June 2nd, 2009

m_sch

рассказы об актерском ремесле

Подскажите художественные рассказы (лучше англо-американские) об актерах, об актерском ремесле.

Мериленд Аллен, "Одержимость"
Перл Бак, "Мелисса"
Джек Иэмс, "Актер"
Ирвин Кобб, "Моа"
Джон Голсуорси, "Рваный башмак"
Кэтрин Мэнсфилд, "Актриса"
essen

Мемуары поэтов

Очень люблю читать мемуары поэтов Серебрянного века. Я уже прочитал и не один раз "Петербургские зимы" Георгия Иванова, "На берегах Невы" и "На берегах Сеты" Одоевцевой, читал воспоминания о Есенине Мариенгофа, Рюрика Ивнева читал, Анненского (этот не очень понравился).

"Курсив мой" Берберовой не читал, но знаю примерно о чем, давно уже ищу эту книжку (пока все дорогие варианты у букинистов попадаются, кстати, ни у кого ее нет?).

Какие ещё мемуары поэтов Серебрянного века, уважаемые друзья, вы мне посоветуете для прочтения? Что-нибудь в стиле Г.Иванова желательно. Чтобы легко и непринужденно все описывалось.
Ace

(no subject)

Здравствуйте!

Предыдущий пост напомнил мне о книге, которую я лет 15 назад случайно взяла в библиотеке, она мне очень понравилась, но названия я совсем не помню, хотелось бы узнать (и перечитать!). =)

Главным героем там был мальчик, школьник, у которого каким-то образом появился прибор, наподобие компаса (такой образ у меня сохранился) и этот прибор исполнял его желания.
Вроде бы в одной из глав там было что-то про невесомость.

Понимаю, что книг с таким сюжетом наверняка написали миллион и глупо надеяться, что по моим скудным воспоминаниям кто-то опознает книжку, однако если это случится, я буду Очень рада, тк это единственное серое пятно на полке любимых книг, прочитанных в детстве.
лето

Вадим Панов "Ребус Галла"



Новый, шестнадцатый, роман серии "Тайный город".
Сантьяга напуган, тайна Оракула раскрыта, пролит свет на историю Чуди.
Опять "Ключ трех рас", намек на исход противостояния Князя и Ярги. Автор заинтриговывает читателя, назначая Яну чуть ли не хранителем Оракула.
В общем, читать-читать.
Замечательная книга.

«Млечный Путь», выпуск 24

Очередной выпуск журнала «Млечный Путь» с впервые публикуемым рассказом Ильи Варшавского.

(no subject)

Бенаквисто ТОнино
"Сага"
"Укусы рассвета"
"Кто-то другой"
от всех получил удовоольствие -рекомендую... Жанр трудно опеределить, местами детектив, местами просто проза, мысли о жизни, легкий язык... Описания ночного тусовочного Парижа в "Укусах рассвета" -бесподобно.
Рекомендую.

Банана Ёсимото. Озеро.



Два дома. Окна напротив друг друга. Девушка и юноша встречаются в этих окнах. Скучают, если долго друг друга не видят. Потом, наконец, знакомятся после случайной встречи на улице. И потихоньку, осторожно знакомство развивается в отношения. Неправильное слово, действие могут легко разрушить эти отношения. Но осторожность, бережное отношение друг к другу помогает двум одиноким людям раскрыться. Юноше - выйти из раковины вынужденного заточения, девушке - поверить в себя. Они нужны друг другу. Расставания им не пережить.

Сартр - Возраст зрелости

«Ад – это другие»
Жан Поль Сартр "За закрытой дверью" Возраст зрелости

О Жане Поле Сартре можно долго и много говорить, но в итоге не сказать ничего. Философ, писатель, драматург, лауреат Нобелевской премии по литературе. Он стал духовным ориентиром для нескольких поколений молодежи. Его произведения включены в программу гуманитарных ВУЗов по предметам «философия» и «зарубежная литература».
 

«Возраст зрелости», пожалуй, самый тяжелый роман Сартра, из тех, что мне удалось прочесть. Тонкий знаток человеческой души, Сартр намеренно затрагивает самую болезненную для мужчины тему: что важнее личная свобода или счастье с любимой женщиной?

Сюжет до боли знаком многим мужчина, это такой подсознательный страх любого мужчины, живущего с женщиной вне брака. Догадаться не сложно, это страх нежелательной беременности подруги.
 

