June 20th, 2009

Огонь

Книга моего друга. Эльчин Сафарли. "Я вернусь"


51.16 КБ

Контактная импровизация. Разговор со стариками из дома престарелых. Спектакль пластического театра. Всё это - миги максимального "здесь и сейчас", предельно концентрированного ощущения жизни, самое сердце момента, изумление от большого глотка кислорода. Жизнь - некий зверёк, и я держу руку у неё на пульсе, вижу, как она дышит. Эл Сафарли дарит мне такие ощущения. Пожалуй, больше никто из писателей, за исключением Януша Виневского.
*Счастлива, что живу с тобой на этой планете, родной*.
Первую его книгу я покупала, когда ещё была несчастной. Помню, волновалась, пока ехала забирать её в Озон, волновалась, как перед встречей с любимым. Укрылась с ней в кафе, начала читать. Это ощущение - тотального не-одиночества, глубокого погружения, ощущения, что ты - рядом, Эл. Вышла из кафе, такое чувство, что голову оставила там.
Я не тороплюсь покупать его новые книги, они должны прийти ко мне сами.
Это уже третья. "Я вернусь". Читаю медленными глотками, маленькими порциями. Это музыка как раз для моего сердца. Я не знаю, что она делает с другими сердцами, мне это не важно.
Росла вместе с книгами Эла, к третьей книге доросла до счастья. Можно ли говорить о счастье вслух? Или "боги завистливы"? Не могу сдерживать себя. Моё счастье кажется мне сработанным на славу, сплетённым на века, но при этом - очень хрупким. Как в книгах Эла. Легко самоотождествляться с его героями - мне нравится... ммм... их внутреннее содержание? Какой бы ни была их жизнь, мне комфортно в их коже. Кажется, они цельные люди, они умеют то, чего я не умела вплоть до последнних месяцев - ловить эту жизнь за хвост, заполняться текущим моментом до краёв, быть живым, настоящим и счастливым в данной тебе "одежде".
"...жизнь прекрасна всегда, просто иногда в ней больше жизни" Знал бы ты, как точку. Про меня сейчас.
Текст - как прибой, на море - штиль, дышу вместе с ним. Откуда такой образ? Может, потому что мы - на одной волне?

Гойя

Только что посмотрела фильм Милоша Формана "Призраки Франсиско Гойя". Играют Хавьер Бардем, Натали Портман и Stellan Skarsgård. И вспомнила прочитанный еще в детстве, а позже дважды перечитанный великолепный роман Лиона Фейхтвангера "Гойя". Потому что- в отличие от невнятного фильма- роман заслуживает внимания. Если не читали - рекомендую. Постарайтесь найти экземпляр советского периода - с иллюстрациями. Уверена, что получите огромное удовольствие.
me

Чак Паланик "Колыбельная"



Неоднократно вижу восторженные отзывы на Паланика. Из последнего - Колыбельная. Ну и решила я приобщиться. Итак, Карл Стрейтор, журналист, получает задание написать серию статей о Синдром внезапной смерти младенцев. Стрейтор человек наблюдательный, вернее очень наблюдательный.

Когда я возвращаюсь в редакцию, Дункан спрашивает:
— Раковина одинарная или двойная?
Еще одна подробность о Дункане: он плюется, когда разговаривает.
Двойная, говорю я ему. Нержавеющая сталь. Отдельные краны на горячую и холодную воду, ручки кранов фаянсовые. Насадки рассекателя нет.
И Дункан говорит:
— Марка холодильника?
Крошечные капельки его слюны мерцают в резком электрическом свете.
Я говорю: “Амана”.
— Есть у них календарь?
Слюна Дункана брызжет мне на руку и на щеку. Работает кондиционер, и слюна кажется очень холодной.
Есть, говорю я ему. С изображением старой каменной мельницы — такой, которая с водяным колесом


Ну и среди вот таких мелких фактов и фактиков Карл замечает книжку стихов «Стихи и потешки со всего света», всегда открытую на одной и той же 27-ой странице. Не удержавшись, он заглядывает в нее, читает стихотворение на этой самой странице. И.... люди начинают умирать вокруг. "Колыбельная" оказалась древним заклинанием из дрвней книги, призванным облегчить умирающему отход. Проблема в том, что эти строчки вьелись в мозг, и вот толкнули на улице, включили громче музыку, обозвали, и колыбельная всплывает в мозгу, а человек умирает.

