August 10th, 2009

Шарлотта Бронте

Я не люблю фантастику, но ...


Я не отношу себя  к любителям фантастики. Мне скучны враждебные сущности (хоть зеленые, хоть с наростами, хоть с  пятью руками и ушами по всему телу),  живущие на территории, отделенной забором. Так же не привлекает альтернативная история или сражения древних русичей – не по душе мне это.

Но совсем недавно, гостя у друзей на даче, я наткнулась на журнал фантастики «Если». И один рассказ, там опубликованный,  меня совершенно пленил!

Это был переводной рассказ Анкла Ривера «Как медведи выжили». Кто читал, тот знает, о чем он. Хотя пересказать, о чем он, невозможно. Скорее всего, как большинство рассказов этого жанра, о внутренних демонах - при этом в рассказе создана весьма дружелюбная атмосфера. И я поняла, что хочу читать современную фантастику, но такого философского направления, где показываются формы явного проявления бессознательного и где «чужаки» не приносят вреда героям.

Посоветуйте, плиз, какие еще произведения подобного толка, каких авторов, можно почитать (из этого ряда знакома только с Лемом).

comp

“Астровитянка” Ник Горькавый

Научная фантастика. Главная героиня – эдакая космическая Маугли. С ранних лет прожила практически в полном одиночестве (ее другом и наставником был компьютер, который спас ей жизнь и стал частью тела) на астероиде, на котором оказалась вследствие аварии космического корабля родителей. История начинается с момента, когда ее подбирает космический корабль.

Сразу скажу книга очень понравилась. Ассоциативно для меня она эдакая смесь “Игры Эндера” и “Гарри Поттера”. Т.е. про обучение умных детей в декорациях космического Хогвартца :) На Роулинг там вообще много отсылок, ну да, она хоть и современник, но уже вошла в классику литературы, на нее можно ссылаться. Есть мнение (вычитанное, но я с ним согласна), что автор хотел показать, что наука – это и есть магия нашей реальности. Отсюда и параллель с волшебной школой.

Можно, конечно, придираться к тому, что героиня самая умная, быстрая, находчивая, но ведь речь идет об интеллектуальном вузе, куда попадает элита, лучшие из лучших, так что она там к месту.

В общем, как и почти в любой книге, придраться есть к чему, но в целом книга оставляет приятное послевкусие, желание быть лучше и развиваться (последнее после художественных книг точно бывает не часто).

На главную героиню хочется быть похожей не неземной красотой и крутизной (как обычно в подобных произведениях), а стремлением к знаниям, учебе и независимому мышлению.
Глаз положил

Детскому писателю Ефиму Чеповецкому - 90 лет!


Сегодня 90 лет замечательному писателю и удивительно светлому человеку Ефиму Чеповецкому.

Несколько поколений детей полюбили его книги: «Мышонок Мыцик»

«Непоседа, Мякиш и Нетак»

«Про славную коровну Настурцию Петровну»

«Солдат Пешкин и компания»

 а вместе с детьми взрослые напевали про себя песенку про «Бандито-ганстерито» и знаменитое:

В море синем, как в аптеке,
Все имеет суть и вес –
Кораблю, как человеку,
Имя нужно позарез.
Имя вы не зря даете.
Я скажу вам наперед:
Как вы шхуну назовете,
Так она и поплывет!

 Корабль Чеповецкого  плывет по жизни уже 90 лет и еще многих лет счастливого плавания ему!

 Я еще в юности дружил с его сыном Николаем и бывал и их доме.

Редко я встречал таких дружелюбных, интеллигентных и гостеприимных людей, как в этой семье!

Здоровья Вам, Ефим Петрович!


сила в книгах

Уильям Гибсон, "Мона Лиза овердрайв"

Есть что-то печальное в том, что сегодня была перевернута мною последняя страница этого произведения. Трилогия "Муравейника" закончена. И в душе, не опустошение, но какая-то светлая печаль: история завершена, герои: кто завершил свой путь, кто разбежался в небытие, а искусная шахматная партия интриги, которая так ненавязчиво была завязана в первом романе - "Нейромант" завершена. Король повержен.

Трудно будет говорить об этой книге отдельно от всей трилогии, потому, что Гибсон быть может и не задумывал всей связной истории, когда писал книгу первую, но книга последняя - итоговая, завершающая, консолидирующая.

