April 26th, 2009

hut

книга о костюмах

Эта книга издания 1989-1990-в ней рассказывалось как сделать театральный костюм для школьного театра
-американское переводное издание с рисунками-
мама дала ее на время посмотреть-и теетчка пропала(-все пытаюсь вспомнить, но, кроме года и здательства-Детская литература-ничего на ум не приходит
Может, ктото по такому скудному описанию поможет восстановить название для последующего поиска?
Заранее всем спасибо 
Destouchete

«БОРЯ ВНУТРИ». Борис Прокудин «In Site / Out Site или Любовь из Интернета» 2009


Впервые в жизни я жалею, что я не тысячник – так хочется рассказать о книге большому количеству людей. Это не нечто гениальное, что взорвет мозг, и не нечто заумное, что перевернет мировоззрение. Просто эту книгу можно почитать, потому что она простая. Почему мне стукнуло заняться пиаром – не скажу, чтобы не примазываться к чужой славе.
Молодой писатель Борис Прокудин – это довольно стандартное явление на литературной сцене. Первый роман будущего писателя (как известно, писателями люди становятся после третьей изданной книги), который хочет быть прочитан, хочет, чтобы его увидело как можно больше народу, чтобы безжалостно критиковали и улыбались маленьким шуткам и нетривиальным находкам молодого автора.
Текст небольшой, но приятный. За замысловатым названием, в первой части которого черт ногу сломит, а второе тривиально до тошноты, кроется легковесная история о двух девочках и двух мальчиках, которые путешествуют в Крым в поисках пропавшего ирландца. Любители ойришей, правда, будут разочарованы – ирландский дискурс дан в тексте лишь поверхностно.
Врать не буду – типажи плосковатые, зато честные. Так бывает у молодых авторов – четыре человека лишь формально разные, на самом деле все это он сам. Но Борис честно старается придать персонажам фактурность и двояковыпуклость, при этом девушки получились у него лучше, чем парни. Собственно первая часть книги, происходящая в Москве, представляется более глубокой – в ней проскакивают городские метафоры и юношеские философизмы. Вторая часть более приключенческая – там все тонет в экшене.
С одной стороны, текст слишком стерильный. И по языку, и по дискурсу. Никакого насилия, никаких сисек – только грудки и поцелуйчики. В киношных терминах это категрия – просмотр для детей с родителями. При этом текст почти идеален для экранизации каким-нибудь Санаевым, с «братьем» Чадовым в одной из ролей. Книга диалогична, страдает от недостатка фактуры и глубины, зато языковые игры разворачиваются активно.
Бросается в глаза яркая православная, или даже просто христианская составляющая текста. Без фанатизма, но автор вворачивает тут и там свое мировоззрение. Видно, что Борис вложил в книгу много своего – часть биографии, темперамента, картинки из увиденного в жизни, мазки с людей, камео близких друзей, любимую музыку, любимые книги и фильмы.
Конечно, главное, что есть у Бориса, и что во все времена было заслугой хороших авторов всех типов – это умение работать с метафорой. Без метафоры книга была бы сценарием. Но в ней есть достаточный задел и поле для будущей деятельности.
Честно, у книги полно недостатков – недостаток технического профессионализма, отточенности ремесла, недостаток глубины, хотя многие вещи продиктованы избранным жанром «молодежной комедии». Но это not another teen movie. Это просто новелла о любви. Без пошлятины.
В книге много приятных цитаток, которые, к сожалению вскоре забываются. Вообще книга читается быстро, легко, но не оставляет в голове серьезного осадка. Наверное, это свойство подобных текстов – ненадолго увлечь, но не приставать с нровоучениями и лишней философией. Неформалы, путешествующие по Крыму, в одном эпизоде говорят о внутреннем море. Похоже на отсылку к фильму с Бардемом. В конце концов, у каждого есть море внутри. У Бори Прокудина – точно.
пещерка

