May 14th, 2009

hunter

Арундати Рой. Бог мелочей.



На самом юге Индии, в Керале, в вымышленном местечке Айеменем, в краю лотосов, зеленых мух и мокрого воздуха, двое непохожих друг на друга - "двуяйцевых" - близнецов строят свое детство, вырывают его из пасти жестокой жизни, прячут под затхлой заброшенной лодкой у берега реки, в доме с привидениями, где духи предков перешептываются сухим шепотом с сухими обоями. Мальчик и девочка, девочка и мальчик, лицом к лицу с миром - безразличным к их существованию, порой жестоким - видят друг друга как единое целое, как один человек, как мы. Их жизнь вертится вокруг Амму - их матери, для которой они смысл жизни и пережиток прошлого одновременно. А еще - камень на шее. Плоды неправильного брака с неправильным человеком в неправильное время.

В неправильной стране.

В стране, где такие ошибки не прощаются. А повторные такие ошибки равносильны смерти. Где в старину "неприкасаемые" ходили с вениками - сметать свои следы, чтоб не пачкать дорогу - а ныне один из их потомков - будущий мастер на все руки маленький Велута подносит свои Маленькие Подарки маленькой Амму (называемой ласково: Аммукутти) на вытянутых ладонях, чтоб она могла принять их, не прикоснувшись к нему. Маленький кораблик. Маленькая фигурка, вырезанная из дерева. Маленькие Подарки. Маленький Бог мелочей, который не оставлял следов на воде. Еще один неправильный человек, родившийся в неправильное время.

В неправильной стране.

Мальчик и девочка, брат и сестра, никому ненужные, принимаемые и возвращаемые "как книги в библиотеке", не принадлежащие никому, кроме самих себя. Любящие днем своей детской, чуткой любовью мужчину, которого их мать любила по ночам. Любовью, что страшнее смерти...

***

Как я понимаю это сейчас - одна из самых незабываемых для меня книг.

Букеровская премия 1997 года

Огромное спасибо litlmissunshine за то, что привезла эту книгу из далекого Эдинбурга, с того самого Эдинбургского книжного фестиваля.

«Данайцы» как зеркало русской фанткритики

название или описание

Откровенно говоря, если б я стал читать данный роман Хуснутдинова до того, как прочел "Столовую Гору", мое заключение, как и чтение, было бы кратким до невозможности: многа букав, ниасилил, так сегодня не пишут и т. д. В общем, стандартный рефлекс-выброс особо не утруждающего себя жанрового читателя.

Своими измышлениями по поводу прочитанного я решил разродиться не потому, что они кажутся мне чем-то ценным, а потому что в последнее время напарываюсь в сети на отзывы чтецов, которые есть точная копия меня самого, точней, меня - гипотетического перца, взявшегося за "Данайцев" как за НФ и заработавшего эмоциональный ступор. На этот счет я уже спорил с фанткритиком Владимирским, поэтому заранее извиняюсь за цитирование кое-каких своих мыслей, которые высказал в его ЖЖ в свое время. Последней каплей в мелкой чаше моего критического терпения стал отзыв очередной попавшей мимо денег чтицы, отметившейся насчет "Данайцев" в связи с публикацией библиографии Хуснутдинова на Фантлабе: "ожидала хорошей научной фантастики, а получила мутную фантасмагорию". Эту жалобу, смоченную слезой обманутых клиентских ожиданий, я считаю в случае Хуснутдинова - да и любого другого "неудобного" писателя - краеугольным моментом для его неблагодарного, то есть жанрового, то есть "не его" читателя.
Collapse )
  • mryamb

Откуда вышла русская литература?

       «Русская литература вышла не только из гоголевской "Шинели", но из петропавловской "одиночки"

 

       Выделенная в эпиграф строчка так точно попала в цель, что не написать по такому поводу, было бы просто грех.

       Действительно, в русской литературе существует давняя и печальная традиция писать о пережитом ужасе тюрьмы и каторги. Не знаю, есть ли другая литература в мире, которая бы так усердно разрабатывала эту небогатую жилу. Отнюдь не золотую, кстати сказать. Как-то даже не вполне уместно писать о художественных особенностях «каторжной прозы», но и не отметить ее в нашем сообществе было бы нечестно.

       Вспомним классиков девятнадцатого века: Герцена, Чернышевского, Достоевского. Ведь они из тех, кто сроки тянул и оттуда нам весточку посылал.

