолютно замечательному фильму Нолана «Престиж». Зачарованная многоуровневой историей двух фокусников XIX века с бесконечными параллелями в современность, со множеством смыслов, возникающих, казалось бы, на пустом месте, словно кролик из шляпы, разумеется, я стала читать книгу. Помимо перечисленного, в одноименном романе меня поразила способность автора воссоздать атмосферу романа, вплоть до ощущения присутствия читателя на месте событий. В воздухе витала рукотворная магия, пьянящая притягательность иллюзии, праздника и шоу, подавляющее, гнетущее и в то же время завораживающее состояние одержимости, трезвость научного подхода в мистификациях истинно британских магов и небывалая чувственность от присутствия «в кадре» двух абсолютно разных, умных, увлеченных, целеустремленных, жестоких в своем соперничестве мужчин. Тогда свои ощущения от романа я поделила надвое, списав большую долю эмоций от прочтения на мастерство режиссера и обаяние чудесных актеров( Бейла, Джекмана и Йоханссон).
И вот сейчас, читая Экстрим, поняла, что сделала это зря.
Collapse )
сила в книгах

Леонид Андреев, Страх и Отвращение в поместьи

Продолжая продолжать чтение сборника страшных рассказов авторов отечественной выделки и классической выдержки, столкнулся с одной серьезной проблемой. Моя жена уехала с ребенком на месяц на отдых. Какая же это проблема для человека читающего? Наоборот - никаких забот по дому - валяйся на диванчике, да читай. Однако, помимо функции - вызывать любовь и обажание, у жены есть функция чисто утилитарная - знать где, что лежит в этом доме! Книга рассказов канула, то ли в лету, то ли за тумбочку, то ли была пожрана носками-демонами-со-второго-снизу-ящика-шкафа(я с подозрением посматриваю на стиральную машину - вдруг она на самом деле наделена разумом и библио-хищническими повадками?). Поэтому из трех рассказов Леонида Николаевича Андреева, представленных в сборнике, я прочитал только два: "Набат" и "Бездна". Я, честное слово, найду книгу и прочитаю третий - у меня есть подозрения к комоду, слишком уж довольным кажутся его лакированные ручки.

"Набат" - повествует об одном страшном лете, когда в округе разыгрался простой русский народный пироман, поджигающий деревню за деревней. "В то жаркое и зловещее лето горело все. Горели целые города, села и деревни; лес и поля больше уже не были их охраной: покорно вспыхивал сам беззащитный лес, и красной скатертью расстилался огонь по высохшим лугам. Днем в едком дыму пряталось багровое, тусклое солнце, а по ночам в разных концах неба вспыхивало безмолвное зарево, колебалось в молчаливой фантастической пляске, и странные, смутные тени от людей и деревьев ползали по земле, как неведомые гады". Ужас, показанный в рассказе - это липкий, жаркий, гнетущий ужас, который часто преследует человека во сне - томление, погоня за тобой неведомого, фантасмагорическая атмосфера. Но, главный герой рассказа, переживает все это наяву. Как замечал сам Андреев, этот рассказ - автобиографический, описавший реальный ужас, пережитый автором. Троцкий, в рецензии на сборник рассказов Андреева, упомянул о схожести "Набата" с "Колоколами" Эдгара Алана По, мне же, почему-то, по общему настроению - рассказ напомнил "Чикамога" Амброза Бирса.

"Бездна" - же рассказ достаточно известный, всколыхнувший после публикации многочисленные дискуссии, чем-то напоминающее мне те, что вызывал фильм "Ночной портье". Двое влюбленных в лесу нарываются на дружную компанию бухих бродяг, возжелавших молодого да прекрасного тела. Кавалера оглушают, а девушку насилуют. Шокирующей концовке рассказа многочисленные критики приписывают жуткую некрофилическую суть, которую Андреев кинул в лицо читателю, высказав всю правду о потаеной отвратности души человека - даже в страдании, думающего о наслаждении собственном. Что ж, быть может это и так. И действительно бездна из заглавия и рассказа - ницшеанская, но лично мне, человеку прочитавщему рассказ по поверхности - поведение главного героя показалось совсем не отвратным, а вполне естественным - человек находится в состоянии шока, силиться счесть все произошедшее страшным сном, посчитать, что ничего этого - не было, и надеясь поправить непоправимое трясет, прижимает к себе тело возлюбленной, осыпая его поцелуями и заверениями в любви. Но, быть может я ошибаюсь и многочисленные поколения потомственных йорк-ширских терьеров критиков - ошибаться не могут!

