June 23rd, 2009

жизнь

Дон-Аминадо. "Поезд на третьем пути"


Книгу вот интересную накопытил, а началось всё с поиска ссылок по словосочетанию "шампанское в луже". Яндекс выдал такую цитату: «Из шампанскогов лужу – это в жизни бывает. А из лужи обратно – парадокс и мечта» — писал на заре прошлого века Дон-Аминадо. Я, как человек интересующийся, решил глянуть, что за Дон-Аминадо такой... Дона Сэру знаю, дона Рэбу, орла нашего, знаю, опять же - дон Вито Корлеоне, прочие уважаемые доны, а вот о Доне-Аминадо до сегодняшнего вечера слышать не доводилось... Оказалось очень достойный человек, Аминадав Петрович [Пейсахович] Шполянский; 7 мая 1888-14 ноября 1957) - русский поэт-сатирик, мемуарист, несмотря на семитское происхождение. Впрочем, я не какой-то патологический юдофоб. Как человек широких взглядов, зачитывающийся Экслером-Быковым-Буничем, и даже, стыдно признаться, в юности читавший Тополя, нашёл его творчество похожим на сразу нескольких моих любимых писателей того времени - Льва Кассиля (только без идеализирования советской власти), Аркадия Аверченко (только добрее), немножко параллелей можно провести так же с Паустовским (умоляю, только не нужно хмыкать, если вы у Паустовского не читали ничего, кроме "Мещёрской стороны"!) и с Ильфом и Петровым.
Процитирую только вступление к вынесенной в заголовок поста книге:

"Есть блаженное слово -- провинция, есть чудесное слово - уезд.
Столицами восторгаются, восхищаются, гордятся.
Умиляет душу только провинция.
Небольшой городок, забытый на географической карте, где-то в степях Новороссии, на берегу Ингула, преисполняет сердце волнующей нежностью, сладкой болью.
- Потерянный, невозвращенный рай!
Накрахмаленные абоненты симфонических концертов, воображающие, что они любят и понимают музыку, церемонно аплодируют прославленным дирижёрам, великим мира сего.
Но в Царствие небесное будут допущены только те, кто не стыдился невольно набежавших слез, когда под окном играла шарманка, в лиловом бреду изнемогала сирень, а любимейший автор - его читали запоем - был не Жан-Поль Сартр, а Всеволод Гаршин
"


Скажите, разве это не чудесно? Разве книга, которая начинается такими тихими, добрыми словами, не заслуживает быть прочитанной? Причём не бегло, с бутербродом возле уха, а неспешно, наслаждаясь каждым обзацем, размышляя над каждой фразой. Да, кстати, Вы спросите, - А, вкратце, о чём книга-то? Ну так вот, если очень коротко - книга автобиографическая, описывает события с дореволюционного периода по середину 30-х годов, судьбы людей русской культуры, прошедших сквозь бури и огонь Первой Мировой войны, двух революций, Гражданской войны - и затем тихо дотлевавших в эмиграции. Буду рад, если Вам эта книга понравится так же, как и мне.
P.S. а ещё Дон-Аминадо - автор многочисленных афоризмов, часть из которых находится здесь.
I love Putin

Валерий Коровин «Накануне империи»

Валерий Коровин - Накануне империиСовременная политика проста только на первый взгляд. По крайней мере, есть такое мнение. Если же начать вдумываться, то невольно приходишь к «я знаю, что ничего не знаю». Книга Валерия Коровина «Накануне империи» представляет из себя практическую попытку на реальных примерах разобраться в том, что же происходит в мире, в России, что может ожидать каждого из нас. Об этом красноречиво говорит подзаголовок издания «Прикладная геополитика и сетевые войны».


Тему так называемых «сетевых войн» первым поднял небезызвестный Александр Дугин. Коровин, будучи последовательным учеником этого политика и философа, тогда сразу подхватил ее – первая в истории России лекция по «сетевым войнам» была прочитана им в Санкт-Петербурге в Учебно-методическом центре спецназа ГРУ. Валерий Коровин не просто рассказывает «что» да «как», но главным образом «почему» и «как этого можно было избежать».