Collapse )

Федерико Андахази

С Андахази у меня сложились любопытные отношения. Знакомство с этим автором началось вовсе не с "Анатома", как у многих, а с самого, пожалуй, трэшевого романа "Милосердные". Дочитав его и стряхнув с рук льющуюся со страниц сперму (кто не читал - практически не преувеличиваю), я, вместе с тем, отметила, насколько автор прекрасен и как скандалист, и как стилист. Мне всегда нравилось, как пишут латинамериканские писатели (только не Коэльо), Андахази, конечно, не Кортасар и не Маркес - но хорош.

"Анатома", помнится, мне подарили. "Самая скандальная" книга Андахази не вызвала особенного шока, а вот удовольствие от прочтения я получила огромное. Блестящая стилистика и тонкий баланс между божественным и базарным. Потом где-то на распродаже купила "Танцующего с тенью" - здесь Андахази оказался прекрасен и без "запретных плодов".

Приятно удивил меня дочитанный вчера  "Фламандский секрет". Помнится, не так давно я польстилась на обещание "арт-детектива" и купила сборник повестей Йена Пирса - но "арта" там не оказалось. Так вот, "Фламандский секрет" - это то, что я тогда искала. Может быть, не столько детектив, сколько триллер, но однозначно "арт". Секреты флорентийских и фламандских мастеров, конкуренция за покровительство богачей, тайны красок и лаков. Не обошлось и без Платона и его суждений о черном и белом, и без загадок на латыни. Много интересного, великолепный язык, захватывающий сюжет. Очень, очень хорошо.
берег

(no subject)

Посоветуйте, пожалуйста, что почитать летом в отпуске на море. Хочу найти произведение, соответствующее по сюжету, атмосфере, настроению лету, морю, солнцу, пляжу и прочему. В прошлом году совершенно случай взяла с собой на юг "Короли и капуста" О.Генри - книга оказалась очень в тему: пальмы, банановые республики, жара и т.д. Посоветуйте что-нибудь подобное.
На вершине

Книга как учитель

 Когда я учился в девятом классе, у меня был замечательный учитель истории. Он, по сути, стал для меня больше, чем учителем истории, - стал учителем во всех смыслах, разбудил внутри эту потребность. Я очень хорошо помню, как меня буквально завораживали выводы, которые он делал, идеи, которые он предлагал. 
 
Однажды он показал мне список из пяти книг, которые планировал перечитать. Там были "Лезвие бритвы" Ефремова, "Мой учитель" Вивекананды, там был Шри Ауробиндо и что-то еще - не помню. Но помню, что эти книги стали для меня первыми вратами в мир литературы для души. В мир книг, раскрывающих сокровенный смысл жизни. Потом, само собой, было много других, к которым я приходил после прочтения предыдущих.
 
Недавно мы в издательстве выпустили каталог "Книга почтой", в который собрали около ста книг, подобным же образом в разные периоды времени поворачивавших или спасавших разных людей. Получилась очень разношерстная подборка, но очень красивая и глубокая. Теперь эти книги можно заказать у нас. Очень верится, что они окажутся полезными, целительными для многих-многих людей в России.
 
А вчера подумалось: ведь не с книги даже начинается в жизни человека поворот. У меня он начался с учителя истории, у которого я "подсмотрел" важные для него книги. И пришла такая мысль-мечта: как было бы классно, если у любого желающего была такая возможность - связаться с мудрым человеком, который бы принял близко к сердцу твои проблемы и размышления, вник бы в суть и мог бы порекомендовать хорошие книги, где у тебя есть шанс поискать ответы на собственные вопросы.
 
Пока эта идея мне самому кажется безумной. Непонятно, как такое можно сделать. Но очень хочется. Что-нибудь придумаю.

