April 16th, 2009

мир с книгой

Филипп Гримбер, "Семейная тайна"

"Всякий раз, когда мы проходили мимо колумбария, отец выражал желание быть кремированным. Только сейчас до меня дошел истинный смысл его желания."
Филипп Гримбер, "Семейная тайна"

Трудно понять, что творится в головах отечественных переводчиков, когда лаконичное французское "Un secret" превращается в громоздкое "Семейная тайна". Возможно по их мнению такой заголовок лучше, но на мой взгляд соотносимо с лаконичным языком книги - это просчет.

"Семейная тайна" - это очень непростое, краткое, лаконичное и терзающее душу повествование о такой уж сколько раз обговоренной трагедии, как Холокост. Маленький мальчик Филипп переживает свою физическую неполноценность. Он - тщедушный и рахитичный чувствует себя уродом близ своих родителей-атлетов. Он называет их статуями, так прекрасны их тела. Поэтому он выдумывает себе брата, который всем хорош и всем радует родителей. Теперь вымышленный брат будет радовать отца спортивными успехами, а Филипп продолжит тихую размеренную учебу. Но однажды, в классе, когда покажут фильм об ужасах концентрационных лагерей нацистской Германии Филипп, сам толком не сумев понять почему, ударит одноклассника, решившего подшутить над тем, что показывают на экране. Возможно, событие и не значительное, но за собой оно повлечет разговор с близкой подругой семьи и раскрытием той самой семейной тайны. Окажется, что вымышленный брат - был на самом деле. Что не так тихо и спокойно прошла эвакуация, о которой мать и отец вспоминают, чуть ли не как о каникулах. И почему так мучит родителей маленькая игрушечная собачка, найденная Филиппом на чердаке. Да и в основе соединения Тани и Максима (родителей Филиппа) в счастливую ячейку общества лежит ужасная трагедия.

Роман "Семейная тайна" и в самом деле является автобиографическим, так что не ломайте голову: правду ли говорит автор. И зная это к книге трудно подойти с позиций литературной критики, но все же это я сделаю. Collapse )

"Семейная тайна" может быть не идеальной с точки зрения литературы. Но эта книга заставит задваться вопросами, вызовет сильные чувства. Пусть она не понравится - но оставить равнодушным она не сможет. И в этом ее главное достоинство.
image

А вы спросите у Гоголя!

6.92 КБ
Я прочитала этот великий роман!
Читала очень долго... мучительно... истязательно. Прерывалась раза три на долгий период времени. "Подойди" к книге не могла просто физически - тошнило. Рука не поднималась. И вот озарение снизошло в мои руки и схватилась я мертвой хваткой за толмуд -- куй железо, пока горячо: "Не остановлюсь ни за что, пока не дочитаю!"
Шли дни и ночи, месяцы... Переваричиваю страницу за страницей. Нравится и не нравится, плачу и сострадаю, изумляюсь и негодую: "Как же так можно!" Перелистанных страниц увеличивается и увеличивается, глаза бегут, спешат, впитывают, глотают и -- вдруг замирают на этом месте: "Ты думаешь все про нашу теперешнюю землю! Да ведь теперешняя земля, может, сама-то биллион раз повторялась; ну, отживала, леденела, трескалась, рассыпалась, разлагалась на составные начала, опять вода, яже бе над твердию, потом опять комета, опять солнце, опять из солнца земля -- ведь это развитие, может, уже бесконечно раз повторяется, и все в одном и том же виде, до черточки. Скучища неприличнейшая..."