Главный герой романа человек образованный и интеллигентный, как, впрочем, большинство героев Сартра. Он начитан, образован, преподает в университете, правда большим доходом похвастаться не может. Он законченный, если не сказать, конченный холостяк. У него есть любимая женщина. Довольно своеобразная дама, к тому же страдающая какой-то хронической болезнью и не выходящая из дома. И вот эта дама залетает. И начинаются мытарства героя.
Борхес в одном из своих многочисленных эссе утверждает, что в мировой литературе существует всего лишь четыре сюжета:

1. Осада укрепленного города
 

2. Возвращение домой.

3. Путь к заданной цели (Квест)
 

4. Самоубийство бога.

Здесь, по всей вероятности, мы имеем дело с сюжетом под номером три. Бесконечный мытарства героя сводятся всего лишь к решению задачи: где достать денег, чтобы сделать аборт. Но это задача материальная. А духовная заключается в том, чтобы решить для себя, а вообще надо ли делать аборт. Может быть просто жениться на женщине, с которой он спит много-много лет?!
 

Самое парадоксальное, что убийство ребенка его не сильно пугает. Больше опасений вызывает сам аборт, который может погубить любимую женщину. Дело в том, что во времена, когда жил герой, по всей видимости послевоенная Франция, аборты были запрещены. А кустарные аборты были весьма опасны. Все эти страшные ужасы предстают перед героем в виде зловещей повивальной бабки, у которой на столе валяются ржавые окровавленные щипцы.

Но денег у героя нет и достать он их не может. Правда у героя есть родной брат. Полная его противоположность. Уверенный в себе, преуспевающий. Он постоянно пеняет брата за его неуверенность. Когда герой приходит к брату просить денег на аборт, он ему предлагает еще больше денег на устройство свадьбы и начало семейной жизни.
 

Сюжетная развязка достаточно парадоксальна. Как для героя, так и для читателя. Вывод герой делает простой, но все-таки правильный: свобода находится не где-то во вне, а внутри него. Можно быть и холостым, но постоянно находится в рабстве своих страхов и сомнений.
Женщине вообще очень трудно понять извечный страх мужчины перед неблагожелательной беременностью. Все эти постыдные страхи обнажены Сартром так, что мне лично самому стыдно было это читать. Глупо в этом не признаваться, ведь через этот страх прошел каждый мужчина.

Жизнь устроена парадоксально странно, мы никогда не получаем то, что хотим в данный момент. Не хотим, чтобы подруга беременела и знаем цикл ее месячных лучше, чем она сама. Затем женимся и ребенок никак не получается и начинаются мытарства по врачам.

Один человек мечтает освободиться от либидо, которое просто мешает ему жить, другой бегает по врачам, с целью подлатать свою эрекции. Принцип Стругацких: «Счастье всем и путь никто не останется обиженным», в этом мире пройти не может. Человек всегда будет чем-то неудовлетворен.
 

Все-таки романы и пьесы Сартра хороши тем, что он предлагает в виде афоризма какую-то локальную панацею. Герой «Возраста зрелости» понимает лично для себя смысл понятия «свобода», герой другого романа Сартра «Тошнота» находит смысл жизни в творчестве. И свобода у него заключается в том, чтобы творить и испытывать от этого радость.
 

Но лучше всего сказал о свободе Юпитер, в, пожалуй, самой известной пьесе Сартра «Мухи»: «Если свобода вспыхнула однажды в душе человека, дальше боги бессильны. Это уж дела человеческие, и только другие люди могут либо дать ему бродить по свету, либо удушить».


default
  • sly2m

Сергей Лукьяненко "Недотепа".

На днях Сергей Лукьяненко опубликовал свой самый "детский" роман "Недотепа". А вот и рецензия к нему.



Если прошлые работы автора можно было смело назвать подростковой фантастикой, я имею в виду такие вещи как "Мальчик и Тьма", "Рыцарь сорока островов" и "Танцы на снегу", то "Недотепа" ориентирована даже не на тинейджеров, а на целевую аудиторию 10-13 лет. И, как и в большинстве фантастических произведений для этого возраста, да что там, будем называть вещи своими именами – в сказках для этого возраста - сюжет страдает инфантилизмом, или отсутствует вовсе. Вся фабула умещается в емкие два слова "ученик волшебника" и больше к сюжету, или к его отсутствию, можно и не возвращаться. Фэнтези все читали? Что включает в себя фабула "ученик волшебника" представляете себе? Ну, вот, это как бы оно. Во всей своей красе. На этом рецензию можно было бы и закончить, если бы не одна деталь.