К 110-летию со дня рождения Набокова

Из экспресса на перрон берлинского вокзала вышла полногрудая женщина лет двадцати семи, волочившая за собой тяжелый чемодан. Татарские глаза ее горели и посмеивались, предвкушая радость встречи. Но она простояла минуту, две, пять, а так никто и не подошел. Она стояла на перроне, испуганная и не понимающая, почему же муж не пришел ее встречать.
В это время на другом конце Берлина уже садился в поезд человек, передвинувший стрелки на будильнике ее пьяного мужа; человек, живший по поддельному польскому паспорту, настоящим в котором было только имя. Он задремал, уткнувшись в дорожный макинтош. В полусне ему мерещился солнечный Прованс, а поезд уже тронулся, застучал колесами и понес, понес – к другим берегам, к весне в Фиальте, к маленькой американской девочке, которая покорно сложит к его ногам славу и богатство, – прочь из надоевшего Берлина, прочь от компании постылых и усталых эмигрантов, прочь от умирающего нищего поэта, прочь от женщины с каштановыми волосами и грудным говором, растерянно метавшейся сейчас по вокзальному перрону, – прочь от юности, от России, от своей Машеньки.
пустынник

Орхан Памук "Стамбул: город воспоминаний"

Прочитав книгу Орхана Памука «Стамбул: город воспоминаний» вы ничего не узнаете об истории Византийской и Османской империй, о султанах и гаремах, о войнах и интригах, о бане Роксоланы, о колонне Константина, о египетском монументе, о базилике Цистерна, о башне Галата, о Восточном экспрессе и Агате Кристи, о том кто строил Голубую мечеть и почему у храма Ая София три минарета белые, а один красный. В общем, никаких старинных легенд и описаний достопримечательностей вы там не найдете. Эта книга о другом. Это воспоминания писателя о своем детстве и юности. Эта книга о печали. О печали руин, об утратах, о прошедшей молодости, о первой любви. И это книга о книгах, посвященных Стамбулу, кто и как писал о Константинополе, кто и как рисовал. Памук замечательно описывает и свой опыт занятий живописью. Он мог бы стать художником, но судьба решила иначе. Книга иллюстрирована черно-белыми фотографиями, навевающими грусть об ушедших временах. Глядя на эти фотографии и читая Памука, я вспоминаю свои прогулки по Константинополю. Кое-где сохранились старые кварталы с заброшенными деревянными домами, живописные развалины, трущобы. Но вся эта романтика исчезает прямо на глазах. Строятся новые дома из бетона, кругом современные вывески. Вместо старого трамвая ходит суперсовременный поезд, который и трамваем называть как-то странно. А еще мне чудится, что я гуляю по Москве своего детства. Помню, лазил по крышам, любил заходить в неухоженные грязные дворы, заглядывать в битые окна, тусоваться в заброшенных домах, на чердаках, исследовать старинные руины. Особенно мне нравились вечерние зори, навевающие печаль об умирающем дне. Как и Москва когда-то, Константинополь помаленьку теряет свой восточный колорит и становится все ближе и ближе к Западу. Кого-то это радует, а кому-то грустно.  

 (Фотографии по мотивам книги см. в моем журнале)
 

parpar

(no subject)

17.48 КБ "Пианист", автор - Владислав Шпильман. Варшавские дневники 1939-1945 годов. Издательство Гешарим, Иерусалим - Москва.

В предисловии к книге сын "пианиста" Анджей Шпильман, рождённый после войны, написал: "Мой отец не писатель. Он-пианист, композитор и деятельный участник культурной жизни. Кто-то сказал о нём, что это "человек, в котором живёт музыка". После своего неимоверного спасения после войны вновь продолжил работу на Польском радио, много занимался концертной и композиторской деятельностью. Был организатором международного песенного фестиваля в Сопоте. Умер в 2000 году.


О самой книге. Лишь написав её в 1945 году, Шпильман нашёл в себе силы вернуться к нормальной жизни к музыке. Эта книга произвела на меня намного большее впечатление, чем поставленный по ней в Голливуде режиссёром Романом Полански одноимённый фильм. Не помню, смотрела ли я фильм раньше прочтения книги или наоборот. Меня поразила именно искренность дневников Шпильмана, описание его мыслей, чувств, переживаний и ощущений в нечеловеческих условиях его выживания, выражение его тоски и страданий по сгинувшим в Треблинке матери, отцу, сёстрам и брату. И ещё меня поразило сдержанное достоинство автора воспоминаний, в которых чувствуется стремление сохранить себя и как человеческую личность, и как музыканта. Шпильман написал: "Чтобы не сойти с ума, я восстанавливал в памяти такт за тактом все произведения, которые когда-либо играл".
крош