И тут я заледенела. Мозг охватила назойливо-кричащая мысль -- откуда же господину Достоевскому было такое известно? Уж не пророк ли был наш русский мыслитель? Действительно, почему нигде такой теории происхождения нашей планеты да и всей солнечной системы я не слышала, хотя она по праву заслуживает внимания! Вы согласны?
Словом, так меня захватила эта достоевская теория, что не могла я засыпать, все думала и размышляла над сказанным в произведении. И, знаете, пришла я не к очень оптимистичному выводу, что согласно логике Достоевского -- в мире повторяется все! Он не меняется, а следовательно, и люди тоже... все так же в них остаются и развиваются те же качества человеческого существа, которые Федор Михайлович описывал в своих произведениях -- преступление на грани раскаяния, доброта, сочувствие, жестокость, милосердие... все одно и тоже... И что? Получается... раз все повторяется, то следуя логике литературного мэтра жизнь -- та еще скукотища!
Видимо, писатель от "скукотной" жизни нашел для себя только один способ -- писать и не оглядываться. Его кпд можно только удивляться: написать роман "Братья Карамазовы" об'ёмом сродни об'ему "Войны и Мира" Л. Толстова за год (!), когда "землепашец" писал свой роман в течение трех лет! Видимо, не зря торопился так "пророк", чувствовал скорый уход из этого "малопривлекательного" мира. Спустя четыре месяца после выхода книг в свет в 1880 г.(в этот же год он завершил "карамазовскую" рукопись)...

Слава Богу, он успел дописать книгу! А то получилась аналогичная история с "Мертвыми душами" Н.В. Гоголя -- студента на экзаменах по литературе спрашивают: "Как вы думаете, как должен был закончиться роман-поэма "Мертвые души"?" На такой вопрос можно ответить только таким образом: "А вы спросите у Гоголя!"
  • mryamb

«Только детские книги читать...»


       Раз уж мы обсуждаем круг чтения современного русского читателя, грех было бы не вспомнить о детской литературе. Мало того, что мы сами выросли на детских книжках Михалкова, Маршака, Корнея Ивановича Чуковского, мы и детям их же читали-перечитывали. Но с тех пор столько воды утекло, столько новых авторитетов нарисовалось. Скажите, какие новые имена в детской литературе вы открыли, какие новые книжки могли бы рекомендовать?

       Нет, не скажу, что любимые нами авторы полностью устарели – боюсь, что меня не поймут: комментариями забьют да в кат закатают. Скажем мягче, реалии несколько изменились, потому и кое-что в тех чудесных книжках устарело.

      С другой стороны, новая жизнь требует новых идей, новых авторов, пусть даже и детских. В этой специфической области пробиться и занять достойное место не то что сложно, а почти невозможно. Слишком высока планка, слишком сильна конкуренция, слишком расплывчаты критерии.

      Но вот мне попались книжки Ренаты Мухи – поэтессы из Израиля. Не знаю, известна ли она в России? Хочу процитировать и горячо рекомендовать ее забавные стишки.

 

                                               Т А Р А К А Н

                                        Жил в квартире Таракан,
                                        В щели у порога.
                                        Никого он не кусал,
                                        Никого не трогал,
                                        Не царапал никого,
                                        Не щипал,
                                        Не жалил,
                                        И домашние его
                                        Очень уважали.
                                        Так бы прожил Таракан
                                         Жизнь со всеми в мире.
                                         ...Только люди завелись
                                         У него в квартире.

 

"Клерк позорный" Леонида Рудницкого



   Главного героя романа зовут Коржик. Это его сетевой ник. Книга начинается тем, что его уволили с работы, но он быстро находит другую. Сначала он думал, что попал в представительство инофирмы, а оказалось - в обычную полулегальную "помойку"', которая держит счета в оффшорах, налогов не платит и чья деятельность построена на коррупционных схемах. Но борьба за выживание среди офисного планктона здесь идет такая же, как и везде. До поры, до времени Коржик в ней преуспевает.  Потом у начальника появляются новые фавориты и его звезда медленно клонится к закату. Как он ни сопротивлялся - все закончилось увольнением. Но Коржик нашел способ отомстить за себя и за всех уволенных клерков...

