July 19th, 2009

  • musek

жизнеутверждающие книги

Доброй ночи!
Обращаюсь к вам за советом.
Моя дорогая тетя, недавно переехавшая на ПМЖ в Израиль попросила привезти ей книги.
Что-нибудь жизнеутверждающее и желательно по-новее.
Посоветуете что-нибудь?
Буду очень признательна!

Еще раз Амели Нотомб

Ездила на историческую родину к родителям, двое суток в поезде, перечитала все, что было скачано-непрочитано на компе..

А именно : Амели Нотомб, "Преступление", ""Гигиена убийцы" и "Ртуть".
Все три произведения разных лет. До этого (и после этого)  - больше ее ничего не читала,
Может, стоило начать с чего-то другого..
Короче, общее впечатление - слабовато...
Хотя, читается все легко и без остановки. Но:
-начинают доставать повторы. "Красавица и чудовище", мало того, что об этом и так было в старой литературе  немало, дык еще и здесь все повторяется в разных неслложных вариациях. Вдруг чудовище находит свое место в модельном бизнесе - поскольку там и так избыток красавиц ( "Преступление").
или возвращается в прошлое, в  виде капитана дальнего плавания, который захватывает красавиц на уединенный остров в свое поместье без зеркал под видом того, что он их спас, а они навеки изуродованы (Ртуть).
Или великий писатель (Гигиена Убийцы) оказывается просто отчаявшимся убийцей, который угробил свою любимую девушку в 16 лет, поскольку хотел, чтобы они навсегда оставались детьми.


Короче, хотите  - читайте - хотите нет... Читается легко и свободно.
Но ИМХО все же Амели Нотомб - литература не первого ряда. Слишком много повторов, искусственных построений , и эти три вещи - однозначно, не от "души", а от "ума".

"Беседы с чертом" в реалистической литературе

Два вопроса:
1. Кто после Достоевского, кроме Томаса Манна в "Докторе Фаустусе", осмелился использовать архетипический сюжет "диалога с Чертом" в рамках сугубо реалистического романа? (Булгакова и Веничку Ерофеева не предлагать, ибо они "решали" совсем другие задачи, да и реалистическими их произведения не назовешь).

2. Мне всегда казалось, что Манн, вводя своего черта, как бы бросал вызов именно Достоевскому, предлагая "заочную" дуэль в сфере, где тот был сильнее всего (и всех). Я полагал, что Манн безнадежно проиграл в этом поединке Федору Михайловичу. Но недавно весьма уважаемый мною оппонент высказал прямо противоположное мнение - манновский черт куда интереснее, убедительнее и "сильнее", чем карамазовский. Кто прав? Интересно было бы услышать по этому поводу мнения членов сообщества.
P1

Р. С. Бэккер "Слуги Темного Властелина"

В королевских дворцах плетутся интриги, магические ордены воюют между собой, людей теснят безмозглые монстры, герои суперменисто сражаются на мечах, враги разъезжают на вороных конях и в черных доспехах. Ни абзаца не обходится без эффектной магии, сверкающих клинков и Больших Букв Где Ни Попадя. Имена людей непроизносимы, названия артефактов нечитаемы, половина географических мест именуется «Тысячей чего-то-там».


Collapse )
очки

К. Душенко и цитаты/афоризмы вообще


Вот листаю последнее время этот "цитатник". Очень по душе. Он специфичен именно потому, что все цитаты свзаны с исторической тематикой, с историч. событиями и личностями. После сдачи ЕГЭ по истории понял, что знание просто материала - не совсем то, что нужно. Узнавание исторических личностей, событий и исторических периодов по тексту - немаловажные способности для человека, изучающего историю. Позже приведу заинтересовавшие меня цитаты из этой книги-справочника, составленной К. Душенко.
Цитаты связаня с разными сферми жизни и научными направлениями. Мне по душе афоризмы литературные, взятые из произведений литературы, афоризмы из художественных фильмов, афоризмы известных людей (учёных, политиков и писателей).
А вам?

Collapse )

Искусство написать Начало

Вдруг, незаметно для себя, я стала читать книги уже не как читатель, а как писатель. Я не скажу, что очень рада новому качеству или наоборот… Просто способ осмысления произведения стал иной. Я стала понимать, с каким изяществом авторы раскрывают богатство русского языка, и как осознанно, некоторые из них, отступают от правил, в миг становясь яркими и незабываемыми.

Самое главное и заветное для меня – это  Начало книги. С каких слов начинается  произведение, как творец открывает дверь. Хорошее Начало – оно пробуждает, встряхивает, заставляет проснуться от поглощающей реальности и понять, что у тебя в руках Книга, а не просто книга.  

Я привела первые абзацы некоторых, близких мне, книг. Те вступления, которые будоражили мою душу и не отпускали до конца.  