      Не забудем упомянуть и мастеров литературы двадцатого века. Ведь известно, что многие принадлежат к той же когорте каторжников: Шаламов, Солженицын, Лидия Гинзбург, Надежда Мандельштам ...

      Пожалуйста, не нужно громких комментариев, тем более лишних споров. Просто назовем имена мучеников, прошедших сталинские лагеря. Положив камешек на могилу тех, кто рассказал нам о том, о чем говорить невозможно. Мы вас всех поименно помним и книги ваши не забудем.

     


Красавица и Чудовище

Корнелия Функе. Чернильное сердце

Книга может стать верным другом и советчиком, дверцей в новый мир и домиком улитки, в котором прячешься от реальности. Но книга может и разрушать - какие-то важные связи в твоем миропонимании, какие-то ценности, которые вдруг покажутся ложными, но так ли это?

Корнелия Функе, весьма популярная немецкая писательница, рассказала историю тех, кто любил книги настолько, что сумел соединить вымышленные, бумажно-чернильные миры с нашими, довольно обыденными буднями. Но, как это обычно случается, со страниц книг вырвались герои далеко не лицеприятные.

Итак, некий "книжный лекарь" Мортимер своим вдохновенным голосом оживил жестокого Каприкорна из истории "Чернильное сердце", а вместо него в книгу попала жена Мо. Очутился в нашем мире и огнеглотатель Сажерук со своей рогатой куницей, и злодейский сподручный Баста. И начались приключения.

Collapse )
  • ken_an

"Любимый ястреб..."

Прочитал произведение "Любимый ястреб дома Аббаса" Мастера Чэня. Понравилось. Язык книги мог бы быть и интересен, но суть не в этом. Мне в последнее время даже литература без политической составляющей не нравится...

Порекомендуйте, плиз, еще что-нибудь про историю распространения ислама и христианства в ранее средневековье(художественная, безусловно, литература).

Lips Eiffel

(no subject)



Шоколад - это женская книга. Она написана женщиной, о женщинах, для женщин, но, на мой взгляд, она не вписывается в рамки современного женского романа. В ней нет юмора, присущего нынешним писательницам, нет цинизма, нет пошлой любовной истории. Любовь в книге есть, но она не является ведущей линией, любовь там легкая, ненавязчивая, мимолетная. Постоянная и непоколебимая любовь у главной героини одна - её дочь, маленькая волшебная незнакомка, которой очень захотелось отстаться жить в одном месте.
Маленький французкий городок, с его прелестями и недостатками, все кто жил в таком городке, знает о чём речь. Настоящие персонажи, как будто запрыгнувшие на страницы книги из нашей жизни - грустный, одинокий мужчина, больше всего любящий свою собаку, бойкая старушка, пытающаяся победить старость, её дочь, глупая и завистливая, и потому глубоко несчастная.  Рыжий упрямый бродяга, жесткий снаружи и добрый и отзывчивый внутри. Садовник c таким подходящим ему, цветочным именем.
А главная героиня - кто она? Шоколадная фея? Пытающаяся обмануть судьбу ворожея? Вечная кочевница, повидавшая пол-мира? А её антагонист, Черный человек - кто он? Мальчишка, преступивший закон и раскаивающийся? Кюре волнующийся за своих прихожан? Или лицемерная церковная крыса?
Эта книга немного наивна. Под разноцветной оберточной бумагой, под десятками видами конфет, под рассыпаными яркими фантиками скрываются всего лишь два цвета - черный и белый. Добро и зло. В книге всё понятно, всё расставлено по своим местам, всем ясно на чьей стороне должен быть читатель, это так прозрачно, но хотя взрослому читателю понятно, что в реальной жизни всё не так, очень хочется, чтобы всё хорошо закончилось. Хочется хеппи-энда. Ведь наш мир не чёрно-белый, в нет абсолютного зла, как и абсолютного добра и поэтому читатель ждёт, что у такой восхитительно сладкой, местами даже слишком приторной, книги была такая же сладкая развязка.
Шоколад - это женская книга, потому что мужчины не знают настоящего вкуса шоколада. Для мужчин шоколад это темный терпкий кубик рядом с коньяком. Это подарок любимой женщине. Мужчины не курят шоколадные сигариллы. Не существует мужского шоколадного одеколона.
Для женщин шоколад это не просто сладость. Плитка молочного шоколада - палетка румян. Подарочная обертка - золотистая коробочка пудры. Красная ленточка - шелковое белье. Шоколадный ликер - пузырек с духами. Для нас шоколад это пенная ванна, это батарея бутыльков и баночек вдоль зеркала, это высокие бокалы и кружевные чулки, это белое трюмо, глянцевый журнал, туфли на каблуках... Шоколад - соблазн, шоколад - афродизиак, шоколад - анальгетик, шоколад - антидепрессант.  Разве сможет мужчина осознать всю гамму чувств испытываемую нами, когда мы откусываем, нет, просто нюхаем, нет, даже всего лишь видим шоколадную радость.
Нет, эта книга не для мужчин. Но женщинам она доставит несколько приятных часов. Только заранее советую запастись большим количеством трюфелей, иначе её читать невыносимо:)