   В книге подробно описаны различные технологии "серого" ведения бизнеса: прогонка денег по зарубежным счетам, обналичка на «однодневки», расчеты векселями, уклонение от налогов, "откаты", фальшивые печати и т.п.

   Реальность перемежается с юмористическими сновидениями героя, которые напоминают наркоманский бред, но это всего лишь экстраполяция ежедневных офисных переживаний.

   Те, кто думает, что бизнес у нас белый, пушистый, платит налоги и поднимает страну с колен, прочитав эту книгу так думать перестанут.

   Я проглотил ее за один присест и теперь, в принципе, представляю, с чем столкнусь на работе после окончания института. Если, конечно, не удастся устроиться в крупную компанию, надежда на что весьма призрачна. 


обычная

(no subject)

посоветуйте, пожалуйста, что-нибудь об отношениях - мужчина-женщина, люди между собой. только без розовых соплей и хэппи ендов, а жизненное. и хотелось бы психологии. то есть увлекательное "загрузиться-погрузиться". спасибо заранее
noodle default
  • flican

помогите сформулировать

Маленький отрывочек из книги Евгения Ничипурука "Больно.Ру":

"Все так просто. Два человека. Один город... "Оазис" - было написано у тебя на табличке. Мокрые, чуть пухлые губы. О них мечтает любой, заблудившийся в пустыне. Два тела...одно тепло...пополам...чтобы утром уйти, забрать свою часть тепла, а следующим вечером думать о покачивающейся на потолке люстре, телефоне, губах, тепле...и с ненавистью смотреть на огромную кровать."

Терзают смутные сомнения, что в таком стиле пишут очень много современных и модных авторов, стремящихся представить свое творение глубже, чем оно есть. [конкретные фамилии сейчас в голову не приходят, но постоянно где-то натыкалась на похожее] Характерные особенности этого стиля: короткие простые предложения, отрывистые красивые, но часто бессмысленные по содержанию фразы, обилие многоточий и т.д.
Если вы понимаете, что я хотела сказать, может подскажите, как бы назвать этот стиль (или он уже как-то называется), чтобы было проще изъясняться? (ну, и заодно, может вспомнятся аналогичные авторы)
  • Current Mood
    curious curious

ЗАЧЕМ ДЕТЯМ КНИГИ?

Леонид Жаров, Светлана Ермакова
КАКОГО ЦВЕТА ОДИНОЧЕСТВО?
(ГЛАВА ИЗ КНИГИ "КАК ЖИТЬ, КОГДА ТЕБЕ ДВЕНАДЦАТЬ? ВЗРОСЛЫЕ РАЗГОВОРЫ С ПОДРОСТКАМИ")

С кем тебе интересно?
Конечно, с дружком. С ним почему-то всё смешно, всё легко и всё вкусно.
- - -
А когда дружок уйдет домой, ты, наверно, пропорхнешь в комнату к родителям. Это не про тебя мама говорит: «Он у нас, как моль: запустить в комнату легко, а вывести трудно»?
С родителями тоже интересно. Интересно, сколько они получили, что на эти деньги купили – и нельзя ли это съесть прямо сейчас?
Интересно также, сколько они получат, что купят – и нельзя ли это съесть прямо сейчас?
Интересно, кого сегодня победил папа, и кому не улыбнулась мама (это их вечерние разговоры).
Интересно также, какой сегодня самый умный папа и самая красивая мама (это их вечерние разговоры).
Интересно. А родителям не очень интересно с тобой, они начинают от тебя избавляться, приглядываться к твоему виду. И хотя ногти у тебя аккуратно обгрызены, а зубы начищены заранее, еще вчера утром, тебя всё равно заставят уйти из комнаты по срочному делу.
Срочно сделав срочное дело, ты начнешь громко притворяться голодным. Но мама отмухнется от тебя, как от мухи, крикнет из комнаты: «Поешь там!».
Ты сядешь на кухне и начнешь думать, как бороться с ленивыми родителями? Как заставить их кормить ребенка? Объявить голодовку? Нет, лучше объявить обжоровку!
Ты съешь всё содержимое кастрюли, всё съедобное холодильника – и тебе станет сытно и скучно.
Тебе станет скучно и ты… Угадали?
Ты включишь телевизор.
Угадали.
Collapse )
гамакот

Джулиан Барнс

Лично я о Джулиане Барнсе впервые услышала совсем недавно, несмотря на его известность, признанность и даже упоминание в «Дневниках Бриджит Джонс».