По форме - это все тот же увлекательный Гибсон: несколько основных персонажей - как будто одиночек, но судьбы их тесно переплетаются в финале, узловатая, и обрывочная нить интриги, которую распутывает каждый из героев самостоятельное, овердрайвовый замес под концовочку - когда много раскаленного свинца, крови и боли (ну так, на главку, не более) - и чарующий финал. Вобщем, Gibson has you: соблазнил, увлек возбуждающей любовной игрой, has you и закурил. По содержанию - нужно читать предыдущие книги: "Нейромант" и "Граф ноль".

"Мона Лиза овердрайв" - это завершение мудренной шахматной партии, начатой сразу человеческой банальностью и ленной изощренностью Искусственного Интеллекта. "Энджи понимает, что значит Молли для 3-Джейн, видит, почему 3-Джейн желает заполучить эту женщину, видит причину ее ненависти – и, зная это, постигает всю банальность человеческого зла."/"Континьюити – ИскИн, а ИскИны всегда делают что-нибудь подобное". Партия, в которой были заняты люди и могущественные корпорации, на ролях пешек для размена. Партия, в которой последствия ходов могли сказаться десятилетие спустя - никто не торопился. Партия, в ходе которой игрались бендеровские ходы("Где ладья?") и сброс всех фигур с доски и избиение опонента шахматной доской - и даже эти хулигантсва были заложены в общую линию партии. =) Одним словом, будет время и желание понаслаждаться изощренной игрой, где благородные рыцари и мерзкие шуты, восседающие на мханических конях, абсурдные древние боги и невинные святые - выкинуты чьей-то призрачной рукой на доску, где разыгрывается судьба Великого Ничто - начинайте читать трилогию Гибсона.

Но, ведь это не последняя книга Гибсона. Так что, да здравствует Король!

Читать роман Уильяма Гибсона
"Мона Лиза овердрайв"

МЕТРОСЕКСУАЛ - ДОМОХОЗЯЙКАМ



Одно из слагаемых суммы под названием «бестселлер» - это точное попадание книги в определенный сегмент читательской аудитории, то есть, начиная писать, творческая личность должна понимать, к кому собственно адресуется, кто будет потребителем. Грубо говоря, задумав роман об особенностях использования арматуры ПК-21бис в условиях Крайнего севера, не нужно рассчитывать, что им увлекутся подростки из Костромы или скучающие бабушки в пансионате «Северная Ривьера». Соответственно не обязательно заставлять персонажей говорить на тинэйджеровском жаргоне и включать сцены, отвечающие канонам латиноамериканских теленовелл. Почти все время, пока я читала fashion-детектив главного редактора журнала «GQ» Николая Ускова «Зимняя коллекция смерти», я задавалась вопросом: для кого написана эта книга? Кому она будет интересна? Я, конечно же, не в счет, я почти всеядный книжный червь, во всяком случае, мне очень многое любопытно и из книжного «от кутюр» и из «пред-а-порте».

Ну, вот, собственно, я и заговорила языком «Коллекции» - романа об убийствах в среде моды, глянца и «высшего света». Collapse )
Многоликая

Маркес



О современном писательстве могу конечно жалобно поканючить, что Донцову и Робски можно купить в каждом киоске, а вот Габриэля Гарсия Маркеса в книжном магазине не всегда найдешь (буквально в прошлую пятницу в республике искала). В 5й раз прочитав "100 лет одиночества" я поняла, что в общем-то ничего не знаю о творчестве Маркеса.
У него из ставших уже классикой такие произведения, как "Осень патриарха" и "Полковнику никто не пишет", а из неособо известных какие? Вдруг кто знает ведь у него ещё есть рассказы про утопленников и ангелов и где это можно найти?


P.S. Те кто осилил 100 лет одиночества, поделитесь впечатлениями, ощущениями, чувствами от прочитанного....)

Харуки Мураками. Подземка.