Я не стала сразу писать имена авторов и названия произведений (хотя я не удивлюсь, что вы с лету скажете все названия). Я предлагаю вам, без контекста и ожиданий, прочувствовать Начало и, возможно, понять, что вам нестерпимо хочется прочитать эту книгу. А может и совсем наоборот, вы не признаете  ни таланта, ни изюминки в этих словах. 

 Collapse )
jag

Юрий Никитин. Как стать писателем.

Юрий Никитин. Как стать писателем. М., Эксмо. 2004.


Впервые встречаю писателя, который, вроде бы всерьёз считает, что пишет лучше Толстого, Чехова, да и любого классика, а Бунин ему и в подмётки не годится. А доказательства тому: тиражи продаж. Причём это не он один такой гениальный, но и большинство современных писателей, особенно те, чьи книги в топе продаж, по его мнению, пишут гораздо лучше, чем классики. Честно скажу, что фантастикой я не интересуюсь и о Никитине раньше не слышал. А судя по таблице ежегодных продаж (за 2003 г.), приведённой в книге, Никитин сейчас писатель-фантаст номер два в России после Александра Бушкова (да и тот ведь не только и не cтолько фантаст).

По мнению Никитина, ценность и успех любой книги слагается из языка и образов, причём образы гораздо важнее языка. У Толстого очень живые образы, а язык так себе. Никитин берёт страницу из Толстого и показывает, как она должна была бы выглядеть, если исправить все огрехи языка. Бунин для него один из лучших русских стилистов, но который абсолютно лишён способности создавать яркие образы, и поэтому никто его произведений не читает. А если и кто под воздействием эстетов и их восторгов что-то прочтёт, то всё равно ничего не запомнит, потому что никаких ярких образов нет. И я готов подтвердить правдивость этого замечания: я у Бунина что-то из рассказов читал, но ни одного сюжета не помню.

В книге много едких слов по поводу советских писателей вообще и советских фантастов в частности. Мол, все они держали фигу в кармане против советской власти, и намекали, что вот если бы да кабы, то уж мы бы развернулись. Ну и где же ваши послеперестроечные книги, которые могли бы быть конкурентоспособными в рыночных условиях? – восклицает Никитин. Причём имён почти не называет. В одном месте можно подумать про Евтушенко, в другом он в отрицательном контексте упоминает Стругацких. Ну и всё. Зачем же это умолчание, если Никитин такой из себя смелый и плюющий на мнение криков и любых литературных тусовок?

В книге есть немало советов начинающим писателям, большей частью банальных, но мне не всё интересно, так как я писателем становиться не собираюсь. Но вот я с удивлением узнал, что сейчас любое издательство может указать в книге любой тираж, что никакого контроля нет. Некоторые указывают больший ради пиара. А другие указывают меньший, чтобы обосновать высокую цену на книгу.

Очень понравился мне никитинский сарказм по поводу культа Музы, Божественного вдохновения и т.д. Пиши, пиши, придумывай образы и сюжеты, выпалывай языковые сорняки и всё получится без всякой музы. Издатели сами прибегут и будет немерено и «бабок и баб-с», как выражается Никитин. Прочитав эту книгу, любой грамотный человек может вдохновиться: мол, если уж такой циник, как Никитин пробился, то чем я хуже.

bookish
  • tova

Дорис Лессинг - Марта Квест


Вчера ночью дочитала Марту Квест. В который раз поражает многогранный талант Дорис, ее способность писать о разных вещах и событиях одинаково глубоко и занимательно. Этот роман оставил меня в недоумении. Он повествует о девушке, которая пытается быть не как все, с фермы своих родителей она перебирается в город колонистов, где устраивается на работу машинисткой и у нее случается несколько романов.
По ходу прочтения создается ощущение, что сама Дорис скучает и не очень-то любит свою героиню. А потому в конце повествования небрежно оставляет ее, следуя за случайным героем...
Весь ритм книги - рваный, одно событие может расписываться на 50 страниц, а потом несколько лет проходят за две строки. Чувствуется шаткость писателя, ее неспособность вычленить для себя нечто важное, о чем бы она хотела рассказать. Будто бы и касается этого, а потом снова уходит...
Вобщем, смешанные ощущения, но удовольствие я получила. Потому любителям английского романа советую.

А мне посоветуйте испанскую-аргентинскую-бразильскую прозу, желательно женскую (по-русски), буду очень признательна.

Подскажите, что за книга?

Читал давно подростком в году 1996, название типа - "Машина желаний" или "Зеленая машина", как то так. ;)

Сюжет прост. В недалеком будующем изобретают виртуальную реальность, и делают компьютер-машину - заточенный на долгое пробывание там человека. И вот результаты десятки тысяч людей толпами подключаются к купленной машине
и уходят в персонально для себя спрограмированный мир, который соответствует всем индивидуальным желаниям...