Но, конечно же, то, что его называют «современным Вудхаузом» не оставило меня равнодушной.

Так у меня появились три его книги: «Как все было», логично продолжающая ее «Любовь и так далее» и, наконец, «Глядя на солнце».

Знаете, на мой вкус, ничего вудхаузовского в них нет.

Определенно, книги не лишены шарма, ироничны, но ироничны как-то «по-грустному». В них есть нотка безнадежности,какое-то нестерпимое чувство бесцельности или неправильности в жизни героев. Хотя- возможно, это только мне так показалось.

Плюсы книг лично для меня: сюжет, местами –ироничность.

А к минусам отнесу то, что при чтении не удавалось настолько погрузиться в сюжет, чтобы  не думать о своем, наболевшем. Опять-таки, субъективно моя оценка, может, я просто не ощутила всей «соли».

А как показалось вам?
 

Читаю Остров

Вчера я презентовал в блоге свою книгу, она называется "Остров".

Это роман о молодом человеке, решающем изменить постылую жизнь и начать следовать за своей мечтой. С главным героем происходят множество приключений, и в конце концов он попадает на остров, где встречается с гуру. Учитель, а по сути это успешный человек, рассказывающий гостям острова о своем мировоззрении, наставляет нового ученика, и главный герой, мучимый до этого сомнениями и страхами, принимает решение следовать за мечтой и идти по выбранному пути.

Вот такая позитивная книга, для тех, кто хочет изменить свою жизнь, но боится сделать первый шаг.
Заходите, скачивайте, читайте! Буду рад видеть вас среди читателей!

geor_kr

как на Украине читают Гоголя? Типа ЧаВо после выхода фильма




Фильм Бортко «Тарас Бульба» уникален. Это первая в истории экранизация, после выхода на экраны которой режиссера упрекают за то, что он не исказил авторский текст.

Collapse )

Украинский миф о двух вариантах «Тараса Бульбы», как и всякий миф, содержит в себе некоторую часть правды (иначе кто бы верил?). Где правда, а где ложь, сегодня может разобраться каждый.

Collapse )

8. Правда, что в первой редакции казаки назывались «украинскими»?

Слов «украинец», «украинский» вообще нет ни в первом, ни во втором варианте.

Слова «украинец» в XIX веке не знал никто, кроме нескольких польских интеллектуалов, разрабатывавших концепции «украинства» (не знал и не употреблял слова «украинец» и Т.Г. Шевченко). Точно так же, как в то время не было слова «трансильванец», хотя на карте Европы были и Украина, и Трансильвания, - но лишь в качестве географических областей, никак не определяющих названий и самоназваний населявших их народов.

9. Являются ли слова о любви к Русской земле органичными для писателя?

Да. Гоголь признавался в любви к России не только в художественных произведениях, но и в частной переписке: «Поблагодарите Бога прежде всего за то, что вы русский, – писал он графу А. П. Толстому. – Для русского теперь открывается этот путь, и этот путь есть сама Россия. Если только возлюбит русский Россию, возлюбит и все, что ни есть в России. К этой любви нас ведет теперь Сам Бог». Это письмо под заголовком «Нужно любить Россию» Гоголь потом включил в «Выбранные места из переписки с друзьями».

10. Чем так не устраивает Гоголь творцов современной украинской националистической идеологии?