Федор Березин "Война 2010. Украинский фронт",

"Разгорается скандал вокруг изданных в последнее время в России фантастических и публицистических книг о грядущих потрясениях в Украине. "У меня есть информация от близких к таможне людей, видевших документ, в котором указывались издания, запрещенные к ввозу в Украину из России, – сказал "Сегодня" Федор Березин, писатель-фантаст из Донецка. – Это моя "Война 2010. Украинский фронт", книга еще одного дончанина Григория Савицкого "Поле боя – Украина. Сломанный трезубец" (фантастический роман, описывает, как украинские националисты в 2010 году спровоцировали массовые беспорядки в Украине и начали резню русскоязычных при поддержке НАТО; юго-восток организовал движение сопротивления при поддержке России. – Авт.), книга луганчанина Глеба Боброва "Эпоха мертворожденных" (повествует о расколе Украины и последующей гражданской войне. – Авт.), книга дончанина Бунтовского и бывшего одессита Калашникова "Независимая Украина. Крах проекта".

А далі починається найсумніше. Пресс-секретарь СБУ Марина Остапенко заявила нам, что никакого запрета нет. Это же подтвердили и на таможне.

"Тем временем, – радіє сьогоднішній іменинник Чаленко, – этими книгами уже интересуются на столичном книжном рынке "Петровка". Нам удалось найти только одну из этого списка – Бунтовского и Калашникова "Независимая Украина. Крах проекта". "Книгу раскупили, осталась одна. Стоит 45 гривен", – сообщила продавец в 40-м ряду. "Люди больше спрашивают книгу под названием "Поле боя – Украина. Сломанный трезубец", но на рынке ее, как и остальных, нет. Когда появятся, неизвестно. Если интерес со стороны покупателей будет длительным, то закажем пилотную партию. О том, что их не пускают на таможне, я ничего не слышал", – говорит один из торговцев.

"В СБУ книгой Калашникова и Бунтовского уже заинтересовались. "Наши сотрудники сегодня обязательно поедут и купят эту книгу. Затем передадут на экспертизу, которая выяснит, призывают ли авторы нарушать суверенитет Украины. Если ответ будет положительным, не исключаю, что будет возбуждено уголовное дело", – говорит Остапенко".


"ПИШУТ О ВОЙНЕ НА УЛИЦАХ ДОНЕЦКА

Действие в книге дончанина Федора Березина "Война 2010. Украинский фронт", написанной в жанре "альтернативной истории", происходит на территории Донбасса. При поддержке Америки Турция высаживает свои подразделения под Донецком и начинает резню местного населения. Киев, где правит оранжевая власть, отдал армии приказ не вмешиваться. В этой ситуации Андрей Шмалько, командир танкового подразделения, расположенного в окрестностях Луганска, без приказа сверху принимает решение идти на помощь дончанам. Книга завершается в общем-то ничем – то бишь ни Турция, ни силы сопротивления в Украине не победили. Как говорится, продолжение следует. Его Березин уже пишет.
http://blogs.pravda.com.ua/authors/medvedev/49f3418b1c27a/
Tags: Книги что читать
взгляд
  • fyz_ru

английская литература

здравствуйте,
я решила всерьёз заняться английским языком, и пополнять словарный запас за счет книг, так как я  сто процентный визуал это наилучший способ, но проблема с подбором литературы, уровень у меня школьный, для хождения по английским сайтам вполне хватает, запас слов невысок. пробовала покупать книги серии "английский клуб", но там сложно куча старых слов, фантастика, так же адаптированную литературы, например хэйли "аэропорт". может кто сталкивался с этим и поможет.
если не в тему сообщества, то кинье ссылкой где лучше это спросить,
заранее всем спасибо

Андрей Геласимов "Степные боги"

Очень понравилась книга. Без особых изысков и литературных заворотов, но точно, пронзительно описан мир ребенка. А кругом - отголоски войны, ненависть к пленным японцам, жестокие игры детей. Поймав Петьку (главный герой), сверстники  вешают его на дереве, казнят, будто поймали самого Гитлера. Спасшийся чудом, чуть не на другой день Петька с гордостью укажет на своего главного мучителя - а это мой друг! Так умеет забывать и прощать только детство.