Collapse )
Птица с глазом

Физики против лириков на новый лад

Наблюдая за читательскими и писательскими коммьюнити и форумами, я пришла к некоторым любопытным выводам.

Очень условно читателей и писателей можно разделить на статиков и динамиков, логиков и мистиков.

Динамики предпочитают одно сплошное действие, статики любят красивые описания.
Логикам нужно, чтобы все события в романе происходили строго последовательно и имели четкие, понятные объяснения. Мистикам подавай непознаваемое, неожиданное, таинственное.

Логики не понимают мистиков и наоборот. Динамики не понимают статиков.

Collapse )

А вы согласны со мной? Можете отнести себя к определенному типу читателей по этой схеме? Предлагаю ответить на опрос.

Poll #1409825 К какому типу читателей вы относитесь?

К какому типу читателей вы относитесь?

Я динамик и логик
27(17.0%)
Я динамик и мистик
38(23.9%)
Я статик и логик
9(5.7%)
Я статик и мистик
26(16.4%)
Мне нравятся разные книги, могу отнести себя ко всем типам сразу
59(37.1%)

Иногда эту литературу называют дурацкой

В середине 2000-х издательство «Домино» издало в своей серии «Игра в классику» два романа испанца Рэя Лориги – «Пистолет моего брата» и «Токио нас больше не любит». Не знаю, как вы, уважаемые товарищи по сообществу, но я до недавнего времени этого имени не слышал.
А когда увидел эти книги в продаже в стоковом магазине – купил их, исходя из того соображения, что эта серия никогда меня не подводила. Я не был разочарован ни единой прочитанной в ней книжкой. (Это, на самом деле, огромный реверанс в сторону составителей серии Александра Гузмана и Александра Жикаренцева!)
Абсолютно не разочаровал и Лорига. Скажу даже так: для меня он пополнил неприлично длинный ряд тех имен, о которых жалеешь, что они не известны широким массам… Вот познакомься россияне с ним в свое время – и, пожалуй, другими бы глазами смотрели на того же Паланика.
Из аннотаций ясно, что Лорига – человек непростой. Заметная фигура в современной культуре, так сказать. (Тем более странным выглядит его запоздалый приход к нам, не правда ли?) «Друг Педро Альмодовара», автор сценария к его фильму «Живая плоть». Сам же экранизировал свой «Пистолет», причем музыку к фильму писали друзья из Sonic Youth.
Если давать короткий спойлер «Пистолета», то это – рассказ пацана, брат (и лучший друг, родственная душа почти во всем – это важно) которого нашел пистолет, убил двух человек и в итоге стал жертвой полиции. А родственники его в итоге стали медиа-знаменитостями. Чувствуете замес?
Меня здесь особенно зацепили два места, оцените: 1) «Человека должно быть слышно. Такова природа. Никогда не доверяй человеку, который не шумит» и 2) «Чтение очень помогает, правда, я все еще точно не знаю – для чего».
«Пистолет» – это подтянутый, стройный, с мускулистым телом (совсем как у главного героя) текст, всего-то на 120 страничек уменьшенного формата, в котором ничего лишнего. Прочитывается… за день, наверное, точно. Я читал дольше, не было возможности не отрываться.
Второй же роман Лориги, «Токио» – это очередная картина ближайшего будущего. (Если быть точным, действие происходит в середине 2000-х; весьма забавно сравнивать описывамое с совсем недавно пережитым. Сама книга вышла в 1999-м, и это чрезмерное приближение времени действия, наверное, надо расценивать как стилистический прием.) Первая аналогия, что пришла в голову при его чтении – «СуперКанны» Джеймса Балларда (Царствие ему Небесное). Что и говорить, тема упадочности и, так сказать, апокалиптичности наших с вами ближайших десятилетий не нова. Однако то, как обработал ее Лорига, заслуживает своего внимания. Главный герой романа – агент по распространению химических наркотиков, которые позволяют забывать нежелательные воспоминания, весьма востребованной в этом новом мире вещи. Это очень удобный для сюжетопостроения расклад: истории его клиентов можно пересказывать одну за другой, рисуя через них безумие мира. Но… кажется, что таковых историй в романе слишком много, и это обилие тормозит роман, снижает его и без того невысокую (в отличие от «Пистолета») скорость.
В какой-то момент курс «Токио» резко разворачивается: вместо романа о ближайшем будущем перед нами оказывается роман о жизни больного человека. Сюжетно это связано с тем, что главный герой перебарщивает с самостоятельным употреблением своего товара и проваливается в амнезию. И надо признаться, что эту часть книги (последние 100 из 260 страниц) читаешь уже на автопилоте.
В общем, «Токио» однозначно проигрывает «Пистолету» – проигрывает в драйве, злости, той самой подтянутости. Точно так же, как последние фильмы Гая Ричи и Квентина Тарантино проигрывают их же первым лентам, а последний альбом Franz Ferdinand – их же первым релизам.
Если подводить итоги, проза Лориги – это превосходный образец вот этой линии актуальной прозы последних десятилетий, которой, по-моему, еще не придумано названия. Я имею в виду книги о молодежи и для молодежи, которые полностью «в теме», которые замешены на современности и в то же время на бунтарских, неформальных идеалах последнего полувека (вот что имею в виду: когда образ главного героя «Пистолета» вырисовался достаточно четко, я практически сразу подумал о Джиме Моррисоне). Сюда, по моему скромному мнению, надо отнести Джеффа Нуна, Паланика, Уэлша, Хоума, Коупленда… Лорига в этом ряду – фигура более чем подходящая.