Вот этими словами: «Милость чужого короля, да и не короля, а паскудная милость польского магната, который желтым чеботом своим бьет их в морду, дороже для них всякого братства. Но у последнего подлюки, каков он ни есть, хоть весь извалялся он в саже и в поклонничестве, есть и у того, братцы, крупица русского чувства. И проснется оно когда-нибудь, и ударится он, горемычный, об полы руками, схватит себя за голову, проклявши громко подлую жизнь свою…»

Как есть

Энтони Капелла. Пища любви

27.38 КБЭта легкая - и по весу, и по содержанию - книга затягивает, как густой сабайон, и тает, как нежное мороженое tartufo. Простая любовная история в духе "Сирано де Бержерака" подана в изысканой кулинарной обработке. Благодаря этому по ходу действия обогащаешься разнообразными гастрономическими познаниями.
В частности, как бы между делом узнаешь, что шоколад, который мы едим, это так себе шоколад, а бывает еще изготовленный из особого сорта какао-бобов "криолло", его в мире всего 5%, и стоит он дороже кокаина. Его прессуют в таблетки, которые, тая во рту, образуют взрыв вкуса и аромата на языке. Из этой книги узнаешь и о нейжнейшем морепродукте - cicale - помеси мелкого омара и большой креветки. В нашу страну cicale, по всей видимости, не поставляется. Их обычно готовят и едят прямо на берегу моря - свежих, только что из рыбачьей лодки... Впервые я прочла и о странном металлическом предмете, которым "причесывают" пасту во время приготовления, чтобы на ней остались бороздки - потом в них осядет больше соуса, чем обычно остается на гладкой поверхности пасты.
Вы, наверное, уже угадали, что 90 процентов действия в книге происходит на кухне. Частично - на кухне ресторанов высокой кухни, где работают герои, а частично у них дома и в созданном ими собственном ресторанчике, а также в деревенском кафе, Оставшиеся 10 процентов действия герои едят, пьют и охотятся на трюфели, а также на другие продукты. Когда они успевают любить друг друга, было бы загадкой, но название "Пища любви" не случайно. Любовь и еда для главных персонажей этой истории неразделимы.
Будь у Энтони Капеллы обонятельно-осязательный стиль в духе Джоанн Харрис и Питера Мейла, мое счастье во время чтения его книги было бы полным. Однако у него стиль скорее перечислительный. Возможно, это и неплохо, иначе можно было бы совершенно изойти слюной. Однако эту книгу вполне можно читать и сидя на диете - как я и делала, с целью сублимации голода.
У Энтони Капеллы есть другой большой плюс - очень приятный юмор, особенно когда речь идет о дорогих его сердцу итальянцах.
Недостатки "Пищи любви" в основном касаются именно стиля письма - возможно, частично дело в редактуре. Лично для меня плюсы этой книги перевесили минусы. А воспоминания остались только приятные. Если есть книга с послевкусием не только в переносном, но и в самом прямом кулинарном смысле, то "Пища любви" - она и есть.

Цитата:
"Особенная крепость ristretti Дженнаро достигалась тем, что он натачивал сдвоенные ножи кофеварки "Гаджа" до остроты бритвы, утрамбовывал молотый кофе до твердости цемента, потом задавал в кофеварке максимально возможное давление в восемьдесят фунтов на квадратный дюйм и только после этого заливал воду. То, что вытекало из носика, было мало похоже на жидкость и скорее напоминало маслянистое вещество бронзового цвета, по густоте сравнимое с медом, сверху покрытое ореховой пеной и такое сладкое, что не требовало сахара. К нему полагалась acqua minerale и посыпанный сахарной пудрой cornetto, если их успевали доставить из булочной. Дженнаро любил свою кофеварку столь же нежно, как солдат любит свое ружье... Его целью было довести давление до ста фунтов и приготовить такой густой ristretto, чтобы его можно было намазывать на хлеб, как повидло. Томаззо был убежден в том, что при осуществлении этого плана "Гаджа" может взорваться и угробить их всех, но он уважительно относился к честолюбивым стремлениям своего друга, а потому молчал. В конце концов, нельзя быть великим barista, ничем при этом не рискуя".
foto