«Накануне империи» же можно считать вводной книгой по геополитике и, в частности, по «сетевым войнам». Эти сложные и неоднозначные темы даются легко, понятно, не требуют предварительного изучения данной проблематики. «Накануне империи» может прочесть практически любой более-менее осведомлённый в современной политике читатель.


Вообще, по вопросам, которые рассматриваются в книге, у нас, считай, никто и не пишет. Тем более в таком популярном изложении. Патриоты, конечно, нынче издаются предостаточно – всевозможных мастей и наклонностей, но на ниве геополитики никто не работает. А от одного термина «сетевые войны» у нас так и вовсе чуть ли не шарахаются. Напрасно – посмотрите, что в мире делается. Если игнорировать «Накануне империи» и ей подобные книги, то тогда, увы, мы находимся накануне той… другой империи.

фантастика

Очень люблю фантастику. Но определенного направления.
Мне нравится, когда всё происходит "реально".
Нормальный человек, нормальная жизнь..и вдруг...:)
Не люблю выдуманные миры и фэнтези.

Помогите с выбором, пожалуйста!

приключения, поиски клада и старинные и не очень города

Дорогие друзья,

что бы почитать про приключения, про поиски клада, про путешествия в разные города,
а лучше все это вместе? (что нибудь, как "Пляж")
лучше современное, но не обязательно!

Спасибо за совет!

Roma Tearne "Mosquito"

Тео – знаменитый писатель. Он вернулся на Шри-Ланку из Лондона, потому что давно хотел домой. Но если в Англии ему было спокойно, то на родине тревожно и немного страшно. Раньше он много путешествовал, вдвоем со своей женой Анной объездил много стран. Итальянка Анна была красивой и умной женщиной, ее замечания и наблюдения помогали ему писать. А потом Анну убили из-за двадцати фунтов и кредитной карточки. Она умерла в больнице, и успешный писатель Тео решил вернуться на родину потому, что просто не мог оставаться один, наедине со своей бедой...
На Шри-Ланке его терпели, но не любили. Официальные власти ненавидели Тео за его критику их политики и выступления за права тамильских «Тигров». Хотя на самом деле Тео просто ненавидел войну и сочувствовал всем угнетенным. В Европе он написал четыре романа, самый известный из которых назывался «Тигровая лилия» и сейчас должен был выйти на экраны в качестве игрового фильма. Но на Шри-Ланке ему как-то не писалось, хоть он и приехал сюда за вдохновением. Зато Тео нашел его в лице молоденькой девушки, ученицы школы, где его, местную знаменитость, попросили прочитать лекцию для детей.
Девушку звали Нулани, она была дочкой погибшего в семидесятые годы правозащитника. Оказавшаяся единственной свидетельницей смерти отца от бомбы, на долгие годы замолчала и пока росла, только рисовала. Но, познакомившись с сорокапятилетним писателем, девушка вновь заговорила. Она попросила разрешения написать его потрет и стала регулярно навещать его в большом уютном доме на берегу океана.

Очень романтичная книжка. Конечно, можно сказать, что это банальная история любви. Но ведь это одновременно и политический триллер, и эпическая сага о жизни на Шри-Ланке, про которую мы ничего не знаем. Герои – симпатичные, сюжет интересный, стиль легкий, простой. В общем, приятная книжка для чтения долгими зимними вечерами или во время поездки в метро.
 


grustno
  • bovari

(no subject)