"К выступлению готов!" Радислав Гандапас


 
На удивление книжка прочиталась одним махом, хотя обычно заумные книги читаю через главу и очень редко до конца.
Не буду описывать как она полезна и всем кто занимается презентациями и выступлениями просто необходима.  Для себя хочу отметить несколько моментов, которые понравились, и возможно где нибудь их постараюсь воткнуть:
"...Зная, что один из лучших  способов сбросить напряжение - юмор, я решил начать свое выступление с анекдота. И рассказал возможно, известную вам историю: увидев, что все курочки бегают по двору весело, а одна ходит вялая, грустная, бабушка дедушке предложила дедушке курочку зарезать. На что дедушка после паузы ответил: "Ну, если ты полагаешь, что это ее развеселит..." Это можно отнести к скучающей аудитории
"...Незадолго до этого я услышал блестящий, на мой взгляд анекдот о бригаде Циперовича, которая на судоремонтном заводе покрасила пол парохода. Когда же пришла комиссия во главе с директором, Циперович потребовал полной оплаты за произведенную работу, потому что в договоре сказано: "Мы, бригада Циперовича, с одной стороны, и дирекция судоремонтного завода, с другой стороны, договорились о покраске парохода"
Теперь о вампирах (объектах отвлекающих внимание аудитории), от которых вам предстоит обезопасить свою презентацию.
..."Положи рядом персик". Притча гласит, что обезьяна, долгое время наблюдавшая за игрой богов в шахматы, тоже научилась божественно играть. Она выигрывала в поединках у людей. Никто не мог одолеть ее. И только мудрец, желая показать превосходство человеческого интеллекта над обезьяньим, использовал вампирящий объект. Он положил на блюдо несколько спелых крупных персиков, которыми так любят лакомиться обезьяны. В течении партии наша дальняя родственница никак не могла сосредоточиться. Взгляд ее то и дело уходил в сторону блюда. Она проиграла партию, и ее казнили. Мораль этой притчи использовалась и используется политиками, полководцами, фокусниками, да и нами- простыми смертными. Иногда во благо, иногда во вред. Иногда намеренно, иногда случайно."
Десять смертных грехов презентатора
1. Выйти к публике неподготовленным.
2. Недооценить значение своего внешнего вида.
3. Пренебречь позой и жестикуляцией.
4. Не проявлять к публике должного уважения.
5. Пренебречь минутой молчания.
6. Перейти к сути выступления, не создав нужной эмоциональной атмосферы.
7. Не поддерживать зрительного контакта на протяжении всего выступления.
8. Говорить противоестественным языком
9. Не использовать контрастов громкости, тембра и темпа.
10. Затянуть выступление.


Tags:

книги о каникулах?

Здравствуйте!
Может быть, кто-нибудь вспомнит-знает книги о летних каникулах-путешествиях?
В голову пришла только Саган, ну и Искупление отчасти.
Буду очень признательна за помощь!
tea

Михаил Поликарпов "Сербский закат"

Путь мой к этой книге вышел достаточно длинным. Сначала я несколько раз наталкивался на нее в различных онлайн-библиотеках и читал отрывки. Потом, узнав, что она вышла на бумаге, внес в список для приобретения, но когда бывал в магазинах, то либо не встречал ее, либо находились другие книги, которые нужны были больше. Но где-то месяц назад увидел ее в дисконтной палатке и купил.

Мой интерес к книге объясняется очень просто. Во-первых, балканская война начала 90-тых до сих пор влияет на международную политику и ее эхо сказывается, в том числе и на нашей стране. Во-вторых, в этой войне принимало участие значительное число наших соотечественников. Много участвовало примерно в это же время и в конфликтах на территории бывшего СССР, но это все же территория своей страны, а вот для того, чтобы уехать в другую страну воевать, нужны особые причины. При этом причины у всех были причины свои: у кого-то высоко идейные, у кого-то меркантильные, а кто-то просто комфортно себя чувствовал только в таких условиях.

Автор тоже добровольцем уехал на эту войну, но уже в конце ее и пробыл там совсем недолго. Книга представляет из себя последовательное изложение участия русских в войне на Балканах на стороне сербов. Изложение на основе воспоминаний самого автора и других участников, с кем ему довелось беседовать или быть знакомым.

Конечно, Поликарпов предвзят, но наверное, невозможно писать объективно о войне, на которой был сам и были твои друзья, тем более если друзья там погибли. Хотя в характеристиках соотечественников и их поведения в Боснии автор использует отнюдь не только бело-пушистую краску. С другой стороны, если читать Переса-Реверте, который не воевал, а просто был в Сараево корреспондентом, то тоже объективности увидим мало.

Язык, которым написана книга, довольно прост и безыскусен. Но она интересна не языком, а воспоминаниями очевидца о том, как сербы воевали с мусульманами и хорватами, как попадали русские на эту войну и как себя там показывали.
там где нас нет

писатели

Есть писатели любимые, есть культовые, есть уважаемые, а есть, так сказать, стоящие за гранью "добра и зла". То есть не столь близкие по духу, или затрагивающие "внутренние струны", но без творчества которых вам не представляется мир литературы.

Для меня таким является Роберт Шекли. А для вас?

Александр Янов. Россия и Европа. 1462-1921. В 3 книгах.

Здравствуйте. Кто-нибудь читал ранее работы этого историка? Объективен ли он? В последнем номере  "Знание-сила", буквально на первых страницах, одна читательница говорит, что его книга "Россия и Европа" прям жемчужина среди барахла. Но покопавшись в его биографии узнал, что он эмигрировал в Америку, типа диссидент и т.д.. С другой стороны тираж чего-то очень маленький, явно не на массового читателя ориентирован. Вот раздумываю, стоит ли брать?