Александр Снегирев вышел в финал Нацбеста

Критики из поколения теперешних 50-летних еще живут представлениями времен Виссариона Белинского, который мог себе позволить сказать, что мол, Пушкин исписался. Они верят в то, что литературным процессом можно управлять, и что именно этим они занимаются, пиша очередную рецензию. Типа милуют и карают, творят начерно историю отечественной литературы и дают пропуск "в писатели". Может, оно и так. Может лет через 100 какой-нибудь филолог прочтет какой-нибудь толстый литературный журнал или газету, не самую популярную, но уважаемую, и составит со слов критиков свое представление о читательских вкусах эпохи. Только это представление окажется неверным, потому что, как известно, читатель живет своей отдельной от критика жизнью.
Я семь лет работаю журналистом, большую часть этого времени пишу про книги в одной из главных федеральных газет страны и предельно честно оцениваю свое влияние на простого потребителя книжной продукции – оно стремится к нулю. Не потому что я недобросовестный критик, или мои тексты плохи, а потому что я точно знаю, что читатель, в 90% случаев поверит чему и кому угодно: увиденным на улице или в метро рекламному щиту, зазывале в книжном магазине, табличке «лидер продаж», однокурснику, коллеге, приятелю, который эту книгу прочел (как вариант: фильм посмотрел), но не критику. Авторитетным для него признается мнение не эксперта, а такого же парня, как он сам.
Поэтому я просто честно делаю свою работу, получаю за нее зарплату и не очень верю в то, что и правда заставлю читателя вот эту книгу прочесть, а вот эту бяку не трогать. Иное дело премия, когда ты, например, посажен быть членом жюри и выбирать победителя. Или номинировать на эту самую премию. Я несколько раз оказывалась в жюри литературных наград, но почему-то особой разницы с работой в газете не почувствовала (там пишешь рецензии – и тут пишешь рецензии). Но в этом году я оказалась номинатором премии «Национальный бестселлер». Номинировала роман молодого писателя Александра Снегирева «Нефтяная Венера». И сегодня стало известно, что книга вышла в финал.
И кажется, я первый раз в жизни почувствовала, что могу чуть-чуть изменить ситуацию. Нет, не то чтобы благодаря мне читатель узнает об Александре Снегиреве – он и без меня, слава богу, о нем знает. Но теперь, может, узнает чуть больше. И мне стало от этого приятно. Лауреата назовут 7 июня – подождем.

Проникновенный монолог

Добрые и знающие люди, помогите!

Подскажите литературу, где можно найти очень хороший женский монолог. Пусть это будет классика или что-то современное. Тематика монолога не слишком важна, но шумного веселья не слишком хочется. Хотя, с радостью ознакомлюсь со всем, что посоветуйте.

Загодя говорю, спасибо!
Ф энд Б

Помогите вспомнить

Не дает покоя забытый фантастический рассказ, может, кто напомнит автора и название. Сюжет: мужчина и женщина ползут вверх по какой-то шаткой леснице или отвесной стене, цепляются, сбивают руки, очень высоко, вокруг какой-то дым, а вниз нельзя. После тяжелого восхождения они поднимаются на небольшую площадку, которая и для одного человека мала, садятся и свешивают ноги. Ледяной ветер, площадку качает, вокруг облака. Мужчина и женщина сидят, прижавшись спинами. Конец.
Понимаю, что не слишком информативно, но это точно все, других событий там не было. Герои безымянны. Автор не иностранный.
Заранее спасибо
все как всегда