Соломон Волков "История русской культуры XX века".

Прочитал тут книжку Соломона Волкова “История русской культуры XX века”. Ее как-то мне рекомендовал один Капитан КВН с Брайтон бич и из-за этого я поначалу пребывал в некоторых сомнениях насчет нужности ознакомления с этим трудом, поскольку прекрасно зная веселого и находчивого я был осведомлен, что сей наивный любитель муз мог купиться на одни лишь инициалы автора. Они не могли ему не понравиться, не стать пищей для благодатного отзыва. В принципе я не ошибся, тем более в купе с колоритным именем у Волкова есть характерный пафос, который в нашей стране принято называть интеллигентским. Причем порой одно лишь наличие этого пафоса дает основания некоторым критикам растечься в благостных рецензиях. На мой взгляд, это слабое место сочинения Волкова. Стиль и в большей степени вкрапления английских слов. “Лет им эксплейн – Шолохов ходил по лезвию ножа”. Г-н Волков, мы рады, что Вы в совершенстве владеете английским, но не надо использовать в русском претендующем на академизм тексте иностранные речитативы. Ей Богу, это какое-то обезьянничество. В остальном книга понравилась. Доступно, интересно, занимательно. Написано с любовью, динамично. В общем, идеальное чтение в транспорте. Особенно если у Волкова нет претензий на некоторый эпохальный текст, а вот в случае если они существуют картина не выйдет столь благостной. Откровенно говоря мне эта книга напомнила сочинения некого Константина Ротикова “Другой Петербург”, где данный вымышленный насколько мне известно автор ославил имперскую столицу России как город сущей, полнейшей, тотальнейшей педерастии. Из того сочинения следовало, что несколько десятков тысяч суровых мужчин собрались в ингерманландских болотах, перееблись и построили Великую Россию. Какая-то инфернальная ярость московита в исполнении Ротикова. Очень смешная книжка. Впрочем, дочитать ее так и не смог, ни дома, ни в больнице страдая от диареи. У Волкова есть похожие нотки.

Самой культуры в данной книге мало, а вот секса, причем порою достаточно извращенного, хоть отбавляй. Волков рассказывает о творческих достижениях русской культуры лишь мимоходом, основное время он уделяет грязному белью известных людей. Кто с кем спал, кто кому массировал тупым конусообразным предметом простату. И так весь текст. Я прекрасно знаю о вольготных нравах в российском бомонде особенно начала прошлого века и первых лет большевизма, только у Волкова на выходе получается один неприятный момент. Он описывает уродов и восторгается ими за уродство. Получается, что Розанов высок не потому, что написал гениальные “Опавшие листья”, а благодаря своим гнилым зубам, скандальному поведению и шокирующим интимным предпочтениям. И Волков тут не одинок, у современных туземных культуртрегеров есть нездоровое желание вывалять русскую культуру в дерьме, а потом радостно показывать на нее пальцем. Сегодня появилось странное разделение: на группу “Кино” и Сергея Минаева для условного быдла и вот подобное зловонное культурное в кавычках ковыряние для условной элиты. Слово “условно” здесь употреблено не просто так. Я не увидел различия между Минаевым и Волковым, обычный палп фикшен с претензиями ради рекламы с читателями одного уровня. Это беда современной России, где между министром обороны и алкоголиком со среднестатистического двора разница заключается лишь в должности, как и между автором бестселлеров и высокой прозы. Это говорит о том, что в России культура присутствует лишь формально. Сплошной пошлый официоз.
ma gueule 4