«Они ужинали в тишине – во всяком случае, не разговаривая друг с другом. Разумеется, до настоящей тишины в комнате было далеко. По обоим ноутбукам шло караоке-реалити-шоу, а смартфоны и прочие электронные устройства, разбросанные по квартире, ловили и отображали новостной поток. На коробке с рисовыми хлопьями мельтешила реклама последнего блокбастера, а стенной экран, конечно же, был занят эмотирующими соседями. Кроме того, сквозь пластиковые перегородки просачивался шум, издаваемый всеми остальными ноутбуками, коммуникационными устройствами и коробками с сухим завтраком, которые находились в их многоквартирном доме».
Это отрывок из романа Бена Элтона "Слепая вера" (ж-л "Иностранная литература" №4-2009)
Парадоксальная антиутопия известного английского сатирика о временах глобального потепления, приведшего к большому Потопу, о жестоком тоталитаризме всемогущего Храма, о запрете на всякую индивидуальность и попытке остаться личностью среди оболваненного стада.
Забавно, что каждый человек обязан (!!!) вести в сети свой персональный блог и выкладывать отчет о любом событии своей жизни (включая потерю невинности и роды) в YouTube. Неужели такое будущее ждёт наш Живой Журнал?:))
Мне очень понравился роман: хороший слог, мрачный юмор, узнаваемые реалии.

ПОПУТЧИК или ЭНЦИКЛОПЕДИЯ КОМПЛЕКСОВ



Мне всегда отрадно видеть на полке книжного магазина сборники рассказов. Душа радуется за то, что «коммерчески невыгодный» жанр все же иногда пробивает бреши в броне издательств. Хотя, конечно, происходит это не случайно и «лишь бы чьи» рассказы издавать не будут. Сначала должен быть завоеван рынок, а уж потом, на волне успеха имени писателя, можно позволить себе побаловаться короткой прозой. Так и поступила Азбука-классика, издав после «Чтеца», популярность которого стопроцентно обеспечивалась фильмом с оскароносной Уинслет, сборник рассказов Бернхарда Шлинка «Другой мужчина». Замечу, что и здесь название книге дала отнюдь не лучшая новелла в сборнике, а та, которая экранизируется в настоящее время с очень популярными актерами. Ну, это уж тенденция времени, кино у нас мчится впереди литературы. Как бы то ни было, выходу сборника я очень обрадовалась и предвкушала прочтение, что, увы, усугубило мое разочарование.Collapse )

Тайна одной могилы

Здравствуйте. Помогите пожалуйста найти книгу, которую я когда-то читала, но автора не знаю. Помню только что книга была отпечатана на машинке, называется "Тайна одной могилы".
Буду благодарна за любую инфу.  
Лягуш

горе от ума

тут с удивлением для себя осознал, что моему 13-летнему брату (который в общем-то и книжки читает и в театр-музеи иногда ходит) реально тяжело читать А. С. Грибоедова. То есть ему не понятно,  кто вообще этот Чацкий и что  ему надо, о каком-таком пожаре в Москве толкуют Фамусов со Скалозубом и т. д. Не то, что бы он не хотел читать - вроде хочет - а не получается. И слов много незнакомых и проблематика неясна. Поясните, пожалуйста, особенно те, у кого есть такого же возраста братья-сестры-дели-внуки, это нормально сейчас, в наше врмя, или нет. Просто не хочется от негшо требовать того, что на самом деле теперь и не нужно вовсе.
Catan
  • iloska

Крапивин - Трое с площади карронад

Очень даже ничего. Твёрдая 4.
Хорошая книга для детей. Есть, конечно, и неудачные моменты, но в общем очень даже ничего. Может быть потому, что не упомянуты барабанщики?
И единственнай книга, которую я видел у Крапивина, где подвиг есть что-то необходимое, но всё равно нежелаемое.
Большинство его книг я бы порекомендавал для изучения в педогагических ВУЗах: как не должен вести себя учитель. Эту кнугу, я бы дал почитать ребёнку.

P.S. Кто нибудь знает что у Крапивина было с барабанщиками? Они у него везде....