Матиуш

Шито белыми нитками...

Мне кажется, что книга называлась именно так, но я могу и ошибаться. Читала очень давно, поэтому все, что помню, может быть неточным. Автор - француз(?), сюжет - девочка рассказывает о своей семье, что-то очень печальное там происходит, то ли самоубийство, то ли еще какая-то беда. Поиск в интернете не помог, одна надежда на вас, мои дорогие читатели:-) Спасибо!

А вы - доверчивый читатель или скептик?

В недавнем посте спрашивали о ляпах в книгах классиков. И мне захотелось вот что спросить. Когда вы видите в произведении что-то странное, какая у вас на это реакция: вы склонны думать, что вы чего-то недопоняли, или же - что автор что-то недодумал, опечатка вкралась?

У меня было два таких случая:
1) В одном рассказе помянула картину Богаевского "Старый Крым", но что-то зашкалило в голове, и я назвала его Боголюбовым. Позже как-то перелистывала уже изданную книжку, и вдруг до меня наконец дошло, что я написала! Сначала я пришла в оторопь, но потом - надо же как-то спасать положение - решила, что это будет показателем художественной малограмотности изрёкшего данную фамилию персонажа (по сюжету это оказалось весьма уместно). Так что я решила сделать невинный вид, что всё так и должно было быть :)))), и даже сноску в следующий раз сделать, что на самом деле автор - Богаевский. Но главное, ни одного вопроса не поступило даже от тех, кто не мог не заметить эту странность!..

2) Совсем же недавно давала вычитывать товарищам черновой вариант нового произведения и только потом заметила появившуюся при редактуре нестыковку. Там человек сильно запаздывает домой и беспокоится об этом, зная, что его дома ожидает желанная гостья. Но при сокращении выпал эпизод, когда человек узнаёт о приходе этой гостьи. Получилось, что у него прямо-таки телепатические способности чувствовать наличие в доме визитёра. Но что меня удивило - все читатели-"тестеры" восприняли это как должное! Мол, это лишний показатель того, насколько желанна была гостья и насколько сильно между ними взаимопонимание. И заявили в ответ на мои извинения, что деталь как раз неплоха, к месту, и не надо ничего менять. :-о

Думаю, у меня самой тоже такое отношение к читаемой книге (если только это не целенаправленный критический разбор). Раз писатель так написал - значит, именно так и хотел написать. Я могу быть не согласна с автором идейно, но что он оговорился - мне не приходит в голову. Так что же - получается, что читатели вообще склонны не замечать нечаянные огрехи писателя, стараясь воспринять их как должное и находя им убедительное оправдание?!?

(no subject)

Думаю, среди вас, дорогие сообщинки, найдутся любители творчества американской писательницы Тесс Герритсен.

Для тех, кто впервые о ней слышит, поясню: это очень хороший автор триллеров, которые на родине Герритсен часто называют медицинскими. Что это такое? Ну, если коротко, - это захватывающие романы, в которых встречаются истории о непонятных (для рядового читателя, неспециалиста) заболеваниях, а также сцены вскрытия трупов. (Но это, будьте уверены, не самое главное в романах Тесс Герритсен.)

Однако дело, в общем, не в этой писательнице и не в конкретном жанре, а в том, насколько для нас, читателей, важна приверженность автора тому или иному жанру, тем или иным полюбившимся героям.

В начале этого года вышла новая для российского рынка книга Тесс Герритсен "Химера".