Покусился на святое или пусть пишет?

Сэлинджер требует запретить продолжение своей повести

Независимая газета02.06.09

Американский писатель Джером Дэвид Сэлинджер в понедельник подал в окружной суд Манхэттена иск против автора и издателя книги, заявленной как продолжение его знаменитой повести "Над пропастью во ржи", сообщает РИА Новости.

90-летний писатель, на протяжении многих лет ведущий жизнь затворника, требует запретить публикацию книги "60 лет спустя: Пройдя сквозь рожь".

Книга, автором которой назван некий Джон Дэвид Калифорния (John David California), должна выйти в печать в сентябре в шведском издательстве Nicotext.

"Это продолжение не является пародией или критическим истолкованием. Это откровенный грабеж", - говорится в судебном иске писателя.

В иске также подчеркивается, что все права на продолжение культовой повести и использование образа главного героя Холдена Колфильда принадлежат Сэлинджеру.

laykar
  • laykar

Брайан Трейси "Успехи и достижение"

не художественная, но книга. может быть интересной тем, кто ищет пути достижения Целей.

цитата:
"Существует рассказ об Оле и Свене, иммигрирующих из Европы в Америку на старом сухогрузе через Северную Атлантику. Сухогруз попадает в шторм и начинает тонуть. Оле обращается к Свену и говорит: "Корабль тонет!", на что Свен отвечает: "А нам какое дело, это же не наш корабль!".
green

Невесомый "Мир Софии"

Я читала эту книку вечерами, и земля выплывала у меня из-под ног. Ночью мне снились тучи из масленных красок, разражающиеся разноцветными ливнями.
Эта книга подарила мне возможность не то чтобы разрушить границы реального и воображаемого мира, она подчеркнула отсутствие существования таковых. В конце концов, я перестала путать Сократа с Аристотелем, которых, к стыду своему путала до того, как прочла роман Гордера.
Облака и бесконечные воздушные просторы, напитанные запахом озона во сне или в мечтах стоят того, чтобы прочитать эту книгу, честное слово.

Салман Рушди "Прощальный вздох мавра"

Рушди, обсудить,роман, мистический реализм.

Роман произвел на меня огромное впечатление. Хотя по-началу не понравился, слишком напоминал "Сто лет одиночества". Но это только в начале. Потом захватил полностью. Повествование ведется от имени последнего представителя выродившегося семейства Гама-Зогойби(какой только крови в нем не понамешано). Такая семейная сага с примесью мистики, пропитанная запахом индийских специй. Местом действия является Бомбей. Рекомендую к прочтению очень, очень.

Посоветуйте, пожалуйста, книги о Москве!

Здравствуйте!
Прожив несколько лет в Москве, поняла, что так особо ничего и не знаю про город... Хотелось бы почитать что-нибудь по истории Москвы и что-нибудь об ее архитектурных достопримечательностях, об улицах, о домах и людях, с ними связанных. А я знаю, пожалуй, только две подобных книги - "Москва и москвичи" Гиляровского и "Дом на набережной" Трифонова. Буду очень благодрана всем, кто откликнется)

книги "панацеи"



Совершенно понятно, зачем люди покупают подобные книги, конкретно Аллен Карр заинтересовал обещанием того, что после прочтения книги раз и навсегда бросишь пить, или курить, или толстеть у Карра много методик и все легкие абсолютно не требующие какой либо силы воли: прочитал и все! Я же купил по совету знакомой, которая якобы по Карру бросила курить, взял то что "ближе"