И вот странное дело - вроде все понятно, знакомо, не детали казацкого быта, но в целом чувства, мотивы, мысли и поступки героев, а все равно ощущение. что узнаешь что-то важное именно для себя, чего раньше не видел. Или не всматривался. Самое важное - это то, что в книге есть герой, которому сочувствуешь, сопереживаешь. Теперь это редкость в литературе.  Сюжет пересказывать не буду, он прост, но весьма изящен.


(no subject)

Здравствуйте, подскажте, пожалуйста, книгу. Про студентов, или ученых.
Произведение совковых времен.
Что-то будь похожее на Детей арбата или Белые одежды. но у этих романов встречатся критика строя и системы. Так вот, чем ее будет меньше, тем лучше. Мне бы хотелось что-нибудь такое... идеалогически выдержанное, с линией партии. 
заранее спасибо!

электронные книги

Вопрос профана: можно ли загрузить в КПК программу для чтения (типа IceReader)
и не тратится на Ebook Reader?
Вообще в чем недостатки чтения с КПК по сравнению со специальными эл.читалками?
Иголки

Будущее науки в XXI веке

Эта книга под редакцией Джона Брокмана собрала под одной обложкой 25 статьей ученых в разных областях знаний (психологов, коих больше всего, биологов, включая небезызвестного Ричарда Докинза, нейробиологов, кибернетиков, математиков, физиков-теоретиков, химика и астронома). Авторы вполне доступным языком обозревают вопросы, в которых предстоит разобраться науке в ближайшие 50 лет.

Порадовало, что многие участники этого проекта отнюдь не пребывают в эйфории от растущего могущества человеческого разума, предсказывая появление всё новых и новых проблем, о решении которых пока мало кто задумывается.

Collapse )
мир с книгой

Иэн Макьюэн, "Первая любовь, последнее помазание"

"Первая любовь, последнее помазание" - сборник первых рассказов автора. Получила премию им. Сомэрсета Моэма за лучший дебют. Всего дебютных залпов-рассказов - восемь. Как говорил сам Макьюэн о книге: "то была для меня своего рода лаборатория, способ опробовать различные регистры, найти себя как писателя". И вот поэтому, отчасти, книга мне не понравилась. Нет, рассказы неплохи, и стилизации я люблю, но не когда их так много подряд. Первый рассказ "Стереометрия" - бах - получите привет от Лавкрафта с Роальдом Далем вкупе(вообще очень странно, что этот рассказ сюда затесался). "Последний день лета" - бах - Фланерри О'Коннор - не ждали? "Бабочки" - бах - тут и тяжелая артиллерия - Фаулз на подходе! Ну и т.д. и т.п. "Факер в театре" - отчасти виановский, правда грубее (пожалуй, погрешу на какого-нибудь постмодерниста).

Кстати, Факер в названии рассказа стоит читать буквально. Перевели? Вот и славненько. Вообще, набор персонажей в этих рассказах поражает своей мерзостью. Фрики все, как на подбор. Педофил, дети, жертвы извращенного безумия взрослых (2 шт.), просто уроды, физического характера. Социопаты. Короче, компания не из приятных. И в то же время, особенно шокирующего в рассказах нет. А все от чего? От того, что с тех пор, как они были написаны прошло 30 лет, а книгу на русском мы получили только сейчас. Сейчас, когда все эти "герои" "гордо" шествуют по выпускам вечерних новостей и правят бал на особо желтушных каналах ТВ.

Хотя, и среди этой данс макабр есть свои светлые пятна. Тот же рассказ "По домашнему" о такой невинной штучке, как инцест, действительно очень проникновенный рассказ о детстве(даже не смотря на излишний пафос повествования, прм как у Сартра в "Словах"). А "Последний день лета", хоть и таит в себе шокирующую горечь окончания, в духе гениальной Фланерри О'Коннор, все же, местами, отдает столь солнечным, добрым и легким, как "Вино из одуванчиков" Рэя Бредберри.

Других вещей Макьюэна я раньше не читал. После прочтения этой книги не скажу, что сразу потянусь к следующей, но встретив случайно роман за его авторством вряд ли откажусь. Вот так-то.