Главное отличие этой книги от предыдущих - место действия. Это не больница, не убойный отдел полиции, а международная космическая станция. Да, да, именно она. Притом Герритсен всегда интересовалась космосом, тамошними исследованиями и жизнью астронавтов, а потому (не без помощи большого числа консультантов, конечно) прекрасно воссоздала атмосферу и ощущения человека, попавшего на борт космического корабля. А другая особенность этой книги - крепкая и трогательная история любви.

И вот именно некоторая необычность этого произведения отвратила многих читателей. Хотя, поверьте, "Химера" - невероятно захватывающий роман и, на мой взгляд, один из самых лучших триллеров Герритсен.

И вот вопрос: как вы считаете, повзолено ли автору меняться? Может ли он позволить себе взяться за что-то новое, не потеряв при этом своих читателей? Лично для меня в этом и состоит привлекательность писателя и любого творческого человека. А вы как думаете?

«Митрополит Антоний Сурожский. Жизнь. Творчество. Миссия»

12 мая в Доме Русского Зарубежья имени Александра Солженицына прошла презентация книги Андрея Зайцева «Митрополит Антоний Сурожский. Жизнь. Творчество. Миссия», вышедшей недавно в издательстве «Эксмо».

— Как сложилось, что именно Вы стали автором этой книги? Как давно Вы занимаетесь изучением наследия владыки Антония?


— Я отвечу так. В средневековье жития писались для почитания святых. Если приближался праздник, а жития не было, люди, чтущие память святого, сильно огорчались. Это же стало и одной из причин, побудившей меня взяться за эту книгу.

Collapse )
Coffee

Посоветуйте что-нить эротическое, нежное, вдохновляющее

Посоветуйте что-нить почитать эротическое, нежное, вдохновляющее, воздуждающее (в хорошем смысле).
Может любовный роман хорошенький. Чтобы не сильно пОшло было. А-ля "11 минут" П. Коэльо.
Спасибо, буду благодарна.

Помогите, пожалуйста, вспомнить!

Здравствуйте, уважаемые господа!
Давным-давно читала я книгу примерно такого содержания:

Мальчик, от лица которого ведется повествование, живет на ферме в США. Ферма то ли переходила по наследству, то ли стала не очень удачно сбывшейся мечтой мамы мальчика - не припомню, но дела там идут не особенно хорошо. Мальчик довольно много работает на этой семейной ферме, но рук в разгар сезона не хватает и семья нанимает дополнительных работников (кажется, мексиканцев), с которыми мальчик общается. По соседству есть магазин, с хозяевами которого мальчик в хороших отношениях, и они иногда разрешают ему посмотреть у них по телевизору спортивные трансляции (вид спорта не помню, но точно командный и популярный в США). Мальчик - страстный болельщик, а телевизор для него - редкая диковинка.
Книга заканчивается тем, что мальчик с родителями переезжает в город, куда-то на север.
Время действия - скорее всего, между 1950 и 1970.

Произведение, по ощущениям, очень-очень известное, и вроде бы я даже на английском языке его читала.
Если знаете название книги или фамилию автора, напомните, пожалуйста! Буда очень благодарна!

Коза Ностра: история сицилийской мафии

 
 
          Имя этой преступной организации давно стало нарицательным.

          Коза Ностра – не просто название, фактически это – криминальный бренд, олицетворение тайной власти, основанной на насилии и кровопролитии. 

         Самая жестокая, самая неуловимая, самая эффективная преступная организация мира – такова сицилийская мафия, широко известная под именем Коза Ностра. Война с мафией, продолжающаяся почти двести лет, создала этой организации ореол неуязвимости, но, как показали события конца XX столетия, мафию все же возможно победить. Как мафия достигла своего могущества, чего она добивается и чьей поддержкой пользуется, каковы ее планы на будущее – обо всем этом рассказывается в уникальном исследовании Джона Дикки. 

          Коза Ностре посвящено немало книг; тем не менее, работа Джона Дикки стоит особняком – до сих пор ничего подобного этой книге еще не было.

          Впервые под одной обложкой собраны все известные на сегодня сведения о Коза Ностре, все подробности жизни тайного преступного общества Сицилии: от мафиозного кодекса чести и обрядов посвящения до политической коррупции и деловых интересов мафиози, от методов управления этой криминальной организацией до «бизнес-модели», которой она придерживается. 

          Если вы хотите узнать, какой мафия была и чем живет и дышит сегодня, составить представление о ее деятельности на протяжении двух столетий, понять, благодаря чему мафия добилась той степени влияния, которой она ныне обладает, тогда эта книга – для вас.