ответьте, пожалуйста, есть ли среди вас кто по прочтении подобной литературы сразу перестал курить, пить, сбросил вес, вылечился от шопоголизма и клептомании, стал миллионером и счастливым человеком со здоровой печенью?
(впрочем, подозреваю, что нет)
  • aglix

70-е

Посоветуйте что-то хорошо написанное, ностальгически-описательное о 70-х  в Москве и Питере.
Уровня Николая Климонтовича, как минимум.   
все как всегда

Рэй Брэдбери. Лекарство от меланхолии


Я специально откладывала чтение этой книги до очередного приступа меланхолии, чтобы проверить – действует ли лекарство, поскольку совершенно точно знаю, что подвержена
меланхолии.  А официальная наука не спешит прийти на помощь таким, как я,  поскольку считает, что «причины меланхолии совпадают с причинами душевных болезней вообще» и что «лечение лучше всего производится в специальных заведениях». Но я слабо верю, что в специальных заведениях ко  мне вернется вкус к жизни.

Поэтому остается только послушать, что  посоветует Бредбери.

Должна сказать, что никогда не решусь испробовать способ лечения, предложенный в рассказе, давшем название всему сборнику. Это крайняя мера, на мой взгляд. Да и трубочисты в наших краях перевелись.

На сам сборник рассказов действительно похож на лекарство. Как таблетки иногда покрывают сахарной оболочкой, чтобы они оставляли после себя приятный вкус, так и он начинается с очень хорошего рассказа о сбывшейся мечте. О внезапно, неожиданно, непредсказуемо исполнившемся желании. Не сказочном, не волшебном, не сверхъестественном, но все же несколько необычном желании. 

Впрочем, здесь каждый рассказ – как микстура или эликсир. У каждого из них свой вкус и цвет. Горький – про порванную картину Леонардо да Винчи. С тяжелым вязким привкусом – про людей, похожих на маленьких мышек. Едва-едва приторный – про то, как тяжело жить вдалеке от родных краев. Про рыцарей, сражающихся с поездом – действует сразу, до того, как успеешь  распознать его вкус… Да, кстати.  Действуют все рассказы по разному. Один пьянит – это тот,  в котором говорится, как шестьдесят долларов могут изменить жизнь шестерых человек. А вот пугающий рассказ – про аварию темной ночью на лесной дороге. Вот бодрящий – про ирландского шофера. Успокаивающий  – про старую кровать и молодую женщину.

В них мало оптимизма, в этих рассказах. Есть рассказы с плохим концом. А есть – где конец просто ужасный. Есть рассказы совершенно безнадежные. Они не воспитывают и не морализуют. Но в каждом из них находится место для чуда. Один за другим, они изгоняют вирусы рационализма и микробы всезнания из каждого уголка души. И в итоге начинаешь понимать, что  слишком мало знаешь о жизни. Что она – не такая, какой кажется тебе с первого взгляда.  И что это касается и твоей жизни тоже. И так, понемногу, безразличие покидает тебя. А когда меланхолия уходит, приходится жить дальше. Конечно, вместо меланхолии не возникнет радость. Но ведь радости-то никто и не обещал. Здесь всего-навсего лекарство от меланхолии. «Песни весенних ночей, боли и недугов, не имеющих имени».

 

 


одинокая тварюшка

(no subject)

Уважаемые сообщники! Вот уже третий день не могу есть и спать, вспоминаю книгу, на вас последняя надежда.
Автор - кто-то из отечественных классиков 19 в. О чем роман не помню совершенно, в голове всплыл только один второстепенный эпизод - пожилой, богатый и высопоставленный человек добивался расположения юной девушки, дарил ей что-то и т.п.,  с тем, чтобы она согласилась удовлетворить его сексуальные прихоти, вроде бы ноги он ей хотел целовать, чтобы она его порола или просто унижала, он еще ее уговаривал тем, что ее честь не будет затронута и т.п.

there's freedom in looking crazy



первый роман стива тольца, номинированый в прошлом году на букера.
прекрасно и смешно написанная длинная книга про горе от ума, про преступления и наказания, про то, что бывает если с младенчества пичкать мальчиков чтением классики мировой литературы в невероятных количествах, и про много чего еще.

оч рекомендую. во-первых, нечасто приходится почитать что-нибудь австралийское. во-вторых, эту книгу невозможно прочитать и не набрать себе из нее полные карманы цитат, которые потом можно поперекатывать в кармане и похихикать.