Сергей Соболев "Враг моего врага"

 
О чем книга... О войне 080808? Да. Но не только, потому что, собственно, кавказские главы, лишь дополняют, делают более масштабным сам сюжет.
Хотелось бы избежать подробного пересказа. Но какие-то моменты, не открывая сюжетных тайн, можно - и нужно - пунктирно выделить. 
Действие в книге происходит в двух временных пластах. События августа 2008-го, закончившиеся известным результатом, неожиданным и драматическим образом получили свое продолжение спустя месяцы после дерзкой операции, проведенной бойцами РДГ "Мгели".
Из-за предательства одного из гражданских лиц, имеющего по роду занимаемой им высокой должности доступ к секретному документообороту, в т.ч. и к документации одного из главкоматов Минобороны, в руки "недобрых людей" попадает список военнослужащих, награжденных закрытым указом высокими правительственными наградами (по результатам некоей засекреченной спецоперации в ЮО в период «августовской» войны).
В списке - пять фамилий.
Наряду с наградами, сотрудникам бывшей РДГ «Мгели», тем из них, кто не имел еще собственного жилья, приказано выделить в собственность квартиры.
Некие влиятельные лица сочли, что если нельзя пока отыграться за недавнее поражение по-крупному, действуя в открытую. то имеет смысл осуществить локальную «акцию возмездия». От рук Рейнджа и его бойцов на обьекте ПВО под Гори - обьект Zebra - погибли не только грузинские военнослужащие, но и несколько военспецов и инструкторов, являющихся гражданами США (о чем обе стороны конфликта, кстати, не сочли нужным сообщить широкой общественности). Один из погибших – Шепард – был сыном высокопоставленного чина из разведсообщества США.
В ходе тщательно продуманной и обильно профинансированной через теневые структуры операции должны быть уничтожены те люди, чьи героические действия сыграли очень важную роль в быстром разгроме грузинского агрессора.
Мишенью №1, важнейшей, ключевой целью посланных со специальной миссией людей, должен стать человек, под чьим началом и действовала в ЮО и Грузии РДГ «Мгели». 
Collapse )
Как есть

Питер Мейл. Еще один год в Провансе


23.57 КБ Очаровательную книжку "Год в Провансе" Питер Мейл написал, по его собственным словам, "скорее случайно, чем умышленно". С тех пор автор из скучающего дауншифтера превратился в профессионального писателя. Даже на российских прилавках на сегодняшний день можно найти аж семь его книг, и действие каждой из них происходит в Провансе. К сожалению, читать из них стоит не все.
Написать об одном и том же (как бросить все и создать свой рай в Провансе) семь раз по-разному, и каждый раз хорошо, вряд ли в силах одного человека, пусть даже и очень влюбленного в Прованс. К тому же из книги с лавандовым полем на обложке мы узнаем, что влюбленность автора в южный регион Франции не так уж безоблачна. Это-то и интересно, ведь от сладко-утопичных историй Мейла можно и подустать. В "Еще одном годе в Провансе" - вся горькая, хотя, конечно, и слегка приукрашенная в дань жанру, правда жизни.
Питер Мейл и его жена возвращаются в Прованс после четырехлетнего отсутствия. В это время они занимались тем, что безуспешно пытались воплотить в жизнь очередную маленькую утопию, на этот раз - в Америке. Вот тут-то мы и узнаем о том, что жизнь иностранца в Провансе далеко не так безоблачна, как рассказывал Мейл в других своих сказках. И свои новые, после возвращения, впечатления о Провансе он подает уже совсем под другим соусом. К тому же с момента написания "Год в Провансе" прошло уже 11 лет, и регион изменился - не всегда наилучшим образом.
Но все интриги раскрывать я, конечно, не стану. В любом случае, Мейл не был бы Мейлом, если б написал книгу без своего фирменного очень приятного юмора, и без любовного взгляда на регион и населяющих его жителей. Язвительная, ядовитая книжка о Провансе у Мейла бы никогда не получилась.

Collapse )
Ардженто

Мацуо Монро "Научи меня умирать"

Влюбилась в эту книгу, прочитав всего лишь отрывок в каком-то журнале несколько лет назад. Долго искала ее по всем книжным магазинам Москвы, и наконец получила ее в подарок. Взахлеб читала полночи, а потом долго не могла прийти в себя.
Заставляет думать, переживать, плакать... И цитировать. 