Обруталенный остов, или бедная, несчастная психотроника

«Зомби тоже может играть в баскетбол» Запрещенные барабанщики, «Убили негра»

 

Пришла пора оскоромиться, заняться попсой. Никого-то, похоже, не греют Пушкин с Достоевским. Понимаю! Так – значит так, потреплюсь на злобу дня. Тут вот недавно Федор Бондарчук замахнулся на Вильяма нашего Шекспира фильм про тоталитарно - психотронное государство «Страна Отцов» на загадочной планете Саракш. Ну и что же у нас него вышло?

Связь с первоисточником трогать не буду, господь с ней. Памятные герои и реплики на месте, чего еще желать? По голливудским стандартам запредельная близость к оригиналу. А вот тема психотроники совершенно не раскрыта, просто – таки в топку!

Солдаты поют гимн? Стандартный ритуал. Толпа скандирует «убей выродка»? Результат тоталитарной пропаганды. Неадекватная танковая атака на Хонти? Истерика новобранцев перед боем. Выродки корчатся и пускают пену? Эпилепсия, бывает. Гая крючит в бомбовозе? Страх высоты, в первый раз летает человек.

Где психотроника, массаракш?

Уж казалось бы, родная и понятная любому столичному жителю тема. В народные праздники ступор и головные боли, в холодное время года ОРЗ по команде, реклама больших брендов тупейшая, ибо нет ей надобности быть умной – вовлеченность и так обеспечена.

Или будто примеров не было? Оставьте, барин. «Чeрез тeрнии к звёздам» товарища Ричарда Викторова смотрели? Одного просмотра на всю жизнь хватает, годами потом снятся кошмары про девушку Нийю, которой управляют по радио. Найдите и посмотрите, сразу поймете, чего лишились. Может быть, книг в эту тему нет? И это неправда. Читайте «Стальное сердце» господина Олега Дивова, «Властелина Мира» товарища Александра Беляева.

Да о чем я, перечитайте книгу!

«- Брось, брось, - сказал Максим. - Вне строя ты, бывало, также  орал, как в строю. Смотреть на вас  с  дядей  Кааном  страшно  было.  Один  орет "Боевую Гвардию". Другой тянет "Славу Отцам". А тут еще  Рада...»

Вот. Вот когда бы хороший парень Гай… когда бы лапочка Рада… вне строя… не на службе, не на улице, в домашнем тепле и уюте, массаракш! Без видимых причин, синхронно впадали бы в буйный восторг – да, это было бы похоже на психотронику. Очень дорого, да? Вместо трех бытовых сцен сделать четыре? На две – то серии?

Как при чем психотроника? А без нее у вас выходит «Mad Max» недоделанный с недоделанным Мелом Гибсоном  в главной роли, вот при чем. А ну поищем, вдруг еще что пропало!

Вот что написано в оригинале:

«Неизвестные Отцы, - сказал доктор, - это анонимная группа наиболее опытных интриганов из военных,  финансистов  и политиков.  У  них  две цели: одна главная, другая - основная. Главная - удержаться у власти. Основная -  получить  от  этой власти  максимум  удовлетворения.  Все  они  хапуги,  сибариты, садисты, и все они властолюбцы...»

Где у Бондарчука финансисты? Опыт рекламиста подсказал, кого трогать не надо? Всех потрогал: и властолюбивых подпольщиков, и мудрых уродцев, и тупых солдафонов, и маньяков – убийц, и кровавых политиков, даже сепаратистов и психопатов не забыл. Это что, классика черного пиара – замалчивание? Или страшная сила - намек, фига в кармане такая? Дескать, психотроника и финансы – явления одного плана?

Толстоват намек получается. Нехорошо, Фёдор Сергеевич. Идите–ка обратно в рекламу. От греха подальше.

Сравнительный анализ текстов художественной литературы, блогов ЖЖ и кинокритики

Stillavin, блог 9,1
Scandal Max, блог 8,6
Mi3ch 8,5
diak_kuraev, блог 7,8
dolboeb, блог 7,3
krylov, блог 7,3
radulova, блог 6,9
shenderovich, блог 6,6
tanyant, Татьяна Толстая, блог 6,4
fritzmorgen, блог 6,1
tema, блог 6
Doctor-livsy, (писатель Лукьяненко) блог 5,5
exler, блог 5,5
grishkovets, блог 5,3
zlobuster, Блог 4,1
katechkina, блог 3,8

Collapse )
Андрюшка

А у нас в квартире ... А у Вас?