Только совсем недавно писал о том, что открыл для себя литературный талант «американизированного» японского автора Мураками, как за моей спиной уже где-то без одной десяток прочитанных его книг. Особняком из этой серии стоит одна. Казалось бы все знакомо: персонажи описаны до мельчайших деталей, каждый образ имеет свои человеческий качества, свои мысли, свою боль и переживание. Но есть в ней одна изюминка: книга необычна в плане построения сюжетной линии. Просто, ее как таковой вообще нет. Вся книга состоит из отдельных интервью, взятых у очевидцев и непосредственных участников трагедии, случившейся в обычное мартовское утро 1995 года. В тот день, собственного как и всегда, огромное количество жителей японской столицы спешили кто на работу, кто по своим делам и в целях экономии времени решили воспользоваться самым популярным видом транспорта – метро. И все вроде бы не предвещало никакой беды, до тех пор, пока «пять мужчин из секты Аум Синрикё в разных поездах не проткнули острым кончиком зонта пакеты с зарином, завернутые в свежие выпуски газет. Вообщем, как вы уже поняли, эта книга носит документальный оттенок. И скорей всего именно в этом кроется основная причина того, что после ее прочтения не сразу можно четко выразить свое впечатления. После привычного удивительного сочетания мистики и реализма, а также полного стирания каких-либо границ между ними в одном произведение, читать книгу, где описываются реальные люди, реальные страдания очень странно. И как только ты понимаешь истинную реальность всех описывающихся событий, твоя сосредоточенность и внимание к книге заметно увеличивается. Ведь герои этой книги люди, к чьим страданиям отнеслись с пренебрежением, от чьих проблем просто отмахнулись. По крайней мере, я могу так охарактеризовать их, прочтя эту книгу.

Но не смотря на все это и то, что в книге полно драматизма, в ней все равно чего-то не хватает. И это «чего-то» более живое что-ли повествование. Порой все становится довольно сухо. Идея связать части книги с поездами, в которых ехали пострадавшие, описывающиеся там конечна хороша, но сам формат книги – интервью- выбран несколько непродуманно. Книга явно для тех, кто не боится повторений, в виду того, что их там достаточно.

Безусловно, события, о которых там говориться очень трагичные и людям, пострадавшим там причинили огромную боль. Я с большим уважением отношусь и к ним, и к их смелости пережить это еще раз, пусть и исключительно в своей памяти. Эту книгу стоило написать, хотя бы даже для того, чтобы еще раз напомнить всему миру об этой проблеме глобального масштаба – о терроризме.

Труман Капоте

До изобретения радио, кино и телевидения люди во время своего досуга читали книги, по крайней мере, хочется в это верить. Книги в то время проходи более мелкое сито читательской критики, чем сейчас.
    

Collapse )

 

МОЖЕТ ВСЕ-ТАКИ ЛУЧШЕ КОШЕК?

Эта статья постится не только здесь, но и в новом сообществе pomozgam, где публикуются рецензии на книги по философии, истории, социологии, психологии и т.д. Приглашаем всех желающих посетить и принять посильное участие"

МОЖЕТ ВСЕ-ТАКИ ЛУЧШЕ КОШЕК?

Как-то раз мы с приятелем листали некий литературный альманах и на мой вопрос «Ну как?», он ответил «Ну, это все-таки лучше, чем если бы они кошек вешали..» Потом полистал еще и грустно добавил «Хотя, может быть, я и не прав, лучше бы некоторые из них кошками занялись…»
Книга под названием «Ужас реального» состоит из бесед нескольких питерских философов - Александра Секацкого, Татьяны Горичевой, Даниэля Орлова, Николая Иванова и еще некоторых примкнувших. Это уже второе подобное издание, первое было в 2001 году и называлось «От Эдипа к Нарциссу»
Я купил то, прочел, многое показалось интересным и когда попался «Ужас реального» тоже решил прочитать.
Про первую книгу писать не буду – было давно, вот что думаю про нынешнюю.Collapse )

Я РАЗГАДАЛА "КАФКУ"!!!

ФРАНЦ КАФКА "АМЕРИКА"

Как сказал специалист по творчеству А. Белобратов, Кафку не следует объяснять, Кафку следует чувствовать. Кафка и анализ несовместимы.
Я не только его прочувствовала, нашла логику в его произведении, но даже на свой страх и риск горю желанием объяснить Ф.Кафку и проанализировать его роман "Америка". Тем более, что так совпало и сейчас я живу в США.
Collapse )

(no subject)

Мы, в России, имеем вторую фантастику в Европе и третью в мире. И тогда журнал «Если» это флагман российской фантастики. Бросим взгляд на последний, августовский номер и оценим - что ж нам предлагается в качестве ориентиров.

Из всех номеров «Если», что я читаю с 1993 г. этот номер мне показался худшим за все время.


Collapse )