UPD: О барабанщиках: Это просто остатки советской мифологии, которые выглядят очень непонятно в отрыве от соцреализма, бросаются в глаза и режут их. Все эти барабанщики, горнисты, конники, маниакальное преследование цыфры 5, маникены-капиталисты. Творщество Крапивина просто распирает от них. В троих с площади карронад этого нет, что и выделяет её в лучшую сторору.

UPD2: о подвигах.
Что мне понравилось в этой книге, что подвиг ребёнка это не столько "какой ребёнок молодец", а больше "какие взрослые мудаки, что есть необходимость в подвиге".
И герой совершая подвиг, ведёт себя совершенно нормально: боится так, что уши белеют. Правда для этого он ведёт себя совсем нелогично, ну так поэтому за книгу я поставил 4, а не 5.
me

(no subject)

Кто-то тут советовал книгу Владимира Романенко "Жди, за тобой придут", сказавши, что она перевернула все в его жизни (прощу прощения у автора поста, было давно, лениво искать). Скачала. Читаю. Ну, что сказать? Дочитала до середины и пока не бросила - все-таки хочется узнать, чем закончится, но дико раздражает обилие заумных слов, которыми к месту и не к месту автор перегрузил текст. Типа, такая книжка для высоколобых интеллектуалов. Зачем? Первая попавшаяся под руку цитата (главный герой только что отлупил мужика, который увивался за его женой): "Вся процедура заняла у Кости пятнадцать минут, включая наставления и советы на будущее. Эту недолгую, но весьма насыщенную карательную акцию Вячеслав перенёс — надо отдать ему должное — вполне стоически. Желания оппозиционировать Костиным внушениям у него так и не возникло — ни в физической, ни в словесной форме, что естественным образом успокоило бурный Костин порыв. Успокоило до такой степени, что, вместо требования законных репараций, Костя принялся вдруг участливо фантазировать на тему того, как сурово наказанный им Вячеслав мог бы выйти из состояния любовного отверженца и обрести нормальную, полноценную жизнь." Боже! Неужели о таких вещах надо рассказывать столь высокопарным слогом? "Корпулентный", "ирритация", "секулярный", "инвектива"... Проще, проще надо быть, товарищи!

"Бумеранг. Надежда возвращается" Ева Ланска

Прежде чем приступить к написанию рецензии на новую книгу Евы Ланска
«Бумеранг. Надежда возвращается», просмотрела многочисленные пресс-релизы, публикации и рецензии в интернете. Все шаблонно вторят друг другу, что это криминальная драма с лихо закрученным сюжетом, история золушки со счастливым концом, мистический триллер и тому подобное. Для меня - это хороший женский роман в детективном жанре. Такую литературу с большим удовольствием читаешь на пляже, в дороге или просто, когда хочется отключиться от реалий времени и отдохнуть, попутешествовав вместе с главной героиней по таинственной стране чудес, оказаться в зазеркалье. Потому как, на мой взгляд, Валерия, так зовут главную героиню романа, - совсем не бедная и несчастная Золушка, а всем известная Алиса Кэррола Льюиса. Каждая девушка в определённый период своей жизни становится такой вот алисой, покоряющей новые пространства и миры, чтобы состояться как личность, стать настоящей женщиной и реализоваться в профессии. С этой точки зрения образ героини и история покорения мегаполиса выбраны более чем удачно, тем более что золушки благодаря многочисленным мыльным операм с экранов телевизоров и со страниц великого множества женских романов всем давно надоели.
Мистический ли это триллер? Отчасти. Потому как, ни для кого не секрет, что мысли материальны и люди сами притягивают к себе события, которые, как оказывается впоследствии, только на первый взгляд кажутся невероятными. Главная героиня, молодая красивая и сильная женщина с несколько авантюрным складом характера совсем не случайно стала известной галеристкой и полюбила взрослого мужчину – художника, обожавшего полотна Рубенса. В детстве она как завороженная рассматривала на страницах настенного календаря две великие картины Рубенса — «Отцелюбие римлянки» и «Римское милосердие».
Всё что происходит в жизни Леры, не случайно-чудесно-странное стечение обстоятельств, а результат жизненной программы, заложенной в каждого из нас природой и воспитанием в семье, автор это подчёркивает, подробно описывая детские воспоминания героини и историю жизни её матери. Ещё один авторский тезис - расплата за собственные грехи и ошибки не минуема, так уж устроен этот мир, и в определённый период жизни такие выводы делает каждый из нас. Главной героине пришлось пройти большие испытания, чтобы осознать это. Она начала свою взрослую жизнь с чудовищной лжи, выдавая себя за погибшую подругу, но час возмездия всё же настал: Валерия оказалась в изоляторе временного содержания по подозрению в убийстве любимого мужчины.
По моему мнению, название романа «Бумеранг. Надежда возвращается» выбрано очень точно и весьма символично. Сочно и к месту выписан образ бумеранга, который Лера запускала в детстве с отчимом. А образ бумеранга судьбы, как мне кажется, - одна из главных метафор книги. Несмотря на все вполне заслуженные несчастья надежда стать счастливой к Валерии всё же возвращается, но не в виде слащавого хепиенда по всем
законам жанра, а в будущем материнстве и возможности начать новую жизнь. В романе много и подробно говорится о галеристике и живописи вообще, есть цитаты и обращения ко многим литературным произведениям, писателям и философам, подробные психологические характеристики и мотивации героев романа, что, безусловно, обогащает текст.
Согласно моему субъективному мнению, есть в книге и некоторые недочёты логического и композиционного характера, но они не значительны, и подробно говорить об этом не
имеет смысла, так как роман рассчитан на приятное времяпрепровождение, а целевая аудитория читателей – люди, не владеющие специальным филологическим образованием.
feeling like a clown