Общая тема рассказов - столкновение человека с бездной. С ужасом реальным, но настолько великим, что своею "массою" человека давит, унижает, обнажает всю его ничтожность и малозначительность. Оба рассказы - идеальное средство для введения себя в состояние уныния и подавленности всех чувств.

P.S. Ссылки, что я даю вам ниже - рекомендую особо, т.к. к рассказу "Бездна" приводится пространный комментарий.

Читать рассказы Леонида Андреева
"Набат"
"Бездна"

(no subject)


 

Внимание всем! Отличнейшая книга проходит практически незамеченной! Итак:

Хари Кунзру. "Без лица".

На удивление - молодой автор выдал отличнейший дебютный роман. Книга переведена уже на десятки языков и получила множество премий. Роман многоплановый. В центре повествования - мальчик-подросток, рожденый в Индии (мать - индийка, отец - англичанин) и рано осиротевший. Свою судьбу-жизнь ему приходится строить самому (привет Великому Гэтсби!). Вслед за героем повествования, меняющим свое имя, как перчатки, вы побываете и в индийских трущобах, и в высшем свете этой страны, познакомитесь с учеными из Британии, поучитесь в Оксфорде и отправитесь в путешествие по Африке. Основная цель мальчика - стать белым-настоящимангличанином. И он ее практически достигает. И вот тут-то начинается самое интересное и парадоксальное. История рассказана увлекательно.  Не зря в аннотации автор книги сравнивается с Киплингом. 
Уверенные 5 баллов.  
Кузя

Удушье (Choke)

Сегодня закончил читать этот роман Паланика. Это не первое его произведение в "моей копилке" - так что никаких ахов и охов. Интересно и тошнотворно, как и с предыдущими книгами (читал я "Уцелевшего" (и был прямо в восторге) и "Дневник" (там всё было так сложно, что я уже и не помню что там и как, но тоже понравилось).
Мир, как и прежде, катится в пропасть, люди всё-также бегут от реальности всеми возможными способами - глобально - ничего нового. Викт ор Манчини (главный герой) очередной ненормально-обречённый, конечно же с отклонениями. И новый Миссия (что само по себе и не нова). Причём, конечно, никакой он не спаситель (скорее спасаемый), но разоблачение - приём уже тоже слишком знакомый.

В общем, без фирменных Паланиковских приёмов - вроде страшно-подробного анамнеза проституток, работы в застывшем 1734 году и расшифровки условных кодовых о
бозначений - не знаю что в романе и замечательного, разве что Денни с его камянми мне очень понравился... Ну и выход, который вовсе и не выход; разрушение, как не_выход (я об Иде Манчини) - тоже интересно.


Прочитав книжку, я сразу решил и экранизацию посмотреть - Choke ("Удушье"). Если честно, не выдержал и половины. Героя нам решили почему-то преподнести эдаким калифорнийским блудником, трезво рассуждающим о нетрезвой жизни (или наоборот) и всё в таком около-комедийном тоне. Денни из сопливого ничтожества превратили в какого-то здоровяка, мамулю показали полной сил (и какой-то слишком обычной в молодые годы) - в общем, из грязной, мерзкой и липкой истории (проглотив которую только в таком виде и можно почувствовать её настоящий вкус) сделали какую-то арт-хаус-комедию-о-жизни...

Не знаю - сюда по отзывам на КиноПоиске всем фильм как-то даже понравился, да и критики говорят, что для дебюта неплохо. Но мне вот было как-то скучно %)

Аутентичность

Когда мы берем книгу любого иностранного автора, то читаем ее на своем родном языке, так как она уже давно кем-то (переводчиком) для нас переведена. Читать в оригинале многим из нас затруднительно. По сути, мы читаем перевод, составленный из альтернативных слов и оборотов речи, т.е. не аутентичный текст. Из этого следует, что и авторский замысел до нас доведен не на 100%, какая-то часть его потерялась при переводе. Без особых проблем перетечь из одного языка в другой может только поверхностный смысл, глубинный же никакой даже самый искусный переводчик не сможет донести до читателя, говорящего (прежде всего думающего) на другом языке.

Завидую тем, кто читает в оригинале, и погружаются в атмосферу языка. Значит ли это что нужно читать только авторов, говорящих и пишущих только на родном языке? Конечно же, нет, но горько (в глубине души) осознавать, что при чтении англоязычных и прочих авторов мы чего-то с вами теряем. Так ли это на самом деле или это всего лишь очередная навязчивая идея?