Роджер Желязны. Этот Бессмертный

Роджер Желязны. Этот бессмертный

Как много неправды можно сказать в одной-единственной фразе? Судите сами. Вот слова, взятые с обложки книги: «Роман «Этот бессмертный», за который Роджер Желязны в 1966 году получил престижную премию «Хьюго», многие считают лучшим переосмыслением античной мифологии за всю историю фантастику».
Сначала, конечно, хотелось бы посмотреть на этих многих. Как-то странно, честное слово, соседство авторитетного "Хьюго" и абстрактно-загадочных «многих». Если многие – литературные критики или историки, то почему бы не назвать их имена и заодно – не привести несколько цитат? А если это мнение людей с улицы, то зачем о нем говорить на обложке, в предельно кратком описании произведения? Или «Хьюго» уже ничего не значит?
Еще недурно было бы узнать, в каком месте романа происходит переосмысление античной мифологии. Переосмысление, насколько я понимаю, – это когда какое-нибудь, всем известное (в смысле – всеми осмысленное) событие рассматривается с новой точки зрения. Вот, скажем, когда Олди говорят: «А Геракла-то было два!» – это переосмысление, потому что и действие происходит в Древней Греции, и действующие лица все те же, да и сюжет известных мифов не меняется.
А если события развиваются в далеком будущем? В таком далеком, когда человечество не только ответило на основной вопрос философии «Есть ли жизнь на Марсе?», но заодно и свалило в своем большинстве туда, где есть эта самая жизнь, оставив Землю исполнять почетную роль угасающего курорта-заповедника. Что-то я не уверена, что в античности имело место столь глобальное переселение народов. Да и вообще, если мне не изменяет память, Элладе не угрожало вымирание. И глобальные катастрофы, после которой большая часть ее территории стала бы непригодной для жизни, тоже не происходили. Даже когда Зевс гневался, а Афина с Аресом выясняли, у кого копье длиннее, эллины не опасались за судьбу нации. Так что геополитическая обстановка Древней Эллады никак не накладывается на ситуацию в романе. Все там другое. Ну разве что планета одна и та же.
Опять же, о каком именно мифе может идти речь, догадаться не получается. В романе нет ни одного персонифицированного героя из античности. Безымянные сатиры не в счет. Да, есть имя Язон, так зовут сына главного героя. И что? В армянских деревнях девочек до сих пор называют Медеями – это тоже переосмысление мифологии? Да, главный герой бессмертен. Имен у него, правда, как и у богов, тоже много. Но если он и бог – то не из античности, а из грядущего, и античных мифов про него нет. Что переосмысливаем?
И, наконец, лично мне не удалось найти в романе ни одного мифологического сюжета. Хотя… может, я чего-то не знаю? Может, есть античный миф про разрушение пирамиды Хеопса? Или про продажу Земли инопланетянам (ну, ладно, другим богам)? Или, может, Геракл работал у кого-то бодигардом?
Нет, определенно жаль, что люди, пишущие аннотации не утруждают себя прочтением книги. Ведь роман настолько хорош, что уже не о герое, а о нем хочется сказать – этот бессмертный. По многим причинам. Вот одна из них: прочитав его, начинаешь гордиться, что живешь на Земле. Глупо, конечно, выбора-то особого нет. Но так уж написана эта книга.
А еще, читая «Этот бессмертный», я все время ловила себя на мысли, что надо бы найти греческий оригинал. Потом сомневалась, хватит ли моего греческого – очень уж много образов, очень уж они яркие. И только потом вспоминала, что роман написан американцем. И на английском. Но я не сомневаюсь, что, к примеру, эти слова прозвучат хорошо на любом языке: «Вы уйдете, а холмы Греции останутся, ничуть не изменившись, с их запахом паленой кости, когда пекут на огне козью ляжку, с примесью крови и вина, со вкусом очищенного миндаля и холодного вина по вечерам и с дневными небесами – такими же яркими, как глаза какого-нибудь божества».