Анна Гавальда. Я ее любил. Я его любила

Я давно хотела прочесть эту книгу, так мне ее разрекламировали. Гавальда - современная Франсуаза Саган, она пишет нежно, красиво. Очень "женская" проза о любви.
Зашла в книжный и удивилась, до чего тонкая книга. Ведь, согласитесь, невероятно сложно рассказать о любви в рамках искусственно созданного объема в 190 страниц крупным шрифтом. Тем не менее я прочла.
Роман? Странно, я бы скорее назвала это повестью. Книга написана как поток сознания, и несмотря на то, что я привыкла читать такое хотя бы в жж, продраться через толпу местоимений первого лица мне было тяжело. Я периодически путалась, кто говорит, но в конечном итоге сумела поймать волну. Вообще удивительно, я как раз-таки не люблю длинные описания и цепляюсь за эмоции, а здесь ну никак не получалось. Но спишем на субъективность.
Мне очень интересно, чья в этом вина - переводчика или самого автора. Язык книги простой и односложный. Раз. Два. Три, - и автор ведет нас по ступенькам переживаний героев, где-то даже можно сказать: "О! А ведь у меня тоже так было!" - но все как-то вскользь, не заостряя внимание. Кажется, вот-вот, и зацепит, и из этой каши переживаний вынырнет что-то действительно человечное, а не ошметки чужих эмоций-полуфабрикатов, прихотливо смешанных воедино.
Когда я дочитала до конца, посмотрела на книгу с недоумением. И это все?
У меня осталось какое-то странное впечатление, не знаю даже, как объяснить. Вот представьте, пришли вы в ресторан, заказали суп, и вроде он вкусный, и вроде бы все в нем, как надо, и даже сами вы что-то похожее готовили, а все равно чего-то не хватает. То ли соли, то ли перца, черт его разберет. Но пресно.
Вот и книга такая же. Вполне возможно, что другие ее распробуют и найдут великолепной. А у меня не пошло.
Конечно, я рада, что прочла ее и не жалею о потраченном времени - по крайней мере я теперь в курсе, что это за бренд "Анна Гавальда". Но не уверена, что возьму в руки другое ее творение, и уж тем более вряд ли захочу это прочесть.