     Мы любим читать. А наши дети? Что они выбирают (или что мы для них выбираем)? Поделитесь, пожалуйста.
     У нас (дети 5 и 7 лет, мальчики). 
     Что они читают:
     1.  Ю.Дружков "Приключения Карандаша и Самоделкина" (хит сезона)
     2.  А.Толстой "Приключения Буратино"
     3.  Roald Dahl "Fun facts and Jokes"
     4. "How to be a pirate" Cressida Cowell
     5. Бианки "Лесные сказки"

     Что мы им читаем (на ночь):
     1. Сказки зарубежных писателей
     2. Туве Янссон "Все о Мумми-троллях"
     3. Морис Метерлинк "Синяя птица" и другие
     4. В.Гауф "Карлик Нос" , "Маленький Мук"
     5. Крессида Коуэлл "Как приручить дракона"
     6. Люси и Стивен Хокинг "Джордж  тайны вселенной".
     
     Что обидно: Носов, для моих детей видимо "устарел". Незаслуженно отвергнуты: Ян Грабовский с "Рексей и Пуцеком"  и "Приключения Карика и Вали".
привет

Джонатан Кэрролл "Стеклянный суп"

31.87 КБ
Книга является продолжением романа "Белые яблоки". Чтобы читатель не запутался в сюжете, автор периодически возвращается к событиям первой части, и объясняет, что там и как было с помощью диалогов-воспоминаний и внутренних монологов. К сожалению, выглядит это весьма беспомощно. Кроме того, автору, видимо, настолько понравился этот прием, что он решил использовать его для объяснения ключевых моментов книги. В результате, герои иномирья постоянно говорят об очевидных вещах.
Не думаю, что кто-то из нас стал бы вести монологи такого типа: "Не забывай, мы ведь люди. И в нашем мире мы можем ходить." В "Стеклянном супе" такой радости предостаточно.
Кроме того, книга, видимо, расчитана на короткие сеансы чтения в метро или что-то в этом роде. Поскольку, в своих разговорах персонажи постоянно возвращаются к событиям, произошедшим 5-10 страниц назад. Вроде того, что сначала рассказывается, будто ОН налил чаю, а ОНА в это время поправила волосы и заметила, что на улице жарко. через несколько страниц ОН говорит: "А помнишь, как я налил чаю, а ты поправила волосы и заметила, что на улице жарко?"
Либо автор считает читателей существами весьма забывчивыми, либо просто нагоняет тыщезнаков, увеличивая текст по требованию редактора.
Что же касается сюжета, то все весьма миленько и постмодерно. Загробный мир, сны и белый плюшевый медведь в роли Бога. Миленько, но восторга почему-то не вызывает. Есть ощущение какой-то вторичности и разочарование от того, что такую тему можно было бы как-то поярче раскрыть.
Из всех описываемых героев настоящим кажется только плохиш Саймон. Видно, что к созданию этого персонажа автор подошел с любовью и вниманием. Остальные герои кажутся плоскими, картонными. Например, центральная героиня произведения - беременная женщина. Она называет своего нерожденного сына "этот ребенок" и вообще вспоминает о своей беременности крайне редко, хотя и находится уже на восьмом месяце. При этом, весь сюжет вертится как раз вокруг рождения этого самого ребенка.
Из плюсов романа хотелось бы отметить идеи Бога, большого взрыва и мозаики. Все это описано живо и действительно интересно. Создается впечатление, вокруг этих самых идей автор и накрутил весь сюжет, но получилось это несколько убого. Смотрится, как догорогой оббитый кожей диван посреди нищенской лачуги.
Словом, книгу можно читать, а можно и не читать. Не скажу, что мне было жалко потраченного времени, но книгу я без сожалений оставила на полке в поезде.
Dance.Dance?Dance!

(no subject)

Подскажите, пожалуйста, автора и произведение. Помню проходили его в школе на литературе. Автор - русский. Все что помню о произведение, так это то, что описываются события Великой Отечественной Войны. Из сюжета в памяти отложился лишь один эпизод, как главный герой рискуя своей жизнью выбрался из окопа во время сражения, прополз по полю и снял с убитого немца валенки для своего товарища. Вот собственно и все. Хотелось бы прочитать это произведение, да и узнать Ваше мнение о нём (если сие не придумано мной самой под впечатлением множества просмотренных фильмов о войне)