Большинство от туда и выходить не хочет и вот приходится государству создавать отряды спецназа, который выбивая двери
вламывается в дома и отключает тех, кто успел выжить ибо другие уже умерли от истощения, находясь в цифровой нирване...
По названию и анотациям искал нигде не нашел? Что это за книга может быть?!
кровь

Ирвин Уоллес «Семь минут»


Казалось бы что может быть интересного и нового в сюжете о судебном процессе. Стороны защиты, обвинения, допросы свидетелей, присяжные и прочее. Все это знакомо нам по многим американским фильмам об умницах-адвокатах, которые выигрывают казалось бы «гиблое» дело.
Книга Ирвина Уоллеса «Семь минут» как раз о судебном процессе, где «обвиняемым» выступает книга, которая считается непристойной, порнографической и возмущенное общество требует запретить ее продажу. Эта якобы непристойная книга так и называется - "Семь минут".
В рисковое дело ввязывается молодой и перспективный адвокат Майкл Баррет, который полон решимости защитить книгу и доказать, что она является одной из лучших книг, шедевром, который был когда-либо написан. Рискуя своей карьерой, он узнает много подробностей о самой книге, об авторе и женщине, которой данная книга была посвящена…

Сама книга Уоллеса «Семь минут» напоминает стенографические заметки из зала суда, собственно судебный процесс со всеми его составляющими. Сюжет закручивается медленно, автор описывает действия, реплики, мысли главных героев дотошно, не теряя при этом «красной линии» - истории книги, вокруг которой разгорелось столько споров и которая расколола общество на два лагеря. Но чем ближе конец истории, чем ближе финал – тем динамичнее и напряженнее становятся события, которые ведут к абсолютно неожиданной развязке. Книга захватывает с первых страниц. Она читается на одном дыхании.

Интеллектуальный бестселлер. Это действительно так.
Во-первых, Уоллес приводит в пример множество произведений, авторов, цитат, высказываний знаменитых людей, которые, на мой взгляд, только украшают и насыщают книгу. Во-вторых, книга написана так, чтобы дать возможность читателю самому решать является ли такая литература как описанная в романе книга «семь минут» непристойной, грязной и запретной.

 

Уоллес превосходно справился с этой деликатной и в тоже время взрывной темой. Через всю книгу красной нитью проходит мысль о том, что в сексуальных проявлениях нет ничего непристойного и отталкивающего.
The Washington Post Book World

Ну что могу еще сказать - читать, читать и еще раз читать. В первую очередь, читать тем людям, в которых живет стереотипность по поводу "что такое непристойность в литературе".
Тем, кто считает "Лолиту", "Любовника леди Чаттерлей", "Тропик Рака" и другие чудесные книги гадкими, непристойными, черезчур откровенными и пошлыми.
Возможно, книга Уоллеса "Семь минут" поможет по новому посмотреть на данные произведения, их содержание.
Тем, кто  считает вышеперечисленные книги наследием мировой литературы - прочесть было бы также весьма неплохо


Гармония

Брет Истон Эллис "Американский психопат"

Роман, призванный вызывать мурашки и отвращение в процессе чтения или на худой конец ужас, а потом плохие сны ночью, лично у меня не вызвал ничего. То ли нервная система слишком крепкая, то ли еще чего – не знаю, но откровенные сцены насилия и подробные описания зверских убийств вперемешку с богемной жизнью развращенных богатеньких мальчиков, пекущихся только о своей внешности, набитом животе и удовлетворенном члене оставили меня совершенно равнодушной.

Не мое, что уж тут скажешь. Не понравился слог, стиль, манера изложения. Диалоги утомили и откровенно хотелось пролистать по диагонали, чтобы составить общее впечатление и забыть к чертовой матери. Но уж очень много слышала я об этом романе, так что, как приличная девочка, дочитала до конца.

А вообще. Верни все назад. И знай наперед, где подкладывать соломку. Постелила бы. И не стала бы читать.
  • leshki

Джин Брюэр _ Планета КА_ПЭКС

В конечном итоге мне показалось, что это детектив.

Но сначала - это что-то вроде социальной фантастики; потом анамнез то ли человека, то ли инопланетянина.

Форма романа - описание бесед психотерпевта в больнице с душевнобольным, считающим себя пришельцем с некой идеальной планетой, где нет голода, правительств, любви, ненависти, секса, в общем, всего того, что присуще человечеству. Конечно, можно подумать, что "человек" на самом деле душевнобольной, но его некоторые способности, знания и возможности выходят за рамки человеческих возможностей.

И все-таки, это не совсем детектив. Концовка включает в себя некую загадку,что мешает мне отнести роман к той или иной категории.

Кстати, фильм по роману весьма и весьма неплох.

Резюме: читать.