книги о студентах

в прошлом году прочитала книгу Тома Вульфа "Я Шарлотта Симмонс", очень понравилась. Подскажите плз похожие книги. (книги про студентов, школьников, об их взаимоотношениях).Заранее спасибо

Степные боги

    Геласимов. С такой фамилией стать великим русским писателем очень даже не просто. Наверное, из-за своей фамилии, он больше известен на Западе, чем в России. "Геласимов" по-русски звучит как эрзац. Как "девальвация". Любят у нас давать названия какой-нибудь раздутой дешёвке в фонему чему-то, имевшему успех. Это, разумеется, не о Геласимове, а только о звучании его фамилии.
    Книга "Степные боги", которую я только что дочитал, сразу понравилась. Даже захватила. И, должен сказать, долго не отпускала. Но в одном каком-то месте (сегодня, в троллейбусе) что-то ломается в восприятии, книжка поднадоедает. Повествование приедается.
    И ещё эти дотошные упоминания конкретных марок всего употребляемого - как-то нарочито. Иногда создаётся впечатление, что перед автором лежит энциклопедия, откуда он где надо и не надо выписывает в свою книгу целые куски. Поверхностно и с претензией на всеведенье.
    Ну, и личное: японец, в плену, днём работает на руднике, скорее всего не по восемь часов. Потом до утра что-то пишет в дневник. Утром снова на шахту. И всегда, к тому же, впроголодь. Я хоть ем вкусно, регулярно и калорийно, раз в трое суток вдосталь сплю, однако после своей рабочей смены не нахожу сил даже прочитать о том японце.
    Резюме? читайте, книга хорошая. По совокупности.

дятел

Орхан Памук - с чего начать?

С какого произведения Памука посоветуете начать знакомство с его творчеством? И еще, если кто-то может сравнить, интересует качество украинских переводов его книг по сравнению с русскими.
tilda

Розендорфер - Латунное сердечко или У правды короткие ноги

Время понятие субъективное и у каждого течет по-своему - когда ты на работе, а до отпуска осталось пару дней, то кажется, что уже 18-00, а на часах только 12-15. А когда ты нежишься на анталийском побережье, то для тебя настоящим откровением становится то, что сегодня уже 15-е, день отлета. Но это все субъективно. У гениев, например, дни мчатся как сумасшедшие, они многого не успевают, и часто опережают свое время не на одно столетие - поэтому им сложно найти общий язык с простыми обывателями и в личной жизни они счастливы редко - ведь у людей разных веков немного точек соприкосновения. Следовательно, друзья - это те, у кого разница во внутреннем течении времени составляет менее суток, а счастливые влюбленные - те, у кого несколько часов. А если несколько секунд? Увы, в этом случае у двоих на счастье практически не остается времени, но те несколько секунд стоят того, чтобы жить...

В принципе для меня роман именно об этом, он о любви и о времени. Но не все так просто. Здесь все серьезнее, чем кажется на первый взгляд несмотря на то, что написан он очень смешно, а местами даже язвительно. Розендорфер знает как заставить читателя задуматься о серьезных вещах - он пишет о них довольно несерьезно. Здесь смеешься над секретными службами, которые продают врагам мешки "секретных обрезков" и списывают расходы на "Вдову Клико" под грифом "плата информатору". Ржешь над агентом-писателем, который таскает латунное сердечко, снабжает католические приходы порножурналами и считает, что после того как закрыл дверь на три замка, все равно нужно подергать ручку "абы чего не вышло". Ухохатываешься над алкашом, который не может вспомнить где потерял ботинки 49-го размера, но при этом провез рацию через пять границ. Ха-ха - и вот книга прочитана.

И вся эта несерьезность разом рассеивается, улетучивается, оставляя за собой голую суть. Секретная служба кажется безликим аппаратом где сотрудников устраняют, а начальниками назначают тройных агентов "кто больше сдаст". Несостоявшийся писатель получает недельное счастье, пожертвовав всем остальным. А алкоголик оказывается единственным человеком с которым "подбросишь черепки, а словишь вазу", в то время как остальные могут только разрушать. И сразу становится несмешно, но теперь то уже не грех и задуматься.

Иронический роман, который понравится в первую очередь поклонникам Кафки и Гашека. Такое ощущение, что идея принадлежала первому, а воплощал ее второй. Ну а множество сентенций и -измов привлечет внимание всех остальных - например, для затравки: "электричество убивает красоту женщин, поэтому смотреть на них нужно при свечах" или "она не поверила правде, потому что ее приучили верить лжи". Вот жаль только, что сердце Бруно оказалось совсем не латунным...